Возвращение в царство Плутона. Глава 29. Мосхопс в Чёрной пустыне


Возвращение в царство Плутона.   Глава 29. Мосхопс в Чёрной пустыне

 
 
 


            Глава 29.             Мосхопс  в  Чёрной  пустыне.

 

 
              "БУЛЫЧЁВСКИЙ"  эпиграф  к этой главе:   

 …Представляете... Уже всех на планете убили, а сами живут…
 
            Кир Булычёв,     роман  «Последняя война»
  

 
 

Утром путешественников разбудил яростный лай собак и тонкий рёв медвежонка, который за миновавшие недели уже успешно перерос своих четвероногих воспитателей.
Выглянув из палатки, участники экспедиции увидели странных двухметровых, ни на что не похожих животных.
Небольшое – семь или восемь особей – стадо этих, судя по всему, древних рептилий спасалось бегством от собак, неловко переваливаясь на корявых, словно вывернутых в стороны лапах.
Видимо, пока все спали, стадо прошло вблизи лагеря и встревожило Генерала с Майором. Отогнав странных животных на безопасное, как им казалось, расстояние, оба разгорячённых пса вернулись с чувством выполненного долга, радостно скалясь и помахивая хвостами.
- Впервые вижу таких существ, – искренне удивился Каштанов. – Что это за ископаемые «коровы»? может, вы знаете, Семён Семёнович?
Папочкин поднёс к глазам бинокль – теперь до стада было метров двести, не меньше. Оно продолжало удаляться, но теперь уже перейдя с неуклюжего бега на медленный шаг, успокоившись, по пути захватывая брезгливо выпирающими нижними челюстями веточки низкого серо-зелёного кустарника, что виднелся на склонах окрестных песчаных холмиков.
- Кажется, я могу сказать, кто эти «коровы», – улыбнулся Семён Семёнович. – Судя по всему, мы с вами очутились во временах до Юрского периода. В древнейших временах. Перед нами – типичный представитель Пермского периода Палеозойской эры, то есть Эры Древней Жизни. Это – мосхопс (просьба не путать с мопсом!). Рептилия, которая намного древнее всех динозавров Юрского периода. И которая, между прочим, обладает некоторыми признаками амфибий – да-да, группы земноводных. Возможно, мосхопс – одна из переходных ветвей от рептилий к амфибиям. Простите, я хотел сказать – от амфибий к рептилиям. Ведь, если следовать логике Эволюции, первые рыбы, выбиравшиеся на сушу, за миллионы лет становились амфибиями, а уже те, в свою очередь, столь же долго превращались в рептилий – пресмыкающихся.
Но возможно и другое, что мосхопс – как бы «тупик эволюции», вымерший бесследно на поверхности Земли… то есть, я хотел сказать, не бесследно – ведь скелеты его находили многократно. Чем не след в Истории? Но – безусловно – именно вымерший, и, вероятно, потомков не оставивший.
- Своеобразный внешний вид, – заметил Макшеев, – и морда не шибко приятная, хотя и травоядная... А где он жил в древности?
- Мосхопс жил на берегах пустынных рек Южной Америки, питаясь, как и здесь, скудной растительностью. Но вы понимаете, что, поскольку жизнь этих древних рептилий на поверхности Земли датируется Пермским периодом – точнее, серединой Пермского периода – само обозначение «Америка» весьма условно. 170 миллионов лет назад, задолго до всех динозавров, на планете существовал единый южный материк под названием Гондвана.
- Осколками его являются Индия, Австралия и Южная Америка, – подхватил Каштанов, – и другие области, в том числе – представьте! – наше древнее пермское Предуралье. Добавлю, что близкие по возрасту мосхопсу (по возрасту в геологическом и палеонтологическом смысле) отложения значительной части Южной Африки в геологии обозначаются как «формация Карру», мощность этого комплекса отложений достаточно уникальна – примерно пять километров! Эти континентальные отложения образовались со второй половины Пермского периода и до начала Юрского. Состоят они главным образом из чередующихся песчаников и различно окрашенных сланцев.
- Вообще, у архаичных рептилий, - зоолог продолжил свой рассказ, - имелись ОДНОВРЕМЕННО, как ни странно, признаки сразу трёх «бесконечно далёких от народа» и друг от друга групп – панцирноголовых (ну очень древних амфибий), пресмыкающихся (то есть рептилий) и… вы не поверите – млекопитающих!!
Эти странные рептилии, обладавшие казалось бы НЕ сочетаемыми признаками, образовали на едином материке разнообразное сообщество.
Сообщество это ещё интереснее, чем более поздние меловые или юрские динозавры, чем тоже вымершие (относительно недавно по историческим меркам) третичные млекопитающие…
…Рептилии, о которых мы с вами заговорили, очень различаются и по внешнему виду, и размерами, образ жизни и привычки у них, вероятно, были тоже весьма различны. Поскольку занимали те древние рептилии (которые намного старше столь популярных и «распиАренных» динозавров!) очень разные экологические ниши.
Но именно эти рептилии сегодня так интересны для нас – потому что именно среди них появились иктидозавры – предки современных млекопитающих и, естественно, человека. Наши с вами предки!

На протяжении следующего дня плавание проходило вдоль весьма унылой местности. В начале на пустынном берегу ещё попадались малочисленные группки мосхопсов и родственных им древних пресмыкающихся, а также панцырноголовых земноводных, но затем и эти признаки жизни исчезли. На выжженной красноватыми лучами Плутона земле перестала попадаться даже редкая пустынная растительность.
Остановки на берегу делались дважды, но Рогацкий ничем не смог пополнить свой гербарий. Даже «улов» Папочкина оказался крайне скуден – всего несколько мелких сероватых насекомых.
Становилось очень жарко. Ни малейшего дуновения ветерка, ни малейшего островка зелени на пустынных просторах.
Меж тем, берег впереди опять закруглялся вправо и, казалось, уходил в бесконечность. Серо-жёлтые и коричневые оттенки вдали уступали место чёрному цвету. Плыть дальше? Бессмысленно.
- Друзья! – обратился к товарищам Каштанов, – Судя по всему, впереди нас ждёт лишь безжизненная и смертельно опасная Чёрная пустыня. Опасная прежде всего полным отсутствием пресной воды, которая у нас уже на исходе.
- Воды ещё хватит на пару дней, но… согласен, – сказал Боровой. – Заодно предлагаю урезать нормы питья, чтобы дотянуть...
- Есть встречное предложение, – заявил Макшеев. – Поскольку Чёрная пустыня тянется отсюда, вероятно, до самых границ северной Плутонии, предлагаю не испытывать судьбу, а возвращаться назад.
- Совершенно верно, – кивнул Каштанов. – Вряд ли мы здесь, в пустыне, обнаружим что-то новое.
Остальные участники экспедиции, вытирая струившийся пот со лба – жара за последние часы усилилась – тут же согласились.
Хуже всего приходилось медвежонку и собакам. Им даже состригли часть шерсти на боках и животе, но это не помогало. Бедные животные лежали с высунутыми языками в лодках и тяжело дышали. Бока их судорожно вздымались и опадали.
  
Бросив последний взгляд на чёрный берег, путешественники повернули назад.
 
 
 
 

 
 
 
 






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 04.01.2019 Андрей Рябоконь
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457549

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика











1