глава 19. Радужные планы


- Замыслил ты недоброе, приятель.
- Молчи, я вынужден тебя сожрать.
- За что ж такая милость?
- Я видел, грыз ты мой мосол.
- Так я же травоядное…
- Какая разница, когда в желудке пусто.
/басня волк и теленок/

     Уныло тянулись дни в ожидании результатов обследования и анализов. Я нервничал и корил себя за то, что как придурок ширнулся наркотой, теперь наверняка обнаружатся следы морфина. Кроме этого однообразие угнетало, живого человека видел не более трех раз за сутки: завтрак, обед и ужин приносила одна и та же девушка, больше похожая на киборга. На любые вопросы отвечала: «Да, нет, не положено.» При попытке близкого контакта в виде невинного поцелуя, отпрыгнула как кошка, сгруппировавшись в боевой стойке.
     - Не приближайтесь, иначе я вас усыплю. И без шуток.
     Я с нетерпением ждал перевода в многообещающий нулевой блок. Пытался читать книжки, но смысл не доходил до сознания, смотрел фильмы, но они вызывали ощущение безысходной тоски. Единственным развлечением стали длительные разговоры со Шлюхеттой об отношениях между мужчиной и женщиной, о генетических различиях полов и признаках, обусловленных Y хромосомой. В паузах по видеофону прорывалась Стервелла и обрушивала на меня обильные потоки упреков, что мало уделяю ей внимания. Приходилось выслушивать бесконечные жалобы о сложности сохранения паритета в создавшейся двусмысленной ситуации, обвинения в изменах и гнусном предательстве с моей стороны. Претензии, что я разбиваю ей сердце, пространные объяснения в абстрактной любви, надоели уже хуже «горькой редьки.» Не желая терять союзника, я успокаивал её как мог, заверяя в самых искренних и нежных чувствах. Говорил, что готов пожертвовать всем для нашего благополучия, убеждал в преданности и дружбе. Она, немного успокоившись, принималась щебетать о прошлом, о предстоящем будущем. Я поддакивал, задавал вопросы, проявляя интерес, хотя в мыслях был далёк от нарисованной мне идиллии. Обдумывая план побега на досуге, я отмечал детали из разговоров Шлюхетты и рассказов Стервеллы, делая пометки в шифр блокноте «Контрас», выкраденном у Ардамоне. Подробно записывал количество постов внешнего наблюдения, расположение, численность и вооружение охраны зоны 2-ой категории, особенно место дислокации звездолетов. Неосмотрительно расслабившись, а может будучи уверенными на сто процентов в непреодолимости заслонов, амазонки подробно посвящали меня в тонкости работы лаборатории «ANDR». Правда один раз я навлек на себя подозрение, когда настойчиво интересовался специальными паролями и ключ-картами. Шлюхетта, прикусив губу, внимательно посмотрела в мои наивные глаза.
     - Зачем тебе это?
     Я спохватился и простодушно пояснил.
     - Просто так, сравнивал систему кодирования землян с амазонской. Любопытно у кого шифры более продвинуты. У вас женская логика, а у нас хакеры преимущественно мужики.
     Она расхохоталась.
     - Всё новое хорошо забытое старое. Пергаменты древних летописцев до сих пор не дешифрованы и ближайшие лет триста вряд ли кто продвинется дальше первой страницы.
     - У нас шумерская клинопись до сих пор остается загадкой для человечества. Специалисты используют компьютерные технологии, но больших успехов так никто и не достиг.
     Я умело перевел разговор в другое русло. Шлюхетта до слез смеялась над моими анекдотами из жизни медиков.
«Хирург в операционной швыряет скальпель на пол, срывает перчатки и говорит медсестре:
     - Писец бабке, в морг!
     Практикант везет каталку по коридору, пациентка приходит в себя и спрашивает:
     - Куды меня, милок?
     - В морг, - невозмутимо отвечает студент.
     - А может в реанимацию? - в надежде просит несчастная.
     - Доктор сказал в морг, значит в морг.»
***
     Амазонка закидывала меня вопросами о земной жизни.
     - Трудно учиться в институте?
     - Ну если учиться, то трудно.
     - А что такое коммунистический субботник?
     - Это праздник, когда можно и не учиться, и не работать.
     - А как понять постулат о общественно-экономической формации, в эпоху социально-политических революций? - с трудов выговаривая знакомые мне с детства слова, Шлюхетта смешно морщила носик.
     - Где ты набралась таких слов?
     - Из древних рукописей.
     - Элементарно, - со знанием дела объяснял я. - Оголодавший народ, недовольный правящим режимом, свергает его вооруженным путем, сажает себе на шею новое правительство. Не дождавшись обещанного «светлого будущего», трудящиеся обнаруживают, что диктаторы дискредитировали себя, волны возмущения выплескиваются на улицы. Бунтовщики требуют созыва учредительного собрания, выбирают самых «честных сенаторов», которые через пару десятилетий проворовываются. Затем сенат вынужден принимать экстренные меры и назначать самого достойного премьер-министром. Пока есть запасы сырья, газа или нефти, ситуация слегка стабилизируется, а потом снова экономический кризис.
     - Как все сложно.
     Вот так мы проводили время в обсуждениях глобальных проблем, постоянно возвращаясь к сексу, любви и тому, что нужно женщине для счастья.
***
     Плюгавец умирал мучительно с явлениями гепато-церебральной недостаточности*, живот раздуло вследствие кишечной непроходимости. Заболевание осложнилось пневмонией, множественными инфарктами миокарда и селезенки. Почки отказали, моча не фильтровалась и скапливающиеся шлаки ринулись в кровь, вызывая уремию*. Профессор агонизировал, но с непостижимым упорством, цеплялся за ускользающую паутинку жизни. Он успел продиктовать нотариусу завещание и даже пару раз исправить документ, передающий движимое и недвижимое имущество в наследство удочеренной Кэт. Летальный исход наступил от асфиксии* и сердечно-легочной недостаточности, сопровождающейся признаками декортикации*.
Став обладательницей богатейшей информации о ДНК-полимеразе, аспирантка тем не менее не могла использовать приобретенные данные на практике. Получить в распоряжение мужскую особь для экспериментов было нереально, а передавать разработки в институт или искать влиятельного соавтора Кэт не хотелось. Совершенно случайно, узнав о вакантной должности в одной из андролабораторий, она навела справки. Уточнив условия конкурса, девушка, не мешкая собрала необходимые документы и подала заявление. В приёмной комиссии бумаги приняли, но вежливо заметили, что отсутствие заслуг, дающих преимущественное право сводят её шансы к нулю. На вопрос, как получить льготы, ненавязчиво рекомендовали обратиться в экспедиционный комитет. Кэт, недолго думая, завербовалась на «летающую тарелку», отправляющуюся за пределы магнитного пояса на поиски Y-хромосомного материала. Такие вояжи считались малорентабельными и опасными, добровольцев с каждым годом становилось меньше. Тем не менее она рискнула, пошла ва-банк и выиграла. Кондиллома как основная конкурентка на пост начальницы отодвигалась на задний план. Всё зависело от того, кто первым опубликует обоснованный научный материал. Кэт и тут имела фору перед государственной комиссией «По изучению и охране генофонда планеты.» Выздоровление экземпляра Шлюхетты могло затянуться на недели и никто не знал, что у юной аспирантки был материал-бомба, разработанный Плюгавцем, фактически авторское свидетельство.
***
     Вагинская сидела в своем уютном чистеньком боксе и привычно листала периодику. Она давно привыкла к этой формальной процедуре и терпеливо ждала окончания карантина. Не теряя даром времени, она изучала личные дела сотрудниц, отчеты Кэт о полете, видеоматериалы о поведении и действиях всех членов экспедиции. Особое внимание уделила обстоятельствам гибели членов экипажа и докладным запискам оставшихся в живых амазонок. В приложении находились тщательно собранные и проанализированные характеристики мужских особей. Кондиллома догадывалась о крамольных замыслах Кэт, но ошибочно считала её всего лишь пешкой в хитроумной интриге. Основной претенденткой на заведование для неё оставалась Шлюхетта, а после возвращения с активом в виде молодого мужчины, даже раненого, шансы значимо увеличивались. Вагинская прекрасно понимала, что согласно правил, сотрудница отдела СеКСФ, лично добывшая представителя сильного пола, являлась полноправной владелицей особи с правом индивидуальной работы в лаборатории. Однако в поправке к статье закона было однозначно прописано: «...женщина, исключенная из рядов служащих СеКСФ, либо свершившая действия или бездействие, повлекшее за собой уголовную ответственность, а так же признанная недееспособной психиатрическим консилиумом и решением суда лишается права на трофей. Кроме этого право владения мужчиной так же утрачивается в случае смерти владельца, а экземпляр передается в собственность министерства «СГП.» Начальница вызвала дежурную.
     - Соедини меня с палатами интенсивной терапии.
     На экране появились сверкающие белизной двери с матовыми стеклами и значком красного креста. На плексигласовой табличке печатными буквами с золотым тиснением выведено - «Ординаторская». За столом сидел лечащий врач и дремал, подперев подбородок кистями рук.
     - Могу я узнать состояние раненого? - она заглянула в личное дело, - его имя Джордж.
     Седовласый мужчина, кандидат медицинских наук, с округлой проплешиной и в очках очнулся от дремоты и буркнул под нос.
     - Здоров как буйвол, чего с ним случится.
     - А не могли бы Вы поконкретнее.
     - Жалобы на умеренные ноющие боли в области ран. Состояние удовлетворительное, кожные покровы и слизистые чистые, влажные, бледно-розового цвета. Периферические лимфатические узлы не пальпируются. В зеве чисто, костно-суставная система без патологии, движения в полном объеме, - монотонно докладывал доктор. - Объективно: Cor – тоны ясные ритм правильный, артериальное давление 130 и 80 мм.рт.ст., пульс 78 ударов в минуту хорошего наполнения. В легких дыхание везикулярное, частота дыхательных движений 18 в минуту. Живот мягкий, безболезненный, границы печени и селезенки в пределах нормы. Мочеиспускание свободное, безболезненное, стул регулярный, оформленный. Сон и аппетит не нарушены, сухожильные и черепно-мозговые рефлексу сохранены. Ожоговые поверхности в стадии эпителизации, обработаны аэрозолью Декспантенола, открытым способом. Через десять дней может быть выписан на амбулаторное наблюдение.
     - Спасибо док.
     Кондиллома была разочарована и погрузилась в размышления. «На худой конец устроить сержанту внезапную коронарную смерть через доверенных медсестер, но тогда возникнут неприятные осложнения. Начнется следствие, всюду зашныряют прокурорские, опечатают документацию, её компьютер станут проверять в первую очередь, наложат временный запрет на работу. До истины конечно не докопаются, но эта мерзкая девчонка Кэт не будет сидеть сложа руки. Время льет воду на её мельницу и не мудрено, что пешечка окажется впереди и превратится в ферзя. Для чего-то она рисковала, пролетев пол галактики. Все жаждут власти. Старикан-учитель умер при весьма загадочных обстоятельствах, оставил в наследство научные разработки, а может и диссертационный материал. Везет этим смазливым потаскушкам.»
     Она постоянно завидовала, хотя в свои тридцать пять выглядела гораздо моложе. Ей не везло во всём. Не имея поклонников, сильных покровителей, Кондиллома карабкалась по ступеням служебной лестницы благодаря только своей изворотливости, проницательности и коварству.
     - Чертовски грамотно, - не раз восклицали преподаватели в ВУЗе, когда она блестяще подготавливала доклад на учебно-методических конференциях, методом банального плагиата из автореферата этого же педагога.
     Вагинская родилась в результате эксперимента генной инженерии и выращивалась в инкубаторе. Биологическая мать служила акушеркой в родильном отделении, поэтому с детских лет родным очагом был бокс лаборатории «ANDR». Окончив с отличием профессионально-техническое училище с медико-биологическим профилем в числе перспективных учеников была направлена в институт. Здесь она проявила себя, выказав огромное трудолюбие и удивляя профессоров недюжинными способностями. «Девушка далеко пойдет, если не остановят,» - саркастически предсказывали многие. Выпускницам госдепартамент «СГП» выделил всего четыре места аспирантуры. Но и туда, получившая самые высокие баллы в зачетной книжке по успеваемости, общественной работе и физической подготовке, Кондиллома едва пробилась. Распределение на малоизученную планету Лесбис с темой дипломной работы: «Культурно-интеллектуальный уровень племени Ипсана» было просто смехотворным. Сцепив зубы, пройдя специальный курс, сдав экзамен на интернский минимум, Вагинская после краткосрочной практики в родном гнезде вылетела на Лесбис. В кропотливом изучении литературы, старинных легенд, мифов, научно-популярной беллетристики и длительных походах по местам обитания женщин, сформировавшихся в особую народность, прошел целый год.
     1985г

гепато-церебральной --- печеночно-мозговая
уремия –- моча в крови
асфиксии* - удушье
декортикации* - смерть коры головного мозга





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 03.01.2019 Сергей Зязин
Свидетельство о публикации: izba-2019-2456625

Метки: фантастика,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1