Прописанный в УССР гл.8


Прописанный в УССР гл.8
8
Crime Of The Century
ПреступлениеВека
inform you that you have found ineligible for a nonimmigrant visa…

Украина, 2015 год. США и Украина - очень стратегические партнёры (США – активный, а Украина – пассивная). У стран-партнёров теперь общий враг – Россия. США готовы всячески помогать Украине и воевать против России, на территории Украины до последнего живого украинца. Этому им содействует жидо-олигархическая, «патрыотычно-дэмократычна» украинская власть. А за это, США предоставляют им кредиты и терпеливо-брезгливо позволяют им разворовывать полученное.
Консульство США стало лояльней относиться к гражданам Украины, обращающимся за неимиграционными визами. И визы стали выдавать сроком действия на 10 лет, и вообще, - дружба на веки!
Заглянув на официальный сайт консульства США, Дмитрий бегло ознакомился с условиями обращения и решил попробовать.
Заполняя анкету, он не совсем честно ответил, что бывал США в 1993 году, в течение 3-4 месяцев. Законов США, во время пребывания, не нарушал, не работал…
Выполнив все бюрократические заморочки и оплатив кровные 160 долларов за услуги консульства братской страны, Дмитрий назначил дату собеседования на 21 сентября 2015 года.
Следует заметить, что к этому времени граждане США, Канады и граждане всех стран Европейского Союза уже 10 лет, как могли совершенно свободно посещать Украину и пребывать там до 90 дней. Достаточно при въезде предъявить паспорт. Никаких виз, денежных сборов, отпечатков пальцев… Вполне гостеприимно и по-добрососедски.
Предполагалось, что к назначенному дню посещения консульства, анкету изучат и предварительно приготовят решение о предоставлении или отказе в визе.
В назначенный день и время, Дмитрий прибыл в Киев к посольству США. Теперь это на улице Игоря Сикорского, ближайшая станция метро Берестейская. Огромное новое здание на просторной территории было огорожено высоким заграждением, дистанцирующим само здание от улиц.
Пройдя все фильтры безопасности, Дмитрий Тимофеевич вошел в помещение консульского отдела лишь с паспортом и папкой, в которой держал несколько справок и копий документов.
В порядке очереди, люди подходили к окошкам, где с применением сканера оставляли отпечатки своих пальцев. По окончанию технических процедур, переходили в другую очередь, где приглашали к определённому окошку на собеседование.
Дмитрий подумал, что государственный департамент США уже имеет подробные досье, с отпечатками пальцев, фото и биографиями, на огромное количество граждан Украины активного возраста. И украинцы покорно платят по 160 долларов за обработку и хранение своих личных данных. Украина под колпаком. Вернее, плотно накрыта чёрной, фетровой, хасидской шляпой.
Ожидая, когда вызовут его, Дмитрий наблюдал, как просители виз подходили к окошкам, непродолжительно отвечали на вопросы и уходили. Нетрудно было определить, какое решение принято в отношение просителя. Отказники отходили с паспортом в руках и заметно омрачёны. Получившие положительные ответы, оставляли паспорт у чиновника для дальнейшего оформления визы, и вид у них был довольный.
Дмитрия принимал парень среднего возраста, в очках, лысый. Он бегло взглянул на просителя, поприветствовал и уткнулся в компьютер.
- Цель вашей поездки в США? – спросил он, едва взглянув на Дмитрия.
По-русски он говорил с увесистым акцентом.
- Надо побывать в штате Флорида с целью осмотра некоторых недорогих объектов недвижимости и принять решение о покупке. Это поручение моих партнёров по …
- Где именно во Флориде вы планируете быть? – прервал он объяснение.
- Городок ClearwaterandSt.Petersburg, - ответил Дмитрий, как указывал в анкете.
- Вы раньше уже ездили куда-нибудь самолётом? – спросил он.
- Да, я летал самолётом, - удивился вопросу Дмитрий
- Куда?
- В США, - он хотел назвать и другие страны, но его ответ снова прервали.
- Вам предоставляется виза. Всего доброго, - пробурчал лысый парень в очках и вместо паспорта выдал Дмитрию через проём в окне листик бумаги, на котором на двух языках сообщалось об одобрении заявления о визе и о порядке и сроках доставки паспорта с визой по указанному просителем адресу.
С этим Дмитрий и покинул здание консульства, получив при выходе свой мобильный телефон.
Обдумывая всё увиденное, он осторожно удивился столь беглому и поверхностному рассмотрению его заявления. Но всё же начал строить планы на ближайшее будущее.
На обратном пути из Киева, ночью ему не спалось. До утра Дмитрий отправил сообщения-известия о предоставленной визе, всем, кого это интересовало. Делая это, где-то в глубине души, Дмитрия беспокоил факт того, что он пока ещё не имел на руках паспорта с визой. И когда он прилетит в США, миграционная служба в аэропорту снова будет проверять его паспорт и визу, и задавать вопросы о целях моего визита… По прибытию, они решают, как долго гость может пребывать в стране, а также они вправе и вовсе отменить визу и принудительно вернуть визитёра туда, откуда тот прибыл…
Вернувшись, наконец, домой, Дмитрий принял душ, покушал, разобрал рюкзак с вещами и собирался побриться… Но снова зазвенел мобильный. Он уже утомился отвечать на вопросы приятелей, все хотели услышать от него подробный отчёт о прохождении консульских процедур и о его планах. Номер звонящего был неизвестен, и Дмитрий не обратил внимания на то, что высветился номер стационарного телефона с кодом Киева.
- Это Дмитрий Дуст? – спросил женский голос.
- Да, это я.
- Вас беспокоит консульство США в Киеве. Вам назначено повторное интервью, и в этой связи, вы должны назначить дату и время. Вы знаете, как это делается через сайт консульства или позвонив в кол-центр консульства, - говорила девушка, а Дмитрий лихорадочно соображал, что могло быть причиной?
- Вы можете сказать, в связи с чем понадобилось повторно беседовать со мной? – спросил Дмитрий, зная, что ей всего лишь поручено известить его.
- Вы все узнаете при встрече со служащим консульского отдела. Всего доброго.
«Это возникло то, что беспокоило в глубине моего подозрительного, неспокойного сознания…» - подумал Дмитрий, продолжая гадать, что же они хотят уточнить?
В анкете был вопрос с которым у него возникло затруднение; AddresswhereyouwillstayintheU.S (Адрес где вы остановитесь в США),
Когда-то у Дмитрия была договорённость с Крэйгом, который жил во Флориде. Тот дал все свои телефоны и домашний адрес, и уверил Дмитрия в том, что готов подтвердить консульству, в случае обращения за визой, и миграционной службе в аэропорту, о готовности предоставить Дмитрию Дусту место временного проживания и необходимое материальное обеспечение.
Но к этому времени Крэйга уже не стало. 25 июля 2015 года он ушёл в мир иной, и связи с ним у Дмитрия теперь не было. Погасший значок его контакта в Скайпе и оставшаяся страница на Facebook уже не срабатывали, как средства связи с ним.
Дмитрий не охотно верил в случившееся. Он отправлял сообщения некоторым людям, указанным, как друзья Крэйга, чтобы убедиться окончательно. Какая-то женщина ответила, что Крэйг действительно умер от рака 25 июля, и дала ссылку на сайт местной газеты, где можно найти некролог. Затем, ответила и сестра Крэйга, которая так же коротко сообщила, что не была близка с братом, и узнала о его смерти от друзей Крэйга.
Когда Дмитрий заполнял анкету, ему пришлось задуматься над вопросом о месте пребывания в США. Он обратился к своим землякам, проживающим там. Но те советовали посмотреть, что люди пишут об этом на форумах, или вовсе отмолчались. Дмитрий понял, что нет желающих, быть упомянутыми в анкете.
Остановился он на реальном человеке, проживавшем во Флориде, практикующим адвокате и соучаствующим в фирме по продаже недвижимости. Его координаты и упоминания о всех видах деловой активности несложно было отыскать в сети. Дмитрий указал его полное имя, адрес конторы с телефоном и его электронным адресом. Байрон был подходящей персоной, как принимающая сторона и партнёр по бизнесу, но за последние двадцать лет они не обменялись с ним ни единым словом.
Закончив с анкетой, он отправил это в консульство и получил подтверждение.
Байрону послал сообщение на е-адрес, в котором известил его о факте и просил ответить. Но ответа не последовало. Дмитрий предположил, что тот не желает связываться с ним. И очень сомневался в том, что в случае если консульский чиновник удосужится связаться с Байроном и спросит, ожидает ли он визитера из Украины, то получит положительный ответ. Скорее всего, старый знакомый ответит, что впервые слышит о мистере Дусте. Отреагирует как на собачье дерьмо, прилипшее к подошве его начищенного туфля.
Дмитрий хорошо знал, как осторожны граждане той цивилизации со всем, что может хоть как-то подпортить их репутацию или доставить неудобства. А тем более – адвокаты со своей частной практикой. Всё что может повлечь хоть какую-то угрозу их драгоценной лицензии, они обойдёт десятой дорогой.
Снова, собрав в рюкзак необходимые вещи и документы, Дмитрий отправился на вокзал. Ещё одна ночь в поезде. Мысли-предположения и непрестанные звонки приятелей, досаждающих своими праздными расспросами о планах на будущее, не давали уснуть.
В Киев он прибыл к шести утра. Купил обратный билет на вечер и нырнул в метро. На место прибыл задолго до начала работы консульства, но люди на улице уже стояли в ожидании. Такие же просители, приехавшие из других городов.
Погуляв вокруг, Дмитрий в который раз приготовил объяснение, почему указанный им в анкете человек не подтверждает готовность принять его в США.
Позвонил товарищ, проживающий в Киеве, и предложил свою поддержку. Договорились встретиться у консульства. Его присутствие действительно не было лишним, так как ему можно отдать на хранение рюкзак, с которым Дмитрия не впустят в консульство.
Как только товарищ прибыл, Дмитрий зарегистрировался в очереди и прошёл в помещение консульского отдела. Заграничного паспорта у него не было, лишь внутренний паспорт и консульский листок, подтверждающий одобрение выдачи ему визы. На всех пропускных пунктах пришлось пояснить о повторном интервью.
Когда Дмитрия пригласили к окошку сдачи отпечатков пальцев, там он вместо паспорта показал этот листок. Всё та же молодая, улыбчивая женщина, говорящая по-русски с тяжёлым акцентом, выразила удивление.
- Позавчера я уже был здесь и получил положительный ответ. Поэтому, мой паспорт где-то здесь. Но мне назначили повторное интервью, - пояснил Дмитрий.
- ОК. Скажите ваше имя и фамилию. Я сейчас узнаю. Ожидайте. Вас пригласят.
Вскоре его пригласили к окну № 17, где проводили собеседование.
К окошку с другой стороны подошла женщина лет 50, в очках. Одним словом – чиновник. Приветствовала она Дмитрия подчёркнуто сухо. В руках у неё был его паспорт. Дмитрию стало ясно, что здесь ничего хорошего ему не светит.
- Русский или английский? - корявенько спросила она по-русски, вместо приветствия, и уселась лицом к монитору.
- Русский, - ответил Дмитрий.
- Какая цель вашей поездки?
- Мои партнёры поручают мне оценить некоторые объекты недвижимости во Флориде и принять решение… - отвечал Дмитрий, наблюдая за ней.
Женщина едва ли слушала. Она часто и раздражённо щёлкала мышкой, в поисках чего-то на мониторе. Затем обернулась в противоположную сторону и позвала кого-то из просторного офиса, где суетилось немало клерков. К ней подошёл молодой парень и стал что-то подсказывать ей. Наконец, они отыскали то, что им надо.
- В каком году вы бывали в США? – снова обратилась она к Дмитрию.
- В 1993 году, - ответил он, поняв, что те что-то нарыли о его пребывании в США 22 года назад.
- Как долго вы были в США? – продолжала она, не отрываясь от монитора, выдающего ей нужную для допроса информацию.
- Три-четыре месяца, - неуверенно ответил Дмитрий. «Неужто они вычислили сверх сроки моего пребывания там 22 года назад?» - лихорадочно думал Дмитрий.
- Вы совершали какие-то преступления в США? – наступала недружелюбная мадам в очках.
- Нет, не совершал, - этот нетактичный вопрос и вовсе озадачил Дмитрия.
- Но ваши отпечатки совпадают с записями о вас в 1993 году.
- И что говорят записи 1993 года?
- Что вас задерживала полиция Нью-Йорка за какое-то правонарушение. Вспомните, что вы совершили в Нью-Йорке летом 1993 года.
- Не припоминаю такого.
«Вот уроды, хранить запись о задержании за мелкое административное нарушение! В Европейской стране в подобных случаях у нарушителя отпечатки пальцев не берут, так как это не уголовное преступление» - подумал про себя Дмитрий.
- Вы работали в США? – продолжала она вытаскивать из архивов факты из прошлой жизни Дмитрия.
- Возможно, иногда подрабатывал, - отвечал Дмитрий и видел, что она уже едва слушает его ответы. Лишь ставит в известность, что они накопали о нём.
- «Это всплыл факт моей непродолжительной работы в 1994 году с применением их социального номера. Всего-то месяца четыре легальной работы с уплатой подоходных налогов. Дурак! Работал, платил им налоги и считал себя неким Героем Рабочего Класса. А теперь они тебя, придурка, в этом обвиняют!», - соображал Дмитрий.
“They hate you if you′re clever and they despise a fool
Til you′re so fucking crazy you can′t follow their rules
A working class hero is something to be…”
(John Lennon)
Они ненавидят тебя если ты смышлёный и они презирают тебя если ты дурак. До тех пор, пока ты – ёбнутый безумец не подчиняешься их правилам.
Быть героем рабочего класса это нечто…

- Когда вы покинули США? – продолжала консульская сторожевая.
- Прилетел в мае, а в конце сентября отбыл, - ответил Дмитрий, не уточняя годы.
Но её не интересовало, что он ей отвечал.
- По нашим данным, во время пребывания в США в 93-94 годах, вы нарушали закон и были задержаны полицией Нью-Йорка, работали и пробыли в стране почти два года! – добавила она, добавив интонацию упрёка.
Дмитрий лишь пожал плечами. Давая понять, что не отрицает, но едва ли помнит. Это же было более двадцати двух лет назад. Преступление Века! 20-го века. А сейчас – пятнадцатый год 21-го.
- И вы обманывать консульство США, сообщать в анкета неверный данный, - подвела она итог.
Дмитрий ничего не ответил. Ему хотелось поскорей закончить беседу и уйти оттуда. Об их решении уже всё было ясно.
- Мы не можем предоставить вам виза, - поставила дату на листке, вложила в паспорт и выдала это Дмитрию.
Он принял паспорт с листом-ответом и направился к выходу. Проходя вдоль рядов ожидающих приглашения на беседу, Дмитрий уткнулся в листок бумаги с печатным текстом.
“Dear Applicant. This is inform you that you have found ineligible for a nonimmigrant visa…“
Короче говоря, этим извещаем вас о том, что вы потенциальный преступник, т.е. не достаточно хороши для получения неиммиграционной визы…
Criminal record says I broke in twice
I must have done it half a dozen times…
(Nickelback)
Криминальный список говорит, что я нарушал закон дважды,
Я, должно быть, делал это полдюжины раз…

- «Придётся задержаться в великой Украине и продолжать возить ребёнка в школу, ходить за молоком, подкармливать бездомных собак, поливать цветы в подъезде и одеваться в одёжку от известной фирмы «Second Hand»… Неужели это предел моей социальной, деловой и творческой активности до конца моих дней?!» - подумал Дмитрий, закусив губу и мысленно скрутив фигу...
Из случайно услышанного разговора людей только что вышедших из консульства, Дмитрий узнал, что некоторые обращаются сюда уже по несколько раз, получают отказы и не особо возмущены, принимают это как должное.
- «Отсутствие денег, украинское гражданство и чрезмерный гонор – неудобное сочетание. Пора заказать себе футболку с такой надписью, чтобы не забываться. Или срочно менять сочетание. Кастрировать свой гонор Дмитрий не собирался. Слишком поздно и больно!» - мрачно подумал он и отвалил в направлении к станции метро.
Бегло осмотрел свой заграничный паспорт. Никаких новых отметок в паспорте не обнаружил. И на том спасибо!
Да и зачем им делать какие-то отметки в паспортах просителей, если они теперь идентифицируют всех по отпечаткам пальцев. Можете менять паспорт, имя, фамилию, дату рождения… Твои отпечатки пальцев и фото надёжно хранится у них. Тебя опознают даже спустя 22 с половиной года!
Полагаю, что вскоре одним из условий въезда в США для граждан Украины будет имплантация электронного чипа под кожу. Чтобы можно было отслеживать место нахождения пришельцев, а возможно, и воздействовать на их психическое и физическое состояние. Полностью контролировать и управлять ими, как домашними животными. В некоторой степени это возможно уже сейчас, с помощью мобильного телефона и банковских карточек пользователей.

Отвечать на звонки и давать всем, праздно интересующимся, объяснение-отчёт, стало просто пыткой для Дмитрия Тимофеевича. На обратном пути домой поездом, он просто отключил телефон. Но и уснуть, ночью в поезде, как того хотелось бы, ему не удавалось. Вместо сна, ему вспомнилась история Ли Харви Освальда.
Когда-то, с октября 1959 года по июнь 1962, в разгар холодной войны, гражданин США, бывший морской пехотинец Ли Харви Освальд легально проживал и работал в Советском Союзе. Ему предоставили вид на жительство, однокомнатную, меблированную квартиру в элитном доме в центре Минска и работу на радиозаводе, где платили вдвое больше, чем своим более опытным работникам того же цеха… Этот говяный турист успел жениться в Минске, завести дочь, а затем, недовольно съехать со своей семьёй обратно в США.(Ли Ха́рви О́свальд (англ. LeeHarveyOswald; 18 октября 1939, Новый Орлеан, Луизиана, США24 ноября 1963, Даллас, Техас, США) единственный официальный подозреваемый в убийстве американского президента Джона Кеннеди. По закону США умерший не может быть судим, но по выводам Комиссии Уоррена он назван убийцей.)
Освальд поступил на службу в Корпус морской пехоты Соединенных Штатов Америки 24 октября 1956 года, в день своего семьнадцатилетия. Один из очевидцев свидетельствует комиссии Уоррена, что Освальд поступил на службу, возможно, для того, чтобы оторваться от влияния своей властной матери.
Как и все морские пехотинцы, Освальд проходил обучение и сдавал экзамен по стрельбе, выбив 212 очков в декабре 1956 года, чуть выше необходимого минимума для квалификации в качестве снайпера. Но в мае 1959 набрал лишь 191 очко, что было на одно очко меньше норматива для «меткого стрелка» («marksman») по шкале «marksman--sharpshooter--expert».
За время службы Освальд трижды попадал под трибунал. Первый раз за то, что прострелил себе локоть из пистолета. А затем за драку с сержантом он был понижен в звании из рядового первого класса до рядового и заключён в тюрьму. В третий раз был наказан за то, что во время ночного караула на Филиппинах он, по непонятным причинам, выстрелил из винтовки в джунгли.
Сослуживцы называли Освальда «Кролик Оззи» по аналогии с мультипликационным персонажем, а иногда «Освальдскович» (англ. «Oswaldskovich») из-за его просоветских взглядов. В декабре 1958 года он был переведён обратно в Эль-Торо, где в задачи его подразделения входило управление полётами для подготовки солдат и офицеров для службы за рубежом. Служившие там офицеры утверждали, что Освальд был компетентным руководителем группы.
Во время службы в морской пехоте Освальд изучал русский язык. В феврале 1959 года он сдал экзамен на знание письменного и разговорного русского языка. Его знания были оценены как слабые. 11 сентября 1959 года он уволился в запас, ссылаясь на то, что его мать нуждается в помощи.
В октябре 1959 года, незадолго до своего двадцатилетия, Освальд приезжает в Советский Союз. Эта поездка планируется заранее. Он представил несколько фиктивных заявлений в зарубежные университеты с целью получения студенческой визы.
20 сентября Освальд отправился на корабле из Нового Орлеана в Гавр (Франция), откуда сразу же переправился в Англию. Приехав в Саутгемптон 9 октября, он сказал таможенным чиновникам, что планирует оставаться в Соединённом Королевстве неделю, прежде чем приступить к учёбе в Швейцарии. Но в тот же день он отправился на самолёте в Хельсинки, где 14 октября получил советскую визу. На следующий день Освальд отправился из Хельсинки на поезде и прибыл в Москву 16 октября 1959 года.
Сразу после прибытия, Освальд заявил о своём желании получить советское гражданство, но 21 октября его ходатайство было отклонено. Тогда Освальд вскрыл вены на левой руке в ванне своего гостиничного номера, после чего был помещён в психиатрическую больницу.
31 октября Освальд явился в посольство США в Москве, заявив, что желает отказаться от американского гражданства. О бегстве морского пехотинца США в Советский Союз было сообщено на первой полосе Ассошиэйтед пресс и в других газетах в 1959 году.
Освальд хотел учиться в МГУ, но его направили в Минск работать токарем на «Минский радиозавод имени Ленина», занимающийся производством бытовой и военно-космической электроники. Он также получил пособие, меблированную однокомнатную квартиру в престижном доме, но при этом находился под постоянным наблюдением.
Через некоторое время Освальду стало скучно в Минске. В январе 1961 года он пишет в своём дневнике: «Я начинаю пересматривать своё желание остаться. Работа серая, деньги негде тратить, нет ночных клубов и боулинга, нет мест отдыха, кроме профсоюзных танцев. С меня достаточно». Вскоре после этого Освальд (который официально не отказался от гражданства США) написал в посольство США в Москве запрос на возвращение его американского паспорта и предложение вернуться в США, если обвинения против него будут сняты.
В марте 1961 года Освальд познакомился с 19-летней студенткой Мариной Николаевной Прусаковой. И менее чем через шесть недель, они поженились. 15 февраля 1962 года у Освальда и Марины родилась дочка Джун. 24 мая 1962 года Освальд и Марина получают в посольстве США в Москве документы, позволяющие ей эмигрировать в США, после чего Освальд, Марина и их маленькая дочь покинули Советский Союз.
После возвращения в Америку Освальд с семьёй поселился в метроплексе Даллас/Форт-Уэрт, недалеко от матери и брата Роберта, и начал писать мемуары о жизни в Советском Союзе. Хотя он в конце концов отказался от этого проекта, в поисках материалов он познакомился с русскими эмигрантами в этом районе.
В своих показаниях комиссии Уоррена Александр Клейнлерер сказал, что русские эмигранты сочувствовали Марине, Освальда же просто терпели, так как считали его грубым и высокомерным. Уроженец России, де Мореншильд сообщил Комиссии Уоррена, что Освальд «…замечательно владел русским языком».
24 апреля 1963 года Освальд приехал в Новый Орлеан и устроился на работу в Reily Coffee Company. Освальд работал смазчиком на «Reily». Но уже в июле он был уволен, «потому что его… работа не была удовлетворительной и потому, что он проводил слишком много времени, слоняясь в гараже по соседству, где он читал журналы об оружии и охоте.
В марте 1963 года Освальд заказал по почте винтовку «Carcano» калибра 6,5 мм, используя псевдоним «А. Хиделл». Таким же способом он приобрёл и револьвер «Smith & Wesson» Model 10, калибра 38.
23 сентября 1963 года подруга Марины, Рут Пэйн, отвезла Марину с ребёнком на машине из Нового Орлеана в свой дом в Ирвинге, штат Техас, недалеко от Далласа. Освальд остался в Новом Орлеане, по крайней мере, ещё на два дня, чтобы получить чек по безработице. Через некоторое время вместо Далласа он поехал на автобусе в Хьюстон, откуда отправился в Мексику. По дороге он рассказывал другим пассажирам, что планирует поездку на Кубу. В Мехико он обратился за транзитной визой в посольство Кубы, утверждая, что желает посетить Кубу на обратном пути в Советский Союз. Кубинские чиновники настаивали на предварительном одобрении со стороны советского посольства.
Освальд обратился в советское посольство в Мексике и попросил предоставить убежище. С ним беседовал разведчик КГБ под прикрытием Николай Леонов, который впоследствии вспоминал:
«Передо мной предстал очень худой, я бы даже сказал, истощённый человек с бегающими, нервными глазами и болезненно трясущимися руками. Освальд пожаловался, что после возвращения в Соединённые Штаты из СССР, где он работал на заводе в Минске, его постоянно преследуют неизвестные лица и организации. Я предложил ему написать заявление в Президиум Верховного совета: он испортил полдюжины листов бумаги, и несмотря на то, что я практически диктовал ему текст письма, он так и не смог завершить его. У него так тряслись руки, что он рвал пером бумагу, и, в конце концов, плюнул на всё, назвал советских дипломатов бюрократами и бездушными людьми, заявил, что не может ждать четыре месяца, необходимые для рассмотрения его документов, и пойдёт в кубинское посольство. Освальд всё время говорил, что за ним следят, и поэтому он был вынужден приобрести револьвер. Он продемонстрировал его мне, открыл барабан, и вдруг из него высыпались патроны. Мы с ним вдвоём на четвереньках собирали их, чтобы вновь заложить в барабан. И вот через некоторое время я узнаю́, что этот человек убил американского президента. Думаю, он был физически на это не способен. Чтобы выстрелить из снайперской винтовки на расстояние 200—300 метров, нужно иметь хорошие спортивные данные и железные нервы. Ни того, ни другого у него не было».
Пять дней Освальд курсировал между консульствами, добиваясь получения визы. В конце концов кубинский консул отклонил запрос, сказав, что такой человек, как Освальд, вместо оказания помощи Кубинской революции приносит только вред.
В октябре 1963 года Освальд вернулся в Даллас. Его соседка Рут Пэйн сообщила, что на книжном складе, где работает её сын Уэсли Фрейзер, имеется вакансия, и 16 октября, после собеседования, Освальд приступил к работе. Всю неделю Освальд жил в Далласе на съёмной квартире, а на выходные ездил к семье в Ирвинг. Поскольку сам Освальд машину не водил, то по понедельникам и пятницам ездил с Уэсли Фрейзером.
20 октября 1963 года в семье Освальдов родилась вторая дочь Одри.
В ноябре 1963 года агенты ФБР в то время, когда Ли Харви отсутствовал, дважды посещали семью Пейна для получения информации о Марине, которую подозревали в том, что она — советский агент. Примерно за неделю до визита Кеннеди Освальд посетил отделение ФБР в Далласе, чтобы встретиться со специальным агентом Джеймсом Хости, но поскольку Хости не было на месте, Освальд оставил ему записку следующего содержания: «Пусть это будет предупреждением я взорву ФБР и Департамент полиции Далласа, если не прекратите беспокоить мою жену. Подпись: Ли Харви Освальд».
За несколько дней до прибытия Кеннеди в нескольких газетах был описан маршрут проезда президентского кортежа. В том числе было указано, что маршрут будет проходить мимо книжного склада, в котором работал Освальд. 21 ноября (четверг) Освальд попросил Фрейзера съездить в Ирвинг, что было необычно в середине недели, заявив, что он забыл забрать карнизы для своей съёмной квартиры. На следующее утро в пятницу, он вернулся в Даллас с Фрейзером. Дома он оставил 170 долларов и обручальное кольцо, но взял с собой длинный бумажный мешок.
Коллега Освальда Чарльз Гивенс сообщил, что он видел Освальда на шестом этаже склада в 11:55, за 35 минут до убийства Кеннеди.
Во время своего первого допроса в пятницу 22 ноября, на вопрос, где он был в момент убийства президента, Освальд ответил агенту ФБР Джеймсу Хости и капитану полиции Далласа Уиллу Фрицу, что он обедал на первом этаже склада, а затем поднялся на второй этаж за кока-колой, где встретился с полицейским.
Вскоре после своего ареста Освальд, встретившись с журналистами в коридоре, заявил: «Я ни в кого не стрелял. Меня задержали, потому что я жил в Советском Союзе. Я просто козёл отпущения!» (They’re taking me in because of the fact I lived in the Soviet Union. Imjustapatsy!)
Во время последнего допроса 24 ноября, по данным инспектора Гарри Холмса, Освальда снова спросили, где он был в момент стрельбы. Холмс (присутствовавший на допросе по приглашению капитана Фрица) утверждал, что Освальд ответил, что он работал на верхнем этаже, а после стрельбы спустился вниз, где столкнулся с полицейским.
Освальд несколько раз во время допросов и встреч с журналистами требовал адвоката. Но когда представитель Коллегии адвокатов Далласа встретился с ним в камере в субботу, Освальд отказался от его услуг, заявив, что хочет, чтобы его интересы представлял Джон Абт, главный юрисконсульт Коммунистической партии США, или юрист, связанный с Американским союзом защиты гражданских свобод. Освальды и Рут Пэйн пытались связаться с Абтом по телефону несколько раз в субботу и воскресенье, но Абт уехал на выходные. Освальд также отклонил предложение своего брата Роберта воспользоваться услугами местного адвоката.
В воскресенье, 24 ноября, Освальда вели через подвал полицейского управления Далласа для перевода в окружную тюрьму Далласа. В 11:21 владелец ночного клуба в Далласе Джек Руби вышел из толпы и выстрелил Освальду в живот. Освальд умер в 13:07 всё в той же больнице Далласа «Парклэнд», где двумя днями ранее умер Кеннеди.
Комиссии Уоррена, созданная президентом Линдоном Джонсоном для расследования убийства, пришла к выводу, что Освальд действовал в одиночку (эта точка зрения известна как теория боевика-одиночки). Комиссия не смогла установить мотивы действий Освальда:
«Очевидно, что у Освальда была предопределенная враждебность по отношению к окружающей его среде. Ему, кажется, не удалось установить серьёзные отношения с другими людьми. Он был вечно недоволен окружающим его миром. Задолго до убийства он выразил свою ненависть к американскому обществу и действовал в знак протеста против него. Поиски Освальдом того, что он считал идеальным обществом, были обречены с самого начала. Он искал для себя место в истории — роль «великого человека», который был бы признан в своё время. Приверженность к марксизму и коммунизму, как представляется, была ещё одним важным фактором в его мотивации. Он также продемонстрировал способность действовать решительно и без оглядки на последствия, если такие действия будут способствовать достижению сиюминутных целей. Этот и многие другие факторы могли сформировать характер Ли Харви Освальда, и возник человек, способный на убийство президента Кеннеди».
В 1979 году после анализа доказательств и предварительного расследования, Специальный комитет по терроризму США пришёл к выводу, что Освальд действовал в одиночку. Однако в конце разбирательства Комитету была представлена аудиозапись якобы звуков, которые были слышны в Дили-плаза до, во время и после выстрелов. После экспертизы Комитет пересмотрел своё решение и сообщил, что есть высокая вероятность того, что в Кеннеди стреляли два киллера. И Кеннеди, вероятно, убит в результате заговора. Хотя Комитет и был не в состоянии идентифицировать другого бандита или масштаб заговора, он сделал ряд дополнительных выводов о вероятности или малой вероятности того, что существуют определённые группы, которые могли быть заинтересованы в устранении Кеннеди.
В 1982 году группа из двенадцати учёных, назначенных Национальной академией наук (НАН) во главе с Но́рманом Ра́мзеем, сделала вывод, что запись, представленная в Комитет, имела серьёзные недостатки.
Впоследствии, в 2001 году, в статье в журнале Science and Justice британского Судебно-медицинского общества, заявил, что в расследовании НАН были недостатки, и сделал вывод с 96,3 процентами уверенности, что по меньшей мере два киллера стреляли по президенту Кеннеди, и что по крайней мере один выстрел был сделан с травяного холма.
Достоверность записи была поставлена под сомнение; некоторые вообще не считали эту запись записью убийства. Главный адвокат комитета Г. Роберт Блейк рассказал ABC News в 2003 году, что по меньшей мере 20 человек слышали выстрел с травяного холма и что заговор доказан на основе свидетельских показаний и акустических данных, но в 2004 году он говорил об этом уже с меньшей уверенностью.
Многие критики не согласились с результатами работы комиссии Уоррена и предложили ряд других версий: например, что Освальд был в сговоре с другими или не принимал участия вообще, но был подставлен, как человек, с подходящей биографией и работавший в книжном складе.
В октябре 1981 года с согласия вдовы Марины, могила Освальда была вскрыта для проверки версии, предложенной писателем Майклом Эддоусом: что во время пребывания Освальда в СССР он был заменён на двойника и именно этот двойник, а не Освальд, убил Кеннеди и похоронен в могиле Освальда. И что на эксгумированных останках, следовательно, нет хирургического шрама, который, как известно, был у Освальда. Тем не менее, сравнение стоматологических снимков Освальда и эксгумированного трупа подтвердило, что похоронен именно Освальд. Шрам также присутствовал.
В 2010 году оригинальный гроб Освальда был продан с аукциона за $ 87 000.
(Марина Освальд Портер (англ. MarinaOswaldPorter, урождённая Марина Николаевна Прусакова; р. 17 июля 1941 г., Северодвинск) — вдова Ли Харви Освальда.
Марина Прусакова жила со своей матерью и отчимом в Северодвинске до 1957 года, после чего она переехала в Минск к своему дяде Илье Прусакову и училась на фармацевта.
17 марта 1961 года на танцах она встретила Освальда, бывшего морского пехотинца США, который переехал в Советский Союз по идеологическим соображениям. Марина Прусакова вышла за него замуж и в 1962 году выехала с мужем и их дочерью в США. В 1963 году у них родилась вторая дочь.
В 1965 вдова Марина Освальд (Прусакова) второй раз вышла замуж за Кеннета Портера. У них родились два сына. Она осталась жить в Далласе и появлялась в многочисленных документальных фильмах об убийстве Кеннеди.
В 1989 Марина Николаевна Прусакова стала гражданкой США. Теперь она утверждает, что Освальд был невиновен в убийстве, хотя официально она не отказалась ни от одного показания, данного комиссии Уоррена. В 2003 году дала интервью на русском языке газете «Комсомольская правда», в котором сообщила, что не верит, будто «Алька» (так она называла Освальда) был убийцей, но и не утверждает, что он к этому вовсе не причастен. Позднее от контактов с прессой стала отказываться.
Дети Ли Харви Освальда: дочь Джун Ли Освальд (June Lee Oswald, р. 1962. Дочь Одри Марина Рэйчел Освальд (Audrey Marina Rachel Oswald, р. 1963.
Вернувшись домой, Дмитрий замкнулся в себе и стал думать, как быть далее. Спустя несколько дней, он решил написать письмо в консульский отдел посольства США. Он понимал, что это совершенно бесполезно. Подобно тому, как он постреливал из рогатки по улыбающимся лицам кандидатов в советы на огромных рекламных щитах. Это ничего не меняло. И его послание, вероятно, оставят без ответа. В лучшем случае, какой-то клерк кое-как прочтёт это и приобщит к досье отказника. И всё же, Дмитрий Тимофеевич чувствовал потребность сказать-написать им, что он думает об этом.

Ladies and gentlemen!

Since 2005 the citizens of the USA can visit Ukraine quite freely; visas, finger-prints, fees are not required. Ukraine accepts all, trustingly and friendly. And the last years Ukraine and USA became strategic partners.

In this connection, I want to share my impressions about the conditions for admission of applications for the nonimmigrant visa to enter the US for the citizens of Ukraine.
Filling on-line statement about a grant to me visa of category В1В2 (tourism and business) and paying my bloody 160 USD for the services of consular department, interview was appointed me on September, 21, 2015 in the consular department of Embassy of the USA in Kyiv.
Except the detailed biographic data indicated by me in a questionnaire-statement, I had to arrive to Kyiv in a consular department for handing over of finger-prints and interview. Executing all of it, I got a positive answer and left the passport for further registration of visa.
Thus, I had spent two nights in a train on a way.

On September, 22-nd a consular department informed me by phone call that I had to visit the consulate of the USA in Kyiv again, for passing of additional interview. And I repeatedly left home for Kyiv.
In conversation with an officer it was reported me, that during my visit of the USA in 1993, I accomplished an administrative crime and did not specify this fact in the statement. I had committed the Crime of the Century! Twentieth century. Therefore, it was said “No” to me in the grant of entrance visa.
A passport was returned me without a visa and I abandoned Kyiv.
Thus, I spent four nights in a train.
For the 160 dollars I found out that being in the USA more than 22 years ago, I committed a crime, and presently I am a subject who is presenting a danger for the USA.

If I had accomplished some offence, trying to pass without payment to the train of New York Subway, then since passed almost the fourth of century. I and the whole world had already changed enough.
Twenty two years back I had travelled as a tourist and writer, tasting America from different sides. I had learnt different social layers, ethnic groups, their culture and traditions, religious confessions and public motions and organizations. Naturally, in the trip on the states New York, New Jersey, Florida, the great number of adventures happened with me. I can be confessed as a superfluously active and curious adventurer, but hardly - as a criminal person who is dangerous for society.

Now you have all my biography, prints of my fingers and my 160 dollars. My name was black-listed for entrance in the USA, like dangerous criminals and terrorists.
At the same time, any citizen of the USA, having passport, with any criminal past, can freely visit Ukraine, without any verifications and visas.
Doesn’t it seem to you unfair such difference of terms? Whether don’t you find partnership and friendship between the USA and Ukraine some ugly one-sided?

Faithfully and with a hope on understanding –
MrDmitryDust.

Уважаемые дамы и господа,
С 2005 года граждане США могут посещать Украину вполне свободно. Не требуется ни виз, ни платы, ни отпечатков пальцев. Украина принимает всех доверчиво и дружелюбно. А в последние годы Украина и США стали и стратегическими партнёрами.
В этой связи я хотел бы поделиться своими впечатлениями об условиях приёма и рассмотрения заявок на получение неимиграционной визы США для граждан Украины.
Заполнив он-лайн анкету на предоставление мне визы категории В1В2 (туризмбизнес) и заплатив кровные 160 долларов за услуги консульского отдела, мне было назначено интервью на 21 сентября 2015 года в консульском отделе посольства США в Киеве.
Кроме указанных мною в анкете детальных биографических данных, я должен был ещё и прибыть в консульский отдел для сдачи отпечатков пальцев и интервью.
Выполнив всё это, я получил положительный ответ и оставил свой паспорт в консульстве для дальнейшего оформления визы.
Таким образом, я потратил две ночи в пути, в поезде.

22 сентября консульство известило меня по телефону о том, что я должен снова прибыть в консульство для прохождения дополнительного интервью. И я срочно выехал обратно в Киев.
В разговоре со служащей консульства, мне сообщили, что во время моего посещения США в 1993 году, я совершил административное правонарушение, но не указал об этом в анкете.
Я совершил преступление века! 20-го века. Поэтому мне было отказано в предоставлении визы. Мне вернули паспорт и я покинул Киев.
Таким образом, я провёл четыре ночи в пути.

За свои 160 долларов, я узнал, что совершил преступление и являюсь субъектом, представляющим опасность для США.
Если я и совершил правонарушение, пытаясь пройти без оплаты в метро Нью-Йорка, то это было четверть века назад. Весь мир и сам я существенно изменились за это время.

22 года назад я путешествовал по Америке как турист и писатель, познавая страну с разных сторон. Я изучал различные социальные слои, этнические группы, их культуру и традиции, религиозные конфессии, общественные движения и организации.
Естественно, во время моего путешествия по штатам Нью-Йорк, Нью-Джерси и Флорида со мной случалось немало приключений. Меня можно признать как излишне активным и любопытным искателем приключений. Но едва ли - опасным для общества преступником.

Теперь вы имеете всю мою биографию, отпечатки пальцев и 160 долларов. Моё имя внесено в «чёрный список» лиц, нежелательных для въезда в США. Как для опасных преступников и террористов.
В то же время, всякий гражданин США, с каким-либо криминальным прошлым, имеющий паспорт, может свободно и бесплатно, без каких-либо предварительных проверок и виз посетить Украину.
Не кажется ли вам несправедливым такая разница в условиях? Не находите ли вы партнёрство и дружбу между США и Украиной какими-то отвратительно односторонними?

С уважением и надеждой на понимание –
Дмитрий Дуст.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 04.01.2019 Сергей Иванов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457708

Метки: Прописанный в УССР,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1