Разными мы туристическими тропинками гуляли


Разными мы туристическими тропинками гуляли
Светлой памяти моей мамы посвящается.

Разными мы туристическими тропинками гуляли…. Они нас вывести могли куда угодно – такова жизнь. Всегда есть возможность и соблазн сбиться с правильного пути. Порой трудно отыскать верную и интересную – именно СВОЮ тропинку. Ещё труднее на ней удерживаться, достойно пройдя путь до конца. Люди чаще всего сами выбирают приоритетные направления пути. И рука об руку с судьбой формируют главный маршрут своей жизни – дорогу, которую мы выбираем.

Всю жизнь приходится учиться. Нас учат родители, учителя, друзья, враги, посторонние попутчики, наши или чужие удачи и поражения.
Каждый должен только сам пройти свой путь – даже при мощном блате за тебя это никто не сделает …… Есть такое выражение древних мыслителей (немного перефразирую Эвклида): «Царских путей в науке не бывает». Мы сегодняшние – это итог нашего пути пройденного вчера.

Мои первые туристические тропинки.

На свою первую тропинку я ступил достаточно рано. Это конечно не рекорд, но можно сказать, что я в туризме живу уже сорок восемь лет. С двух лет я с отцом и мамой летал на его вертолёте, на загородные «пляжи» Тюменской области – это живописные таёжные лесные озёра и реки. Ничего в этом нет сверхъестественного – я родился в Тюмени. А отец мой - вертолётчик северной авиации. Если бы он был северным бульдозеристом – мы бы ездили на пляж его бульдозером. При малейшей возможности, он брал нас с собой в командировки, что бы поделиться с нами яркими впечатлениями от таёжного края. Или на выходные дни его друзья-лётчики забрасывали нас как десант на живописный участок берега, где-нибудь выше по течению реки Туры. А потом в конце дня забирали нас.

Наверное, от него я невольно перенял эту манеру таскать свою семью смотреть понравившиеся мне места.

Например, в ночь еду на своей «Аудюхе» в командировку в Феодосию. Комадировка опасная – забираю денежные средства за поставку нашего товара, поэтому еду один без семьи. Ночная поездка – это особый кайф. Есть правда негативные стороны: ограниченная видимость, повышенная утомляемость, слепящие фары встречных машин…… Но это всё преодолимые мелочи. Главное – это скоростной ночной «полёт» по пустынной дороге. Выезжаешь на трассу и, кажется, что все проблемы остались позади в пыльном загазованном городе. Впереди могут ждать другие проблемы, но это будет потом. Будешь решать их по мере поступления, а сейчас только ночное движение и звёздное небо над головой. Салон автомобиля освещён коктейлем из голубого лунного света и сияния приборной панели. Равномерно, без надрыва урчит мотор, отлично охлаждаемый прохладным ночным потоком воздуха. Ритмично звучит любимая мелодия «Nazareth» или «AC/ DC». Чувствуешь себя одним целым с автомобилем. Его стальные мускулы – стали продолжением твоих мускулов. Твой мозг неразрывно слился с «мозгом» автомобильной электроники. В таком состоянии езда на автомобиле наиболее эффективна и гармонична. Поездка действительно становится похожей на полёт. Неслучайно, водителей авторалли называют пилотами. Всё время ночной поездки кажется, что луна бежит с тобой рядом, расположившись над головой. Дальше серебро рассвета. И вместе с просыпающимся солнцем ты въезжаешь в новый день своей жизни. Какой он будет? Посмотрим, потрудимся, если надо будет, поборемся за него и следующие дни и ночи.

Утром по дороге вижу на золотом полотне пшеничного поля васильковые поляны, залитые алыми кровавыми пятнами дикого мака. Фотоаппарата нет с собой, да и какой тут к лешему фотик! Дневное время посвящено командировочным заботам. В ночь еду обратно. Приезжаю домой, отрабатываю рабочий день, вечером час на сборы, жена и малая в машине, заправляю бензином полный бак и мы мчимся в Феодосию смотреть васильково-маковые художества – полевые ковры, сотканные природой. Благо, это ночь пятницы – впереди выходные на море, впереди есть ещё жизнь и силы три ночи подряд держать руль. В тридцать четыре года, после киокушиновской подготовки, практически нет физических проблем – тебе всё «по плечу». Да и класс немецких машин высокий. В своей «Ауди» я двадцать четыре часа подряд мог нестись по трассе, всего несколько раз остановившись на пятиминутный отдых - кофеёк из термоса и прочее… После такого марафона - только ощущение лёгкого покачивания, как у моряка, сошедшего на берег. И всё! Практически, никакой усталости, ломоты спины, тяжести рук! Хотя вынужден оговориться, что три ночи подряд за рулём – это неоправданный риск потому, что дорога не прощает ошибок. Водителю нужен полноценный отдых.

На самом деле автотуризм для меня не цель, а средство охватить большие горизонты – это фрагмент нынешнего способа путешествовать. А сам стиль бродяжьей туристической жизни был заложен в далёкой Тюмени обоюдным желанием моих родителей стремиться заглянуть за горизонт, испытывать радость от общения с природой, уметь замечать и ценить всё её многообразие. Конечно же, больший стаж лесной жизни был у моего отца. Он родился и вырос в лесном белорусском крае. Практически, лес это его дом и естественная среда обитания. Первой «палаткой» моего отца была землянка, вырытая в лесу его мамой, когда они спасались от немецких карателей.

Можно сказать, что отец начал, а мама продолжила моё формирование туристического мировоззрения. Свою первую палатку в лесу я разбил именно под её руководством. И много лет подряд она была полноправным участником наших мальчишеских вылазок в лес. Практически каждые летние выходные дни она ночевала вместе с нами в палатках. До тех пор пока мы не выросли и загорелись непреодолимым желанием радоваться ещё и обществом девочек возле ночного костра. В настоящее время (23.07.12г.) лес ей заменила дача, честно говоря, больше похожая по своей структуре на сад-лес. Рядом есть река, есть красивые заповедные луга, ну и лес недалеко, а как же без него. А недавно (2008-2009гг.), два года подряд, в свои 75 и 76 лет мама совершила со мной на машине два марш-броска на дикий берег Чёрного моря, что бы поспать возле машины в спальном мешке на берегу моря прямо под открытым небом на камнях. Палатки - это домики для пацанов. Настоящие туристические «волки» спят под ёлкой, да на свежем воздухе.


Я не стал великим путешественником, но способ жизни пронесу до конца. Будет несправедливо, если тут я забуду упомянуть о наших истоках. Мамин стиль жизни и любовь к природе сформировали её родители. Особенно большое влияние оказал её отец – Леонид Иванович (мой дедушка). Страстный поклонник природы и животного мира. Заядлый рыбак-лодочник. Он организовал моё первое речное путешествие.

Первые шесть лет своей жизни я виделся со своим дедушкой (Леонидом Ивановичем) только раз в год, когда мои родители приезжали в отпуск. А уже осознанно, я с ним стал общаться с шести лет, после нашего приезда в N-ск на постоянное место жительства. Ему тогда было уже за шестьдесят лет. Но этот возраст совершенно не мешал ему выпрыгивать в воду из мчащегося катера и вплавь добираться до берега. Лодочная станция его завода была расположена напротив комсомольского острова. И для него не было проблемой отвезти нас на вёсельной лодке на пляж этого острова. Оставить нас там с лодкой и вернуться вплавь назад, а потом в назначенное время вернуться тем же способом и забрать вместе с лодкой. Он был неутомимым пловцом, и этот вояж для него был лёгкой водной прогулкой. По сравнению с тем, что он неоднократно устраивал заплывы через Днепр, правда, в сопровождении лодки. Вода для него была родной стихией. Он мог проводить целый день в реке. И никакие сильные течения, простуды, судороги с водоворотами ему не были страшны. Говорил, что лёжа на спине, может спать, но это, скорее всего, была шутка, правда, достаточно близкая к истине.

Мою маму в Тюменский край привела романтика. По окончании Одесского строительного института, как отличница она имела право при распределении выбрать любой город Союза: Одесса, Москва, Ленинград, N-ск,….. А выбрала Тюмень, рассчитывая на таёжную романтику. Оказалось, что Тюмень город своеобразный. До ближайшего леса нужно добираться автобусом или поездом. Вся городская окраина застроена деревянными домами, мало того, что дровишками из леса отапливается, да ещё и тротуары вымостили деревянные. Достаточно немного свернуть с центральных городских асфальтированных улиц, что бы окунуться в деревянное царство: огромные сибирские коты на завалинке возле каждого дома, деревянные хоромы-крепости с высокими деревянными заборами, ну и деревянный «асфальт» под ногами. Думаю, он и посей день там. В конце восьмидесятых был в Тюмени в командировке и гулял по таким тротуарам на окраине. В общем, людишки вырубили таёжный лес во всей округе, отплатили за гостеприимство лесного края.

В Тюмени мы жили с начала в двухэтажном деревянном доме барачного типа, расположенном недалеко от речного ремонтного дока, потом получили квартиру в лётном городке, недалеко от аэродрома. Рядом с нашим домом была проложена железнодорожная ветка. Поэтому шум авиационных моторов и стук железнодорожных колёс для меня – это звуки моего детства. Спустя много лет, находясь в командировке, долго не мог отыскать второй дом своего детства возле, теперь уже вспомогательного местного аэродрома. Уже отчаялся найти – так изменилось всё вокруг за эти двадцать восемь лет. И вдруг, слышу стук железнодорожных колёс на фоне рокота авиационного двигателя. Взял пеленг и точно вышел к своему дому. Там всё заросло и изменилось по принципу «деревья стали большими». Потом часто в походах использовал этот навык – ориентирование по звуку.

Походное ориентирование по звуку.

Например, был такой случай. Оставили свою «Ауди» возле дома лесника, а сами решили пробежаться вдоль горной речушки, глянуть, что там за поворотом делается в горном ущелье. Залюбовались прогулкой, неправильно рассчитали время возврата назад. Обычно при таких прогулках с возвратом назад необходимо зафиксировать время начала движения (tн). Вычесть величину tн из величины времени наступления темноты (tт), получим общее время, которое можно затратить на эту прогулку (t;). Затем полученное значение (t;) нужно разделить пополам. Из каждой половины отнять столько времени, что бы его в сумме хватило в конечной точке маршрута для: приёма пищи, купания,… и.т.д. Но пошёл мелкий дождик. Тропинка сделалась предательски скользкой. Где-то на полпути назад «выключили свет» - в горах темнеет резко, особенно в ущельях, которые заливает дождь. Всё это снизило скорость возвращения в начальную точку маршрута. А, если точнее, то в таких условиях возвращаться к машине просто опасно! Слишком большая вероятность травматизма (и это в лучшем случае – горы не шутят, а особенно с беспечными). В такой ситуации нужно прекратить движение, отыскать полянку, разбить палатку и переждать тёмное время суток. Но ни палатки, ни фонариков у нас не было. Прогуливались налегке без снаряжения. В неподходящей для экстремального горного похода обуви. Прогноз погоды был положительный, дождевики, тёплую одежду и спички взяли с собой по привычке. Команда «солидная» - я, моя жена (Ольга) и дочь (Янка лет двенадцати, в тот момент). Тогда раз и навсегда сделали вывод – даже просто прогуливаясь в горах обязательно бери с собой: фонарик, тёплую одежду, дождевик, спички, а то и палатку (она весит 4 кг и места почти не занимает), в зависимости от дальности похода, сложности рельефа местности и сомнительного прогноза погоды. Ночи в горах холодные, нам в таком виде оставаться тоже нельзя. Пришлось продолжить движение назад к машине. Ночью по тропинке сухого хвойного или лиственного леса хожу легко (даже в кромешной тьме). Не раз, без проблем, выводил своих загулявших товарищей. Прощупываешь подошвой тропинку. Зашуршала листва или заскрипела хвоя – значит, сбился с тропинки, ищи плотное стоптанное покрытие тропы. Хуже идти на ощупь по горной тропе, да ещё и в дождь, огибая на пути кустарники и большие валуны. Мне пришлось прокладывать путь в полусогнутом положении. Ногами прощупывал тропу, а руками предметы, за которые можно держаться, страхуя себя на скользкой тропе. По цепочке назад передавал информацию о их месте нахождения. Больше всего опасался паники, в таком состоянии хорошего не жди от человека – себе навредит и других за собой потянет. Но мои девчонки выдержали это испытание с честью. Особенно Янка меня удивила, в такой экстремальной ситуации не испугалась и даже пыталась подбадривать свою маму в пути. Не ожидал, что она такой бедовый молодец. Тропа петляла, часто удаляясь от реки, я её терял, потом находил, опять терял. Ориентиром мне был шум воды, он должен быть слева и одинаковой громкости. Усложняло мою задачу то, что всё время идти вдоль русла нельзя – нужно не прозевать мостик на левый берег. Поэтому сквозь шум воды пытался услышать лай собак лесничего. И как только его услышал, стал ходить зигзагами, оставляя свою команду на месте. После такого развлечения будешь ходить с фонариком даже на пляж загорать. Вот, что такое фонарик, на ряду, со спичками и ножом – это предмет первой необходимости в походе. К машине мы вышли благополучно. И так же благополучно я получил «ремня» от жены лесника, за беспечность. А лесник своё от неё получил за пьянку и неверный прогноз о том, что дождя не будет.

Но это я заболтался и здорово сбился с курса, пора искать, где север и юг, что бы вернуться к теме эпистолярного разговора. Где север – там Тюмень.

Итак, вернёмся в Тюмень. Сама река Тура не очень живописная возле города, а вот край таёжный да озёрный (их тут больше 70 000). До сих пор помню два неба сразу. Одно на привычном месте, а другое проносится внизу под шасси вертолёта, отражаясь в сверкающих озёрных «дырах».

И не просто озёрный, а ещё и ягодный. Зрелище захватывающее. На сочном зелёном травяном ковре огромными пятнами разбросаны сверкающие красные капельки «крови» смешанные с росой – так выглядят красные ягоды на траве (клюква, брусника, толокнянка, морошка, костяника,…). В конце лета тундра преображается - местами просто синеет от ягод голубики, их здесь огромное множество.

И все эти цвета ягод сияют, искрятся на солнце. Каждое утро их моет роса и это при том, что край этот беспыльный. Любуйся себе ягодными россыпями, но помни - не все из них съедобны, например: толокнянка, волчье лыко….

Лично для меня Тюмень – это, прежде всего, город, в котором я родился. Это место, где я сделал свой первый глоток воздуха. Это отправная точка на карте, где сделан первый мой шаг в робкой, не осознанной попытке измерить размеры планеты. Это место, где берёт начало тропинка моей жизни.

PS: Читательница Милка Ньюман пишет: "Спасибо за чудесное путешествие... Люблю леса и горы, но однажды заблудились и теперь страшновато уходить далеко... А ещё, больше люблю ходить по берегу моря... А сейчас хоть виртуально прогулялась."

Это хорошо, значит литературный путеводитель получился. В моих рассказах ещё ни один читатель не терялся - тексты точно по личному компасу стараюсь сверять:)) (смеюсь) Сам, иногда, люблю побродить этими литературными тропинками. Они всегда легко выводят на просторы памяти житейских впечатлений. Вот и вы мне составили компанию в этом виртуальном походе. Спасибо.

© Copyright: Виктор Комосов, 2017
Свидетельство о публикации №217041701829   (первая публикация на сайте "проза.ру")





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 04.01.2019 Виктор Комосов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457740

Метки: похода, тропинку, рука, мама, отца, разными, мы, туристическими, тропинками, гуляли,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары











1