И целая жизнь в долг


Несколько лет назад, будучи ещё жизнерадостной и полной энергии студенткой, мне посчастливилось наблюдать или, вернее даже подслушивать, интереснейший разговор, скрывающий в себе целую жизнь подавляющего большинства людей среднего и не очень класса.
В одном из самых что ни на есть заурядных кафе самого обыкновенного города в самый обыкновенный будничный день за соседним от меня столиком сидели две женщины. Столы в этом заведении, дыбы вместить в себя больше народу, стояли на расстоянии вытянутой руки друг от друга, так что даже глухой мог слышать, о чём говорят его соседи справа или любой другой стороны. И весь этот говор, доносившийся со всех сторон, сливался в один бесконечный нескончаемый гул, остановить или приглушить который было просто невозможно. Тишина здесь, казалось, наступает только после закрытия.
И сегодня было шумно, но я научилась из всей кучи летящих на меня голосов, выделять единицы, интересовавшие меня. Сегодня ими стали мои временные и случайные соседки. Им обеим было около сорока или чуть более того, обе они были не по годам грустны и уставши. Усталость эта, казалось, тяжёлым грузом лежала на их плечах, приклоняя их спины к земле.
- Мда, и сколько лет ещё мучиться, - грустно вздохнула сухощавая дама.
- Сколько? – уточнила вторая: она была более пышная и румяная. Первая, отпив компот и махнув рукой, устало выдохнула: «восемь». – А мне одиннадцать ещё, - она подпёрла рукой подбородок и закрыла глаза.
Мне стало очень интересно, в большей степени, наверное, именно потому, что я не понимала, о чём именно идёт речь. «Восемь», «Одиннадцать», о чём говорят эти цифры? Я стала прислушиваться ещё тщательнее, фокусируя слух.
- А ведь мы вступили на этот путь много лет назад потому только, что та жизнь казалось нам невыносимой и безвыходной, верно?
- Ещё бы! - воскликнула вторая. – Если бы мы могли только знать, что «тогда» было хорошо, - она вздохнула. – Недавно была в банке, - усмехнулась она, старательно разрезая острым ножом кусок мяса, обсыпанный гарниром, - меня ужаснуло… - она замолчала, отправляя в рот кусочек.
- Что же? – первая дама нетерпеливо поёрзала.
- Ждала свою очередь, кстати, талоны сделали, а очереди от этого меньше не стали, зато скандалов практически нет, - добавила она, - так вот, сижу, жду и наблюдаю. Сколько же людей у нас в стране живёт в кредит, Господи, Боже мой! – она всплеснула руками, и вилка чуть не упала на пол, громко стукнувшись о тарелку. – Ты даже не представляешь, - продолжала она чуть тише, сконфузившись от того, что несколько человек кинули на неё взгляды, - сколько денег пожирают эти самые банкоматы. Такие маленькие машинки и такая огромная власть над человеческими жизнями сам Гитлер позавидовал бы. Они просто как ненасытные чудовища!
- Ненасытные чудовища – это банки. Всё им мало, только и делают, что людей обманывают.
Из-за третьего столика слева, стоящего в полутора метрах от женщин, чей разговор взбудоражил мой интерес, сидел молодой человек, примерно двадцати двух – двадцати пяти лет. Он был в чёрном классическом костюме и белоснежной рубашке. На носу маленькие очки. Всё время он краем глаза следил за дамами, но после последней реплики одной из них, он медленно поднялся и подошёл к их столику.
- Простите, милые дамы, - они удивлённо вскинули на него глаза. – Я совершенно случайно услышал ваш разговор и смею заметить, что вы не правы.
- В чём же? – худощавая дама вскинула бровь.
- Вы позволите? – они кивнули, он присел. Я неосознанно придвинулась ближе. – Вы считаете, что банки – это зло?
- А как иначе?
- А считаю, что банки – это лишь учреждения, дающие нуждающимся в долг, просто под процент потому, что любой труд и любая услуга должны быть оплачены. Мы вам деньги, вы нам их же только с небольшой доплатой.
- Небольшой? – сухощавая расхохоталась. – Вы сами-то слышите, что говорите? Вы вообще кто?
- Я работаю в банке, - пояснил он.
- А в каком? – он назвал. – О, именно вам я выплачиваю долг.
- И что большая переплата?
- Два миллиона за пятнадцать лет.
- Не так уж и много, - решил паренек, секунду поразмыслив.
- Не много? Это 134 тысячи в год, 11 тысяч 200 рублей в месяц, 374 рубля в день, 16 рублей в час, если округлять, - он удивлённо посмотрел на женщину. – Благодаря банку, я и математику подтянула.
- Но ведь вам нужны были деньги, верно? Я так понимаю, у вас ипотека? – она кивнула. – Ну вот, благодаря нам вы купили жильё.
- И вот уже семь лет не сплю по ночам и ещё восемь впереди. У меня ведь нет квартиры, потому что в эти восемь лет может случиться всё, что угодно, и, если я перестану по каким-либо причинам платить, всё то, что было выплачено мной в течении семи лет не будет иметь смысла. Вы просто отберёте у меня эту самую квартиру, не моргнув и глазом. Вы, конечно, полезны в определённых жизненных ситуациях, но в целом, лишь соблазнительная обуза, ярко украшенный хомут на чумазых шеях работяг, желающих лучшей жизни, - он не то удивлённо, не то сердито сдвинул брови и посмотрел на часы.
- Простите меня, но мне пора: обед закончился, - он встал и ушёл. Пропал так же внезапно, как и появился.
- И что же будет дальше? – задумчиво вздохнула пышненькая, провожая его взглядом сквозь окно.
- А дальше следующий платёж.
После этой фразы я перестала их слушать. Мне стало нестерпимо жаль этих женщин, которые в погоне за лучшей жизнью загнали себя в такие рамки. Это ужасно. А сколько таких людей по стране? А сколько их в целом мире? И мне вдруг показались безгранично свободными те люди, которые благодаря своему чутью, образованности или просто счастливому случаю, избежали этой ямы….
КОНЕЦ.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 03.01.2019 Анна Кёрн
Свидетельство о публикации: izba-2019-2457092

Рубрика произведения: Проза -> Сатира











1