Возвращение в царство Плутона Глава 17. Мегатерий и железное дерево


Возвращение в царство Плутона Глава 17.  Мегатерий и железное дерево

 
 
 
                    Глава 17.        Мегатерий и железное дерево  
 
 
 
 
 
  
               Врач не смеет быть лицемерным… мучителем,
                   лжецом, легкомысленным, но
                      должен быть праведным человеком…
 
                                           Пётр  Первый
 
 
 
 

 
 

            Резко похолодало.
Плутон закрылся тучами, всю ночь моросил холодный осенний дождь.
       Термометр показал заморозки на почве.
 
А в роще золотистых гинкго вся листва облетела за считанные часы или даже минуты – когда
путешественники рано утром взглянули в ту сторону, роща уже стояла полностью обнажённая, сияя серебристыми стволами над золотой землёй, которую плотным слоем укрыли опавшие листья…
 
Гриша сбегал в рощу, сопровождаемый Майором, и собрал целый мешок листьев для заварки целебного чая.
Каштанов и Папочкин с оружием следовали за ними в отдалении, остановившись на полдороге.
Во-первых, они собирались прикрыть Рогацкого во время возможного нападения хищников, а во-вторых, поскольку вчера не видели эти волшебные деревья вблизи, хотели частично компенсировать упущенное.
Наутро «хищные трофеи» были уже так мастерски обработаны Макшеевым и Папочкиным, которым помогали по мере возможностей и остальные члены экспедиции, что при набивке соответствующими материалами – например, опилками – убитые птицы-великаны могли превратиться в замечательные чучела двух фороракосов. Каштанов и Папочкин в мыслях уже видели их пополнившими коллекции музеев природы в Харькове и Петрограде.
Но коллекция добытых научных экспонатов уже не умещалась в лодках. Поэтому ближе к вечеру перенесли всё добытое за последнее время к скалам у берега. Здесь обнаружилась роскошная пещера с маленьким входом, доступным лишь человеку – или более мелким животным. Крупные хищники сюда просто не протиснулись бы. В пещере складировали ценнейшие трофеи, после чего завалили узкий вход в неё достаточно крупными камнями. Теперь вряд ли у случайно прогуливающегося вдоль берега хищника возникнет желание покопаться в острых скалистых обломках. К тому же вход в пещеру находился значительно выше уровня воды – и, даже если река разольётся после дождей, вероятность затопления пещеры оставалась крайне мала.
На всякий случай вход обозначили внушительной каменной пирамидой, устроенной на речном берегу в пределах видимости.
  
Утром следующего дня, разобрав лагерь и погрузившись в полупустые лодки, отчалили и налегке отправились дальше, вниз по течению.
До сих пор путешественники двигались, можно сказать, по четвертичному и третичному периодам кайнозойской эры – т.н. эры новой жизни, которая увенчалась на Земле появлением человекообразных существ и вообще внушительным развитием группы млекопитающих, то есть зверей. Наверное, будет ошибкой утверждать, что современная планета Земля представляет собою царство зверей – ведь один из них, т.е. человек, смог «благополучно» истребить многих своих меньших «братьев по классу». К тому же, благодаря быстрой эволюции и ускоренной смене поколений, значительного развития и разнообразия достигли, например, насекомые – этот класс представителей фауны содержит примерно такое же число видов, как все остальные животные, вместе взятые. Ну, это качественный аспект. А что касается количества особей, то здесь, пожалуй, насекомые «переплюнут» всех животных многократно. Так что и Плутонию, и мир на поверхности нашей планеты смело можно именовать царством насекомых!..
Мелкая мошкара и прочие насекомые изрядно донимали участников экспедиции, начиная с полосы лесотундры. Во время путешествия по реке, особенно, если дул свежий ветер, тучи комаров и мошкару сносило в сторону, и можно было вздохнуть спокойно. А на стоянках, как правило, опять всё начиналось по новой. И лишь дым костра и дымокур, устанавливаемый у входа в палатки, хоть как-то спасал наших героев.
Через несколько часов скалистые берега полностью сменились лугами, на которых красовались небольшие рощи и редкие заросли кустарников. Иногда на лугах виднелись уже известные путешественникам животные – древние лошади, антилопы и многие другие.
Вскоре возле одной рощи внимание привлекли очень крупные, по-видимому, семиметровые животные, которые иногда становились на задние лапы, чтоб дотянуться до вершин деревьев с их более нежной листвою. Но даже оставаясь на четырёх лапах они в высоту превосходили любого африканского слона.
Гриша удивлённо воскликнул, глядя на ближайшего из пятнистых «слонов»:
- Он похож на гигантскую панду, китайского «медведя»!
 
- Но лишь расцветкой, мой друг, лишь расцветкой, – уточнил всезнающий Семён Семёнович. – Вас ввели в заблуждение белые и чёрные пятна. В действительности это – мегатерий. Относится он к неполнозубым млекопитающим. Представители этих древних и очень далёких наших родственников (не забывайте, человек со всеми остальными приматами тоже относится к млекопитающим, но с более развитыми зубами) и сейчас живут на поверхности планеты. Например, броненосцы.
- А муравьеды?
 
- И муравьеды, ленивцы – конечно. И все они живут ныне только в Америке. А мегатерий обитал в период плейстоцена в равнинных местностях Южной Америки. Только на равнинах. Согласитесь, карабкаться по горам такому «слонопотаму» не очень-то удобно! После соединения двух Америк перешейком этот великан появился на некоторое время и в Северной Америке.
 
- Да, красавец! – прокомментировал необычное зрелище Каштанов, глядя, как мегатерий, опираясь на мощный хвост, медленно приподнимается на задние лапы и длинным языком, как хоботом, захватывает целые пучки зелёных веток с листвой.
- Только что-то уж больно они какие-то неуклюжие, медлительные, – сказал Рогацкий.
- Ну, что поделать. Чем крупнее животное, тем больше ему надо экономить энергию, тем больше питаться, – ответил Папочкин. – Обратите внимание: поднимаясь, он опирается не только на свой хвост, но и на ствол дерева – бережёт, экономит силы.
- Листья, похоже, единственная пища этих гигантов? – спросил Макшеев.
- Судя по внушительным когтям на лапах, мегатерии способны выкапывать из почвы клубни разных травянистых растений, мясистые луковицы. У них, вероятно, хорошее обоняние. Сходное с тем, что у собак или свиней. Вам приходилось слышать, что во Франции дрессированные свиньи могут разыскивать по запаху ценнейшие трюфеля, и выкапывать их из земли?
- Да, когти серьёзные, – согласился Макшеев. – Наверное, из-за них он передвигается так странно – словно косолапый мишка. Становится не на всю ступню, а только на внешнюю её сторону, на край.
- Этот косолапый «мишка» имеет ещё и очень мощные задние ноги – куда сильнее передних. При этом обладает узким черепом и, соответственно, более чем скромным мозгом.
- По-видимому, особой сообразительностью не отличается, – громко сказал из своей лодки Боровой.
- Скорее всего, да. По сути, мегатерию, имя которого переводится как «большой зверь», и думать-то особенно нечем – да и незачем. Но, друзья, интересна история открытия этого существа. Вот, послушайте:
В пампасах поблизости от Буэнос-Айреса в 1789 году был найден колоссальный скелет. Детальным изучением любопытнейшей находки вплотную занялся в Мадриде учёный Иосиф Гаррига. Только в 1795-м он завершил, наконец, свои труды, и отдал рукопись в типографию, где ему сделали пару оттисков после первой корректуры.
В это время испанского учёного посетил некто – весьма важная персона, губернатор одной из французских колоний под названием Сан Доминго. Имя этого авантюриста-губернатора называть не стану, такие имена вообще не достойны оставаться в Истории. Хватит нам Герострата…
Короче, высокопоставленный визитёр попросил у Гарриги один оттиск, на листах которого имелись даже предполагаемые изображения ископаемого зверя. Мошенник делал вид, что очень интересуется палеонтологией – так сказать, из любви к чистому искусству, без задней мысли. Но задняя мысль имелась! Гаррига, естественно, и не подозревал об истинных намерениях губернатора-жулика, и не стал отказывать в столь, казалось бы, невинной просьбе.
А французский авантюрист немедля послал чужую работу в Парижскую Академию наук. Академики не сильно «заморачивались» происхождением губернаторской «посылки», и рассмотрели её на ближайшем заседании. Более того, именно знаменитый палеонтолог Кювье лично сделал сообщение об этой находке и назвал ископаемое животное «мегатериум американум». Таким образом, Иосифа опередили на целый год – Гаррига опубликовал свой труд лишь в 1796 году. Как видите, и в те далёкие времена среди губернаторов попадались отъявленные негодяи.
Все эти дни, когда лодки плыли рекой, становившейся всё более и более полноводной, участники экспедиции видели множество интересных животных, так сказать, «не выходя из кабины». Заполненные сочной зеленью берега полнились большими и малыми стадами копытных, среди которых друзья чаще всего различали уже знакомых мезогиппусов, иногда мегатериев и совсем редко хищников. Один раз на берегу мелькнул родственник мегатерия – нотротерий. Два-три раза в поле зрения очутились титанотерии, в том числе самый интересный из них – бронтотерий.
Но особое внимание путешественников привлекло стадо арсиноитериев – громадных животных, которые превышали своими размерами самых крупных современных носорогов.
       Разумеется, Папочкин комментировал увиденное, пока лодки проплывали мимо этих «носорогов»:
 
- Эти животные обитали 50 миллионов лет назад и вымерли, не оставив потомков. Среди современных обитателей планеты самыми ближайшими их родственниками являются, пожалуй, только хоботные. Ну и, возможно, доманы – редко встречающиеся копытные величиной с кролика, представьте себе.
- Эт-точно, «зайца» и «носорога» назвать родственниками как-то язык не поворачивается, – засмеялся Макшеев, – тЕ ещё родственнички!
- Да, так вот, – продолжал Семён Семёнович, – самое удивительное у них – череп. Арсиноитерий на голове имеет рога – мощные сросшиеся костяные наросты, два острых гигантских «меча», что выросли на… носовых костях! Страшное оружие! Вряд ли на обладателей таких богатырских мечей осмеливался напасть даже крупный хищник – разве что в состоянии сильного голода или полной невменяемости. Впрочем, у молодых арсиноитериев носовые рога удерживались непрочно и оружием в прямом смысле слова их назвать трудно – они «сидели» на хрящевой носовой перегородке, которая окостеневает лишь к старости. Но хищник-то этого не знает!
- Оружие двойного назначения, – заметил Гриша, – психологическое и физически действенное.
- Пожалуй, что так, – согласился Папочкин, – аргумент более чем серьёзный.
 
Тут, проплывая излучину реки, путешественники увидели совсем близко двух бронтотериев – самца и самку, вошедших по колено в воду. У самца рога были куда внушительнее, чем у его очаровательной многотонной спутницы с грустными глазами. На речном повороте лодки замедлили ход, участники экспедиции отложили вёсла и смогли как следует рассмотреть животных.
Парочка бронтотериев отличалась маленькими, но выразительными глазками. В отличие от подруги, самец тупо уставился на впервые увиденное им плавсредство. Он время от времени резко вздрагивал, шумно выдыхая воздух, и дёргал подвижными ушами, отгоняя надоедливых комаров и слепней. Совсем как современные носороги, родственниками которым, собственно, и приходились бронтотерии. Равно как и тапирам, и современным лошадям. Самка отгоняла насекомых ушами как-то лениво, по крайней мере, менее агрессивно.
 
Оба гиганта медленно жевали при этом, подобно коровам, что вечно жуют или траву или свою полупереваренную жвачку. В пасти бронтотериев постепенно исчезали пучки сочной травы.
Голова самца казалась крупнее. Череп отличался шириной, но уж очень был низким.
Семён Семёнович негромко, чтоб не встревожить великанов, прокомментировал особенности их строения, обращаясь к своим спутникам:
- Мозг в таком черепе занимает мало места. И значит, особым умом бронтотерии не блещут. Как, вероятно, и другими способностями. Ещё индейцы находили в прериях после проливных дождей кости этих животных. Естественно, не понимая, с чем имеют дело. Коренные американцы ведь понятия не имели о вымершей фауне планеты.
- Полагаю, что современные, «пришлые» американцы – эмигранты из Европы – в этом плане от индейцев не многим отличаются, – Макшеев не упустил случая кольнуть презираемых им янки.
 
- Индейцы считали, – продолжал Папочкин, – что кости принадлежат «громовым зверям», которые во время сильной бури спускаются с небес на землю, и здесь, под грохот грома и при блеске молний, охотятся на бизонов. Кстати, профессор Марш, придумывая имя ископаемому зверю, эту легенду использовал – «бронтотериум» от «бронте», что на греческом означает гром.
На третий день плавания вдоль равнины путешественники вновь увидали на горизонте горы. Впрочем, горизонт в подземной Плутонии считался понятием относительным. Вдали всё скрывалось в туманной дымке и линии горизонта как таковой, как на поверхности Земли, здесь не наблюдалось.
Пологие берега постепенно одевались в скалы, а течение стало уж очень быстрым, бурным и опасным. Друзья приняли решение сделать внеплановый привал – но не для отдыха, а для исследования скал на несколько километров вперёд. Если там поджидают коварные пороги, следует продумать, как преодолеть их. Рисковать лодками и тем более жизнью никому не хотелось.
Вперёд пошли налегке двое – Каштанов и Рогацкий, сопровождаемые Майором.
Генерал, по установившейся традиции, остался возле медвежонка, исправно набиравшего вес. Кстати, малыш оказался самкой. И, поскольку ещё раньше ему (ей) дали шутливое имя, образованное от «Плутон», Плутоша – менять не стали. Он или она, Плутоша, в самом деле, какая разница?
Скалы здесь густо поросли самшитами. Явных тропинок не наблюдалось, и приходилось карабкаться по камням, время от времени останавливаясь, чтобы перевести дыхание. В такие минуты отдыха Гриша увлечённо делился с Каштановым запасами своих знаний о растениях:
- Самшит ещё называют «железным деревом», – тяжело дыша, говорил он. – Я знаю одну легенду, кавказскую, которая связана с этим растением. Горцы рассказывают необычайные истории о том, как люди, срывавшиеся в пропасть, спасались, уцепившись за крошечный, в четверть аршина высотой, кустик самшита – ибо самшит не только твёрд, но и с чрезвычайной силой держится корнями за расселины скал. Чем не легенда? Вряд ли так бывало на самом деле. Он растёт в древней Колхиде – в горах Абхазии, Аджарии… Иногда его называют «кавказская пальма». Но разве он похож на пальму?... низкий кустарник с мелкими глянцевитыми листьями. Чтобы достигнуть высоты человеческого роста, он тратит сто лет!.. Но у самшита есть одно удивительное свойство – это самая, кажется, твёрдая порода древесины, он твёрд почти как металл. Из самшита можно делать части машин.
О самшите у нас раньше ничего не знали. Лишь недавно обратили внимание на это изумительное растение, и теперь из него начали впервые изготовлять челноки для ткацких машин. Будущее самшита, я считаю – громадно. И местА, где он живёт в Колхиде – величественные, с древней историей. Горы Абхазии, вглубь от побережья, непроходимы. Они покрыты густыми, девственными, перевитыми густой тканью лиан буковыми лесами, лесами из красного дерева, крушиной, самшитом, зарослями, в которых прячутся шакалы и чёрные кавказские медведи. Один студент, мой сокурсник, его фамилия Паустовский, бывал в тех местах и рассказывал, что весной медвежат на сухумском базаре продают по три рубля …В гуще зарослей, где сумрак зеленеет от листвы и пахнет столетней прелью, таятся белые гигантские, заросшие дикой азалией римские маяки, развалины весёлых некогда и пышных римских и греческих городов… Найдёте их только тогда, когда дотронетесь до них рукой, так сильно заросли они кустарниками и травами. Столетние буки растут из мраморных генуэзских цистерн, и шакалы спят на мшистых плитах, где чётко и грозно темнеют латинские надписи. Здесь лежал первый великий путь в Индию. Сюда, в эту пламенную Колхиду, приезжал Одиссей за золотым руном...
- А я слышал о целебных свойствах самшита, – сказал Каштанов. – Для приготовления лекарств используют свежие или высушенные листья, которые заготавливают весной и летом. Сушат в тени при температуре не выше 45 градусов. Препараты самшита оказывают гипотензивное, жаропонижающее, антибактериальное, мочегонное и желчегонное действие.
Настой листьев можно принимать внутрь при повышенной температуре и воспалении желчных и мочевых путей. В качестве внешнего средства самшит используют при облысении и для лечения себореи головы. Внутрь принимают настой (половину чайной ложки высушенных листьев на стакан кипятка) – по 1/3 стакана три раза в день.
Но, поскольку передозировка опасна, нужно соблюдать бдительность!..
В конечном счёте, почти все лекарственные растения в чрезмерных количествах – настоящий яд…
 
Тщательно осмотрев с высоты скал более десяти километров речного пути, разведчики вернулись в лагерь к вечеру.
        Вернулись проголодавшиеся и очень усталые.
Утомился даже всегда чрезмерно подвижный Майор – последние метры пёс плёлся, еле-еле переставляя лапы и повесив хвост, который обычно держал лихо закрученным «в бублик».
 
На обратном пути подстрелили дичь – с полдюжины различных странного вида птиц.
    Но заниматься ими не стали, отложив это дело до утра.
Тем более, что их ждал великолепный ужин, приготовленный Макшеевым и Папочкиным.
 
 
 
 
 
 
 

 

       ...продолжение следует...   
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 04.01.2019 Андрей Рябоконь
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457618

Метки: Возвращение, царство, Плутония, Глава,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1