Вещие сны сидельца Сизова - сон седьмой


Вещие сны сидельца Сизова - сон седьмой

Что происходило в кабинете Лаврова, Славик не слышал. Они всё предусмотрели для конфиденциальности, обеспечив полную звукоизоляцию. Негоже было бы, чтобы посетители мастерской могли слушать чужие тайны.

Беседа за дверьми велась более часа. Лавров вышел вместе с посетителем одетым, с зонтом в руке, закрыв массивную дверь кабинета на ключ.

- Простите, Слава, если будут посетители ко мне, то я буду через час всенепременно. Нам с товарищем Уточкиным надо квартиру его осмотреть. Это здесь рядом, буквально через сквер, в шестом доме, - обратился к Сизову Лавров.

Они ушли. Не успела закрыться дверь, как на пороге появилась постоянная клиентка Сизова, Евдокия Ивановна из восьмого дома.

- Это же Уточкин, из шестого дома, - с удивлением произнесла Евдокия Ивановна. - Бедолага! Он что, решил детектива нанять? Правильно! Милиция ни черта работать не хочет! Надо думать! Таскают мужичонка по допросам, обвиняя его в том, что он и совершить бы не смог. Жена у него пропала с полгода как. Бабища центнера на полтора. Вы, Славик, видели этого хлюпика? Скажите мне, мог этот тщедушный мужичок грохнуть свою жёнушку? Да и за что? Они жили душа в душу. Деток не нарожали, но жили себе тихо и счастливо. Он служил до пенсии в нашем ЖКХ бухгалтером. Сама вежливость, скажу я вам. Жёнушка по дому всё делала, нигде не работая. Всё сама! Она...

Но досказать Евдокии Ивановне не удалось, в дверях уже стояла другая клиентка. Евдокия забрала свой заказ и удалилась, окинув даму презрительным взглядом. Вошедшая, которую Сизов видел впервые, посмотрела вслед уходящей с усмешкой, вынув из сумки старенькие щипцы для завивки волос, заговорила почти шёпотом:

- Это она не про жену ли Уточкина здесь распиналась? Любит народ говорить пустое. Я живу с ними в одном подъезде с самого первого дня заселения дома. Как же - всё сама. Домработница у них всегда. Жена ещё та барыня была. Только и знала, что по салонам шастать, маникюр и педикюр делать. Колец на всех пальцах с десяток. Вот откуда у бухгалтера ЖКХ, пусть и главного, деньги берутся? Квартира полна мебели, продукты с рынка лучшие, шубы две дорогущие у жёнушки. Машины нет, но на такси постоянно катаются. Дача в хорошем месте. На лето жёнушка укатит на такси с домработницей, и поживают на природе. Сам Уточкин там и не бывает. Он после пропажи жены дачу сразу продал. Понимать надо, тяжко ему на даче бывать. Да и зачем, ежели он непривычный? А эта, что только вышла, постоянно шастала в квартиру Уточкиных. Каждый божий день! Клавка, домработница ихняя, пирожки вкусные пекла, так эта по шесть штук сжирала за раз.

- А домработница работает или уволилась? - задал вопрос Сизов.

- Клавка-то? Работает, куда она от них денется? Живёт в соседнем подъезде с сыном-бугаём, который нигде не работает, знай пьёт и буянит. У Уточкина и еды досыта, и вещички поношенные ей достаются. Ой, пошла я, скоро внук со школы придёт! Посмотрите мои щипцы, зажим слабоват стал. Не люблю электрические, по старинке, на газе нагреваю. И вот ещё что скажу вам. Врёт домработница, что жена из дома одна уходила. Вместе они уезжали на такси в тот день и сынок ейный с ними. Они саженцы жасмина везли сажать. Я и таксиста знаю, он часто на соседней улице таксует, пожилой такой, без мизинца на правой руке. Я иногда с ним на рынок езжу, или за внуком в школу.

Вернувшийся Лавров в мастерской никого не застал. Принёс перекусить и рассказать всё по осмотру квартиры, но Сизов предложил послушать его информацию и всё подробно рассказал об услышанном от своих клиенток.

- И думаю я, Векеша, не пропала жена у Уточкина, а лежит её прах под каким-нибудь кустом жасмина на проданной дачке. И приложили к этому свои ручки домработница и сынок её бугай. Как там всё вышло - другой вопрос. Может и достала их барынька, может другие планы у них родились в головах, но искать надо на даче.

- Вот те раз! Я бегаю, смотрю, а ты, Славик, дело раскрыл, из мастерской не выходя. Пойду того таксиста искать, повременю с перекусом, - поспешил Лавров.

Небо прояснилось, весеннее солнышко заиграло в лужах на асфальте бликами, зачирикали птички на дереве под окном. И такая благодать снизошла на Сизова. Включил тихую музыку, пристрастился к классической с некоторых пор. Спокойная, к размышлениям подталкивает, а больше ко сну. Однако ввалившийся мужик гигантского роста сон разогнал мгновенно.

- Слышь, мужик, чего тут к тебе Уточкин прибегал, - спросил вошедший, с любопытством разглядывая мастерскую, начищенную до блеска.

- О, это не ко мне, мил человек. Я тут только утюги и чайники ремонтирую. Остальное к детективу. Мужчины ко мне не ходят. Всё больше бабульки, божьи одуванчики. А вам детектив нужен? Я и не знаю, когда он вернётся, убежал, ничего не сказав, - ответил Сизов, разглядывая пришедшего.

Небрежно плюхнувшись на диванчик, который застонал под тяжестью большого тела, посетитель перерыл стопку журналов на подставке, в минуту изменив интерьер.

- Не нужён мне детектив. Хотел просто узнать, о чём Уточкин распинался. Маманя моя у него в домработницах трудится. Нудный человек, этот Уточкин. Бегает по ментовкам, надоедает людям. Сбежала от него жена, но поверить ему в это не хочется. Бросила бедолагу. Жениться ему надо и жить дальше. Вот хотя бы на моей мамане. Женщина в соку, полтинника ещё нет, ягодка, мать её, - забасил пришелец.

- Дверь у детектива массивная, ничего не слышно. Мне и не интересно про убийства слушать. Насиделся в местах отдалённых на всю оставшуюся жизнь, с меня хватит. Разберётся народ сам со своей жизнью...

- Про убийства? Слышь, мужик, расскажи, как там, в местах отдалённых. Выжить можно? - трусливо поглядывая по сторонам, спросил верзила.

- С вашей комплекцией трудновато, жратвы мало и с воли посылки ограничены. Грязь в бараках, вши одолевают. Наши лагеря - это вам не Америка, с душами и машинами стиральными. Я в лагерях тридцатник отмотал, насмотрелся. Извращенцев полно и жасмином там не пахнет, - ответил Сизов, отметив про себя, как встрепенулся собеседник при его последних словах.

- А про жасмин это вы к чему, - перешел на "вы" пришедший

- Люблю жасмин, потому и вспомнил. Надо посадить под окнами. Весной от него аромат обалденный. Я тут на одной дачке в гостях побывал, хозяин её недавно купил, так там такой куст жасмина у дальнего забора увидел, прям позавидовал. Видно, хорошо удобрили по осени бывшие хозяева, - разглагольствовал Сизов, поглядывая на посетителя.

Верзила встал, потоптался в растерянности на месте, зачем-то погладил диванчик своей лапищей, и выровняв стопку рекламных журналов на подставке, стал пятиться к двери задом, раскланиваясь и повторяя многократно: - Ну, я это, пошёл...Ну, я это, пошёл...

Сизов смотрел ему вслед через окно. У шестого дома к нему метнулась женщина. Верзила отмахнулся от неё и побежал прочь. Женщина бежала следом, что-то ему говоря, этакая рослая бабища, весом не менее полутора центнеров.

- Забегали, поганцы! Почуяли жаренного петуха у своих задниц. Поделом вам, людишки подлые, - вслух произнёс Сизов, и следом потекла вода из крана. - Вы тоже слышали?

- С кем это ты здесь разговоры ведёшь, Славик? - спросил вернувшийся Лавров. - По-прежнему считаешь, что они тут обитают? А вода чего бежит?

Не успел Лавров сделать и шага к крану, вода прекратилась течь. Он несколько секунд постоял в оцепенении, а потом шёпотом произнёс:

- Я же, Славик, ничего против не имею. Пусть себе обитают. Кому от этого вред? Никому!

При этих словах Лаврова, вода вновь потекла, а потом перестала. Стопка журналов свалилась с подставки на пол и следом вернулась на место

- Понял я, понял! - произнёс Лавров, вытирая платком выступившую испарину, и обращаясь к Сизову: - Правы твои клиентки. Таксист помнит ту поездку и сейчас даёт показания в милиции. А на дачу выехала следственная группа. Обещали отзвониться.

- Судили Клавдию и её сына-верзилу через месяц. Верно подсказал Славик про куст жасмина. Так и не признались, за что убивали погибшую. Кольца её и ещё многое из квартиры Уточкиных нашли в их квартире. Мечтала Клавдия женить на себе вдовца, но ничего из этого не получилось. Лаялись между собой мать и сын на всех очных ставках. Валили друг на друга вину. Сроки получили большие и развезли их по разным лагерям. Сына на лесоповал в Сибирь, где он вскоре и сгинул. Мать в среднюю полосу страны.

Уточкин щедро расплатился с детективами, продав всё золотишко жены. Часто приходил в мастерскую просто посидеть. Отмечал, что становилось на душе его тепло, будто с женой повидался воочию. Приносил угощения к чаю. Без оплаты вёл учёт агенства, сдавая исправно отчётность, куда следует.

Продолжение следует:





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 03.01.2019 Надежда Опескина
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457188

Метки: Жизнь,
Рубрика произведения: Проза -> Мистика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1