Возвращение в царство... Гл.22. Теория расширения планеты!


Возвращение в царство... Гл.22.  Теория расширения планеты!

 
 
 
                   Глава 22          Теория расширения планеты   
 
 
 
 
  
       Если у людей нет бумаги,  они учат историю наизусть...
                 Без истории люди перестают быть людьми…
 
                        Кир  Булычёв,    роман  «Посёлок»
 
 
 
 
 

  Поговорив о разнообразии плезиозавров, путешественники
пришли к выводу, что в море могут обитать и представители других родов, кроме собственно плезиозавров.
Например, эласмозавры, эретмозавры и криптоклейды.
 
Кроме плезиозавров здесь, безусловно, должны водиться и многие иные морские ящеры – ихтиозавры (в том числе эвринозавры), а также тилозавры и мезозавры.
 
Папочкин рассказал, что впервые плезиозавры появились на Земле в самом начале Мезозойской эры, то есть в морях триаса. Тогда их было немного. В Юрском периоде группа морских ящеров увеличилась и количественно, и качественно – уже в ранней юре существовало довольно много видов плезиозавров. Но расцвета своего эти морские хищники достигли в Меловом периоде мезозоя. Однако в конце Мелового периода они почему-то полностью исчезли на поверхности планеты – и сохранились лишь здесь, в морях подземной Плутонии.
- Вероятнее всего, некие планетарные катаклизмы, встряхнувшие Землю, стали причиной резкого изменения не только климата, но и вод – океаны и моря, скорее всего, заполнились массами сероводорода, который в результате землетрясений поднялся в верхние слои морских вод. Что и привело к гибели плезиозавров и прочих морских ящеров. Одни задохнулись в ядовитой среде, другие просто утонули в морских пучинах – поскольку плотность воды, содержащей сероводород, резко меняется. И, вследствие этого, животные не могли удерживаться на поверхности, как бы проваливаясь на дно. Там, очутившись на большой глубине, тела ящеров могли быть попросту раздавлены чудовищным давлением водных слоёв.
 
    - До недавнего времени я придерживался малоизвестной гипотезы расширения Земли – есть такая теория, – сказал в ответ на это Каштанов. – Её первый тезис шутки ради можно изобразить так:
    «ЗЕМЛЯ УВЕЛИЧИЛАСЬ. ДИНОЗАВРЫ ЭТОГО НЕ ВЫНЕСЛИ».
А если совсем коротко, то со времени возникновения жизни на Земле диаметр нашей планеты увеличился почти вдвое, а поверхность – в четыре раза.
 
Гипотеза расширяющейся Земли, сторонниками которой являются всемирно известные ученые, такие как Николай Цвелёв, Андрей Рябоконь и Михаил Задорнов, хорошо согласуется с многочисленными научными данными и практически свободна от недостатков иных теорий. Например, существенным изъяном теории дрейфа континентов, основанной лишь на сходстве в очертаниях материков, явилась нереальность «плавания» континентов, на которые якобы распался единый суперматерик, противостоящий супер-океану. Точные расчеты показали, что континенты не могут «плавать», так как своим основанием очень прочно соединены с нижними слоями земной коры.
Согласно современному варианту гипотезы расширяющейся Земли, со времени появления первых живых организмов диаметр планеты увеличился почти вдвое, а поверхность, соответственно, в четыре раза. Об этом я уже говорил.
Расширение Земли было неравномерным. В разные периоды оно происходило то быстрее, то медленнее. Промежутки между образовавшимися континентами заполнялись водой и становились океанами. Влажность климата уменьшалась, а радиация вследствие истончения атмосферного слоя усиливалась, что приводило к вымиранию одних групп растений и животных и процветанию других, обладавших бОльшим «запасом прочности».
В качестве модели, иллюстрирующей гипотезу, можно взять резиновый шар, покрытый снаружи не растягивающейся отвердевшей оболочкой. При раздувании она распадается на отдельные блоки, между которыми мы увидим растягивающуюся резиновую основу. Очевидно, что образовавшиеся блоки-«континенты» остаются прочно связанными со своей резиновой основой.
Согласуются с гипотезой расширяющейся Земли палеомагнитные данные, а также исследования геологического строения дна океанов: древность морских отложений увеличивается в направлении от океанических хребтов («швов», откуда и началось расхождение блоков) к берегам материков.
С этими швами в основном совпадает и линия подводных океанических вулканов (которые некоторыми учёными принимаются за единый подводный вулкан, «шалости» которого и вызывают большинство разрушительных цунами), длина которой превышает длину экватора !.. Расширение Земли в древние времена явилось, по всей видимости, следствием внутренних факторов, химических, а точнее, физико-химических процессов. Среди них в первую очередь следует выделить происходящий в земных глубинах при сверхвысоких давлении и температуре распад более тяжёлых элементов на более лёгкие.
При таком распаде объем планеты увеличивается, а ее масса остается неизменной.
Интереснейшие выводы из гипотезы касаются эволюции животного и растительного мира.
Прежде всего, ею объясняется прерывистость ареалов многих групп животных – широко известно, что близкие виды оленей, медведей, диких кошек населяют разделённые непреодолимой для них океанской преградой просторы обеих Америк, Африки и Евразии.
Ещё более важным является объяснение причин вымирания целых групп растений и животных. Более древние группы растений обладали аппаратом фотосинтеза, приспособленным к высокому содержанию углекислоты в атмосфере. Климат становился более холодным (оледенения), сухим и континентальным, менялось состояние атмосферы. Влаголюбивые растения не выдерживали экстремальных для них условий. Наиболее приспособленными к новым условиям оказались возникшие в горах покрытосеменные (то есть цветковые) растения, которые и стали победителями в борьбе за существование, «спустившись с гор» и сменив вымершие гигантские папоротники, хвощи и саговники почти повсеместно.
Происшедшие изменения привели, согласно этой теории, к массовой гибели динозавров и аммонитов в конце Юрского периода.
Процессы эти необязательно сопровождались катастрофическими «симптомами» – хотя, конечно, тектонические катастрофы играли существенную роль в истории Земли. Вероятно, освободившиеся в результате вымирания равнинных видов территории постепенно заселялись спустившимися с гор, т.е. находившимися в сходных экстремальных условиях, более приспособленными видами, которые, как показывают палеоботанические данные, вовсе не являются потомками обитавших здесь прежде растений...
 
...Если гипотеза расширяющейся Земли соответствует реальности – а именно так, судя по всему, и есть – то наши с вами перспективы на ближайшие тысячи и миллионы лет не вполне приятны: климат станет ещё более засушливым, а атмосфера – ещё более проницаемой.
Впрочем, стоит ли расстраиваться по этому поводу? Гораздо важнее то, что постепенно мы вплотную приближаемся к пониманию своей глобальной истории, истории развития Земли, биосферы и человечества – а быть может, и всей Вселенной.
Существование пустот внутри нашей планеты значительно трансформирует гипотезу расширения Земли – но не отвергает её полностью. Судите сами: после одного или нескольких резких расширений планеты её диаметр значительно увеличился, в внутрипланетные физико-химические процессы, в том числе имеющие характер, скажем, ядерных, полностью исчерпали себя.
Что же происходило дальше?
Предположим, последнее расширение планеты произошло 60 или 70 миллионов лет назад. Прорвав земную оболочку в нескольких местах, остатки раскалённой лавы хлынули на сушу – и в океаны! А на освободившееся место, в подземные пустоты, устремились, бурля и закипая, океанские воды – и воздушные массы. Разумеется, на первых этапах такого адского кошмара вряд ли уцелеет и мелкая форма жизни – я не говорю уже о крупных животных.
Вначале в недра планеты спустились, вероятно, лишь некоторые микроорганизмы, устойчивые к высоким температурам. Подобные живут и сегодня у бурлящих вод океанских гейзеров на дне морском. Там, у подножия скрытых толщей вод морских вулканов, близ подводных термических источников температура воды способна достигать восьмидесяти и даже девяноста градусов! Вода почти кипит – казалось бы, любая жизнь в таких условиях невозможна. И всё же она – жизнь – находит для себя лазейки!
Позже, когда система приходила в некое шаткое равновесие, через открытые отверстия могли проникнуть иные формы жизни. И даже если 99 процентов из них при этом погибало, сейчас мы с вами имеем счастье видеть потомство того самого единственного уцелевшего процента! Это что касается подводных сквозных отверстий.
Миграция же по суше динозавров и прочих сухопутных животных, скорее всего, происходила менее трагическим путём.
- Но существуют и другие версии вымирания динозавров, – решительно возразил Боровой. – Резкое похолодание климата, изменение или истощение природных ресурсов, кардинальные изменения в царстве Флоры, конкуренция со стороны млекопитающих, кислородное голодание, усиление космической радиации…
 
- Вот, кстати, есть любопытная флористическая гипотеза, – включился в спор Гриша. – Возможно, динозавры погибли из-за массового отравления алкалоидами покрытосеменных растений – то есть, цветковых – которые почти всюду сменили или частично вытеснили представителей растений голосеменных! К исходу Мелового периода цветковым уже принадлежало господство на Земле. Я бы даже сказал, что цветы захватили планету!
- Могу возразить, – мягко произнёс Каштанов. – Цветы господствовали на поверхности планеты – вернее, на суше, океанов мы сейчас не касаемся – в начале позднего мела. Именно тогда покрытосеменные растения оттеснили хвойных и других представителей голосеменных, «задвинув» их далеко «на задворки эволюции», на второй план. Следовательно, если рассуждать логически, то, следуя вашей версии, динозавры уже погибли бы от смертельных доз алкалоидов как раз в начале позднего мела – однако этого не произошло. Динозавры ходили по планете, представьте, ещё и двадцать, и двадцать пять миллионов лет после того как наглотались отравы! Полагаю, новая пища оказалась для них безвредной – более того, пришлась им по вкусу. Ну что вы на это скажете?
- М-м… – недовольно и неопределённо промычал Рогацкий. Пока что никаких «бронебойных» контрдоводов у него в голове не возникало.
- Так что же погубило динозавров? – с интересом спросил Макшеев.
- Позвольте обратить ваше внимание на любопытный факт, – сказал долго молчавший Папочкин. – Мне, как зоологу, приходилось нередко сравнивать обитателей джунглей и открытых степных равнин. Должен вам сообщить, что животные в джунглях обладают, как правило, малым ростом. Серая газель, к примеру, лишь чуточку покрупнее нашего зайца. А взрослые лесные козы росточком с наших козлят. Бегемоты в лесных реках еле-еле дотягивают до полутора метров – а гиппопотамы из рек саванн достигают четырёх… Даже бивни лесных слонов гораздо мельче – да и качество их похуже – чем у слонов, живущих на просторах африканской саванны.
- В чём же причина таких разительных отличий? – вновь задал вопрос Макшеев.
- Думаю, дело заключается в следующем. В джунглях имеет место интенсивное, сильнейшее химическое выветривание. Дожди, выпадая в джунглях, насыщаются органическими кислотами за счёт разложения большого количества лесной растительности, и активно разрушают не только верхний слой почвы, но и камни, горные породы под ними.
- Твёрдые породы постепенно превращаются в глину – кору выветривания, верхнюю часть которой мы называем почвой, – уточнил Каштанов.
- Совершенно верно, – согласился Папочкин. А Боровой добавил пару слов по своей специальности:
- Здесь, в джунглях, господствует так называемый промывной режим. Обильные дождевые воды, проходя через почву, быстро вымывают из неё легкорастворимые элементы…
- …Такие как натрий, калий, кальций, – подхватил Каштанов. – Даже малорастворимые соединения кремния, алюминия, железа – и те частично растворяются...
- …И усваиваются из почвенных вод растениями! – торопливо сообщил Гриша. – Например, соединения кремния накапливаются в стволах бамбука, в листьях некоторых деревьев. Поэтому ствол травы под названием «бамбук» очень твёрдый, а листья таких деревьев жёсткие.
- В основном соединения кремния, алюминия и железа накапливаются в почве, как бы цементируя её, а заодно и окрашивая в красноватые и желтоватые оттенки. Возникает характерная пористость почвы, а в её поры легко проникает воздух, – уточнил Каштанов.
- Так вот, известно, что известь – важная, даже необходимая часть скелетов животных. Но как раз в джунглях-то и ощущается её нехватка! – продолжал Семён Семёнович. – Мелкие размеры лесного зверья во влажных тропических и субтропических джунглях как раз и есть самое прямое следствие недостатка извести! Такое вот приспособление живых организмов, которое выражается в уменьшении их скелетов – и всего остального, что на их скелетах «нарастает», соответственно! А в саваннах, напротив, осадков куда меньше, почва промокает неглубоко, вымывания не происходит. Все «биологически активные добавки», соли кальция остаются в почве – из которой легко усваиваются растениями, а затем, «по цепочке», животными. Поэтому обитатели саванн значительно крупнее!
 
- Интересно, – задумчиво сказал Макшеев, – нехватка в пище важных элементов должна, по идее, отрицательно сказываться и на организме человека. Низкое содержание натрия в пище тропических жителей не может обеспечить потребностей организма. Кроме того, много поваренной соли в джунглях выделяется с потом. Духота, жара – типичные условия тропиков.
Вероятно, именно поэтому африканские пигмеи такие маленькие? Они ведь живут в джунглях?
А масаи – рослые, высокие негры – напротив, обитатели саванн.
 
- Но причём здесь древние ящеры? – заволновался Рогацкий. –
Какое отношение всё это имеет к их гибели?..
 
 
 
 
 
 

...продолжение следует...
 
 
 
 
 
 
 
 






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 04.01.2019 Андрей Рябоконь
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457571

Метки: Теория расширения планеты, Обручев, Цвелёв, эволюция, эласмозавры, эретмозавры, криптоклейды,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1