Опора


Опора
1
-Лизунчик, привет!
Стайка подружек выпорхнула из аудитории и устремилась вверх по лестнице в актовый зал. Лизавета лишь помахала вслед пальчиками. Как ей не нравится такое прозвище! Но приходится терпеть. Ведь так её назвал Лёвчик. Кстати, тоже не фонтан. Куда лучше Лёвушка. Или Лёва. Девушка улыбнулась, вспомнив первую встречу с любимым. Развязный, уверенный в своей неотразимости высокий блондин неожиданно заговорил с ней в коридоре, где она стояла возле доски объявлений. Наговорил кучу комплиментов и так же неожиданно удалился. Что она тогда успела сказать? Да ничего, кроме имени. Но сердце забилось радостной барабанной дробью. Потом тревожным набатом, когда увидела Лёвушку возле другой студентки. Такого же весёлого и разговорчивого. А вечером из окна общежития с горечью наблюдала как, поразивший её стрелой Амура красавец, жестикулировал руками перед смеющейся девушкой с параллельного курса. С какой гордостью осадила его на следующий день! И фразу, придуманную ночью, произнесла достаточно громко: «Может, ты и Лев, но я не желаю быть львицей из твоего прайда!» Кажется, он ничего не понял. А вот Лизунчиком назвал. Ярлык приклеил. И все услышали и подхватили. Лизавета сняла джинсы, расправила платье, надела туфли. Вещи аккуратно сложила в большой полиэтиленовый пакет и положила на стол. Сапоги спрятала в рюкзачок.
-Ты скоро? – рядом закончила переодеваться Ленка.
-Уже иду!
Заскочили в туалет, чтобы повертеться перед зеркалом. Но таких желающих оказалось столько, что махнули рукой. Институт бурлил, как улей. Коридоры украшали гирлянды, плакаты, разнообразные бумажные снежинки. На окнах красовались всевозможные сказочные персонажи, нарисованные умелой рукой художника. Лизавета не могла спрятать улыбку. Да и стоило ли её прятать? Три года ждала этого дня. Три года с болью наблюдала за похождениями возлюбленного Дон-Жуана. В прошлом году в институте не было Новогодней дискотеки, и весь курс собрался на квартире у Мишки. С каким жаром Лёва атаковал её во время танца! Аж, зарычал, как проголодавшийся хищник. И зачем придала столько значения его поцелую с Ленкой? Ведь уже знала, что он со всеми девчонками целуется при встрече. Вернее, целовался, пока ревнивые парни не предупредили. Но это было позже. А тогда ей показалось, что поцелуй с Ленкой продлился намного дольше обычного приветствия. И поэтому она осталась в его глазах недотрогой. Но этой осенью не устояла. Было всё: и цветы, и прогулки в парке, и стихи! Сегодня она пригласит его домой на новогодние праздники. Пусть только попробует отказаться! Она неотразима! У кого ещё есть такое красивое платье? Будто снято с витрины самого дорогого бутика! Подарок мамы. Она всю деревню обшивает. И платье скопировала из модного журнала. Правда, старого, но кто поймёт? А брошку, скрепляющую лёгкую ткань на левом плече купила в магазине. Обошла не один отдел бижутерии. Другое плечо непривычно оголено. И подол скошенный. Создаётся впечатление, что поясок завязан неправильно. Но так и задумано! Туфли под цвет платья нашлись у соседки по общежитию. И диадема серебряная. Украшает пышные волосы. Да с такой красавицей не то, что в деревню, в Париж не стыдно поехать! И сконфуженно оглянулась. Увы, есть и красивее. Но Лёвушка выбрал её! После трёх лет проб и ошибок. И вдруг тревожное облачко всё-таки набежало на сияющее личико. А что если она - очередная проба? Докатился до неё колобок, песенку споёт и дальше покатится? Прочь сомнения! Сегодня всё решится. И Лизавета уверенно шагнула в раскрытые двери зала навстречу оглушительной музыке.

2
Владимир сидел в ночном баре. Именно сюда пригласил его с Димоном Олег, который догуливал последние дни перед свадьбой и решил устроить что-то типа мальчишника в узком кругу.Ещё один, третий по счёту из дружной компании, добровольно решил связать себя узами брака. Правда, этому способствовали некоторые обстоятельства. Светка, его подружка, объявила о своём интересном положении. И только после этого Олег стал добровольцем. Владимир усмехнулся. Наверное, специально подстроила. Потому, как дождаться приглашения в ЗАГС естественным временем хода, у неё не было никаких шансов! Что он Олега не знает! У него и в планах женитьба не намечалась! Этим летом собирался в Турцию и вовсе не со Светкой. Нет, не о расставании речь. Кто же по собственному желанию бросит любящую девушку, готовую ради тебя на всё? Её удобно иметь под боком, возвращаться под её заботливое крылышко, говорить о своих проблемах, встречая понимание. С таким тылом не страшно пускаться во все тяжкие. Но вот замыкаться в кругу семьи! Хотя… Владимир вздохнул.Если бы встретил девушку, которая поглотила бы весь его внешний и внутренний мир без остатка, то, не задумываясь, отдал бы и руку, и сердце, и остальные органы в придачу. Светка не такая. Личное пространство Олега намного превышает её зону влияния. С каким сожалением он уничтожал компромат из мобильника! Ответственный в этом плане товарищ. По крайней мере, изменять будущей молодой жене, хоть и с трёхлетним стажем, не собирается. Пока. Димон попросил несколько телефончиков на память. Олег только хмыкнул в ответ. Знает, где у Димона память болтается. И не поделился с товарищем. Зачем быть таким собственником? Не пропадать же добру! Впрочем, Димон и без его пассий обойдётся.
-Что сказать, друзья? – Олег разлил коньяк. – Желать вам такого счастья не хочу. Но, с другой стороны, задерживаться не советую. С каждым годом наши подруги становятся старше. А малолетки смотрят настороженно. И, в основном, уже не на нас, а на наш кошелёк. Короче: чтобы секс всегда был прекрасным, независимо с кем и в какой постели вы им занимаетесь!
И запил свою тоску. А тоска была, однозначно! И голос выдал, и глаза туманные. Димон усмехается. Вот кого Владимир понять не может, так это его. Весь в работе. Нет, конечно, в связях, порочащих замечен был и не однократно! Но как-то мимолётно. И в стороне от дружеских взглядов.Даже секретарша на него в обиде: на кастинге выбрал за сексуальность, а потом предупредил, чтобы на работе ни с кем! В том числе и с ним. Жалко Машу. Такое тело пропадает! И никуда не попрёшь: Димон – генеральный директор! Глава фирмы, которую сам же и организовал.Компьютерный гений! И остальных к себе привязал. Как впятером дружили с первого класса, так и теперь вместе. Только уже на службе. И все – директора! Только рангом пониже. Владимир вновь вздохнул. С него толку мало: часто не в теме, но старается! И друзья уважают за усердие и верность. «Наша дружба и надёжна, и крепка!» Отнюдь не пустые слова! Правда, в последнее время жёны усердно разбавляют эту дружбу. С каждой свадьбой всё бледнее корпоративы. Вот и Новогодний не порадовал. Специально за неделю начали, а продолжения не последовало. Жёны повисли на шеях и утянули на дно семейного очага Серёгу и Костяна. Олег попробовал вынырнуть на правах жениха, но Светка категорически животиком к стенке прижала. И сегодня вырвался буквально на пару часов. Ещё две-три рюмки и сбежит к своей ненаглядной. Свадьбу назначили на середину января. В этом году не захотели. Приметы какие-то. И по зодиаку несоответствие. Интересное дело: беременеть можно, а жениться нельзя!
Димон, задумчивый, бродит взглядом по залу. О чём думает? Может прав Олег: пора и им разбирать холостяцкую баррикаду? Владимир усмехнулся. Только не с Лоркой! Вот кто активно пытается в паспорт запрыгнуть! Вернее, пыталась. Как и Светке надоело тылом быть. Впрочем, тыл из Лорки ненадёжный. Сколько раз своими прелестями других радовала. И вдруг, словно с цепи сорвалась. «Его навеки»! Как же! Владимир взгрустнул. Будет скучать по её роскошному телу, по неуёмным ласкам. И толчкам, от которых слетал с постели, ничего спросонья не понимая! Это так она возмущение выказывала по поводу его храпа. А что делать, если по пьяни горло пересыхает? Он что виноват? Конечно, Лорка предупреждает. Сталкивает только после третьего раза! Владимир одёрнул мысли. Что это он: расстались всего ничего, а уже ностальгирует? Да и процесс расставания, если честно сказать, не совсем закончился. Это он расстался. А Лорка всё последнего слова просит. И вещи упорно не забирает. Так и стоят в прихожей аккуратно в чемоданчик упакованные… На корпоратив заявилась! Никто не звал! Это мамка на след навела. Она на её стороне. Привыкла к «милой Ларисочке». Ещё бы не привыкнуть! Со студенческой скамьи у неё перед глазами мелькает. Семь лет! Или уже восемь?И никогда ни на что не претендовала! До последнего времени. Теперь проходу не даёт. Вот и сейчас написала: ждёт дома для важного разговора! Ну, жди. Гоняй чаи с мамкой! Его беременностью не напугаешь: на презервативах не экономит!
Олег пожал руки и убежал. Музыка стала громче и живее. Владимир огляделся. Сколько молодёжи! А он кто? И всё же уступает в возрасте. Двадцать восемь не двадцать два. Ишь, как приловчились быстрые танцы танцевать! Обнимают партнёрш сзади и совершают поступательные движения. Имитация секса!Зажигает!
-Что мы сидим, как два молодых самца, выгнанных из стаи? – Димон, как всегда, с усмешкой по жизни.
-Что предлагаешь? – Владимир уже проследил его взгляд.
-Пойдём, разобьём ту сладкую парочку? – Димон подтвердил предположение.
Недалеко за столиком в такт музыке пульсировали две девушки близкого возраста. Встретили насмешливыми взглядами. Но от приглашения не отказались и вскоре пересели за один столик.
-Люба, а как насчёт продолжения вечера? – жарко прошептал на ушко новой знакомой Владимир после того, как выпил с ней на брудершафт.
-А никак! – рассмеялась кокетливо. – Разве ты не понял, что мы с подругой лесбиянки?
Вот те раз! Разве такие тонкости по внешнему виду определишь? Тем более, поведение по отношению друг к другу вполне пристойное.
-Так для разнообразия? – Владимир не хотел терять надежду. – Для остроты ощущения?
-Нет, нет и нет! – пьяно помахала пальчиком перед его лицом.
И смех, и грех. Владимир ни разу не оказывался в подобной ситуации. А что если она придуривается? Алкоголь завихрения в голове образует? Ведь так и дышит сексом! Причём диким, необузданным! Разве девушке справиться с такой страстью? Тут мужик нужен. И он рядом!
-Что тебя подвинуло на нетрадиционную ориентацию? – мурлычет в ушко, скользя рукою по талии и не встречая сопротивления.
-Мужчины и подвинули! – вновь смеётся. – Стало с ними не интересно!
-Я сумею заинтересовать!
-Только если станешь девочкой!Хочешь перевоплотиться?
-И что для этого надо?
-Да ничего особенного: пойдём со мной на вечеринку. Познакомлю тебя со своими друзьями. Они разбудят в тебе женское начало!
-У меня его нет.
-Не зарекайся! В каждом мужчине сидит скрытый извращенец.
-Вот с этим согласен! Иногда так хочется поизвращаться!
-Не перебивай! – что-то чересчур властно. – Город смешивает различия между полами. Дай шанс любому из вас, и завтра на одного транса, гомосексуалиста или маньяка станет больше!
-Надо же!
-А я могу дать шанс! Ты мне понравился. Из тебя классная подруга получится!
Что за бредни?! Ладно у молодёжи крыша едет. Владимир не раз наблюдал, как молоденькие девчонки скидывали одежду в стриптиз-барах и лезли на стойку. Но здесь минимум двадцать пять лет! И наивностью не пахнет!
-Когда ребята сделают тебя девочкой, мы с тобой подружимся. Ты будешь эротично выглядеть в чулочках, в лифчике, в ажурных трусиках! – продолжала восторженно фантазировать Любочка.
-Помечтай! – Владимир отодвинулся на дистанцию. – Если неприятно моё общество, так и скажи и нечего тут эстрадой заниматься!
-Я же говорю: ты мне нравишься! – и наклонилась вперёд, почти обнажая обворожительные груди.
-А ты мне нет! – жёстко, но как иначе? Девчонка явно с придурью.
Люба ушла обиженная, виляя шикарной задницей. Неужели, в самом деле, лесбиянка? А подругу её Димон увлёк куда-то. Видимо, та не высказывала свои фантазии вслух. Да-а. Куда ни ткни, везде разврат! Где же встретить ту, которая станет верной и любящей женой? Определённо не здесь.
За панорамным окном ночь переливалась новогодними огнями. Длинная череда берёзок, освещённых снизу зелёными фонарями, роняла искусственные слёзы. И над всем этим великолепием возвышалась гигантская ёлка, переливаясь замысловатой мозаикой. Как жаль, что на улице мороз! Сколько ребятишек вынуждены сидеть дома вместо того, чтобы лазить по этим ледяным фигурам, кататься по весёлым горкам!
Убедившись, что Димон окончательно испарился, Владимир тоже засобирался. Разочаровала некоторая неуверенность в ногах. Но ничего, свежий воздух отрезвит. Интересно, Лорка всё ещё дожидается? Вполне возможно. Мама добрая, может и на ночь оставить. Для верности ещё часик надо бы погулять. Но улица дохнула такой стужей, что желание гулять сразу отпало. Да ещё и тротуары какой-то идиот накатал! Мало горок возле ёлки! Упал удачно. Поднялся, начал отряхивать снег. И с ужасом понял, что при ясной голове еле стоит на ногах! Почему с ужасом? Да потому, что на другом конце небольшой Театральной площади, с которой граничил ресторан, за спящими фонтанами, украшенными сказочной иллюминацией, застыли два стража порядка в тулупах, устремив на него внимательные взгляды. Сердце тревожно забилось. В портмоне деньги и немалые! Собрав все силы, Владимир бодро прошествовал к ближайшей скамейке и присел якобы отдохнуть. Теперь надо выбрать момент, когда внимание полисменов переключится на другой объект, и «сделать ноги». Лишь бы не замёрзнуть преждевременно. Но строгая парочка, по всей видимости, решила именно Владимира «поздравить» с наступающим Новым годом, начав медленный вояж в его сторону.

3
Слёзы душили, выкатывались из переполненных глаз и щипали щёки, встречаясь с морозным воздухом.И чего пошла в сторону городской ёлки? Общежитие в другой стороне! Захотелось продолжения праздника? Посмотреть на игру огней? Прокатиться с горки? Детство вспомнить? Да в деревне столько горок зимой! Всё село катается! А в городе только асфальт накатывают, где нерадивые дворники вовремя снег мётлами не смахивают. Горок нет. Разве что искусственные, да на окраине. До окраины из общежития не доберёшься. В центре стоит. А на искусственных, среди тяжёлого от выхлопных газов воздуха и утомляющей суеты, какая охота? Нет, надо домой! Для неё праздник на сегодня закончился. А начинался ли? Капелька счастья растаяла, так и не превратившись в бурный поток. Даже ручейка не получилось! Почти весь вечер на одном дыхании. И вдруг в жаркую страсть поцелуев вплёлся запах алкоголя. Когда успел? Наверное, в перерыве, с мальчишками. И зачем пошла в полумрак коридора? А как не пойти? Обещал сказать важные слова. Вместо этого задрал подол. Вырвалась с треском. И только в безопасности разглядела порванное платье. А если бы не вырвалась? Неужели прямо там на подоконнике?! Нет, она не ханжа. И готовилась к этому. Согласна была после вечера к нему домой… Потом вместе в деревню. Представляла, как лягут спать в её комнате. Шокируют родителей. Или не шокируют? Сами-то в семнадцать поженились! Лизавета горестно вздохнула.
-Девушка!
Сразу и не поняла, что обращаются к ней. Удивлённо смерила взглядом сидящего мужчину. В такую погоду и сидит! А шапка какая смешная лохматая! Один нос наружу.
-Девушка! – повторил с мольбой.
-Да, - может, случилось что? Лизавета участливо склонила голову, обрамлённую белой пушистой шапочкой.
-Спасите! - сокрушённо выдохнул незнакомец.
-Что для этого надо? – поинтересовалась с показной бодростью. Сейчас будет просить денег. А с виду приличный мужчина.
-Опора мне нужна! Выпил я. Всего-то ничего, а качает.
-Я не столб, чтобы пьяных подпирать! - а на губках помимо воли заиграла озорная улыбка. Или насмешливая? – Ищите другую опору!
-Боюсь, не успею: вон два заинтересованных лица караулят мой кошелёк, а возможно и свободу на сегодняшний день, - и кивок в сторону двух полицейских, обсуждающих что-то на расстоянии. – Хотел походкой лёгкой мимо пройти, да в ногах неуверенность почувствовал. Вот присел, чтобы протрезветь немного. Но чувствую, замёрзну раньше, чем трезвость придёт.
-Я должна подставить своё хрупкое плечо? – обида, ещё мгновение назад терзавшая душу, неожиданно спряталась в укромный уголок, уступив место неудержимому веселью. Или это нервное? Послесловие, так сказать?
-Ваши размеры внушают опасение! - не удержалась от насмешки.
-Какие там размеры! Это пуховик китайский. Дутыш! А внутри всё в пределах весовой нормы.
-Нет, танцевать с вами на морозе, что-то не охота! – и с сомнением покачала головой.
-Жаль, а я бы станцевал, несмотря на мороз. О такой партнёрше только мечтать, - и тяжёлый вздох сожаления. - Ладно, ступай себе с богом!
Лизавета отошла на несколько шагов и остановилась, терзаемая муками совести. А что если и, правда, пропадает человек? Слишком уж оригинальный способ знакомства! Да и погодные условия не способствуют. Говорит, что пьяный, а голос, вроде бы, трезвый. Поправила белую курточку. Оглянулась. Мужчина не смотрел ей вслед. Углубился в свои мысли. Если бы имел виды, то, наверное, сопроводил бы взглядом. Со стороны она выглядит мягкой и пушистой, как символ наступающего года.Даже сапоги мехом кролика оторочены. А полисмены, в самом деле, направляются к нему. И что за нужда выгнала этого мужчину по пьяни на улицу? И бежать не пытается. Впрочем, от них разве убежишь?

4
Владимир упёрся взглядом в снег. Как неудачно складывается день. Вернее, завершается. И что лучше: медвытрезвитель или Лорка? Надо вставать. Чего резину тянуть? Последняя надежда прошла мимо. Конечно, будь он помоложе…А так почувствовала разницу в возрасте. Никому нет дела до одинокого орла. Громко сказано. Может, петуха? Впрочем, этим двоим дело есть. Сейчас подойдут и сделают из него цыплёнка табака. Владимир поднялся навстречу обстоятельствам.
-Ладно, опирайтесь!
Владимир вздрогнул. Лизавета решительно поднырнула ему под руку. Стражи порядка затоптались всего метрах в пяти. Не ожидали такого вмешательства.
-Спасибо! - Владимир осторожно обнял девушку. – Вы не подумайте, что я алкаш какой-нибудь. Напротив, веду трезвый образ жизни.
-Оно и видно! Только полностью не наваливайтесь, а то оба загремим в медвытрезвитель! – и рассмеялась. Надо же! А думала, что надолго забудет о веселье.
Вскоре Театральная площадь скрылась за углом Театра оперы и балета. Лизавета скользнула взглядом через дорогу к парадному входу родного института. Студенты покидали здание. Дискотека закончилась. Ещё не хватало, чтобы кто-то из знакомых увидел её в объятиях пьяного!
-Всё, моя миссия закончена! – поспешно отстранилась.
-Мы даже не успели познакомиться, - вздохнул Владимир.
-Я с мужчинами на улице не знакомлюсь!
-Оно и видно.
-Та-ак! – Лизавета всплеснула руками. – И это вместо благодарности?
-Девушка, у вас проблемы? – остановились ребята из института. Интересно, узнали, или просто так, кулаки зачесались?
-Что вы, у нас всё в порядке! – весело защебетала в ответ. – Вот друга встретила. Со школы не виделись! – и тихо, когда ребята удалились. – И ещё бы сто лет не видеться!
-Для школьных товарищей мы не совсем подходим, - улыбнулся Владимир. Ему не хотелось расставаться с этой милой девушкой, с её наивной улыбкой и загадочными тёмными глазами.
-Ну, почему же! – Лизавета одарила незнакомца озорной улыбкой. – Меня в первый класс со школьной линейки за ручку вёл старшеклассник, очень похожий на вас.
-Так, может, это я и был?
-Нет, это Славка Задорожный. Он живёт в деревне, откуда я родом, и у него в настоящий момент четверо детей и заботливая жена.
-Ещё раз спасибо, - поблагодарил Владимир, размышляя, при чём тут дети и жена? Или проверка на вшивость? Если так, то обнадёживает. Только как продолжить знакомство? До чего же мысли неуклюжие. Наверное, коньяк оказался некачественным.
-Может, для подстраховки доведёте до подъезда? – торопливо сказал, увидев, что девушка сделала шаг в сторону. - Нельзя же доброе дело на половине пути бросать!
-Вы себя уже с добром ассоциируете?
-Наверное, не так выразился?
-Хорошо, где ваш подъезд?
-Через два квартала.
-Пойдёмте. Только на объятия не рассчитывайте! - и подхватила Владимира под руку.
Крупные снежинки начали разбавлять противную изморозь. Мороз уже не так щипал щёки. Разноцветные огоньки, мигая со всех сторон, сглаживали негативные мысли. Лизавета украдкой рассматривала спутника. Тот шёл, слегка покачиваясь, но достаточно твёрдо. Наверняка, мог бы и сам дойти. Сколько ему лет? Судя по тому, как среагировал на «старшеклассника», старше лет на десять.
-Что вас на подвиги потянуло? – полюбопытствовала.
-Какие подвиги? – не понял Владимир.
-Такой мороз не для прогулок.
-Да так получилось. Новый год с морозом, это как Чёрное море в мае.
-Интересно, каким боком море и мороз?
-Когда я был маленьким, отдыхал в Крыму. Середина мая. Воздух уже достаточно прогретый. И море на вид тёплое, ласковое. На деле же обжигающе холодное. Купаться нельзя. А очень хочется. Вот и купаешься. Заскочишь навстречу набегающей волне и с визгом на берег в махровое полотенце. В Новый год хочется в праздник окунуться. Вот и ныряешь в мороз, пока организм справляется.
-А спиртное для подогрева?
-Это по случаю. Друга женим, - Владимир остановился в проходе между двумя домами. - Почти пришли.
Лизавета с любопытством оглянулась. Интересно, который его? Навороченный слева, или панельный справа? Элитная недвижимость, или обшарпанное жильё?
-Даже не знаю, смогу ли преодолеть ступеньки, - Владимир, как бы размышляя, посмотрел на спутницу.
-А раздеться самостоятельно сможете? В постельку лечь? – прыснула Лизавета.
-Тогда хоть расцеловать на прощание? В знак благодарности!
-Поцелуи – это благодарность со стороны девушки, а для парня – награда! - Лизавету прямо распирали смешинки.
-Да я на всё согласен. И на награду.
-Ладно, прощевайте! И так на вас столько времени потратила!
-Готов компенсировать.
-Интересно как? – сморщила чуть курносый носик.
-Позову в даль светлую! – неожиданно пропел Владимир и махнул рукой.
-Меня можно позвать только замуж! – и вновь наполнила пространство смехом.
-Замуж не могу, - вздохнул Владимир.
-Что так? – иронично огорчилась. – Место занято?
-Нет. Я свободный человек. Но в тебя влюбился с первого взгляда.
-Так в чём же дело? – и прикусила нижнюю губку, чтобы вновь преждевременно не рассмеяться от такого заявления.
-В тебе. Ты же меня никак не воспринимаешь. Любовь у нас безответная, - и вопросительный взгляд, питаемый призрачной надеждой.
-Напрасно так думаете! Я очень влюбчивая, - шутливо уверила Лизавета. – И открыта для любви, пусть даже экспериментальной. Просто сдерживаю эмоции, потому как боюсь ошибочно принять хищника за благородное животное.
-Хм. Я серьёзен, как никогда, - Владимир вдруг почувствовал внутренний трепет. – Значит, если всё-таки позову, пойдёшь за меня замуж?
-Пойду! -быстро и, как показалось Владимиру, легкомысленно ответила Лизавета.
-Тогда завтра же в ЗАГС! - Владимира залихорадило.
-Нет. В этом году не хочу! – замотала головой Лизавета.
-Тоже в приметы веришь? – Владимир вспомнил рассуждения Олега.
-Какие приметы?
-Да мало ли какие.
-Вообще-то, я суеверная. Но не увлекаюсь. Просто, перед Новым годом, в спешке, не хочу.
-Тогда после праздников?
-Договорились! - и протянув руку на прощание, перешла на «ты». - Только до ЗАГСА я с тобой в постель не лягу. Даже не надейся!
-Хорошо. Когда мы встретимся? – и задержал её руку.
-После праздников!
-Почему не завтра?
-Послезавтра в деревню к родителям уезжаю. А завтра собираться буду.Кстати, я – студентка! Мне ещё полтора года учиться. Это не напрягает?
-Напротив! С детства люблю о других заботиться, - Владимир поддержал её тон.
-А поехали вместе? - вдруг хитро прищурилась.
-В деревню? – уточнил Владимир.
-Ага! Я тебя с родителями познакомлю.
-Послезавтра? – Владимир старался по выражению лица девушки понять, всерьёз она говорит или шутит.
-Ну, да! На недельку?
-Вот так, с ходу?
-Слабо?
-Неудобно вроде. Сначала поближе познакомиться надо, поболтать душевно.
-Я далеко живу. Время в пути – вагон и маленькая тележка! Обо всём и переговорим.
-Тогда поехали.
-Послезавтра встретимся на автовокзале. Автобус отходит ровно в восемь утра, - Лизавета не сумела скрыть удивления: никак не ожидала получить согласие. - Да, к сведению: билет стоит триста рублей. И покупать надо заранее! Я девушка бедная, поэтому рисковать своими финансами не могу.
-Понял! – Владимир достал кошелёк и протянул девушке пятитысячную банкноту. – Возьми на билет и на подарки родителям. Нельзя же с пустыми руками.
-Почему подарки должна покупать я? – Лизавета колебалась всего мгновение, а потом деловито спрятала деньги в карман курточки.
-Ты должна знать, что нравится твоим родителям. Зачем покупать ненужные вещи? - Владимир вновь взял девушку за руку. – И раз мы в роли жениха и невесты, то можно я тебя поцелую?
-Нет!
-Почему так категорично?
-С пьяными не целуюсь!
-Да-а?
-Но вот в щёчку поцеловать могу. Если ты, конечно, не будешь распускать руки.
-Считай, что на мне смирительная рубашка.
-Закрой глаза!
-Уже закрыл! И это всё?
Лизавета отскочила и звонко засмеялась.
-До послезавтра! – весело помахала рукой.
-Погоди! Тебя как зовут-то? – спохватился Владимир.
-Лиза! А тебя?
-Володя! – и уже в пустое пространство. – Вот и познакомились. Лиза-Лизавета…

5
-Ты где был вчера?
-Гулял, - Владимир лежал на кровати с закрытыми глазами и неровно дышал в микрофон мобильника, издавая сипы пересохшим горлом.
-Я же ждала тебя! – на другом конце билась в истерике Лора. – Что ты хотел сказать своей выходкой?
-Разве непонятно?
-Ты не можешь так поступить со мной! Ты должен!!!
-Я никому ничего не должен! – отключиться бы, но когда-то надо сказать всё. Уж лучше по телефону. Всё легче, чем с глазу на глаз. И отчего такая нерешительность в двадцать восемь лет? Конечно, жалко Лору. Но жалость с любовью не стыкуется!
-Я же люблю тебя! – и рыдания разорвали мембрану.
-А я нет. Извини! – вот сказал и сразу легче на душе.
-Я сейчас приеду, нам надо поговорить! – и короткие гудки.
Чего говорить? Сонливость мгновенно покинула тело. Владимир резво присел. Встречаться с Лорой не хотелось. Знал, что вновь растает от её неудержимой страсти, не сможет оттолкнуть. Скорее бежать! Как пакостно на душе! Неужели всю жизнь в бегах? Да и догонит рано или поздно! Упорная девушка. Владимир в темпе умылся, помахал руками, окончательно прогоняя ночную негу, выпил на ходу чашку кофе и покинул квартиру, предоставив маме разбираться с Лорой. Смалодушничал. Так мужчины не поступают! Н-да. А чего он, собственно, боится? Жениться на ней и дело с концом! И после свадьбы, как говорится, и налево, и направо! Вот именно против этого и протестовало внутреннее сознание: не хотелось нагружать семейную жизнь изменами! С Лорой же это неизбежно. Почему? Да потому что ещё не поженились, а уже у обоих рыльце в пушку.
Студёный ветер с Енисея прохватил насквозь. Гулять сразу расхотелось. Но где найти пристань с утра? Рестораны, бары закрыты. Владимир позвонил Димону. Получив согласие, направился к нему.
-Ты чего? – опешил, когда Димон открыл дверь, облачённый в белые ажурные чулки и прозрачные женские трусики.
-А ты чего в такую рань? – зевнул Димон. – В общем, проходи и не мешай! Я тут пытаюсь поучаствовать в лесбийских играх.
И бесцеремонно удалился, виляя, практически голой задницей. Дверь спальни на миг приоткрыла широкую кровать с двумя обнажёнными девицами, в которых Владимир узнал вчерашних знакомых из ресторана. Получается, он отказался, а Димон соблазнился! Решил стать подругой? Вот тебе и тихушник! И кто бы мог подумать, что он способен на такое! Какой-то тайный извращенец! Владимир прошёл в зал. Но сидеть одному, когда из спальни доносились ахи и охи, было неуютно. Впрочем, вскоре компания, ничуть не стесняясь, переместилась на кухню. Владимир не стал отказываться от выпивки и закуски. Потом пришлось раздеться. А что делать? Это, как на нудистком пляже: когда все голые, испытываешь дискомфорт от одежды. Девушки оказались не менее страстными, чем Лорка. А в некоторых моментах даже превзошли её. День пролетел, как одно мгновение.Владимир даже не заметил, как заснул.
Проснулся от падения! Его столкнули с кровати! Снова храпел? Напрасно пытался что-то рассмотреть в темноте. Как плотно занавешены окна! Кто мог поступить с ним так? Только Лорка! И содрогнулся. Но как она оказалась с ним в постели? Неужели всё сначала?! Это она ворочается наверху? Приподнялся. Судя по звукам, Лорка не одна. Заработала память. И сразу полегчало. Он же у Димона! Тогда кто его столкнул? Димон на такое бы не решился. Хотя, откуда знать, на что он может решиться? И всё же, наверное, это одна из лесбиянок! Все бабы одинаковы. Как получать удовольствие – пожалуйста, а как что не так - ногой в спину! А ведь мог и травму получить! Владимир на ощупь пробрался к дверям и вышел в коридор. И здесь темно. Лишь из зала проникает бледный свет. Наверное, уже утро! «Утро туманное!» Прошёл в ванную и обомлел, заметив, что на нём красные чулки! Это ещё что такое?! Попытался взъерошить память, но напрасно. Пить надо меньше! Вероятно это безобразие произошло, когда он был в отключке. Но зачем?! Что там говорила Люба в ресторане?.. Боже! Из него пытались сделать проститутку!!! По спине побежали мурашки. Да нет! Он почувствовал, если бы ненароком… А так вроде всё в порядке. И всё же…
-Привет! – удержал Любу, выскочившую голышом из спальни в туалет.
-Чао! – помахала пальчиками.
-Постой! Чулки на меня кто надел? – спросил, грозно сведя брови.
-Я! По просьбе твоего приятеля! Чтобы ты потом языком поменьше трепал! - и рассмеялась, даже не пытаясь закрыть белоснежные груди. – Жаль он на большее не согласился. А насильно мы, в отличие от мужиков, никого не принуждаем.
И упорхнула. Владимир облегчённо вздохнул. Затем с остервенением избавился от компромата. Хватит с него разврата! Ополоснулся в душе и начал собирать свои вещи, чтобы вскоре покинуть гостеприимную квартиру. Димон, обвитый девушками, как дерево лианами, даже не вышел проводить! Лишь махнул рукой с кровати.
Только на улице, погрузившись в мороз и темноту ночи, разбавляемую тусклыми фонарями, Владимир догадался проверить время. Два часа! И куда он подался? Но возвращаться в уют Димкиной квартиры не стал. Поймал такси и благополучно добрался до дома. Стараясь не шуметь, разделся в прихожей. Но только начал пробираться к спальне, как в зале вспыхнул свет.
-А мы тебя ждали с Лорочкой! – голос матери прозвучал осуждающе.
-Напрасно, - буркнул в ответ.
-Нет, ты погоди! – остановила его на пороге спальни. – Нам надо серьёзно поговорить!
Владимир с досадой поморщился. Сейчас начнётся! Что там Лора напела? Мамка такая, с полуслова заводится! И как вчера промолчала?
-Может, отложим до утра? – попросил кротко.
-Сколько можно откладывать?!
Владимир обречённо прошёл в зал и плюхнулся на диван.
-Ты любишь Лору? – прямо спросила мать.
-Нет, - не стал искать обходных путей и Владимир.
-Что значит, нет?! – мать всплеснула руками, присаживаясь рядом. – Восемь лет любил, а теперь в кусты?
-Разлюбил!
-Так нельзя! Ты уже взрослый парень! Да что там: мужик! Где ты ещё найдёшь такую девушку? Это же идеальная жена!
-Да?
-Не надо иронизировать! Она отдала тебе лучшие годы!
-И не только мне. Временами делилась своим богатством с другими.
-А кто в этом виноват? Это от отчаяния! И откуда у тебя такая распущенность? Ты виновник её измен!
-Я?!
-Другая давно бросила бы тебя!
-Бросит она, как же!
-Потому, что любит! Всю жизнь будет согревать тебя теплом. И меня тоже.
-Мама! Лора – пройденный этап! Давай поставим на этом точку!
-Ты будешь жалеть об этом всю оставшуюся жизнь!
-Посмотрим.
-Смотреть поздно будет! – мать встала и решительно произнесла. – Я пригласила Лору на Новый год! И ты сделаешь ей предложение под звон курантов!
-Спасибо, что предупредила! – Владимир тоже встал. – Я буду справлять Новый год в другом месте!
-Я дала ей слово!
-А я ничего и никогда не обещал!
-В таком случае, завтра же уезжаю к маме! – в голосе прозвучала обида, на глаза навернулись слёзы.
-Вот только не надо на жалость давить! – занервничал Владимир. – В таком деле я не пойду на уступки. В конце концов, я хочу сам распоряжаться своей судьбой!
Мать скорбно сжала губы и молча вышла из зала.

6
Владимир почувствовал холод. Стараясь не разорвать связь со сном, пошарил рукой, отыскивая сползшее одеяло. И не нашёл. Пришлось открывать глаза. Одеяло лежало на полу. За окном хмурилась ночь, но уже не так категорично. Седьмой час. Можно ещё поспать. Но горло пересохло и першило. Владимир поднялся и, зевая, прошёл на кухню. Отпил прямо из графина кипячёной воды. Внимание привлек листок бумаги на столе. Записка! Обычно мама писала, когда уходила надолго. Прочитал и задумался. Мама выбрала конфронтацию: уехала в деревню! Неужели думает, что таким способом заставит его жениться на Лоре?А ведь ударила по душевным струнам! Вроде и не виноват, а чувство вины ощущается. И как от него избавиться? К Лоре он, разумеется, не побежит. А вот отговорить мать от опрометчивого поступка вполне успеет. Первый автобус на Ермаковское отходит в восемь часов. Успеет перехватить на автовокзале! Владимир решительно шагнул под холодный душ. А-а-а!!! Хорошо! Почистил зубы, смахнул бритвой наметившуюся щетину, быстро оделся и спустился во двор. Изморозь дрожала в воздухе, обжигала дыхание. Путешествовать в такую морозяку! И вдруг мысль пронеслась в голове падающей звездой. Он же собирался! С грустью вспомнил забавную девчонку. Что если ждёт его? Как переплетаются нити судьбы. И мама, и Лизавета на автовокзале! Не хотелось бы, чтобы их пути пересеклись. Дополнительная пища для нотаций! Мама, конечно, примет девушку в штыки: её симпатии на стороне Лоры! Н-да, ситуация! Впрочем, что это он возомнил? Девчонка посмеялась и забыла, как звать! А мама есть мама. Ничего не забывает, любит и постоянно ждёт сыновьей благодарности. Когда, как ни сейчас проявить её?
Владимир обогнул детскую площадку и остановился в расстроенных чувствах. Спрашивается, для чего ему автомобиль? Работа в двух шагах от дома, увеселительные заведения – ещё ближе, загородной недвижимости пока нет, родственников, к которым можно было бы поехать в гости, тоже не имеется. Кроме дедушки с бабушкой. Да и те живут на таком расстоянии, что часто не наездишься. Даже не припомнится, когда в последний раз садился за руль? Судя по снежному покрытию, превратившему джип в небольшой сугроб, это было ещё до снегопадов.
-Любуешься? – сзади подошёл Владислав – сосед по лестничной клетке - тридцатипятилетний мужчина, работающий менеджером по продажам в небольшой фирме.
-Больше ничего не остаётся делать! – Владимир указал на толстую сосульку, соединяющую выхлопную трубу с заснеженным асфальтом. – Холодная, без бензина. Только для эстетического созерцания!
-Зачем на прогрев ставил, если не пользуешься?
-Спроси что-нибудь полегче. Включил механически и забыл.
-А она, родимая, неожиданно понадобилась? – высказал предположение Владислав.
-Да не помешала бы, - Владимир поёжился. Не знак ли это свыше? Чтобы всё текло своим чередом, без его вмешательства?
-А мой «Экстрейл» молотит! - махнул в сторону Владислав. – Хотел на праздники заглушить, да передумал. Работа у меня ненормированная. Колёса в любой момент могут понадобиться. При таком морозе без прогрева не заведёшь!
-Давай попробуем оживить мою красавицу? – Владимир с надеждой взглянул на соседа.
-Титанический труд, - Владислав потёр побелевшее ухо. – Да и жалко такую машину насиловать. Ты куда собрался? Если недалёко, то возьми мою! Или подбросить могу, по-соседски. По льготному тарифу!
-В том-то и дело, что далеко!
-Есть у меня один вариант, - Владислав замялся. – Не знаю, согласишься ли?
-Какой? – оживился Владимир.
-Тут поблизости в гараже стоит папкина «семёрка». Никак не могу его на иномарку пересадить. Упёрся и ни в какую! Патриот отечественного автопрома. Могу сдать в аренду. Если не боишься, что имидж пострадает, то, пожалуйста.
-Поехали! – сразу согласился Владимир.
-Управлять-то сможешь, после своей? – засомневался Владислав.
-Я же не всегда на «Вольво» ездил. И учился, между прочим, на «пятёрке».
-Тогда, конечно.
Осмотр «семёрки» поубавил оптимизма. Хоть и выглядела она довольно прилично, но возраст чувствовался.
-Не красили, наверное, со дня покупки, - заметил Владимир.
-Да, - коротко ответил Владислав и с пол-оборота завёл мотор. – Не машина - зверь!
-Скажи спасибо, что гараж тёплый!
Ехать Владимиру хотелось всё меньше и меньше. Автомобиль явно не внушал доверия.
-Впечатления на девушку, конечно же, не произведёшь, зато чувства проверишь! – бодро вещал Владислав. – Увидишь, присутствует ли любовь!
-Причём тут любовь? – усмехнулся Владимир.
-Тоже верно, - на миг опечалился Владислав. – На любовь в наше время способны только слабые женщины. А их становится всё меньше и меньше. Впрочем, как и сильных мужчин.
-А на что способны сильные женщины? – подзадорил Владимир.
-У них, в основном, холодный расчёт. Завлекают в сети только материально обеспеченных мужчин. Проявляют при этом верх артистического мастерства! Тут тебе и комедии, и трагедии. Попробуй разоблачить их притворство!
-И как тогда узнать, мил ты на самом деле или не мил? – улыбнулся Владимир.
-Молодую надо выбирать. По молодости, баба ещё слабая. И если полюбит, то и в такую машину запрыгнет. По глупости. Вот только умнеют они очень уж быстро.
Владислав вздохнул с каким-то сожалением и, достав из бардачка доверенность, вписал туда имя соседа.
-Сильно не разгоняйся, - предупредил напоследок. – Она свыше ста километров ведёт себя непредсказуемо. Начинает трястись, вихлять из стороны в сторону. Отец очень аккуратно ездит. В основном, по городу. И скоростной режим никогда не нарушает!
-Учту, - хмыкнул Владимир, гадая, как на таких скоростях он догонит междугородний автобус? А то, что придётся догонять, несомненно: по времени на автовокзал он уже не успевал.
-Документы в бардачке. Да не волнуйся: колёса новые, шипованные, печку я японскую поставил. Не замерзнешь! В общем, техническое состояние на пять с плюсом! – Владислав помахал рукой.
Владимир всё же решил заехать на автовокзал. Вполне возможно, что мать не смогла купить билет на восьмичасовой рейс. Правда, и следующий, в девять тридцать, вот-вот должен был отправиться в путь. Подъезжая к автовокзалу, Владимир уже вполне освоился с российским раритетом.

7
Двери автовокзала дышали плотными клубами пара при каждом открытии. В воздухе стоял ледяной смог. Казалось, изморозь застыла и никак не может опуститься на землю. Автомобили на стоянке превратились в снежные экспонаты. Лиза с тревогой ожидала рейса. Уже отменили два маршрута из-за неприбытия автобусов. Как сильно похолодало! Интересно, придёт Владимир? И как она его узнает? Если в той же одежде, то без проблем! Дутый пуховик, меховая шапка с опущенными ушами. А вдруг переоденется? Одна надежда, что он первым подойдёт. Сама она не стала устраивать парад мод. Хотя тогда было около тридцати, а сейчас под сорок. Но зато здесь не ощущается влажное дыхание незамерзающего Енисея. Или ощущается? С сомнением посмотрела в скованное морозом окно, в котором лишь маленький кружок в центре ещё сопротивлялся ледяной атаке извне. Надо бы присесть. А если Владимир всё-таки нарисуется на горизонте? Не потеряет ли её в толпе пассажиров? Уж лучше здесь на виду около входа. Должны бы объявить посадку. Но не объявляют! Если так и дальше пойдёт, то навряд ли удастся до двенадцати добраться домой и встретить Новый год в нормальных условиях? Подруга уехала вчера. А она задержалась. Зато сдала зачёт, тем самым сократив сессию и продлив каникулы! Можно будет побыть дома подольше…
Всё! Нечего больше красоваться у всех на виду! Владимир явно не собирается приходить! Двадцать минут, как автобус должен отправиться в рейс. Для Владимира она уже уехала! Лизавета окинула взглядом зал ожидания. Все места заняты. Отошла в сторонку, подальше от холодных дверей.
-Девушка, вы не меня ждёте? – парень в спортивной вязаной шапочке сверкал ослепительной улыбкой. Лизавета растерялась. Он или не он? По росту подходит. Но по возрасту никак! А что если на Театральной площади шапка, алкоголь и мороз состарили? Теперь же на свежую голову и помолодел? Как ответить, чтобы не обидеть? А обидеть надо! Обязательно! Чтобы сразу понял, что на свидание может опаздывать только она! Но сначала удостовериться: Владимир ли это?
-Едем в Ермаковское! – сказала с задором.
-Ближний свет! – улыбка потухла, в глазах заплескалось разочарование, но парень не отступал, всё ещё надеясь на продолжение знакомства. – Давай лучше ко мне в Дубинино?
Значит, не он. Такой же приезжий.
-Дальний свет!- сразу потеряла интерес Лизавета и с показным разочарованием протянула. – Видно не судьба!
-А может, встретимся после праздников? – какой надоедливый! – Скажи, когда будешь возвращаться? Я встречу, подвезу.
-Один такой подвёз, потом живот расти начал, - бесцеремонно осадила парня Лиза и, ухватив за ручку небольшой чемоданчик на колёсиках, переместилась подальше от нежелательного ухажёра.
-Девушка, присаживайтесь!
Ещё один! В дутыше и меховой шапке… Да нет! Этот давно здесь сидит. Несколько раз встречалась с его взглядом. Скромно так её разглядывал. Галантный. А она не гордая. И Лизавета села на освобождённое сиденье. Впрочем, парень стоял недолго. Тут же, как по заказу, с соседнего места ушла женщина после очередного объявления.
-Доберёмся ли вовремя? – парень снял шапку, пригладил волосы ладонью. – В прошлый раз двенадцать часов ехал. Дорога вся в накатах.
-Тоже из Ермаковского? – догадалась Лизавета и более внимательно посмотрела на собеседника.
-Да, но мои родители туда недавно переехали, - и как-то по-доброму улыбнулся. - А ведь мы уже встречались.
-Когда? – лицо парня и в самом деле показалось знакомым, но она не могла вспомнить, при каких обстоятельствах видела его раньше.
-Ехали в Красноярск в одном автобусе, - напомнил парень. – В августе.
Лизавета улыбнулась. Точно! Тогда он тоже раздражал своим преследующим взглядом!
-Помню! - произнесла весело. – Скромный воздыхатель. А чего не пересел ко мне? Место было свободным.
-Я – стеснительный, - заулыбался парень.
Вновь объявили о задержке рейса.
-Положение становится критическим, - вздохнула Лизавета и, чтобы хоть как-то отвлечься, спросила. – А как зовут стеснительного человека?
-Игорь.
-Меня Лизавета. Учишься или работаешь?
-Учусь в политехе на втором курсе.
Он к тому же и моложе! Лизавета подавила вздох разочарования. Молодой бедный студент! Или не бедный?
-И не трудно учиться? Родители хорошо помогают? – закинула удочку.
-Да я, в основном, сам себя обеспечиваю. Подрабатываю по вечерам.
Всё-таки бедный. Нужен ей такой? По жизни нет, но почему бы не скоротать время в общении? Коротать пришлось больше часа. Напряжение нарастало. Автовокзал переполнялся людьми. Всё призрачнее становились надежды на встречу Нового года в кругу семьи. Лизавета, исчерпав все темы для разговоров, замолчала и переключилась на свои мысли. Тем более, что Игорь не мешал, тоже сохраняя молчание. Почему не пришёл Владимир? Собственно, что это её так волнует? Ну, не пришёл и не пришёл! Стоит переживать! Встретились, пошутили и разбежались! Зачем только взяла деньги? В них вся проблема.Пять тысяч - это очень много! По крайней мере, для неё. Хотелось бы вернуть. В целости и сохранности. Конечно же, она и не думала покупать билет. С чего ради? Чтобы мама в обморок упала, а папка за оглоблю схватился? Всё село зажужжит: Лизавета старика подхватила! Мама может и переживёт. А вот папка обязательно выступать начнёт. Если и не сразу, то после первой стопки обязательно! У него слова не задерживаются! Каждый раз предупреждает, что если в подоле принесёт, то сама воспитывать будет! Пугает. А куда он денется? Тьфу, тьфу, тьфу! В подоле никто приносить не собирается! В здание автовокзала вошёл высокий мужчина в надвинутой на глаза шапке-ушанке. Кажется, Владимир! Сердце гулко застучало. С чего бы? Сейчас мило ему улыбнётся, вернёт деньги и адью! Лишь бы всё обошлось без истерик. Хотя в его возрасте мужчины обычно спокойны и рассудительны. Должны быть, по крайней мере! А если начнёт настаивать? Ну и пусть. Билетов всё равно нет! Правда, можно сесть и без билета. Договориться с водителем. Но только не сегодня: народу прорва! Лизавета приветливо улыбнулась и наткнулась на крайнее изумление. Мужчина прошествовал к кассам, оглядываясь на каждом шагу и спотыкаясь. Явно не Владимир! Как легкомысленно она смотрится со стороны! Вот до чего доводят случайные знакомства! Всё, нечего людей смущать! Лизавета отвела взгляд от входа. Что, всё-таки, делать с деньгами? Истратить? Совесть не позволит. Да и опасно: вдруг Владимир объявится и потребует вернуть? Где она возьмёт такую сумму? Ладно, пусть полежат, а там видно будет. Если через годик, Владимир не объявится, то она их потратит. Или через полгодика?.. Что же на них купить? Простор для фантазии!
-Как бы не пришлось встречать Новый год здесь! – нарушила её мысли пожилая женщина, сидящая рядом.
Лизавета сразу отметила про себя её скорбное лицо и печальные глаза. На ум пришло необычное сравнение: боярыня! Норковая шуба, хорошо подобранная к ней по цвету норковая шапочка и, похожая на хозяйственную, коричневая сумка, украшенная стразами. Странно, но больше никаких вещей у незнакомки не наблюдалось.
-Так не хочется встречать праздник в дороге! – продолжала женщина. – Особенно Новый год. Если такое случится, то это будет впервые в моей жизни.
-Вы к кому едете? – решила поддержать беседу Лизавета.
-К родителям, в Ермаковское. Вы ведь тоже туда путь держите?
-Да.
-Соколовых не знаете?
-Дядю Гену? – изумилась Лизавета.
-Да, Геннадия Прохоровича.
-Да кто же его не знает! Он же трудовиком в нашей школе работал!
-Когда это было!
-Я его в восьмом классе захватила. И цветы на семидесятилетие дарила. Замечательный преподаватель! И слово держать умеет. Сказал, что в семьдесят на пенсию уйдёт и ушёл. А вот математичка у нас, суровая страсть, каждый год на пенсию собиралась, и никак не уходила. Сколько нервов попортила!
-А вы ей не портили? – улыбнулась женщина.
-И мы, конечно, - рассмеялась Лизавета. – Но они к этому уже привыкшие! Профессиональное, всё-таки.
-Разве можно к этому привыкнуть? – вздохнула женщина.
-Наверное, нет, - согласилась Лизавета. – Вы давно из Ермаковского уехали?
-Очень давно. Уже, кажется, и не жила там никогда. Воспоминания ярким пятном всплывают. И только хорошие. Приехали на уборочную городские. В помощь. Раньше всем миром урожай собирали. Влюбился в меня молодой паренёк. Впрочем, не совсем и молодой. После армии. Двадцать два ему было. А мне семнадцать. В выпускном классе училась. Родители не одобрили, но и мешать не стали. Потом он уехал, и стали мы переписываться. Тогда телефонов мобильных не было. Вот скажи…
-Лиза!
-А меня Анна Геннадьевна. Вот скажи, Лизонька, как можно сейчас человека распознать на расстоянии? Писем не пишут, а по телефону разве можно в душу заглянуть? Внутренний мир увидеть?
-Если любишь, то и так всё ясно, - улыбнулась Лизавета.
-Если любишь! – скептически воскликнула Анна Геннадьевна. -Раньше по переписке влюблялись. А сейчас? Только при очной ставке! Это искажает картину. Каждый лучше хочет казаться. За дутой внешностью, бывает, и не разглядишь тонкую и ранимую душу. Я Михаилу все свои достоинства и недостатки описала. И как только приехала в Красноярск в институт поступать, так он мне предложение и сделал. Жаль немного пожили с ним. От рака умер через десять лет. Оставил на память точную копию – сына. Вот только характер не передал по наследству. Никак женить не могу. К любви отношение у него какое-то предвзятое. Такая девушка рядом восемь лет! И поначалу неплохо складывалось. А теперь – разлюбил! И чего я их раньше не поженила?.. Ты не затягивай, а то мужчины пошли легкомысленные и эгоистичные.
-Я?! – изумилась Лизавета, но, перехватив взгляд собеседницы, направленный на Игоря, рассмеялась. – И не думаю затягивать! Вот институт окончу и поставлю ультиматум: либо в ЗАГС, либо разбегаемся!
-Как бы поздно не было ультиматумы ставить, - с сомнением покачала головой Анна Геннадьевна.
-Сейчас рано, - вздохнула Лизавета и, скрывая улыбку, по-бабьи заохала. – Мой-то тоже студент. Куда мы с ним на пару недоученные? Правда, Игорёк?
-Да, - рассеянно ответил Игорь, которого вопрос застал врасплох. Он не имел привычки подслушивать чужие разговоры и ответил чисто механически.
-Знаете, что я предлагаю, - оживилась Анна Геннадьевна. – Поедемте на такси!
-Это большие деньги, - отказалась Лизавета.
-Знаю. Но я вас за свой счёт отвезу!
-Нет, мы уж как-нибудь сами, - сжала губы Лизавета.
-Понимаешь, Лизонька, я бы уже давно на такси укатила, да боюсь. Завезут куда-нибудь! Хорошо если только ограбят, а вдруг жизни лишат? Да при нынешнем морозе и убивать не надо! Оставят в поле, и пока до людей доберёшься, в сосульку превратишься!
-Какие страсти! – весело поёжилась Лизавета.
-Компанией-то, безопасней! Ну, так как?
-Если только с этой точки зрения, - засомневалась Лизавета. – Но всё равно: мы билеты сдадим и деньги вам отдадим! Иначе не поедем. Правда, Игорёк?
-Да, - вновь вздрогнул Игорь, выплывая из раздумий.
-Договорились! – улыбнулась Анна Геннадьевна.
И вскоре новые знакомые направились к выходу. Но в дверях столкнулись с Владимиром.
-Мама! – укоряюще произнёс он. – Нельзя же так! Поехали домой!
-Володя! – строго ответила Анна Геннадьевна. – Дело решённое: я еду в Ермаковское!
-Хорошо, - не стал спорить Владимир. – Тогда я тебя отвезу!
-Вот это кстати! Только я не одна. Познакомься: Лизонька и её жених – Игорь!
Владимир застыл на месте.
-Лиза, - девушка первой протянула ладошку, насмешливо искря глазами.

8
-Кажется, мы поторопились сдать билеты! – воскликнула Лизавета, когда Владимир услужливо распахнул дверки «семёрки».
Игорь только присвистнул.
-Что это? – в недоумении посмотрела на сына Анна Геннадьевна.
-Это – гордость отечественного автопрома! – как можно оптимистичнее провозгласил Владимир.
-Мы в ней не замёрзнем? – Лизавета, скрывая усмешку, наивно захлопала ресницами.
-Печка – японская, мотор – американский, только система навигационная наша, российская! – бодро соврал Владимир.
-А где твоя… – начала было Анна Геннадьевна, но Владимир тут же перебил.
-Мама, я всё объясню позже! Садитесь! Жених с невестой, мы едем, или нет?
-Рискнём? – обратилась Лизавета к Игорю.
-Рискнём, - неуверенно ответил тот.
-Не машина, а зверь! – Владимир вырулил с парковки.
-Водитель, надеюсь, опытный? – с опозданием поинтересовалась Лизавета.
-Разве неопытные на таких ездят? – вопросом на вопрос ответил Владимир.
Некоторое время ехали молча. Окна оттаяли, в салоне стало тепло.
-Значит, Лиза, вы из Ермаковского? – решил завязать разговор Владимир.
-Оттуда! - весело ответила Лизавета.
-Выходит, земляки?
-Почти родственники!
-А свадьба когда?
-Свадьба?
-Ну, да!
-Игорёк, когда у нас свадьба?
-Это… - поперхнулся Игорь. – Да хоть сейчас! Я не против!
-Я против! – строго посмотрела на «жениха» Лизавета. – Мы же договорились после учёбы!
-Оно, конечно, - Игорь догадывался, что на его глазах разыгрывается какой-то непонятный спектакль, и старался не испортить игру.
-Зря получается я сокрушался в последнее время, что молодёжь легкомысленная пошла! – воскликнул Владимир. – Оказывается, есть ещё серьёзные люди! О свадьбе думают!
-В отличие от некоторых! – вмешалась Анна Геннадьевна.
-Мама, не будем переходить на личности.
-А не помешало бы! Молодёжь, видите ли, легкомысленная! Когда же ты из возраста молодёжного вышел?
-Ну что вы! – с иронией сказала Лизавета. – Он ещё так молод! Но я перед ним преклоняюсь. Восемь лет любви и согласия! По теории учёных, любовь проходит через три года. И, главное, как современно! В гражданском браке! Вот я старомодная. Так бы не смогла. Мне обязательно чтобыштамп в паспорте!
-И я старомодный! – поддакнул Игорь.
-Всё рассказала? – осуждающе кинул взгляд на мать Владимир.
-Почему бы не поделиться горем? – вызывающе ответила Анна Геннадьевна.
-Ну, ну, - буркнул Владимир и приуныл.

9
На границе Красноярского края с Хакассией путешественники остановились перекусить в небольшом уютном кафе, стилизованном под старину. Всюду присутствовали народные мотивы. На подоконниках застыли самовары, с потолка свисали сушёные травы. На столбах, подпирающих крышу, висели вёдра, коромысла, крынки, чугунки. Несколько не вписывались в эту уютную картину хоть и допотопные приёмник с телевизором. И окончательно мешала погружению в старину плазма на стене.
Лизавета скромно покушала и первой покинула стол. Владимир последовал за ней, оставив маму наедине с Игорем. Девушка стояла на крылечке, с наслаждением вдыхая чистый воздух. Ясное небо простиралось от горизонта до горизонта. Солнце ослепляло. Ленивый ветерок слегка раскачивал ведро над бутафорским срубом колодца, поставленным перед кафе для привлечения туристов. Рядом поскрипывали цепями большие качели. Вдаль убегали заснеженные поля. Прибитый к дверям термометр показывал минус двадцать два градуса.
-Как прекрасно! Как в Ермаковском! – воскликнула Лизавета, увидев Владимира, и тем самым предупреждая возможные вопросы. – Воздух аж звенит! И как здесь тепло!
-Не совсем, - поёжился Владимир.
-Разве в городе можно дышать вот так, полной грудью? – проигнорировала его реплику Лизавета.
-Согласен. В деревне зимою только и остаётся, что дышать.
-Ермаковское – не деревня! – оскорбилась Лизавета. – И зимою у нас намного веселее! Лыжня за огородами, каток через две улицы в центре. А в городе пока до природы доберёшься!
-Мне трудно судить, - не стал спорить Владимир. -Я зимою в деревне если и был, то в детсадовском возрасте. Взрослым исключительно летом бабушку с дедушкой навещал. Солнце, берёзки за околицей, быстрая река Оя. Всегда с сожалением расставался с летним раем. И первое время город казался мне холодным и тесным, ассоциируясь с мрачным замком, окружённым бесконечным лабиринтом улиц.
-А с чем ассоциировалась Ермаковское?
-С весёлым праздником.
-Интересно с каким?
-С Иваном Купалой.
-Не люблю этот праздник! На улицу не выйдешь! Вечно мокрая!
-А какой любишь?
-Новый год! – Лизавета рассмеялась. – Вот когда веселье хлещет через край! И столько приключений! Долго буду вспоминать, как сыграла роль опоры в этом году!
-И как разыграла доверчивого незнакомца? - подколол Владимир.
-Кто кого разыграл?! – Лизавета демонстративно упёрла руки в бока. – Только не говори, что примчался на автовокзал ради меня!
-Не говорю, - поспешно отступил Владимир. – Но такое разочарование постигло!
-Ой, ли?! А как же гражданская жена?
-Мы с ней расстались.
-Я, между прочим, познакомилась с Игорем только тогда, когда истекло твоё время!
-Какое время?
-Время нашей предполагаемой встречи! Ровно в восемь тридцать!
-Значит свадьба – это розыгрыш? – оживился Владимир. – У меня есть надежда?
-Как знать, - озорно сощурилась Лизавета и, увидев выходящую Анну Геннадьевну, быстро пошла к машине, весело бросив через плечо. – Надежда умирает последней!
-О чём вы тут беседовали? - поинтересовалась мама.
-О превратностях судьбы, - нехотя ответил Владимир.
-Какая девочка умничка! – проводила взглядом Лизавету Анна Геннадьевна. – И красивая, и общительная, и скромная!
-С чего ты взяла, что скромная? – иронически улыбнулся Владимир.
-Посмотри, как на людях с женихом держится! Три часа уже едем, а она с ним ни разу не обнялась! Да что там, даже за руку не взяла! Вот это воспитание! Некоторые до ЗАГСа всё перепробуют, а потом неинтересно им! Прошла, видите ли, любовь!
-Может, это Игорь такой скромный? – хмыкнув, возразил Владимир.
-И Игорь – хороший мальчик! Они идеально подходят друг другу!
-Думаю, Лиза и мне бы подошла.
-У тебя Лора есть! Твоя идеальная половинка!

10
Едва солнце зацепилось за горизонт, как из леса стал стремительно надвигаться мрак. Он шёл волнами, клочьями, будто кто-то интенсивно разбавлял в огромном стакане большую дозу чёрного кофе. В Ермаковское въехали, когда за окном полностью господствовала ночь. Сначала доставили до дома Игоря. Потом подъехали к дому Лизаветы.
-Владимир Михайлович, можно вас на пару слов, - официально попросила Лизавета.
-Разумеется, - он и сам собирался выйти из машины.
Когда они оказались одни перед массивными воротами, Лизавета решительно протянула пять тысяч.
-Вот! Теперь я тебе ничего не должна!
Владимир в раздумье не спешил брать купюру.
-Бери, бери! – строго потребовала Лизавета. – Я же понимаю, что ты не из тех, кто может разбрасываться такими деньгами!
-Да? – брови Владимира взметнулись вверх. – И откуда такое понимание?
-Достаточно взглянуть на твою машину, - снисходительно пояснила Лизавета.
-Ты права, - Владимир деловито засунул купюру в карман. – Это я по пьяни щедрый. А на трезвую голову у меня каждая копейка на счету! Теперь не надо будет ломать голову, откуда взять деньги на твоё свадебное платье.
-Интересно, где ты собрался купить платье за пять тысяч? – прыснула Лизавета.
-Зачем покупать? Возьмём на прокат! – с энтузиазмом воскликнул Владимир.
-И кольца тоже на прокат? – насмешливо поинтересовалась Лизавета.
-Нет, кольца купим. В комиссионке! Я так понимаю, что не атрибуты главное! Главное то, что у нас внутри!
-И что же у нас внутри?
-Чувства! Любовь! Всё остальное приложится!
-Наверное, твоя бывшая очень любила тебя, если восемь лет прожила рядом, - Лизавета перестала улыбаться. – Трудно так долго поддерживать чувства на одном голом энтузиазме. Прощай, Владимир Михайлович!
-Я приеду за тобой. Скажи, когда назад собираешься?
-Не надо за мной приезжать!
-А как же наш договор?
-Освобождаю тебя от него. К тому же в автобусе я буду чувствовать себя безопаснее. Путешествие на такой шушлайке держит в постоянном напряжении.
-Что за неуважительное название! Из какой оперы?
-Сама придумала.
-Если ты так категорична, то я подгоню к вашим воротам кабриолет!
-Вот когда подгонишь, тогда и разговаривать будем! - рассмеялась Лизавета.
-Договорились! А теперь поцелуй на прощанье!
Возможно, Владимир и успел бы поцеловать опешившую девушку. Но в этот момент дверь в воротах распахнулась и на улицу выскочила женщина в тулупе и обрезанных валенках.
-Доченька! А мы уже заждались! Что же ты в дом не идёшь? И друзей своих зови!
-Это не друзья! – Лизавета утонула в объятиях. – Это попутчики! Подвезли до дома!
Владимир поспешно сел в машину.
-О чём вы так долго говорили? – Анна Геннадьевна хмурилась, недовольная громкой работой двигателя, который не дал ей удовлетворить любопытство.
-О превратностях судьбы, - вздохнул Владимир, трогаясь с места.
-Ты свои отговорки брось! И как у тебя рука поднялась взять деньги у бедной девочки!
-Сам удивляюсь. Не хотел брать, но она была непреклонна!
-Некрасиво! – подвела итог Анна Геннадьевна.
-Что поделаешь, - вздохнул Владимир.
-Чего тут делать? Завтра купишь какую-нибудь безделушку и подаришь Лизоньке. Поздравишь её с Новым годом! Сколько она тебе дала?
-Пять тысяч!
-И ты взял?!
-Насильно вручила!
-И мне деньги за автобус отдала, - расстроилась Анна Геннадьевна. – Совестливая девочка. Тут безделушкой не отделаешься.
-И я так думаю, - поддакнул Владимир. – Куплю большой букет роз. К тому же с цветами легче делать предложение.
-Какое предложение?
-Руки и сердца!
-Тебе не кажется, что ты несколько опоздал? Кто же делает предложение чужой невесте?
-Вот сделаю, и будет не чужая, - Владимир наивно моргнул, едва сдерживая улыбку.
-Тебе что, других девушек мало? – сурово произнесла Анна Геннадьевна. – А как же Лора?
-С Лорой покончено раз и навсегда! – Владимир жёстко сжал губы.
Мать замолчала. И уже возле самого дома, почему-то тихо, будто рассуждая про себя, сказала.
-Лиза, конечно же, тебе откажет. Но, знаешь, я была бы не против такой невестки.
-Вот и договорились!
-Что значит, договорились? А Игорь?
-Игорь её замуж не зовёт!
-А как же… свадьба?
-Они пошутили.
-Разве такими вещами шутят? – Анна Геннадьевна не спешила покидать автомобиль. – Хотя, если восемь лет живёшь в гражданском браке, то поневоле захочется выдать желаемое за действительность.
-Мама!
-Погоди! – встрепенулась Анна Геннадьевна. – Так вот почему они вели себя, как не родные! Они, наверное, тоже живут, как муж и жена! Надоели друг другу! Оттого Лиза и смотрела на тебя как-то странно!
-Как она смотрела?
-Неважно, - и уже решительно продолжила. - Зачем тебе такая жена? Была бы постарше, можно понять. А когда в таком юном возрасте и…
-Мама! Они познакомились сегодня на автовокзале!
-Ты откуда знаешь?
-Лиза сказала.
-Весёлая девочка! - осуждающе произнесла Анна Геннадьевна и, наконец-то, покинула машину.

11
Второй день Нового года отметился резким потеплением и пушистым снегом, который покрыл землю и заискрился серебром, жалобно поскрипывая под ногами редких прохожих и под колёсами ещё более редких автомобилей. Владимир прошёлся по небольшому дворику. Поздоровался с бабушкой, которая спозаранку хлопотала, готовя завтрак для дорогих гостей. Посмотрел, как дед чистит стайки.
-Которого резать будем? – спросил тот совета у внука, кивком указывая на двух откормленных свинок.
-Самую вредную! - бодро ответил Владимир.
-Они у меня обе хорошие! – и дед с любовью почесал за ухом доверчивое животное.
-Тогда пусть живут! – рассмеялся Владимир.
-А вам гостинец? Нет, резать будем!
Вот так всегда! Ещё ни разу не уезжали с пустыми руками. В прошлом году вдобавок к свиньям держали тёлку. И никак не убедишь, что ездить за мясом в такую даль себе дороже, что за деньги, потраченные на бензин, в городе можно купить и мясо, и другие деревенские продукты! Конечно, не в таком количестве, но в достаточном. Много ли им с мамкой надо? Владимир вернулся во двор. Зачем спорить с дедом? Не так часто бывает здесь, чтобы ещё и спорить. Пусть мамка ворчит. Всё пытается убедить стариков, чтобы не держали такое хозяйство. Хотя, почему бы не держать? Может, в этом смысл их жизни? Не сидеть же зиму на печи! Впрочем, на печи и не посидишь. Это раньше русская у них была. А после ремонта заменили на голландку.
Владимир вышел за ворота. Тишина. Лишь вдали медленно едет «тойота». И снег кружится. Не колючими осколками, как в морозы, а лебяжьим пухом. Владимир усмехнулся. Видел ли он когда-нибудь лебяжий пух? Всякую живность держали дедушка с бабушкой, а вот лебедей…
-Володька! – из «тойоты» выскочил мужчина среднего роста, крепкого телосложения, с непокрытой головой и в распахнутом китайском пуховике.
-Борька!
Друзья обнялись.
-Поехали ко мне!
Владимир замялся. Другие планы у него на сегодня. Но разве можно отказать другу, с которым пробегал всё детство? Без встречи с которым не обходится ни одна его поездка в Ермаки!
-Я только своих предупрежу!
И уже через несколько минут друзья сидели в уютной комнатке в здании автомастерской, хозяином которой являлся Борис.
-У меня дома сейчас бардак! Гости вповалку на полу лежат! – Борис радостно суетился, доставая из сейфа коньяк, из холодильника закуску. – Вот решил до работы смотаться. Ну, рассказывай, как ты? Женился наконец?
-Всё ещё на распутье.
-А эта, как её – Лора!
-Пытаюсь расстаться.
-Ну, давай! За то, чтобы в Новом году, у тебя было всё как надо: и на трудовом, и, главное, на любовном фронте!
-И у тебя тоже.
-У меня и так полный порядок! – рассмеялся Борис. – Танька скоро третьим осчастливит! Мальчиком! Я же себе слово дал: не останавливаться, пока парня не организую! А тут призадумался: что если третья девочка родится? Не старые времена, чтобы плодиться до бесконечности. Но, слава богу: УЗИ мальчика показало!
-Так выпьем за наследника? – Владимир поднял рюмку.
Похоже все его дела на сегодня придётся отложить. Хотя, какие дела? Одно дело! И, возможно, всей жизни. Хотел чуть позже навестить Лизавету. Теперь не навестит. Куда в пьяном виде?
Борис говорил без умолку, рассказывая о своём житье, постепенно переходя на новости сначала поселковые, а потом и всего Ермаковского района в целом.
-Ну, вот, - наконец огорчённо замолчал, разглядывая пустую бутылку. – Надо побольше запас держать.
-Мне вполне достаточно!
И в самом деле, Владимир почувствовал опьянение.
-А поехали ко мне? Продолжим! – встрепенулся Борис, но тут же сокрушённо махнул рукой. – Эх! Гости не дадут по душам поговорить! Родни понаехало!
И хлопнул себя по лбу.
-Меня же Танька просила хлеба купить! Вчера магазины не работали. Интересно, сегодня работают?
-Не знаю.
-И верно: тебе-то откуда знать? – и рассмеялся. – Пошли, покатаю тебя по Ермакам!
-Не боишься в таком виде? – засомневался Владимир.
-Не первый год замужем! – подмигнул Борис. – Ты же знаешь: шурин мой в органах служит, дядька в администрации. В случае чего прорвёмся!
Друзья вышли на улицу. Снег прекратился и теперь радовал глаз белой целиной.
-Пожалуй, я прогуляюсь, - Владимир не стал садиться в машину.
-Хозяин-барин, - Борис слегка нахмурился, но настаивать не стал. – Вечером заеду за тобой! Готовься!
Владимир пошёл по обочине, взрыхляя пушистый снег. Вот и улица Рабочая. На ней живёт Лизавета. Когда он соберётся к ней? Сегодня уже точно визит не состоится. А нужен ли он? Ему-то нужен! Зацепила девушка за душу. Оставила следы коготками непринуждённого сарказма. А вот теплоты, а тем более любви, что-то не наблюдается. Или рано ещё о любви? Нет, любовь должна присутствовать с первого взгляда! Но как определить? Это в своей душе покопаться можно, проанализировать. В чужую не залезешь. Вроде и улыбалась, и глазки блестели, и заигрывала, и смотрела загадочно. Так и на Игоря смотрела! Надо всё выяснить до конца. Вот завтра проспится и пойдёт. Чтобы на свежую, а главное, трезвую голову. И если скажет «да», то тогда в омут головой! А почему в омут? Откуда такое предвзятое отношение к законному браку? От Лоры? Вот ещё одна никак не решаемая проблема…

12
Лизавета сидела за столом и задумчиво смотрела на спящую ёлку. Выросла, улетела из гнезда, а всё считают её маленькой. Каждый год устраивают праздник, наряжают лесную красавицу. И о женихах не расспрашивают. Только так строго наказывают: сначала институт, потом замужество. А если единственный и неповторимый встретится раньше? Упустишь и всю жизнь жалеть будешь? Конечно, если любит, то может и подождать, пока она науку одолеет. Игорь-то уж точно подождёт. И ей потом ещё год придётся его ждать. А Владимир… Лизавета тяжко вздохнула. И что мыслями постоянно к нему возвращается? Он с ней мимоходом, а она… Да и она не с раскрытыми объятиями!.. В Новогоднюю ночь ходила к ёлке. Как весело было!Столько друзей встретила! А Владимира не увидела. Игоря тоже. Уже третий день Новый год шагает по планете, а ни тот, ни другой на глаза не показываются. Игорь обещал прийти! Да и Владимир… Тот, вроде, не обещал. Но намекал! Какой необязательный человек! И на автовокзал, если бы не мама, не пришёл! Играет словами! И чувствами! Её чувствами… Нет, она нисколько, вот ни капельки, не влюбилась! Просто приятно, что такой парень говорит… Увы, вешает лапшу на уши…
Со двора донёсся лай Кнопки. Папка так назвал. А полностью – Тревожная Кнопка. Только на тявканье и способна! Комнатная собачка на цепочке! Но охраняет исправно: всех прохожих облаивает!
-Лизонька, к тебе жених, - заглянула в зал мама, Валентина Ивановна.
-Пусть подождёт! – сердце ёкнуло.
Лизавета быстро метнулась в спальню. Что надеть? Синюю юбочку и голубую блузку, пронизанную блестящими серебряными нитками? Прибрать причёску, принять независимый вид. Вот так! И небрежной походкой прошла на кухню. Волна разочарования охладила волнение. Навстречу поднялся Игорь. А кого ожидала увидеть? На Владимира надежды мало. Почему же разочарование?
-Здравствуй, - Игорь протянул три розы.
-Ух, ты! – искренне удивилась Лиза. – Где достал?
-Мама выращивает. Зимний сорт.
-Здорово!
-Пойдём, погуляем?
Сколько мольбы в глазах! Лизавете стало не по себе. Любой приятно такое обожание? А оно бесспорно присутствует! Но нет ответного влечения. Решила же про себя, что Игорь – не герой её романа. И что делать?
-А куда пойдём? – решила уточнить.
-На ёлку. На коньках покатаемся!
-Сходи, доченька!
И чего мама смотрит на Игоря с таким умилением? Интересно, что бы отец сказал? Жаль, что ушёл с утра по делам. Повёз доярок на ферму. Коровы не люди, гулять беспробудно не могут.
-Хорошо, я только переоденусь.
Вот и случай продемонстрировать новый вязанный костюм, подаренный мамой. Белоснежные колготки и свитер, украшенные розовыми цветами. И шапочка под цвет. Балаболки бы обрезать, а то как-то несерьёзно. Но это она в городе сделает, чтобы маму не расстраивать.
-Хороший мальчик! - заглянула в спальню Валентина Ивановна. – Когда вы успели познакомиться? Они ведь недавно здесь поселились.
-По дороге.
-Родители у него представительные, образованные.
-Мама, образование не предполагает наличие хороших манер, - улыбнулась Лизавета.
-Не скажи. Образованного человека видно издалека.
-Значит, тебе Игорь нравится?
-Нравится.
-Можно выходить за него замуж?
-Сначала институт! – строго погрозила Валентина Ивановна.
-Я пошутила! – Лизавета чмокнула маму в щёчку.
Раздался лай Кнопки.
-Наверное, папа вернулся? – предположила Лизавета.
-На него она так не лает, - Валентина Ивановна поспешила во двор.
Когда Лиза появилась на кухне, в пороге топтался Владимир.
-Все попутчики собрались! – весело воскликнула она. – Не хватает только Анны Геннадьевны!
А сердце заколотилось, а ноги ослабели! Но виду не покажет!
-Какими судьбами, Владимир Михайлович?
-Да ты проходи, Володенька, - засуетилась Валентина Ивановна. – Наверное, к Петеньке моему пришёл?
Лиза изумлённо посмотрела на маму. Откуда она знает Владимира? И что-то уж очень фамильярно! Игорь, насупившись, упрямо свёл брови, отлично понимая, что на горизонте появился соперник. Новый гость в нерешительности продолжал топтаться у порога.
-Вообще-то, я к Лизе пришёл, - нарочито громко отважился сказать Владимир.
-Это, по какому же делу? – тень набежала на лицо Валентины Ивановны.
-Свататься!
-Рано ей замуж! – замерла Валентина Ивановна.
-Я тоже, свататься! – неожиданно выкрикнул Игорь.
-Какой у меня трудный выбор! – Лизавета, как могла, изобразила насмешку. – Один другого краше!
-Вот что женихи! – пришла в себя Валентина Ивановна. – Давайте-ка по домам! Придёте, когда Лизонька диплом получит!
Игорь нерешительно направился к двери.
-Прошу! – уступил дорогу Владимир.
-Только после вас! – с сарказмом ответил Игорь.
Дверь распахнулась, и в избу вошёл Пётр Сергеевич.
-Сколько гостей! А чего в пороге стоим?
-Папа, это не гости! – поспешила ответить Лизавета. – Это женихи!
-Так-так, - Пётр Сергеевич медленно снял полушубок, окинул взглядом гостей.
-Тебе ещё рано женихаться! - сказал откровенно Игорю. – А тебе, Володя… Ты же говорил, что женат?
-Уже нет, - Владимир опустил взгляд.
-Но всё равно, - Пётр Сергеевич расправил плечи. – Тебе уже поздно! – и уточнил. - К Лизавете!
Когда гости покинули дом, Лиза сорвала шапочку с головы, распустив светлые волосы.
-Как вы здорово за меня всё решили! – чуть не топнула ногой.
-Тебе во благо! – парировал отец.
-Прежде спросили бы: нужно мне такое благо?
-Подрастёшь, поймёшь!
-Я уже – взрослая!
-Взрослая, взрослая, доченька! – мама примирительно обняла дочь. – Но пойми, сейчас не время голову Амурами забивать!
-Как бы потом поздно не было!
-Да что ты говоришь такое? Неужели мы для такой красавицы, да жениха не найдём? – мама шутливо щёлкнула дочку по носику.
-Уж как-нибудь сама найду! – заупрямилась Лизавета.
-Найдёшь! Кто бы сомневался! Но сначала учёба!
Лизавета глубоко вздохнула, успокаиваясь. Спорить было бесполезно.
-А вы откуда Владимира знаете? – спросила, окончательно остывая.
-Прошлым летом сломался, когда в Абакан ездил, так он меня на буксире до самого дома волок! Потом посидели, поговорили душевно, – Пётр Сергеевич сел за стол и вопросительно посмотрел на жену.
-Сейчас борща налью, - засуетилась та.
-И к борщу бы…
-Тоже налью! И когда ты только жажду свою утолишь?
-Так праздник же!
-Пап, - Лиза подсела к отцу. – Как же он тебя буксировал? У него же машина допотопная! Наша и то новее!
-Может она и допотопная, но на вид – конфетка!
-Ага…

13
Владимир с Игорем вышли за ворота.
-Я от Лизы не отступлюсь! – с вызовом сказал Игорь.
-Ну что ж, давай поборемся, - Владимир слегка скривил губы в усмешке и пошёл прочь, не оглядываясь.
Стоит ли бороться? Ясно дали понять, что не ко двору. И Лизавета промолчала, когда его выпроваживали. Стояла Снегурочкой и насмешливо улыбалась. Воображение услужливо нарисовало девушку. Какая она солнечная в бело-розовом костюме! И какая желанная! Нет, не такой ей жених нужен. У неё ещё всё впереди. А у него? Облизанный Лорой! Не первой свежести! Владимир тряхнул головой. Конечно, и он найдёт своё счастье! Какие его годы! А вот найдёт ли такую, как Лизавета? Вопрос…
Придя домой, стал собираться в дорогу, чем вызвал недовольство матери и искреннюю обиду дедушки и бабушки.
-Встреча у меня с клиентами завтра, - врал, оправдываясь. – Да и друг, Олег, женится. Надо помочь в организации свадьбы.
-Мы же свинку собирались резать! - напомнил дед.
-Да я на два дня смотаюсь и вернусь, - пообещал Владимир.
-Если ради меня, то не стоит! На автобусе поеду, - поджала губы Анна Геннадьевна.
Давление со стороны родственников возрастало, но Владимир остался непреклонен. И уже через два часа выехал со двора. «Семёрка» резво бежала по заснеженной дороге. По краям сосны и ели горделиво хвастались перед голыми берёзами и осинами своим снежно-зелёным нарядом. Владимир грустно улыбнулся. Прямо лесной бал! Расфуфыренные дамы в окружении строгих кавалеров. И представил Лизавету на лыжах среди этого зимнего великолепия. Щёчки у неё, наверняка, румянцем… Машина неожиданно вильнула. Владимир недоумённо взглянул на спидометр. Сто двадцать километров. Вспомнилось предупреждение Владислава. Надо сбавить скорость. Но отпустить педаль газа не успел. Автомобиль вдруг прыгнул в сторону и начал крутиться на скользкой дороге. Владимир, реагируя, лихорадочно закрутил баранку. Но не помогло. «Семёрка» вылетела на обочину, нырнула в кювет и врезалась в берёзу. Капот взлетел вверх, закрывая обозрение. Ремень безопасности натянулся. Дверки деформировались, рассыпая осколки стёкол. Руль мягко вдавил Владимира в сидение. Звенящая тишина вместе с морозным воздухом ворвалась в салон…

14
Лизавета всё-таки пошла на каток, где её терпеливо дожидался Игорь.Здесь же она встретилась со своими бывшими одноклассниками. Вечер пролетел незаметно. И громко музыка играла, и ёлка весело мигала огоньками, и небо не раз расцветало китайскими фейерверками. Домой вернулась в двенадцатом часу. Игорь уговаривал ещё погулять, но девушка отказалась. У ворот разрешила поцеловать себя. А что: с неё не убудет, и Игорь ушёл осчастливленный. Сколько таких безобидных поцелуев раздавала Лизавета на своём пути! На выпускном со всеми мальчишками перецеловалась. И не только со своего класса. В институте, правда, ни с кем, кроме Лёвы. Так никто и не просил! Интересно, а если бы кто попросил? И непроизвольный смех вырвался наружу. Так и вошла в дом, сияя не то весельем, не то счастьем. Разулась в прихожей, не зажигая света, и проскользнула в зал. Мама наверняка сейчас придёт! Всегда встречала её раньше, во сколько бы она не возвращалась. И она пришла. Стоило Лизавете включить свет, как появилась, зевая и кутаясь в наспех наброшенный старенький халат.
-Мама! – Лизавета ласково улыбнулась. – Зачем ты встала? Иди спать!
-Вот покормлю тебя и лягу. Это же надо: столько времени гулять на голодный желудок! – Валентина Ивановна осуждающе покачала головой.
-Не хочу я есть!
-Я драников с мясом приготовила, твоих любимых!
-Ну, если драников, - не смогла устоять перед соблазном Лизавета.
Стоило им расположиться на кухне, как из спальни родителей раздалось недовольное бурчание.
-Чего папка такой злой? – шёпотом спросила Лизавета.
-Будешь злым, когда все кругом гуляют, а он, практически, на сухую, - ответила тихим смешком мать. – И завтра ему по графику доярок развозить. Только в обед и сможет позволить себе сто грамм.
-А ты его упрекаешь постоянно! - шутливо выговорила дочь. – Да другие, несмотря на работу, напиваются!
-Что верно, то верно. Сегодня Борис Клименко по посёлку бегал, трезвого водителя искал на эвакуатор. Отец наш единственным оказался. Едва успел до работы.
-А что случилось?
-Да известно что! Какой-то пьяный разбился сразу за Ермаками. С берёзой не разъехался. Вот его машину и доставали, а потом к автомастерской привезли. Ты, доченька ешь. Или остыли? Подогреть?
-Не надо. Тёплые. В самый раз, - Лизавета уплетала драники, запивая молоком.
-Сейчас скорости не те, что раньше, - вздохнула Валентина Ивановна. – Один наш «Москвич» как черепаха по трассе ползает.
-Чем тебе наш «Москвич» не нравится? – раздался возмущённый голос Петра Сергеевича.
-Спи уж! – улыбнулась Валентина Ивановна. – А ведь я предлагала новую машину купить! Так что ты: наша «ласточка» ещё послужит! Последнее время из-под неё не вылазишь: всё ремонтируешь и ремонтируешь! А может, оно и к лучшему: иномарки как бешенные носятся. И с берёзами целуются!
-Между прочим, это «семёрка» была! – на пороге спальни появился Пётр Сергеевич, одетый по-домашнему в трусах и майке. – И по возрасту древнее нашего «Москвича»!
Зевая, прошёл к графину с водой, налил стакан, выпил.
-Нам зачем иномарка? – не торопясь, начал рассуждать. – Я целыми днями на служебных машинах. Да и в лес или на рыбалку по бездорожью на иномарке не очень-то наездишься. Они для асфальта созданы! Разве что к тебе в гости в Красноярск съездить, тогда, конечно.
-Папа, а «семёрка» какого цвета? – спросила Лизавета, осенённая внезапной догадкой.
-Какая «семёрка»? Ах, эта! Когда-то белой была.
-А водитель кто?
-Не знаю. Борис в помощники Сашку с Витьком отрядил. Так те тоже не в курсе. Да и на автомате оба. Перебрали ради праздника. С трудом машину погрузили.
-Водитель жив?! – Лизавета и не заметила, как вскочила и встала напротив отца, заламывая ладони.
-Так, не было никакого водителя! Его, наверное, раньше увезли.
-Куда?!
-В больницу или в морг. Что ты на меня напала?
-Мне надо взглянуть на машину! Она во дворе мастерской?
-Доченька, да что с тобой? Что случилось? – заволновалась Валентина Ивановна.
-Как вы не понимаете! А если это Володина машина?.. Владимира Михайловича!
-С чего вдруг? – удивился Пётр Сергеевич.
-Он нас сюда на «семёрке» привёз!
-Ну и дела! – протянул Пётр Сергеевич. – Неужели его финансы так пошатнулись?
Но Лизавета не обратила внимания на его последние слова, бросившись одеваться. На скорую руку надела трико, мамкино пальто и её же зимние сапожки.
-Погоди! – властно остановил дочь Пётр Сергеевич. – Я с тобой! Хоть народ у нас и мирный, но пьяных много шатается. По пьяни чего не случается.
-И я с вами! – засуетилась Валентина Ивановна.
-Мама! Оставайся дома! Мы с папой быстро!
-Ладно, - а что оставалось делать? Дочь убегала в её вещах!
Огни слабо освещали улицу. Хорошо, что почти во всех окнах горел свет. Люди продолжали праздновать Новый год.
-Гуляют! – завистливо вздохнул Пётр Сергеевич, время от времени ныряя взглядом в светящиеся разноцветными гирляндами окна. Лизавета ничего не видела. Она всё ускоряла шаги. Вот вышли на главную улицу посёлка, вот поднялись по ней вверх. Вот автомастерская! Во дворе стоял покорёженный автомобиль. И дыхание перехватило, комок подкатил к горлу. «Семёрку» трудно было узнать. Но номер! Это была машина Владимира! Лизавета всхлипнула.
-Его? - сделал вывод Пётр Сергеевич.
-Пойдём к Анне Геннадьевне, - тихо сказала Лизавета, с трудом сдерживаясь, чтобы не разрыдаться.
-Давай сначала к Борису заглянем, - трезво рассудил Пётр Сергеевич. – Он, наверное, уже родственникам сообщил. Зачем лишний раз людей травмировать?
Лизавета покорно последовала за отцом. Мысли угнетали. Он из-за неё поехал! Она – главная виновница аварии! Если бы вступилась перед родителями, то гуляли бы сейчас… А она гуляла с Игорем! Какое раздвоение! А если бы с Игорем вот так? Тьфу, тьфу, тьфу! Плакала бы? Что же раздирает душу: любовь или жалость? И кто дороже сердцу: Игорь или Владимир? Сейчас, кажется, за Володей на край света рванула бы! Только бы он выжил в этой катастрофе!
В доме Бориса свет горел только на кухне. Там хозяин с каким-то мужчиной сидели и пытались что-то доказать друг другу. Из остальных комнат доносился дружный храп. В нос ударил запах пота и алкоголя.
-Знатно погуляли! – одобрительно крякнул Пётр Сергеевич.
-О, ещё гости! – Борис приветливо махнул рукой, не в силах приподняться. – Прошу к столу! И штрафную! Штрафную!
-И рад бы, да нельзя, - мука отразилась на лице Петра Сергеевича. – Мы к тебе по делу! Скажи, что стало с водителем «семёрки», которую мы к тебе в автомастерскую привезли?
-Тут всё чисто! – икнул Борис. – Машина моя! Мне её Володька подарил! Вот такой друг!!!
Хозяин помахал в воздухе кулаком с оттопыренным большим пальцем.
-И за рулём вы были? – высунулась из-за спины отца Лизавета.
-Не дай бог! – вновь икнул Борис. – Конечно, я иногда нарушаю. Но до определённой кондиции.
Он всё-таки поднялся, сделал два шага по направлению гостей и, приложив палец к губам, зашипел.
-Только никому ни слова! Володька с меня слово взял! Чтобы ни гу-гу! Я его понимаю: зачем родных расстраивать. Лишнее…
-Что с ним?! – с болью в голосе перебила Лизавета.
-А что с ним? – недоумённо посмотрел Борис.
-Он в больнице? – голос Лизаветы готов был сорваться на плач.
-Та-ак! – Борис засунул руки в карман брюк и уставился на девушку. – Чего ему там делать?
-Он же в аварию попал!
-Надо же! Не думал, что так серьёзно, – Борис вытащил руку из кармана и взял с серванта, стоящего рядом со столом мобильник. – Сейчас позвоню, узнаю. Я его и не видел! Он мне позвонил, сказал, чтобы я машину с трассы забрал. Подарил! И наказал молчать. О, чёрт! Деньги кончились!
-Говорите номер! – Лизавета быстро достала телефон и стала нажимать на кнопки.
-Слушаю, - раздался далёкий голос.
-Это Лиза.
-Лизавета?!
-Да!
-Вот так сюрприз!
-С тобой всё в порядке?
-А что со мной должно быть не в порядке?
-Ты же в аварию попал!
-Борис проболтался?
-Неважно. Как ты себя чувствуешь?
-Как? – последовала небольшая пауза. – Лежу под капельницами. Напротив сиделка. Симпатичная медсестра. Каждый час меняет повязки.
-Я завтра приеду! – выпалила Лизавета. – Ты где?
-Чтобы уточнить день свадьбы?
-Чтобы быть рядом!
-Извини, Лизонька, я пошутил. Полчаса, как добрался до Красноярска на попутках.
-С тобой что, всё в порядке?!
-Представляешь, почти ни одной царапины.
-Дурак!
И отключилась.
-Папа, пошли домой!
Она шла впереди отца. Как жестоко Владимир пошутил! Она к нему со всею душою, а он!.. И к тому же пьяница! Да-да-да!!! Пьяный за рулём! Сам говорил, что по пьяни становится щедрым! Ей пять тысяч дал. И машину Борису подарил! А мог бы на разборку! Хоть какие-нибудь деньги выручил! Вот протрезвеет и раскается в своём поступке! И как с таким жить? Он же по миру пустит! Раздарит всё имущество! Как она могла такого полюбить? Стоп! О любви не может быть и речи! И никто с ним жить не собирается!!! Заиграла мелодия мобильника.
-Лизонька, нас прервали…
-Это я бросила трубку!
Лизавета закусила губу: как опрометчиво позвонила! Теперь у него есть её номер!
-Лизонька, давай поговорим.
-Нам не о чем говорить!
-Категорично?
-Категорично!
-Тогда, прощай… Любимая…
Как он посмел отключиться!? Это её привилегия! Лизавета уже было собралась позвонить и сказать… А что она скажет? Не специально ли он оборвал разговор, чтобы она позвонила? Не дождётся! Посмотрим, кто первым позвонит! И как посмел назвать любимой!? Любимая… И тепло радостным ручейком заструилось по телу.

15
Лизавета с усмешкой смотрела на экран мобильника. Какой хитрый! Перешёл на эсэмэски! И что пишет? Их встреча предначертана судьбой. Знак свыше! Предлагает сыграть свадьбу в феврале. Какая самоуверенность! А вот так:
«Мы недостаточно знаем друг друга!»
Как быстро ответил!
«Тогда в марте».
Издевается! И с озорной улыбкой:
«Через полтора года!».
Пусть ждёт, пока она институт окончит!
«Ты хочешь, чтобы наш ребёнок родился вне брака?»
Какой нахал! Намекает на гражданский брак! Самоуверенный тип! А что, опыт есть! Сколько лет прожил нахаляву с этой… как её? Лорой!
В разговор вмешалась мелодия вызова. Игорь! Лизавета закусила нижнюю губку. Снова позовёт на каток. И не ответила. Какая она непостоянная! Ещё вчера целовалась… Впрочем, громко сказано! Слегка флиртовала! А сегодня… И чем Игорь хуже Владимира? Конечно, Володя уже состоявшийся парень. Почти мужчина. Правда, живёт с мамой. Это минус. Но у Игоря вообще никакой жилплощади в Красноярске. К тому же Игорю ещё учиться и учиться. Полная неопределённость. И как в будущем с работой сложится? Сейчас так трудно устроиться на хорошее место! Кстати:
«Где ты работаешь?»
«На работе!»
Шутник! Но мы не отступимся!
«Кем?»
«Директором».
Хорошо хоть не «президентом!». Ладно, зайдём с другой стороны.
«Сколько получаешь?»
«Достаточно, чтобы воспитать минимум троих детей».
Никакой конкретики! Живёт в панельке, ездит на «жигулях»! Впрочем, уже не ездит. И собрался троих детей воспитывать! Оч-чень интересно!
«Завтра мама поедет домой на ночном рейсе. Присоединяйся. Встречу!».
Это уже конкретное предложение! И что ответить? Согласиться и возомнит невесть что! А откажешься… Ничего не ответит! Пусть теряется в догадках! И вообще, с какой стати она должна на два дня раньше уезжать? Что в городе делать? И отключив мобильник, Лизавета стала собираться на каток. Но потом всё-таки позвонила своим друзьям. Ей не хотелось оказаться наедине с Игорем.И почему этот симпатичный парень стал вносить дискомфорт в её душу?

16
Автобус осторожно бежал по заснеженной дороге, но из-за темноты казалось, что он мчится с большой скоростью. Лес за окном мелькал чернильными кляксами на фоне чуть более светлого неба. Встречные автомобили островками света проносились мимо, ещё более сгущая за собой мрак. В салоне над кабиной водителя висел телевизор, изрыгая на пассажиров столбы огня и треск выстрелов. И догадались же запустить боевик! А ведь предполагалось, что все, или большинство, проведут путешествие во сне. Хорошо, что приглушили звук.
-Как давно я не ездила на автобусах!
Анна Геннадьевна перевела спинку сидения в спальное положение и прикрылась шубой. И вовсе не оттого, что в салоне было прохладно. Ей не хотелось вешать шубу на вешалку, а просто держать в руках было неудобно.
-Я по несколько раз в год езжу, - Лизавета не стала снимать куртку, лишь расстегнула её да дала свободу волосам, убрав шапочку в сумку.
-Когда-то я тоже была частым гостем в Ермаках, - вздохнула Анна Геннадьевна. – Но со временем всё реже и реже. Вот и на Новый год попала сюда, можно сказать, случайно. Предъявила сыну ультиматум. А он вместо того, чтобы одуматься, привёз меня к родителям.
-Какой ультиматум?
-Мне уже сорок восемь лет. Понимаешь, Лизонька… ничего, что я тебя так зову?
-Знали бы вы, как меня в институте зовут!
-Так вот, Лизонька, я, наверное, в душе ретроград. Это молодые быстро приспосабливаются к меняющимся условиям. А я всё меньше приветствую перемены. Володя восемь лет дружит с Лорой. Вернее, теперь уже окончательно можно сказать, что дружил. Мне Лора стала, как родная. И вдруг разрыв. Я этого не понимаю. У них же была любовь! Нельзя же без любви восемь лет? Как думаешь?
-Наверное, - нахмурилась Лизавета.
-Получается, что я больше, чем сын, переживаю из-за их размолвки. Вот в сердцах и сказала, что уеду в Ермаки, если он не помирится. И уехала. С его помощью! А здесь остыла, подумала. Не мне же с Лорой жить! И чего я так в его личную жизнь вмешиваюсь? Взглянула, как бы со стороны на их отношения. И поняла, что не такая жена Володе нужна. Нет, Лора – хорошая девушка. Но, какая-то, если так можно сказать, поверхностная. За восемь лет ни разу не заикнулась о ребёнке. И в ЗАГС не торопилась до последнего времени. Живут… Жили, как на колёсах. Всё по ресторанам да по кафе. Я даже не могу сказать, умеет ли она готовить? В отпуск на моря, за границу. Если Володя не мог, то могла и без него по вечеринкам, по всевозможным дням рождения. Не подумай, что Володя – святой. И он тоже… А может, глядя на неё? Догадываюсь, что давно трещинки в их отношениях образовались. Но всё надеялась… Выдавала желаемое за действительность. Перед отъездом Лора передо мной плакалась. Говорила, что Володенька ей всю жизнь скомкал. И я поддакивала со слезами на глазах. А ведь любовь если осчастливит двоих, то и накажет потом тоже двоих. Разве жизнь Володина не скомкана? В двадцать восемь лет начинать всё сначала! Другой уровень. Где он в таком возрасте хорошую девушку найдёт? Разве что в деревне, - и недвусмысленно посмотрела на Лизавету.
-Я тоже ничего не умею: ни сварить, ни корову подоить, - в огорчении Лизавета не заметила этого взгляда. – Родители рано поженились. Сразу после школы.Если бы не внематочная беременность, то знаете, сколько у меня братьев и сестёр было бы! Родители очень детей любят! А пришлось довольствоваться одной мною. Всю любовь на меня и излили. Мама у меня и шьёт, и вышивает, и повариха замечательная. А я – неумеха. От всего оберегали. Отец с детства твердил, что я в городе жить буду и деревенские навыки мне ни к чему. И мама его поддерживала. Так и росла, как цветок на клумбе. И папину идеологию постепенно впитывала.
-Это какую?
-В деревне – все рабы, а в городе – лодыри.
-Круто твой папа формулирует!
-Разве не так? Сейчас в Ермаках хоть благоустроенные дома строить начали. А в частном доме? Придут с работы и допоздна по хозяйству! Знаете, сколько родители скотины каждый год сдают, чтобы мне образование дать? Ещё хотели отдельную квартиру снять. Но как узнали арендную плату, смирились с общежитием. Зарплаты у них, по городским меркам – смешные. Если бы не подсобное хозяйство, то я никогда бы до города не добралась… Нет, наверное, добралась бы! Но чего бы мне это стоило.
-Да времена нынче сложные, - вздохнула Анна Геннадьевна.
Некоторое время молчали. Но у обоих было слишком много вопросов друг к другу, чтобы безмолвствовать всю дорогу.
-Скажите, Анна Геннадьевна, Лора из богатой семьи? – потупившись, спросила Лизавета.
-С чего ты так решила?
-Сами же сказали, что по югам, да по ресторанам.
-Сказала, - Анна Геннадьевна не понимала, к чему клонит Лизавета.
-Всё это немалых денег стоит.
-Да уж, не малых!
-Откуда они их брали?
-Вот в чём дело, - Анна Геннадьевна улыбнулась. – Ты только не обижайся, Лизонька, но Володя предупредил меня, чтобы я о нём слишком не распространялась.
Лизавета надула губки. Что значит предупредил?! Выходит, был уверен, что она поедет ночным рейсом! А она до последнего конспирировалась, молчала! Неужели он понял, что она влюбилась в него без оглядки? Но как?! А ещё хотела сделать сюрприз, выйдя из автобуса вслед за Анной Геннадьевной! Как нелепо будет выглядеть со своим сюрпризом! И всё же, откуда у Владимира деньги на такую распутную жизнь? Может, мама богатая?
-А вы кем работаете, Анна Геннадьевна?
-Юрисконсультом.
Точно, мама! А раз она даёт деньги, то и, наверняка, контролирует сыночка. Как всё не просто! Не поторопилась ли она с головой в омут? Стоп, стоп, стоп!!! Да, она влюбилась! Надо признать этот факт. Всё внутри бурлило, когда Анна Геннадьевна рассказывала про Лору. Она заочно ненавидит эту… Спокойно! Не стоит проявлять ревность, а тем более ругаться, даже в мыслях. Не было бы Лоры, была бы другая. Глупо думать, что парень в двадцать восемь лет мог оказаться девственником. Это она чего-то дотянула до двадцати. Почти двадцати. В феврале исполнится. Вот в чём разница! Владимир опытный ловелас! Он читает женскую душу, как книгу! А с другой стороны, если восемь лет с одной девушкой… Странно. Не наставлял ли он всё это время рога бедной Лоре? Впрочем, судя по словам Анны Геннадьевны, и она не хранила верность. Как бы не попасть в руки развратному типу! Решено: до свадьбы с ним в постель не ляжет! И пусть только даст задний ход! Никто его за язык не тянул. Все уши свадьбой прожужжал! Что-то она рассуждает как-то материально. Когда обнимет, поцелует… Не растает ли? А потом не постигнет ли её участь Лоры? И беременностью не привяжешь. Ещё полтора года учиться! Не лезет ли она в петлю? Может, лучше подружить с Игорем без всяких обязательств? Но сама эта мысль почему-то вызвала неприязнь.
-Лизонька, а тебе нравится Володя?
-Да, - ответила машинально и тут же, спохватившись, покраснела и уже тише добавила. – Очень…
Анна Геннадьевна накрыла ладонь Лизаветы и слегка сжала.
-Пожалуй, я расскажу тебе про Володю, - сказала доверительно. – А то он сам не расскажет!..
И подъезжая к Красноярску, Лизавета уже знала, что влюбилась не просто в парня, а в весьма успешного бизнесмена. Пусть и не олигарха, но способного обеспечить безбедное существование не только ей, но и их будущим детям. Минимум троим! Он не врал, отвечая на вопросы! Так вот почему Лора вцепилась в него, как клещ! И так просто не отступится! Как бы дело не дошло до разборок! Этого больше всего опасалась Лизавета. И, по правде сказать, боялась. Конечно, Владимир выбрал её, но сумеет ли он оградить свою избранницу от неприятных сцен? Откровенность Анны Геннадьевны породила и ещё один негативный аспект. Почему она не дала согласие на свадьбу раньше! Поверит ли в её искреннюю любовь Владимир, когда узнает, что мама выложила про него всю подноготную? Не подумает ли, что на её согласие повлияло известие о его финансовом благополучии? А если продолжать играть в молчанку? Как отреагирует? Не найдёт ли другую, более покладистую? Это ей, по большому счёту, спешить некуда, а его годы поджимают… Впрочем, такими женихами нельзя разбрасываться в любом возрасте…
Из автобуса Лизавета выходила в расстроенных чувствах, и Владимир увидел на её лице не радость, а растерянность. И улыбнулась она не счастливо, а печально. И в «вольво» села покорно, не проявив восторга. Владимир с укором посмотрел на мать. Анна Геннадьевна спрятала глаза, подтвердив его догадку. И на все уговоры заехать к ним домой на чашечку чая, Лизавета ответила отказом.
У дверей общежития, Владимир взял девушку за руки.
-Мы так и не определились с днём свадьбы, - и с надеждой посмотрел в её задумчивые глаза.
-А я так и не услышала признания в любви, - Лизавета не отвела взгляд.
-Разве? – слегка опешил Владимир, но тут же торжественно произнёс. – Лиза, я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой!
-Как обыденно! – грустная улыбка тронула губы девушки.
-Ты ждёшь от меня безумного поступка? – предположил Владимир.
-А какая любовь без безумства? – сказала с вызовом.
-Хорошо, я что-нибудь придумаю, - Владимир сухо кивнул головой и пошёл к машине.
А что он хотел? Лизавета молодая, ей хочется романтики. Это Лора смотрит не столько на него, сколько на его финансовые возможности. А здесь обратный эффект. Молодая, неопытная. О чём он? Это же замечательно! Деньги ещё не главное в её жизни! Он не упустит Лизавету! Вот только безумный поступок… Не в том он уже возрасте, чтобы клоунадой заниматься. А почему не в том? И вспомнил красные чулочки. Чем не цирк? Правда, из другой оперы… Ничего, он что-нибудь придумает!

17
Лизавета стояла одна в своей комнате и смотрела в окно. Но её взгляд был направлен не на заснеженные тополя, добравшиеся своими верхушками до восьмого этажа. Он рассеивался в воздухе, расплывался по стеклу. Душа металась в сомнениях, выдавливая слёзы и заставляя учащённо биться сердце. Не оттолкнула ли она своё счастье? И о каком безумстве речь? Не она ли совершила безумно опрометчивый поступок? Что если он больше не придёт, не позвонит? Надо было броситься на грудь, обнять и пусть думает, что хочет! А она выдержала дистанцию. Кому нужна эта дистанция? Ей, уж точно, ни к чему! Позвонить, сказать, что она на всё согласна? Но душевный порыв не нашёл отклика в движении. Лизавета продолжала безучастно стоять. Он должен позвонить первым! Кто это придумал? Ничего он не должен! Лизавета вздохнула со всхлипом. Если не позвонит сегодня, то завтра она позвонит! И будь что будет!..
Владимир не позвонил. И Лизавета, наверное, провела бы бессонную ночь, не будь она второй подряд. Усталость взяла своё. Проснувшись в двенадцатом часу дня, Лизавета первым делом схватила телефон. Три сообщения! Но, увы, все они оказались от Игоря. Тот упрекал её в бегстве, писал, что уже в пути и прямо с автовокзала нагрянет в гости! Вот его только и не хватало! Лизавета умылась, привела себя в порядок и взяла в руки телефон. Позвонить Владимиру? Или подождать ещё немного? Решила подождать. Но поняла, что сидеть вот так и ждать не сможет. Оделась и вышла на улицу. Солнце подняло настроение. И не только у неё. Расчирикались воробьи. Свистели без устали синицы, расположившиеся на ветках тополя напротив окна на третьем этаже, вызывая хозяина, который забыл насыпать хлебных крошек в кормушку. Высоко в небе кружил ястреб. И кого он высматривает? Неосторожную кошку, или зазевавшуюся пичужку?
Лизавета направилась к ближайшему кинотеатру. Сходит в кино! А что? Скоротает время! Отвлечётся от дум. И хотя Лизавета не очень-то любила боевики, но после сеанса почувствовала облегчение. Перекусила в столовой, погуляла по главному проспекту города, разглядывая красочные витрины.В общежитие вернулась в шестом часу, когда город погрузился во власть седых сумерек.
-Лиза, я к тебе посетителя пропустила, - проинформировала её знакомая вахтёрша. – Представительный молодой человек с цветами!
И будто крылья выросли за спиной! Пришёл!!! Конечно, цветы – это не безумство, но она согласна сделать скидку. Она на всё согласна!!! Как медлителен лифт! Возле дверей комнаты задержалась на миг, чтобы восстановить дыхание, и вошла. Радостная улыбка сбежала с лица. Из-за стола поднялся Игорь.Мало того, с кровати встал Лёва! Оба выглядели взъерошенными. Видимо провели ожидание в оживлённом диалоге.
-«Лишь сумерки настали, и я у ваших ног»! – упал на одно колено Лёва. – Лизунчик, прости меня за всё! Я полностью раскаялся. Пришло понимание, что ты для меня самая прекрасная, самая желанная, самая, самая!
-Не общежитие, а проходной двор! – Лизавета отступила к двери под натиском кавалера.
Игорь угрюмо молчал, сжимая в руках букет.
-Сделай выбор, любимая! – прижал руку к сердцу Лёва, продолжая стоять на одном колене.
-Прекрати клоунаду! – строго сказала Лизавета. – Я уже сделала выбор, и он не в твою пользу!
Лёва помрачнел, Игорь расцвёл в улыбке.
И тут зазвонил мобильник. Сердце Лизаветы подпрыгнуло, замерло на мгновение и забилось в бешеном ритме. Он позвонил!!!
-Лизонька, я внизу. Меня решительно не пускают! Вахтёрша, с виду очень хорошая женщина, огорчена твоим легкомыслием. Говорит, что женихов и так предостаточно. Уговори её. Я тоже хочу поучаствовать в конкурсе на самого лучшего. И безумный поступок придумал! Завтра спрыгну с парашютом в твою честь.
-Подожди… Я сейчас!
От волнения Лизавета не нашла слов. Она выскочила из комнаты и бегом бросилась к лифту. Женихи, недоумённо переглянувшись, последовали за ней. Но проскользнуть в лифт не успели. Лизавета спускалась одна. Казалось, время остановилось! Спуск показался вечностью! Мысленно она уже была рядом с Владимиром. И не просто рядом! Она обнимала его за шею, страстно отвечая на поцелуи! С трудом осадила фантазию. Будет ли он целовать? Да и ей не надо показывать свои чувства! Как медленно открываются дверцы! Но она выходит ещё медленнее! Главное, не излучать радость. Но улыбка вспыхнула сама собой. Владимир стоял, держа в одной руке шапку, а в другой шикарный букет алых роз!
-Лизавета! Кто из них настоящий жених? – сердито-ворчливо спросила вахтёрша, приподнимаясь из-за стойки и осуждающим взглядом встречая появление со стороны лестничной площадки запыхавшихся Игоря с Лёвой.
-Не знаю, - Лизавете удалось принять независимый вид. – «Все равны, как на подбор»…
Дальше цитировать не стала, чтобы Владимир не принял себя за «дядьку Черномора» и не обиделся.
-А замуж кто зовёт? – деловито поинтересовалась вахтёрша.
-Я! – выдохнул Игорь и сделал шаг вперёд.
-Увы, я на такие подвиги ещё не готов, - с великим сожалением произнёс Лёва и первым покинул «поле боя».
Владимир вдруг положил цветы на узкую скамейку у входа, туда же – шапку, стал снимать пальто.
-Чего ждать до завтра? Совершу безумие сегодня, - ответил на недоумённые взгляды. – Спрыгну с третьего этажа в сугроб. Как раз напротив окна такой намели! Будто специально для меня. Этого прыжка будет достаточно?
-Никуда не надо прыгать! – воскликнула Лизавета.
И всё-таки не сдержала чувств! Первой бросилась к нему на шею. Как он подхватил её на руки! Как закружил! Счастье заплескалось через край. А как же посторонние? Лизавета смущённо оглянулась. Вахтёрша одобрительно улыбалась. А где Игорь? Он последовал за Лёвой. Несколько девушек, вошедших с улицы, остановились и бессовестно разглядывали необычное зрелище! А такое ли необычное? И чего уставились?
-Так мы завтра идём в ЗАГС? – между двумя жаркими поцелуями спросил Владимир.
-Завтра у тебя запланирован прыжок с парашютом! – с тихим смехом напомнила Лизавета.
-Я вот что подумал, - замялся Владимир. – Парашюты иногда не раскрываются. Может, сначала ЗАГС, а потом прыжок? Чтобы быть уверенным в том, что ты будешь, в случае чего, приходить ко мне на могилку. На законных, так сказать, основаниях.
-Думаешь, я позволю тебе прыгать после того, что ты мне сказал? Никаких парашютов!
-А как же безумный поступок? – огорчился Владимир.
-Разве не безумство, что ты держишь меня на руках при всех? Поставь на ноги! Я жутко стесняюсь!
И это было правдой: Лизавета покраснела. Но как только Владимир вернул её в вертикальное положение, раздались громкие аплодисменты.
-Давайте, давайте проходите! – прикрикнула на развеселившихся девушек вахтёрша и продолжила с доброй улыбкой. – Тут вам не цирк! Тут, любовь!

Февраль2012г.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 10.12.2018 Виктор Влизко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2435255

Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература










1