Назревающая Война (II) (фанфик по "Как приручить дракона") Глава 12. За секретом, ценою в Междумирье


Беззубик, Иккинг и Хезер пересекли границу Предвратности. В полёте они заметили надвигающуюся на Чёрную Тайну огромную армию демонов, возглавляемую инкубами. Среди них была демоница, оставившая шрам от непередаваемого ужаса и боли в сердце юного нефилима. Зрачки троицы существенно расширились.

— Нет, нет… — в ужасе крикнул Иккинг.

— Салеос развязал войну. — резюмировал Беззубик в голове кшатрии.

— Надо предупредить всех драконов в Измерении. — точно заметила Хезер.

— Нет! — возразил в её голове Беззубик. — Мои собратья и так достаточно пострадали после последней битвы. Мы должны успеть добраться до Сущего раньше, чем сделает это Салеос со своими подручными.

— Погоди-ка? Я тебя тоже слышу? — удивился Иккинг, поглядев на голосящего обыкновенными звуками, не похожими на речь.

— У нас с тобой одна душа. Мои мысли ты тоже можешь понимать. — слова Беззубика врезались в голову Иккинга.

— Тогда не будем терять времени. — нефилим устремился высоко ввысь, чтобы снизить вероятность своего обнаружения демонами. Хезер и Беззубик последовали за ним.

Взмахивая крыльями изо всех сил, Иккинг наблюдал внизу, как красноголовые слуги не маршируют, а несутся сломя голову, пересекая пустынные земли Предвратности.

— Такое ощущение, что они мчатся…

— … по своей собственной воле! — довершила мысль нефилима Хезер, глядя на безумную ораву под собой. — Салеос постепенно начал терять контроль над гневом демонов. Обычно они более послушны.

— Верно. — согласился Беззубик. — Мы должны их опередить, пока они не добрались до Леса Зловещей Тишины.

Спустя несколько минут, троица увидела чёрную, дымящуюся пелену вдалеке. Ужасные, нечеловеческие крики и вопли исходили оттуда.

— Там какое-то движение! Смотрите! — воскликнул во всё горло Иккинг.

— Очи Левиафана! — ошалел Беззубик, заметив огромную тварь, запросто сметающую угольных исполинов, подобно венику пыль, на своём пути.

— Дара изумилась бы больше нашего, будь она сейчас здесь. — подтвердил Иккинг.

— Это же… — шокированная Хезер поразилась не меньше других.

Первый нефилим! — воскликнули все одновременно.

Первый Нефилим.

— Так он принял облик демона! — изумился Иккинг.

— Наша миссия в стократ усложняется! — воскликнул Беззубик.

Перед троицей возникла огромная четырёхлапая тварь. Внешне она смахивала на огромную косматую гориллу (точнее даже сказать Кинг-Конга), но была гораздо уродливее, свирепее, бешенее. Покрытое бело-серебристой, плотной шерстью демоново отродье своей огромной, как жерло вулкана в своём диаметре макушкой достигало ростом с самого вулкана (около трёхсот пятидесяти метров в высоту!). Огромные ручища, торс, мощные задние лапы напоминали неприступные цепи древних гор, способные всей своей колоссальной мощью раздавить, разрушить, умертвить абсолютно всё. Чёрно-янтарные глаза пропитывались безудержной яростью, неостановимым желанием расколошматить всё вокруг. Хуорны не были способны сдержать мощь великого исполина. Для него они являлись жалкими букашками, щекочущими его ноги, размером с треть проклятого Леса.

— Нам его не одолеть. — заявила Ночная Фурия. — Но задержать, думаю, его можно.

— Как это вообще можно задержать?! — заистерил шокированный нефилим.

— Не знаю. Но я постараюсь сделать это. — Беззубик отчаянно поглядел на исполина, что был выше Парящего-над-Демонами.

Сквозь чёрный полог одна за другой выскользнули шарообразные, с длинными, мерзкими щупальцами тёмные сгустки. За десять секунд сформировался целый батальон из безликих Сумеречных Теней. Одна из них заметила летящую к ним навстречу троицу. Тень подобно ракете помчалась в их сторону, уклоняясь от яростных размахов гигантского монстра. Огромная тварь не заметила её. Вместо этого она обратила внимание на хорошо сформированную армию врага.

— На него не дейссствует наша магия! — выкрикнула одна из них. — Он очень уссстойчив.

— Он не один! — крикнула третья, заметив приближающийся отряд демонов, во главе с инкубами и Адой. Началось сражение.

Тем временем, тень, что откололась от своих сородичей, долетела до троицы.

— Сссскорее! Вы должны сссспешить! — прошипела она.

— Он нас ждал? — удивилась Хезер.

— Сссущий рассскажет вам про сссекрет! Но нужно торопитьссся! Демоны уже атакуют насссс! — одним из многочисленных щупалец она указала ребятам на надвигающийся батальон из кархов (красноголовых ящеров, вооружённых алебардами) и узкоглазых, карликовых невидимок, ведомых инкубами внизу. — Первый Нефилим также против насссс! Нам не высссстоять в схватке сссс ними! — шипела тень. — Вссссе трое должны найти Ссссущего!

— А как же вы? — обеспокоенно спросил Иккинг.

— Мы ссссозданы защищать измерение Неприкаянных! Это наша ссссудьба. — безразлично ответила тень.

— Они нас заметят сразу. Эта косматая горилла и мои прежние «собратья». — подчеркнула Хезер.

— Не заметят! — возразила тень. Она обрела форму шарообразного эллипса, укутав собой от взора демонов и Первого Нефилима друзей. Она прорезала в себе два отверстия, чтобы отряд мог видеть, куда они летят. Троица пододвинулась к отверстиям с ужасом наблюдая происходящее вне тени.

Тень устремилась назад, к своим сородичам. В это время красноголовые ящеры несли потери. Плотно сгустившиеся Сумеречные тени сводили с ума рептилоидных воинов, одного за другим выпускающих огненные залпы по ним. Огонь слабо ранил их, но всё-таки часть чёрных скоплений растворялась в воздухе. Напор демонов не ослабевал.

В бой вступили бесы. Невидимые, вопящие словно шакалы твари стали своими когтями рассеивать чёрные скопления в воздухе. Мелкие заморыши сопротивлялись магии Теней. Подчинить столь примитивный разум тени не могли. Тогда чёрные сгустки пустили в дело свои полутораметровые щупальца. Подобно хлыстам, они рассекали узкоглазых, карликовых невидимок на две части. Но бесы почему-то не ослабляли натиск. Смерть сородичей, одного за другим, подстегнула их к яростным атакам лучше плетей. Численность защитников Междумирья стала резко сокращаться. Тогда Тени начали применять новые способы борьбы. Они взмывали ввысь, затем пикировали в землю. Бесы растерялись, оглядываясь вокруг. Пытались учуять запах. Но теней и след, и запах простыл. Как вдруг, один за другим замертво полегли по-шакальи воющие, невидимые создания. Мелкие, но изрядно потрепавшие войско Теней твари были полностью разбиты.

Однако на этом демоническая армия нисколько не потеряла своей мощи. В бой вступили демоны-соблазнители. Каждый из инкубов обернулся в своеобразного могучего зверя с неестественным обликом. Каждый из них применял на Тенях свои уникальные способности. Один поражал огнём, перевоплощённый в медведе-выдру. Второй, подобно рыси, пускал в бой когти-бритвы, в миг рассекающие чёрные сгустки, при этом его облик напоминал смесь амурского тигра с мощными, крепкими лапами, как у бегемота, и хвостом, как у волка. Третий изрыгал из пасти молнии, сопряжённые кислотными плевками, подобный барсу, стоящему на двух задних львиных лапах, и крыльями, подобно орлу. Другие семеро инкубов, во главе с Адой, обернувшейся в чёрную, саблезубую пантеру, напирали на Теней, оттесняя их к чёрному пологу. Первый Нефилим ждал. Он не вмешивался в сражение демонов и Сумеречных Теней. Ибо его целью было лишь уничтожить череду Хуорнов.

Тень благополучно приземлила троицу на землю. Они оказались возле портала в Чёрную Тайну.

— Я провожу вассс. — она подала три щупальца, которые создала из чёрного шарообразного «тела». Ребята крепко ухватились за щупальца. Иккинг, тем временем, перевоплотился обратно в человека. — Держитесссь крепче.

                                                                                                                         ***

Хезер поразилась внутренним содержанием Измерения Неприкаянных во время полёта. Беззубик и Иккинг не обращали внимания на окружающую их атмосферу. В отличие от прошлого раза, сейчас Чёрная Тайна опустела. Ибо все тени, одна за другой, сплочённо, но неся обильные потери, защищали Измерение.

Округлая, покрытая сталактитами сверху, пещера, как позже поняла Хезер, являлась предместием в Междумирьи. Хезер нравились необычные, единственные краски этого измерения: ослепительно белые проблески, окутанные чёрным покрывалом сверху, и морские оттенки снизу, освещаемые необычными кристаллами. Казалось, Хезер уподобится Иккингу и Беззубику, когда те впервые оказались в загадочном измерении. Ощутит спокойствие, умиротворение. Но, как и Дара, она сопротивлялась волшебству, порождённому Тьмой.

— Куда ты нас ведёшь? — спросила Хезер.

— К Сссущему, кшшшатрия! — безразлично прошипела тень.

Впереди, как и тогда, сгустился непроглядный мрак. Никто из троицы не мог разглядеть ничего вокруг. Чем дальше они углублялись сквозь туннель, тем сильнее атмосфера вокруг становилась сдавленной. Однако на этот раз в дальней части пещеры, в которую вёл туннель, не было так темно. Ибо все тени, что пребывали там в прошлый раз, сейчас сражаются с демонами, защищая родное Междумирье. Иккинг поразился увиденным. Ведь он абсолютно не помнил этих мест. Беззубик находился в изумлении не меньшем, чем Иккинг.

— И тут мы в прошлый раз были? — удивился юноша. — Что-то я совсем не помню этого.

— Помнит только Дара. — ответила тень. — Её внутренняя сссила позволила ей сссопротивляться нашей магии. Должна признать — ваша подруга — очень одарённая ссуккуба. Возможно, сссильнее, чем кто-либо из других демонов.

— Как так получилось, что дух, который прошёл ваши испытания, теперь сражается за Салеоса? — возмутился парень.

— Ему ссссилу даровал древний демон. Демон, что впитал в ссссебя душшшу могучего дракона. — произнесла Тень.

— Тот самый, что превращался в демона-дракона, иначе говоря, Горгулью? — интересовалась Хезер.

— Этого я не знаю. — просипела Тень. — Знает лишь Сссущий.

Они пролетели над узеньким мостом, который вёл в пещеру, где Иккинг достал таинственный меч. Когда они оказались внутри пещеры, Иккинг обратил внимание, что мерцающих белоснежными бликами вод реки на этот раз не было.

— Я должна вернутьсссся к ссссвоим! — прошипела тень, но неожиданно, её остановил старческий хриплый голос:

— Задержись, тень! — опираясь руками на косу с чёрной гигантской ручкой, выше него самого, и серебристым дугоообразным лезвием, сказал Сущий.

— Это он? — раскрыла рот от изумления Хезер.

— Да. — кивнул Иккинг.

— Нет времени на долгие приветствия и иные реверансы. — жёстко произнёс Сущий.

Вход в пещеру-комнату, расположенный за спиной Сущего, был открыт. Но в этот раз Беззубик и Иккинг не увидели ничего внутри неё, что бы напоминало об уюте или комфорте. Она была совершенно пустой, словно предыдущая высоченная пещера. Ни библиотеки, ни лакомства дракона, ни кровати, ни камина с приятно потрескивающим огоньком. Сущий развернулся к ребятам и спешно направился в свою пустую обитель. За ним последовала троица. Когда они прошли за седобородым старцем, он одним щелчком пальцев опустил за спинами ребят каменную стену, закрывшую проход.

— Вы пришли за тайной, которую я храню уже почти две сотни лет. — прохрипел Неприкаянный. — Беззубик, Иккинг, и ты… — внимательно оглядел он Хезер с головы до ног. — Кшатрия-Горгулья…

— Что вы только что сказали? — остолбенела Хезер, раскрыв рот и распахнув изумрудные очи от ошеломления.

— Да, что ты так удивляешься? — по-стариковски проворчал Сущий, нахмурив волнистый от морщин лоб. — Или хочешь сказать, что ты не знала правды о своём настоящем отце.

— Что это значит?! — возмущалась Хезер. Затем она мгновенно сообразила: — Салеос… — рычала сквозь зубы. — Ненавижу!!!

— Хотите сказать, что она кшатрия не по рождению? — удивился нефилим, волнительно поглядев на Хезер.

— По рождению. Но её отцом был не Салеос. А тот, кто с помощью особого ритуала поместил в юную, маленькую девочку душу Демона-Дракона. Тоже демон. Он подселил в Хезер того самого, что поделился своей силой с Первым Нефилимом тринадцать тысяч лет назад. — далее, старик ругнулся на себя. — Проклятье! Как же я позволил себе упустить из виду будущее Первого Нефилима?

— Важно сейчас подумать, как решить проблему, а не винить себя за ошибки прошлого! — твёрдо заявил Иккинг.

— Да, юный нефилим. — кивнул Сущий, слегка улыбнувшись юноше. — Ты, безусловно, прав. — взгляд Неприкаянного пал на кшатрию. — Хезер, в тебе сокрыт дух древнего демона, который, несмотря на свою чрезмерную жестокость, эгоистичность, ненависть ко всему окружающему и одержимость собственным превосходством, был одним из самых преданных слуг матери Дэтомоны…

— Лилит… — еле слышно произнесла Хезер.

— Верно. — кивнул старец.

— Если это так, тогда почему он позволил Хезер напасть на дочерь Лилит? — полюбопытствовал шатен.

— Всё дело в запахах, Иккинг. — отвечал Сущий. — Он никогда не знал ни в лицо, ни на запах дочерь Лилит — Дэтомону. Салеос оказался умнее всех в этом. Ведь он не говорил тебе, чем так особенна Астрид Хофферсон и почему он так жаждет её заполучить? — девушка отрицательно покачала головой.

— Проклятая тварь! — по-драконьи, едва не выпустив Горгулью наружу, рыкнула Хезер. — Я испепелю его багровой кислотой!

— Сейчас гораздо важнее не это! — хрипло сказал Неприкаянный. Внезапно содрогнулось всё измерение, будто от сильного подземного толчка. — Демоны уже скоро явятся сюда.

Беззубик обеспокоенно проурчал и встал напротив прохода, пригнувшись словно перед прыжком, оскалившись и злобно рыча.

— Мы пришли, чтобы узнать, где скрываются Ночные Фурии сейчас. — взволнованно спросил Иккинг.

— В Долине Обречённых. — промолвил старик.

— Нет их там! — воскликнула брюнетка. — Салеос прочёсывал каждый сантиметр со своим войском всё это пустынное измерение.

— Есссть! — просипел, подобно тени, Сущий, отчего Хезер испуганно замолкла. — Из этого Измерения есть три пути. Один ведёт в Предвратность. Другой — в Измерение Драконов.

— А третий куда ведёт? — сотрясаясь внутри, чувствуя приближение демонов, спросил Иккинг. Сущий ответил в своей привычной манере:

                                                                                        Туда, где Потерянные Души хранят Его.
                                                                                        Туда, где нет места Дню.
                                                                                        Как демона-повелителя Огонь,
                                                                                        Как дракона-исполина суть.

                                                                                        Секрет Ночные Фурии стерегут,
                                                                                        Где кончается демонов огонь
                                                                                        Там, где нет места Дню,
                                                                                        Где начинается драконова суть.


— И, как это понять? — возмутилась Хезер, но старик начал превращаться в чёрное густое облако. Клубы чёрного дыма растворились в комнате и никаких признаков его пребывания в пещере не было. Как вдруг, все трое услышали его наказ:

— Возвращайтесь к друзьям. Отыщите Её. Иначе равновесие нарушится и Ад утонет в крови. — эхом отозвался по пещере старческий, хриплый голос. Неожиданно перед троицей возникли унылые пейзажи Предвратности. Тень, что сопровождала их, оказалась вместе с новыми спутниками подле травянистой, цветочной границы Измерения Драконов.

— Мы должны рассказать обо всём Парящему-над-Демонами, Астрид, и всем остальным. — твёрдо заявил Иккинг. — Вперёд!

Нефилим превратился в Ночную Фурию, и вместе с троими спутниками пересёк границу драконьего Междумирья. Однако, когда они прошли сквозь неё, их нижние челюсти отвисли от удивления.

Перед спутниками возникло удручающее зрелище… Красивейшие приграничные пейзажи были лишены своих красок. Когда-то травянистые зелёные земли, ныне пепельно-угольные пустоши нагнали ужас в сердца ребят. Озеро, что находилось неподалёку возле гор, на которых располагался свежий белый снег, и было окружено цветущим лесом… превратилось в высохшие угольные отметины. Горы потрескались так, будто кто-то по ним неоднократно бил гигантской кувалдой. Весь лес возле озера был сожжён: лишь чёрные, мёртвые стволы некогда живых деревьев являлись мрачным напоминанием о прежних красотах… И такие удручающие пейзажи были повсюду. Даже тень через безликость ощущала кошмарное потрясение и рождающийся внутренний, неудержимый гнев. Беззубик яростно заревел, глядя на чёрные, словно дым от лесных, массивных пожарищ плотные тучи, которые пролетали по смолянистому, лишённому приятной летней синевы, небосводу.

Внезапно Беззубик и остальные услышали хлопанье крыльев. К четвёрке подлетел слабый, еле живой Змеевик. Зеленокожий, окрашенный в фиолетовую и жёлтую крапинку. Весь израненный, местами изрядно покоцанный. Увидев дракона, в голове Беззубика мелькнуло воспоминание, как Кривоклык со схожим «почерком» прилетел к ребятам, чтобы их предупредить об опасности…

— Беззубик… — Хезер сообразила — дракон уже не жилец. Он умирал. — Нас предали… — Иккинг подбежал к падающему с задних лап Змеевику. Он приподнял округлую большую драконью голову, не позволяя ей коснуться испепелённой земли.

Ночная Фурия злобно оскалилась. Но не на вестника. А на беспринципное, подлое, варварское коварство.

— Кто это был? — полушёпотом спросил Иккинг.

— Салеос. Вместе с Первым Нефилимом… — предсмертно откашливался дракон. — Где вы были…? Акх-акх-акх… — продолжал он кашлять. — Он пустил в бой тварей, которых мы доселе не видели… Боеспособные, мигом сокрушающие любого дракона… У нас не было шансов… Они дышали огнём, как мы… Использовали те же захваты, уклонения, как мы… — откашливался дракон. — Но… их мощь подпитывалась чем-то ещё…

— А что случилось с Парящим-над-Демонами? — склонилась над драконом кшатрия.

— Погиб в схватке с Первым Нефилимом… Ему удавалось долго сдерживать натиск этой зверюги… Но Гигантское Чудище оказалось сильнее… — Беззубик сжал свои очи, сдерживая изо всех сил слёзы.

— Где Астрид и Дара? — волновался Иккинг.

— Схвачены Салеосом… — Иккинг желал всем своим сердцем превратиться в этот раз в демона от непередаваемой злобы.

— Куда он их повёл? — Хезер, похоже, единственная, кто сохранила рассудок в данной ситуации.

— Я только видел, как они скрылись в Проходе-под-Равнинами… — оставалось несколько секунд, прежде чем несчастный Змеевик испустит последнее дыхание жизни.

— Они направились в Долину Обречённых! Я знаю, где это. — пояснил чёрный дракон друзьям. Пока Змеевик не умер, Беззубик обязан был задать вопрос:

— Кто? Кто предал нас?! — гневно сквозь зубы проговорил Беззубик.

— Она… — взгляд белых глаз умирающего устремился в небо. Он испустил последнее дыхание…

— Сочувствую, Беззубик. — Хезер подошла к прослезившемуся дракону и обняла его за шею. Она ощутила через пару секунд большие капли солёной воды, которые падали на её плечи.

Иккинг потерял спокойствие. Его глаза налились гневом. Подлость Салеоса превысила в понимании всё мыслимое и немыслимое. Ради сохранения власти проклятый демон напал на одно Междумирье, и стёр с лица Ада другое! То, что для него могло бы стать вторым домом… Все мечты и цели были разрушены подлым демоном в один момент.

— Я найду тебя, Астрид! — заявил Иккинг, не проронив ни слезинки. Внутренний гнев освободил его от печали и боли, которую испытывал в данный момент Беззубик. — И собственноручно оторву голову треклятому Салеосу!

— Иккинг. — подошла к юноше кшатрия. — Мы найдём твою возлюбленную. И спасём её. И, к тому же, ты — не единственный, кто хочет поквитаться с Салеосом.

— Как и я! — злобно рыкнул Беззубик. — Некогда отдыхать! Мы настигнем их, если последуем тем же путём, что и они. Через ущелье под названием "Проход-под-Равниной". - Хезер не секунду померещилось, будто Беззубик слегка передёрнулся после произнесённого им названия. - Надеюсь, мы успеем их догнать.

— Но, Беззубик? — усомнилась Хезер. — Как нам одолеть Первого Нефилима? Это здоровенное, косматое чудище не убиваемо! - она по-прежнему пребывала под впечатлением от Первого Нефилима. - Его даже Парящий-над-Демонами не смог победить.

— Не знаю, как. — сухо ответил дракон. — Убьём Салеоса — остановим всё это безумие.

— Не остановим, мой друг. — отрицательно качнула головой Хезер. — Демоны теряют контроль. Чем быстрее утекает время власти Салеоса, тем отчаяннее он будет искать способ сохранить её.

Пока Хезер и Беззубик беседовали, Иккинг совершил обращение. Он готовился взлетать. Несмотря на приближающуюся ночь, юноша потерял всяческую способность спать. Беззубик так же разделял чувство Иккинга.

— Хезер, мы найдём решение по ходу. А сейчас надо спасти наших друзей. — мысли, что Салеос может причинить боль Астрид, выворачивали его сознание наизнанку. И всерьёз разозлили его. — Однако, Беззубик кое в чём прав. Салеоса необходимо убить.

Девушка более не произнесла ни слова. Она понимала прекрасно, что чувствует Иккинг. И дальнейшие слова сочувствия и сожаления только усилят его гнев. Тень лишь безмолвно наблюдала за ними. Никому не было известно, разделяла ли она их скорбь или же равнодушно следила за их мыслями и движениями. Все четверо взмыли ввысь и впотьмах направились на юг.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 04.01.2019 Иван Фетисов
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457340

Метки: Иккинг, Хезер, Беззубик,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика











1