Девочка Яга


Девочка Яга
Сказка

Предисловие

Это же бесполезнейшее дело – спрашивать у людей знают ли они, кто такая баба Яга. Баба Яга – костяная нога, которая печку топила и что-то там свое старушечье-колдовское варила. Люди засмеются и скажут: «А кто ее не знает? Очень даже пренеприятнейшая старушенция. Не внушающая никакого доверия. К тому же, по описанию сказочников, довольно непривлекательная на вид: росточком невелика, нос крючком, волосы торчком, глаза ехидные, а изо рта один зуб торчит, да и тот – кривой. А помыслы у нее каковы были? Все по большей части какие-то хулиганские. То она крадет ничего не подозревающих малых ребятишек, то пытается царевича усыпить. Благо, что всегда это у неё получалось, так неуклюже, что в результате зло оборачивалось против неё самой.
А вот теперь давайте все вместе подумаем, кто же повинен в том, что баба Яга стала такой, какой она постоянно предстает перед нами? Ведь ни один ребенок не рождается злодеем. Все люди в младенчестве чисты, красивы и добродушны. Если вы скажете – воспитание, то будете недалеки от истины. Действительно, если в детстве ребенок рос избалованным и капризным, дерзким и непослушным, то во взрослой жизни в доброго и вежливого он никогда не превратится. А еще бывают и такие случаи, когда к маленькому человеку цепляются дурные наклонности совсем независимо от того, что ему говорят взрослые. Больше того, никто не может точно сказать, откуда и с какой стороны этих наклонностей ждать. Ведь если бы знали, уж точно их не допустили.
Вот и с бабой Ягой – тот же случай. Разве ж мог кто-нибудь предположить, что со временем из хорошенькой доброй и справедливой девочки вырастет злая и нехорошая старуха? Вы спросите, а почему мы считаем, что в детстве она была доброй и справедливой? И мы ответим: потому что знаем об этом. Просто нам об этом поведал один очень прелюбопытный персонаж, которому мы доверяем. Этот персонаж познакомился с девочкой Ягой, когда она была совсем ещё маленькой, и подружился с ней настолько, что она решилась уйти с ним из дома. Он потом с ней расстался и потерял её из вида. А впрочем, давайте всё по порядку…


Глава первая,
в которой рассказывается о тех временах, когда Яга появилась на свет

Сразу поспешим пояснить, что когда взрослые говорят о появлении кого-нибудь на свет, то это совсем не означает, что этот кто-то вышел из темноты на солнышко. Нет, они говорят совсем о другом. Они всегда имеют в виду рождение этого кого-то. То есть, если повстречались папа и мама, то у них рано или поздно непременно появляется малыш.
Так вот, когда баба Яга появилась на свет, все было совсем не так, как стало потом, когда она выросла в бабу Ягу. И царство было не тридевятое, а тришестое. И леса были подремучей, и реки – помолочней, и берега – совсем не кисельные, а погуще, что-то типа джемных или повидловых. А зверья и леших в лесах, а рыбы и водяных в реках, а гномов и домовых в погребах – видимо-невидимо.
Царствовал в тришестом царстве тогда царь весельчак, любитель всяких розыгрышей и шуток – Василий первый, которого, как это тогда было принято на Руси, никто по имени не звал, а звали – царь-батюшка. Бывало кликнет своих служителей царь и начнет им задания разные давать. Те, которые без чувства юмора, сразу впросак и попадают. К примеру, скажет царь: «Доставить немедленно к царскому столу штук сто дырок от бубликов!». Мечутся придворные туда-сюда, а сами в толк не возьмут: как это так дырки от бубликов к царскому столу доставить? А тот с хохоту покатывается, глядя на них из окна своего дворца. Пока наконец кто-нибудь из придворных не сообразит, что это шутка и не придет пред царевы очи с пустой корзинкой: «Вот, милостивый государь, я принес девяносто девять дырок от бубликов…». «А где еще одна?». «А я не удержался и съел ее по дороге – так она вкусно пахла…». Радовался царь таким минутам и говаривал: «Нет, не перевелись еще остроумные люди в нашем Отечестве. И пока они есть, нам, друзья мои, не страшны никакие беды!».
Веселое, хорошее было время. И люди были добрее, и колдуны – не такими коварными и жадными. И Змей Горыныч был еще этаким маленьким и хорошеньким змеенышем с одной головой, а две других головы у него только еще прорезывались. А Кощей Бессмертный – тот вообще был неприметным мальчиком - долговязым, в коротких штанишках на лямках, и матросской бескозырке на маленькой ушастой голове.

* * *

Надо сказать, что взрослое имя у девочки Яги было Ягрипина Ивановна. А Ягой ее звали потому что для девочки Ягрипина – это было слишком как-то длинно и неудобно. Жила она с дедушкой и бабушкой в маленькой избенке на берегу большой реки. Родители ее умерли, когда она была совсем маленькой, и она их не помнила. Дедушка с бабушкой души во внучке не чаяли, баловали ее, избавляли от тяжелой работы, постоянно приговаривая:
- Успеет еще горемыка наша намаяться на своем веку. Пускай хоть в малолетстве понежится да сохранит свои ручки от непосильного крестьянского труда.
И росла девочка Яга капризным и непослушным ребенком. То ей не так, то ей не эдак. Вконец замучились с ней дедушка и бабушка. Уж как они ни старались, все не могли своей внученьке балованной угодить.
…А времечко летело, летело, и исполнилось Яге семь лет. Вот однажды бабушка и посылает внучку на опушку леса к речке попасти корову Настасьюшку. Запротивилась было Яга, закапризничала, а потом вдруг подумала: «А чего это я, дурочка, капризничаю? Схожу с Настасьюшкой к речке. Оставлю ее на берегу, а сама искупаюсь да на солнышке полежу. А если малина да земляника поспели, то и сладкими ягодками полакомлюсь…». И согласилась она пойти пасти корову.
А день-то стоял такой теплый да солнечный. Птички чирикали, стрекотали кузнечики. Ароматно пахли травы с покосов за огородами дедушкиного дома. Девочка Яга, весело помахивая прутиком, гнала к речке корову и напевала свою любимую песенку:

Дружат сказки с чудесами,
Как со звездами луна.
За волшебными лесами
Есть волшебная страна.
Путь туда найти непросто.
Не найдешь – не обессудь.
На волшебных перекрестках
Не для всех указан путь.
День и ночь о ней тоскую
И люблю ее одну –
Тришестую, трибольшую,
Триволшебную страну.


Глава вторая,
в которой появляется некое загадочное роковое существо

-Замя-мя-мя-мячательно! Какая замя-мя-мя-мячательная мя-мя-мялодия!
Девочка Яга вздрогнула от резкого и громкого мяукающего голоса и остановилась.
-Кто это? - испуганно спросила она.
- Это я, Чучело-мя-мя-мяучело, - ответил из густой травы противный кошачий голос.
Яга была храброй девочкой. Она бесстрашно сошла с тропинки и сделала два маленьких шага…
То, что она увидела, не очень просто описать. На замшелом сосновом пне сидело существо метрового роста, с лягушачьим плоским большеротым лицом, с круглыми большими ушами, коротким зеленым туловищем, тонкими волосатыми ручками и ножками. Яга, ошеломленная увиденным, остановилась. А Чучело-мяучело, какое-то мгновение повращав своими выпуклыми бесцветными глазками, вдруг громко рассмеялось:
- Уо-кхо-кхо-кхо-кхо…Испугалась мя-мя-мяленько…мя-мя-мяня здесь все почему-то боятся. А я совсем не злое, хотя и допускаю, что из-за своего необычного вида кажусь вам всем немножечко мя-мя-мярзковатым…
-Ты кто такой? – приходя в себя, снова спросила Яга.
-Я же русским языком сказало: Чучело-мя-мя-мяучело. Это мое обычное имя. А на самом деле мя-мя-мяня зовут Теграмя-мя-мяполиволиус…
-Телегра…как-как?
-Теграмя-мя-мяполиволиус. Это по-нашему – Приносящий счастье.
-По-вашему – колдуньему? – осмелела девочка Яга.
- Уо-кхо-кхо-кхо-кхо…Так и быть, зови меня колдуном. Я для вас и есть колдун.
-А на самом деле ты не колдун? – поинтересовалась девочка Яга.
-На самом деле я абракадабрянин.
-Как это? – не поняла девочка Яга.
-Ну, это самое…я из Абракадабрии, понимя-мя-мяешь?
-Ака-бра-дянин…?
Девочка Яга, как любая уважающая себя девочка, хотя ничего и не поняла, утвердительно кивнула головой. А как она могла понять, когда не знала не только, что такое иное царство – вообще никакого представления не имела о том, как устроен мир. Она знала только то, что живет в тришестом царстве и что есть у них царь-батюшка. А больше ей никто ничего про окружающий мир не рассказывал. А и кто расскажет: в деревне, где она жила, все были сплошь неграмотными.
- Тебя как зовут, мя-мя-мяленький человек? – спросило Чучело-мяучело, весело пуча глазки.
- Яга.
-А кто твои родители?
-Мои родители умерли, - сказала грустно Яга, - а я живу с дедушкой и бабушкой.
-Как это умя-мя-мярли? – удивилось Чучело-мяучело.
-Ну умерли, их не стало. Жили, жили – и умерли. Как люди умирают?
-Как люди умя-мя-мярают – я пока не знаю, но выясню…А ты, выходит, живешь без родителей?
-Ну да. Бабушка с дедушкой, колнечно, стараются, но разве они заменят отца и мать, - горестно вздохнула Яга и хотела заплакать, но тут Чучело-мяучело вдруг спрыгнуло с пенька и запрыгало с ноги на ногу, при этом в голове его послышалось сухое потрескивание, а уши завертелись, как пропеллеры. Потом оно сказало: «Акры-бакры», вытерло ноги о траву и снова вскарабкалось на пенек.
-Ты это чего? – испуганно спросила Яга.
-А это так…пустяки…- махнула лапой Чучело-мяучело, - не обращай на м-мя-мяня внимя-мя-мяния…это физзарядка…встряска мозгов, чтоб лучше думя-мя-молось…
-А-а-а, - сказала Яга. Она посмотрела на худенькое и неказистое тельце своего нового друга и с жалостью в голосе спросила:
-А у тебя папа с мамой есть?
-А как же, - гордо ответило Чучело-мяучело, - у меня есть папа…хотя, скорее всего, мама…не если все-таки поточнее, - то папа…
-Как это? – не поняла Яга.
-Ну, тот, кто мя-мя-мяня выводил в инкубатории, был добрым и внимя-мя-мятельным…и звали его дядюшка Додо.
-В инкубатории? – удивилась Яга, - значит, ты вылупилось из яйца?
-Ага…а что тут удивительного?…- сказало Чучело-мяучело и шмыгнуло носом.
-Но из яиц вылупляются только цыплята, - сказала Яга, - ты же не будешь утверждать, что ты курица?
-Нет, я не курица…
Девочка Яга наморщила лоб и с недоверием оглядела этого странного замухрыжку.
-Ты думаешь, мне сколько лет? – спросило чувствующее себя неловко от девочкиного недоверия Чучело-мяучело.
-Не знаю…ну, наверное, лет восемь…
-Восемь?
-Ну, может быть, девять?
Чучело-мяучело снова спрыгнуло с пня и заскокало с ноги на ногу.
-Уо-кхо-кхо-кхо-кхо…пятнадцать тысяч лет! Это по-вашему сказочному летоисчислению. А по абракадабринскому – тридцать три.
-Ври да не завирайся, - вдруг вспылила Яга, - так много никто не живет!
- Ну, девочка, ты мя-мя-мяня обижаешь, - посерьезнело Чучело-мяучело. Я никогда и никому в своей жизни не врало. И если ты не веришь, то я сделаю так, что ты сама на себе испытаешь это тяжелое бремя вечности…
- Я? – не поверила Яга.
-Ты и твой дальний родственник Кощей. Он тоже такой же невоспитанный.
-А это плохо быть вечным?
-Еще как плохо…так плохо, что со временем от самого себя тошно становится…
-Ты опять врешь, Чучело-мяучело. Хочу быть вечной! – капризно топнула ногой девочка Яга.
Тут что-то громко щелкнуло. Поляна наполнилась дымом, который, впрочем, тут же рассеялся. На пне, где только что стояло Чучело-мяучело, сидела обыкновенная зеленая лягушка. Яга хотела взять ее на руки, но лягушка высоко прыгнула и исчезла в высокой траве.
- Чучело-мяучело, - громко позвала Яга, не обижайся. Я не хотела тебя обидеть.
Но вокруг были слышны только трескотня кузнечиков да щебетанье птиц. Девочка Яга вернулась на тропинку. Сделала несколько шагов и тут она вспомнила про свою корову Настасьюшку.
-Настасьюшка! – громко позвала она.
Но звона колокольчика, привязанного к шее коровы слышно не было.
- Да куда же ты запропастилась, - испугалась Яга и побежала к речке.
Был полдень. На небе висело яркое раскаленное солнце. Яге захотелось искупаться и она уже на бегу начала снимать с себя платье, но, пробежав несколько шагов, остановилась, как вкопанная. На месте речки, всегда такой широкой и полноводной, поблескивал худосочный, заросший камышами да осокой, ручеек. Что случилось? Куда пропала речка? Откуда взялся этот ручеек? Яга протерла глаза: неужели она заблудилась…или ей это просто кажется…Она огляделась по сторонам. Та же вдоль и попрек исхоженная тропинка спускалась с крутого обрыва. Та же березка, зацепившись за голый камень, одиноко выглядывала из-за холма. Тот же дремучий лес, подступившщий вплотную к речной пойме, шумел своим неумолчным лесным шумом.
Яга подошла к ручейку и хотела зачерпнуть в ладошку воды, но тут же руку отдернула. Вода была обжигающе горячей. И тут Яга увидела в ручье извивающихся мерзких червей. Они были большеголовы, мясисты, с короткими, как у гусениц, волосками.


Глава третья, в которой корова Настасьюшка появляется пред девочкой Ягой в образе Ревы-коровы.

А коровы Настасьюшки девочка Яга так и нашла. Она, испугавшись червей, побежала по тропинке домой, да так быстро, что на взгорке не заметила камня под ногами и упала, в кровь разбив коленки и локти. Яга села на траву и громко заплакала.
-Рева-корова, дай молока! – вдруг раздался за спиной звонкий девчоночий голосок.
-Сама ты рева-корова, - с обидой ответила Яга, размазывая слезы по лицу и с неприязнью глядя на незнакомую девочку, которая дерзко смотрела на нее.
- А я и есть Рева-корова, а-а-а, - вдруг тоже заплакала девочка, - ты меня не узнаешь?
- А откуда мне тебя знать?…- удивилась Яга, - я тебя первый раз вижу.
- Вот уж не скажи, а-а-а, – продолжала всхлипывать девочка, - я же была твоей коровой Настасьюшкой…ты меня утром пасла…а потом пропала…а-а-а.
- Ко-ровой Настасьюшкой? – от неожиданности икнула Яга.
-Да, а-а-а…я очень захотела пить и пошла на речку…а там горячая вода…вот я и попила из твоего копытца, ой, то есть следа…а-а-а…
- …и превратилась в меня? – догадалась Яга, - а почему тогда плачешь?
-А, думаешь, это мне приятно быть тобой? – взглянула на Ягу мокрыми от слез глазами девочка
-Ну уж не настолько, чтоб реветь, - обиделась Яга, - неужели коровой быть лучше?
-Ты даже не представляешь себе, насколько лучше…а-а-а…
- Ну и почему?
-Да не люблю я ваших человеческих затей…всю эту беготню, все эти пустые хлопоты, все эти разговоры, а от них – зависть, обман, обиды, ссоры…а-а-а…
-Ну, ладно, - согласилась Яга, - пошли обратно к реке.
И когда они спустились к заболоченному берегу, то Яга сразу же увидела несколько следов, но какой из них Настасьюшкин?
- Ты свои копыта помнишь? – спросила она девочку, внимательно глядя на землю.
-Помню, - сказала девочка, - вот эти…хотя, может, и эти…
-Ну, ты давай же посерьезнее, - одернула ее Яга, - превратишься в какую-нибудь козу… или поросенка, что я дедушке с бабушкой скажу?
-А я сначала попью из того, а потом из этого…
-И что? Мне теперь с тобой тут до ночи превращениями заниматься? Давай пей вот из этого…
И лучше бы девочка Яга оставила Реву-корову девочкой, похожей на себя, чем превращать ее в то чудище, каким она стала, попив воды из копытца, похожего на коровье.

* * *

-Кошмар! Это какой-то кошмар! – Воскликнуло рогатое чудище, вставая с колен и отряхивая от прилипшей грязи свои кривые и волосатые ноги. – И куда подевались все мои придворные слуги? Где я, в конце концов? Почему здесь так мерзко и сыро и откуда этот ужасный запах гнилого болота?
-Настасьюшка! – испуганно зашептала Яга, - пей сейчас же из другого копытца!
-Кошмар! – дико вращая большими и выпуклыми глазами, - снова завопило чудище, - Почему я не вижу моей кареты? И почему здесь никого нет, кроме этой гадкой и дерзкой девчонки?
Девочка Яга совершенно не знала, что же ей сейчас делать. Она собралась было объяснить чудищу, что оно это не оно и даже – не она, а корова Настасьюшка. Но чудище так злобно кричало и так нервно топало ногами, что у нее в горле все пересохло, а мысли – перепутались.
- Я…я…девочка Яга…а ты…вы…были до этого моей коровой…- пролепетала она.
-Кошмар! Ты, девочка Корова, была моей ногой…кошмар, кошмар…
- Нет, не так, - постаралась собраться с мыслями Яга, видя, что чудище внимательно ее слушает, - у меня была корова, она паслась у реки…было жарко, и она захотела пить…а вода в реке была слишком горячая…вот она и попила из копытечка…
-Кошмар-то какой! Кошмар! Корова снеслась у реки…и попила щи из корытечка…
-Да не так, - загорячилась Яга, - не снеслась, а паслась…а потом попила не из корытечка, а из копытечка… и вот она теперь – ты…
-Ну, ладно, давай по другому, - согласилось чудище, - она, то есть корова, спаслась...потом зачем-то и чего-то попила…только причем здесь – корова? И от кого она спаслась? Ты что же мне, дерзкая девчонка голову морочишь? Эй слуги! Куда же вы все запропастились?
Девочка Яга готова была заплакать от досады.
-Здесь были только я и корова, - начала снова она…
- Я не хочу больше слушать про твою корову, - досадливо поморщилось чудище. Лучше помоги мне дойти до тропинки, а потом сбегай до моей усадьбы и позови сюда моих слуг… я тебя за это щедро вознагражу.
И что было делать Яге? Не заставить же чудище насильно пить воду из Настасьюшкиного копытца…Одно и успокаивало, что рано или поздно корова ее образумится и снова примет свой прежний облик. Ну а пока…что делать?…придется принимать ее такой, какая она есть…



Глава четвертая, в которой корова Настасюшка попадает в очень неприятную историю

Первым, кого увидела Яга во дворе большой усадьбы, где жило чудище, был худенький вертлявый мальчик, который сидел на широкой ступеньке крыльца и строгал перочинным ножиком палку.
-Мальчик, - окликнула его Яга, - чудище здесь живет?
- У меня вообще-то имя есть, - обиделся мальчик, - меня зовут Ябеда-корябеда-соленый огурец-на-полу-валяется-никто-его-не-ест.
-Это не имя, а дразнилка, - поправила его Яга.
- Сама ты – дразнилка, - продолжал строгать палочку мальчик, - Это имя мое…полное…а если ласкательно, - то Ябедушечка…а можно и Ябедулик…
-Ладно, Ябедурик, я тебя про чудище спрашивала…Оно здесь живет?
-А ты про какое чудище? У нас тут в районе много чудищ живет…
-Ну, я про рогатое, которое с кривыми волосатыми ногами…
-С выпученными глазами и с крошками в лохматой бороде?
-Да, я про это чудище.
-Ну тогда я побежал про тебя наябедничать, а ты пока тут постой, - сказал мальчик и тут же стремглав умчался в дом.
Не прошло и минуты, как из резных и крашенных яркой желтой краской дверей важно вышел толстенький карлик в высоком шутовском колпаке.
-Ви кто такой есть? – тыкая длинным, крючковатым пальцем в сторону Яги, спросил карлик, - И зачем ви говорил про наш хозяин?
- Ваш хозяин послал меня позвать к нему слуг…он сейчас у реки…и ждет вас.
-Какой глюпый девчонка! – злобно воскликнул карлик, - какой у нее глюпый шутка! Мой хозяин только что хлебал вкусный щи и сейчас…как это…дрыхает маленько…
-Ну не хотите посылать – и не надо, - отвернулась от карлика Яга, - так я ему и передам…
-Постой, - остановил ее карлик, - а может, он, который есть у реки, братец моего хозяина? Тогда так и надо было есть сказать, глюпый девчонка…тогда беги к нему и скажи, что я слюг ему сейчас пришлю.
И уже через полчаса слуги привели разгневанное от долгого ожидания чудище к желтым резным дверям большого дома, где на пороге его встречало точно такое же чудище.
-Кошмар…Ты кто такой? – спросило первое чудище.
- Твой брат…- удивилось чудище второе, - а ты меня что, не узнал? Какой кошмар!
-А-а-а…- как будто что-то вспомнило чудище первое, - тогда давай с тобой обнимемся…ну, и раз уж так принято, поцелуемся…
-Уж как я рад, как я рад, - воскликнуло второе чудище, вытирая брезгливо рот платочком.
-А уж я-то как рад…
-А ты чего это, братец, у речки без кареты оказался?
-Да, понимаешь, пошел купаться, а эти чертовы слуги все куда-то убежали…И карету зачем-то угнали…Ну, я им сегодня и задам! Уж я им сегодня покажу, как самовольничать! Кошмар! Кошмар!
-И правильно сделаешь, братец, никак нельзя их распускать…кошмар…
-Ну, ладно…я смотрю, ты тут уже расположился, как дома…в моей пижаме ходишь…и в моих шлепанцах…
-Почему, как дома? Я и есть дома…а ты – мой самый дорогой гость…
-Позволь…кто у кого гость? – удивилось первое чудище, может быть, ты скажешь, что и моя жена, моя дорогая Чудо в перьях, тоже твоя жена?
-А то чья же…конечно, моя…
-Слуги! – истошно закричало первое чудище, - сейчас же хватайте этого самозванца! Кошмар! Кошмар!
Слуги, выбежавшие на крик, заметались в растерянности от одного чудища к другому – так неразличимо были похожи они.
А тем временем чудища кинулись друг на друга с кулаками, и слуги вообще запутались, кто из них до этого был дома, а кого только что привели. И прибежавшая чудищина жена – Чудо в перьях – ничего не могла понять, когда увидела одинаковых дерущихся чудищ.
-Ну вы все-таки определитесь сами, кто из вас настоящее чудище, а кто его брат, - попыталась она их успокоить.- А то ведь я не потерплю, чтобы вы здесь жили вдвоем и день деньской устраивали скандалы.
-Чудушко в перьицах, - жалобно заскулило первое чудище, - ну неужели ты не видишь, что я это я?
-Чудушко в перьицах, - тут же эхом отозвалось чудище второе, - как же можешь ты не видеть и не чувствовать своего родного мужа?
И они усталые все втроем пошли в дом, а ничего не понимающие слуги сели на крыльцо обсудить, как им жить дальше и что им всем ждать из всего этого случившегося.
А девочка Яга грустно пошла домой. Шла и горевала, что же ей теперь делать. Если и попытаться дать Настасьюшке, обратившейся в чудище, попить водицы из коровьего копытца, то как у нее это получится? И потом – как определить из двух одинаковых чудищ ее корову?
Шла она шла…И так ей стало горько от своих невеселых дум, что она села на пенек и заплакала. И тут же рядом, в стороне от тропинки, зашевелилась трава и раздался знакомый веселый мяукающий голосок:
- Замя-мя-мячательно! Я ее повсюду ищу, а она вот где сидит…да еще и плачет…
- А как мне не плакать, Чучелочко-мячелочко, - узнала своего старого знакомого Яга, - моя Настасьюшка попила из чужого копытца и стала чудищем…
- Знаю…- весело ответило Чучело-мяучело, - ступай домой…но сразу в дом не входи…обожди, пока солнышко совсем за лесом сядет…
Так девочка Яга и сделала. Она зашла за дом и села на завалинку. Ее уже и бабушка выходила на крыльцо окликать, а она сидит себе и на солнышко смотрит. И как только солнышко зашло за лес, у калитки раздался шум, и в открывшуюся дверь не спеша вошла, помахивая хвостом…корова Настасьюшка.
И когда Яга, уставшая за день, уже совсем было заснула, донесся до нее с улицы едва отличимый от шелеста листьев черемухи шёпот: «Прости меня, Яга, я больше так не буду…».

Глава пятая, в которой девочка Яга узнает сердечную тайну Чечела-мяучела.

На следующее утро Яга проснулась так рано, что бабушка даже всплеснула руками:
- Да что же это тебе не спится, внученька! А я еще даже пирожков тебе испечь не успела.
-Выспалась я, бабушка.
-А ведь припозднилась вчера…да так устала, что за столом и уснула…я так и не поняла, что с тобой случилось…ты что-то непонятное говорила…я уж было испугалась, а потом гляжу – вроде дышишь легко…
-Бабушка, а мне вчера Чучело-мяучело повстречалось.
-Чучело-мяучело? – чуть не выронила из рук чугунок бабушка, - да откуда же оно взялось в наших-то местах? Дед! – позвала она кряхтящего в сенях деда.
-Чяго? – отозвался дедушка и громко закашлялся.
-Слыш-ко, Чучело-мяучело в наших местах объявилось…опять хулиганить будет да насмешки строить над бедными людьми…
-Ужо я ему! Где мое ружжо, бабка?
-Да какое ружжо, дед? По дохлым воробьям стрелять из твоего ружжа…Ты бы лучше к соседям сходил да с мужиками-то, глядишь, чего бы и придумали.
-А откель он снова появился у нас?
-Откель? Отсель! Ты же знаешь, что из Абракадабрии…так чего спрашиваешь…
-Где, бабка, мы, а где Абракадабрия…
-Внучка, - вдруг воскликнула бабушка, увидев разбитые коленки Яги, - где это ты так? И почему молчишь?
-Я, бабушка, испугалась…там, понимаешь, был ручей с горячей водой…и с такими противными волосатыми червями…
-Какими червями? Какой ручей? – ничего не поняла бабушка.
-Вместо речки ручей…я хотела искупаться, а там черви…
-Страсти-то какие! – удивилась бабушка.
-А потом я упала…тут и появилась Рева-корова…
-Ну, как и не поплакать, коли больно. Ты же еще девочка, - погладила внучку по голове бабушка.
-Так это была наша корова Настасьюшка…она попила из моего копы…ой, то есть следа водички и стала мной…
-Чего, чего? – не поняла бабушка.
-Ну, понимаешь, превратилась в меня.
-Корова – в тебя?
-Ну, это сначала…а потом я повела ее попить из коровьего копытечка, но перепутала…и она превратилась в чудище…
-Наша Настасьюшка? – села от волнения на стул бабушка.
-В рогатое и злое…оно кричало и ругалось, и просило позвать слуг…
-Чьих слуг? – силилась что-нибудь понять бабушка.
-Своих слуг…ну, то есть не своих, а настоящего чудища…
-А ты что?
-Побежала, позвала…
-А они что?
-Повели его домой…а там другое чудище…только настоящее…и такое похожее, что даже жена не смогла их отличить друг от друга…
-Чья жена?
-Ну, бабушка, какая же ты непонятливая…чудищева жена – Чудо в перьях…
-В перьях?
-Ну, это имя ее такое…а на самом деле она была такая же лохматая, как ее муж…
-И что дальше? – спросила, не сводя изумленных глаз с Яги, бабушка.
-А дальше вот что…они сначала подрались…
-Кто с кем?
-Чудищи…а потом помирились и пошли в дом…а я пошла домой…а по дороге снова встретила Чучело-мяучело…
-А Настасьюшка как снова стала коровой? Ты же сказала, что она превратилась в чудище.
-Так вот я и говорю, что встретила Чучело-мяучело…и оно расколдовало нашу Настасьюшку…
-Свят, свят, свят, - перекрестилась бабушка, - вот и отпускай теперь тебя одну.
-Да ты что, бабушка, мне Чучело-мяучело очень даже понравилось. Оно такое веселое.
-Какое уж тут веселье? И что же – ты с ним собираешься дружить?
-Оно хорошее, бабушка…только обидчивое…мне с ним весело и не так одиноко…
-Ох, Яга, Яга…- покачала головой бабушка, - смотри не очень-то доверяйся этому заезжему скомороху…
-Бабка! – вдруг подал голос из сеней дедушка, - а у меня еще где-то был один патрон от ружжа…
-Ты что, дед, все еще в сенях сидишь?
-Да пуговицы…будь они неладны…как ни застегну рубаху – все наперекосяк получается…

* * *

А Чучело-мяучело и не думало прятаться от людей. Оно уже перезнакомилось со всеми соседскими ребятишками и с утра гонялось за ними по дворам, играя во всякие разные ребячьи игры. Взрослые, завидев Чучело-мяучело, роняли ведра из рук, падали с телег и терли вытаращенные от изумления глаза, а дети только хохотали от удовольствия, когда их новый необычный друг садил кого-нибудь из них на спину и, как конь, скакал по пыльным улицам, смешно подпрыгивая и весело крича: «Замя-мя-мячательно! Это очень замя-мя-мячательно!».
Но завидев девочку Ягу, Чучело-мяучело осторожно поставило очередного ездока на землю и побежало к ней, семеня ножками.
-Прости меня, Яга, я вчера тебя обидело…
-Да ладно…- сказала примирительно Яга.
-Давай мириться…
-Давай…
Они сцепились мизинчиками и хором проговорили:
- Мирись, мирись, мирись. И больше не дерись. Если будешь драться, то я буду кусаться.
-И учти, я кусаюсь очень больно, - серьезно сказало Чучело-мяучело.
-Ты что, думаешь, я когда-нибудь с тобой буду драться? – засмеялась Яга.
-Не знаю, - простодушно ответило Чуело-мяучело, - но мя-мя-мяня все почему-то не любят.
- Тебя взрослые не любят…хулиганом называют…а мы тебя любим, - успокоила его Яга.
- Ты понимя-мя-мяешь, у нас в Абракадабрии все не так, как у вас. У нас собаки кукарекают и яйца несут, лошади крякают, коровы на деревьях гнезда вьют, а люди никогда не сядут за стол, пока не намылят себе голову и не выльют друг на друга ведро воды.
-Ой, как интересно! – захлопала в ладоши Яга.
-И мне все это ужасно нравится, - вздохнуло Чучело-мяучело, - но мя-мя-мяня оттуда выгнали.
-Как выгнали? Почему?
-Понимя-мя-мяешь, там король такой…очень строгий…Абракадабр второй…он очень смешной, но над ним смеяться нельзя…а я не выдержало…
-И что? Тебя за это наказали?
-Хотели вообще сначала казнить…
-Казнить? – не поверила Яга.
-А принцесса Абракадабрия прекрасная пожалела…она очень красивая…- закрыло глаза Чучело-мяучело.
-И ты ее полюбило? – пытливо посмотрела на приятеля Яга.
-А что толку-то, - помолчав, ответило Чучело-мяучело, - я же все равно ее больше не увижу.
-Да как ты так можешь говорить? – возмущенно повысила голос Яга, - неужели же ничего нельзя придумать?
-Может быть и можно…только принцесса мя-мя-мяня такого некрасивого вряд ли полюбит…
-А сама-то она хоть как выглядит?
-Да так же, как я, только росточком чуть пониже да волос на голове немного побольше…
-Ну вот…значит, полюбит…ты, Чучелко-мяучелко, ничего не бойся, - заговорщически зашептала ему Яга, - ты возвращайся назад в свою страну…если хочешь, то возьми меня с собой…авось да я тебе помогу.

Глава шестая, в которой девочка Яга решилась на необдуманный поступок

Надо сказать, что девочка Яга, когда была совсем еще маленькой, ничем не отличалась от обычных девчонок её возраста. Ну, немного капризничала, не любила умываться по утрам, отказывалась мыть посуду, не слушалась старших, ковыряла пальцем в носу и в грязной обуви заходила в избу. Но ведь, по правде говоря, не все девчонки в таком возрасте бывают идеальными.
Но зато какой душевной и внимательной была она по отношению к своим друзьям. Она просто места себе не находила, когда узнала о страданиях Чучела-Мяучела. «Как же так, - думала она, - неужели можно жить вдали от дома и любимых тебе людей? Зачем тогда ему вечность? Неужели все так плохо и ничего нельзя придумать?». И ей показалось, что она готова ради друга пожертвовать всем, чем угодно. А в таком возрасте подобные мысли всегда опасны хот бы потому, что ими вполне могут воспользоваться в корыстных целях те, кто более опытен и для кого понятие добра – не более, чем пустой звук.
- Я плохо сегодня спало, - призналось Яге на следующее утро Чучело-Мяучело, протирая сонливые глазки, - все думало над твоими словами…
-Ты решило вернуться? – обрадовалась Яга.
-Я не знаю, что делать с тобой…
-А что делать со мной? Брать с собой…
-А как твои бабушка с дедушкой?
-Ну, мы же не навсегда…Побуду в твоей Арба…Абра…ну, вобщем, в твоей стране и вернусь…
-Не знаю…- потупясь, рассматривало Чучело-Мяучело свои немытые пальцы на ногах.
-Ты дома хоть ноги помоешь, как следует, - пристыдила друга Яга, - а то ходишь – чумазый и неухоженный…
-Ты права, - согласилось Чучело-Мяучело, - только за тебя мне немного боязно…
-За меня? – удивилась Яга, - ты же сам говорил, что у вас очень весело…коровы по небу летают, а собаки, как мухи, по потолку ходят…
-Нет, про собак я такое не говорил…
-Ну, неважно…главное, что царь у вас веселый…хоть и обидчивый.
-Просто я не знаю, как тебя мои жители примут…
-Ну выгонят, так выгонят.
-А если казнят?
-Казнят? – немного задумалась Яга, - тогда, конечно, плохо…
-Вот и я говорю.
-Слушай, - заговорщически прищурила глаз Яга, - а что если ты меня превратишь…ну, в такую… похожую на тебя…
-Не знаю…- снова промямлило Чучело-Мяучело.
-Ну, что ты все заладил: не знаю да не знаю? – тряхнула косичками Яга, - давай превращай…
-Ты такая красивая девочка, - виновато засопело носом Чучело-Мяучело, - а станешь…
-Постой-постой, - прервала друга Яга, - а кто же мне говорил, что принцесса ваша тоже очень прекрасная, хоть и похожа на тебя?
-Я говорило…- грустно посмотрело на Ягу Чучело-Мяучело, - и от своих слов не отказываюсь…но это, понимаешь, другая красота… Ты вправду этого хочешь? (Чучело-Мяучело вдруг снова повеселело и даже хлопнуло в свои кривые ладошки). Тогда я буду только радо…
И Чучело- Мяучело, высоко задирая ноги, побежало к речке, на ходу распевая песенку-нескладесенку.

Хорошо на свете жить,
Когда весело кругом,
Когда солнышко печёт
И в траве журчит ручей.

И совсем нехорошо,
Когда ты попал в беду,
Когда шёл и вдруг упал
И когда нога болит…

* * *

Хорошенькое дело: отправиться маленькой девочке в дальние края, не сказав об этом взрослым и не зная, что тебя там ждёт. Ну, ладно, девочка Яга оказалась не очень умной девочкой. А если прямо сказать – глупенькой и безрассудной. Но Чучело-то-Мяучело? Которому по абракадабринскому летоисчилению было уже нимного-нимало – пятнадцать тысяч лет? Вот уж правильно говорили в старину: «Век живи, век учись – а всё равно дураком помрёшь…».
Как и условились, на следующий день друзья встретились у речки, в том месте, где стояла старенькая заброшенная мельница.
- Не передумала? – спросило строго Чучело-Мяучело, привязывая к спине большие листья лопуха.
-Нет, - удивлённо уставилась на друга Яга, - что это ты делаешь?
- А догадайся с трёх раз, - потянуло оно за шпагат, затягивая узел, и при этом даже высунуло язык от усердия.
-Чтобы смешно выглядеть?
-Нет у тебя воображения, подружка, - захрюкало от смеха Чучело-Мяучело, - ты как себе представляешь наше путешествие?
-Как? Ногами…ну или на лошади, если нам её кто-нибудь даст…
-Уо-кхо-кхо-кхо-кхо, - зашлось в хохоте Чучело-Мяучело, - это в соседнюю деревню можно пойти ногами…А нам надо – в другую страну. Туда можно только на ковре-самолёте…ну, или в сапогах-скороходах…На худой конец – в ступе с помелом…Понятно?
-Но у нас этого ничего нет…
-Значит, будем искать свой способ передвижения…хотя что его искать – он вон, у нас над головой, - показало Чучело-Мяучело на пролетающую птицу.
-Крылья, - охнула от восторга девочка Яга.
- До вечера они должны задубеть и опериться, потому, как стемнеет, тогда и полетим.
-Ой как здорово! – запрыгала от восторга Яга, - я еще никогда не летала.
-Ты особенно-то не радуйся, - начало прилаживать лопухи Чучело-Мяучело к её спине, - когда полетим, молчи да хорошенько поглядывай вниз. Как увидишь дяденьку с ружьём, быстренько уходи в сторону. А не то он примет нас за больших птиц и выстрелит.
-А сколько времени мы будем лететь? – не могла устоять на месте Яга.
-Да не вертись ты, - цепко держало её Чучело-Мяучело, - часов восемь…
-Как жалко!
-Кого жалко?
-Да жалко, что так мало…я так люблю летать…


Глава седьмая, в которой девочка Яга оказывается в загадочной стране Абракадабрии

С высоты птичьего полёта земля кажется совсем не такой, как внизу. Даже в сумерках угадывалась такая ширь и неоглядность пространства, что у девочки Яги дух захватывало. Она долго не могла приноровиться к спокойному и равномерному взмаху крыльев, с каким летело Чучело-Мяучело, а потому первое время раза три перекувырнулась в воздухе.
- Куда ты спешишь? - незлобливо ругался её приятель, - не надо дёргаться…старайся плавнее…вот так…крыло полностью должно быть раскрыто…
- У меня так получается, - задыхаясь от чрезмерного усердия, кричала Яга, - я по-другому не могу…
- А ты попробуй парить…набери немножко скорость, поймай попутный ветерок и раскрой крылья…вот…ну, можешь ведь!
Они взмыли так высоко, что еле угадываемые внизу силуэты домов и церквушек казались размером со спичечный коробок. Дома сменялись перелесками, полями, лесами. Чернели причудливыми изгибами ленточки рек. А воздух, сырой и остро-свежий то и дело менял свой запах, в котором преобладающим оттенком был аромат свежескошенной травы.
В пути они один раз сделали остановку.
- В этом доме когда-то жил Карабас-Барабас, - сказало Чучело-Мяучело, попрыгав с ноги на ногу, чтобы размяться.
- Это кто такой? – подпрыгнув по примеру друга, спросила Яга.
-Ты не знаешь Карабаса-Барабаса? – удивилось Чучело-Мяучело.
-А почему его должна знать? – в свою очередь удивилась Яга.
-Ну, это же такой известный бородач…его все дети знают…
-У нас в деревне все дядьки бородатые и что с того? – возразила Яга.
-А у этого бродача борода особенная – она очень длинная.
-Ну ладно, - согласилась Яга, - ты предлагаешь мне с ним познакомиться?
-Да нет же, - фырнуло от досады Чучело-Мяучело, - он сейчас здесь не живёт, а в доме поселился Пьерро, который когда-то ушёл из труппы цирковых артистов и попросился здесь пожить, потому что ему жить больше негде.
-Пьерро – это мальчик? – поинтересовалась Яга.
-Мальчик. И очень даже воспитанный. Так что держи себя немножко посдержанней…а когда будешь кушать – не чавкай…
Чучело-Мяучело тихонечко постучало в окошко и долго потом вытирало свои немытые ноги о коврик у порога, прежде чем войти в гостеприимно распахнутую перед ними дверь. Пьерро, заспанный, со смешным колпаком на голове и в полосатых трусах, предложил гостям сесть за стол и деловито осведомился:
-Вы ко мне с ночёвкой или только передохнуть?
- Передохнуть, - вежливо ответило Чучело-Мяучело и поклонилось в знак доброго расположения.
-Тогда мойте руки, чистите свои пёрышки и садитесь кушать: у меня сегодня грибной суп и жареная лягушка с макаронами.
Пьерро пошёл к печи, а Яга, наклонившись к уху друга, взволнованно спросила:
-А если я лягушку есть не буду?
-Нельзя…обидится…
-И выгонит?
-Ну, нет, конечно…просто некрасиво обижать воспитанного человека…
-А по-твоему, лягушек есть – это красиво?
-Ну, ты хотя бы сделай вид…а я незаметно твою порцию съем.
…- Вы помните, тот пруд, в котором злоумышленники пытались утопить Буратино? – спросил, подкладывая в печку дрова Пьерро, - так вот этот пруд совсем зарос…черепахи все повымерли – остались одни лягушки с пиявками.
- А как поживает ваша подружка Мальвина? – осторожно поинтересовалось Чучело-Мучело.
-Опять уехала на гастроли, - вздохнул Пьерро и заплакал.
Он плакал так же вежливо, как и улыбался: тихо, скромно и с достоинством, и друзья не знали как себя вести – то ли успокаивать его, то ли подождать, пока он успокоится.
На прощанье он пожал крепко лапу Чучелу-Мяучелу, поцеловал в щёчку Ягу и пожелал им счастливого пути.
- Спасибо, - ответила ему взволнованно Яга.
- Вы так добры…, - смахнуло слезинку со своей скорбной рожицы Чучело-Мяучело.


* * *


К Абракадабрии они подлетели, когда солнышко только-только начало подниматься из рассветной дымки, стелящейся над землёй до самого горизонта. Засверкали, отражая солнечные лучи окна опрятных домиков под черепичными крышами, полыхнули заревом остроугольные золотые башни большого кирпичного здания, стоявшего посреди разбросанных на уходящем за горизонт пространстве разнообразных строений.
- Это дворец Абракадабра второго, - гордо прокричало, изогнув шею, Чучело-Мяучело, - нравится?
- Дворец, как дворец, - махая из последних сил, откликнулась Яга, хотя ни разу в жизни не видела ничего солиднее, чем здание городской бани, да и то, сказать по правде, видела её всего один раз, когда ездила с дедушкой на ярмарку.
-А вон там, за речкой – мой дом…там и сядем…
-Да уж быстрей бы сесть…- снова откликнулась Яга.
-Устала?
-Просто руки отпадывают…
-А ты планируй…я же тебя учило…
-Вот спасибочки за совет…ты бы всё учило да наставляло…
Но чучелин дом действительно уже был рядом. Когда друзья с громким хлопаньем крыльев приземлились на просторном дворе, на крыльце тут же появилось куча-мала маленьких чумазеньких чучелят.
- Чучело-Мяучело прилетело! Ура! – закричали хором они, - Ура-а-а! Чучело-Мяучело! Мяучело-Чучело! Прилетело!
- Не забыли, понимаешь, - размазывая по щеке слёзы, стало отвязывать у Яги крылья Чучело-Мяучело.
- Слушай, а почему ты перестало мяукать в последнее время? – неожиданно спросила друга Яга.
-Да я же дурачилось…А когда дурачусь, тогда почему-то мяукаю…
-Вот хорошо-то…теперь хоть буду знать, когда ты разговариваешь со мной серьёзно.
Чучело-Мяучело уже скорчило рожицу, чтобы расхохотаться, но тут его облепили и повисли на нём чучелята, и оно, брыкаясь и смешно подпрыгивая, побрело в дом, у дверей которого его поджидали, поджав губы от счастья, чучелины родители.
А что было делать Яге? Её-то здесь никто не ждал. А быть в гостях – это хорошо только первое время. В первые дни тебя всегда хорошо накормят, проявят внимание и даже ничего не скажут, когда ты сядешь за стол с грязными руками или прольёшь на скатерть жирный суп. А потом тебе вежливо скажут, что ты поросёнок и ты уже, как гость перестанешь для них существовать. Тебе черпанут суп не со дна чугуна, где больше гущи, а с самого верха и молока нальют обязательно с пенками.
И ладно бы так было с супом и молоком. Чучелино семейство вообще суп и молоко ели только по выходным дням и по случаю семейных праздников, вроде возвращения Чучела-Мяучела. А в другое время они ели какую-то всякую несуразицу: жареных тараканов, пареных мух, запечёных кузнечиков…а на гарнир чучелина мама всегда подавала вымоченное в уксусе сено.
-Послушай, а ты почему ничего не ешь? – искренне удивилось однажды Чучело-Мяучело, облизывая ложку и с жадностью глядя в тарелку Яги.
-Спасибо, что заметило…- огрызнулась Яга, - я уже второй день хожу голодной.
-Извини, я как-то не обратило внимания…
-Ты вообще-то помнишь, что я у тебя гость?
- Извини, Ягочка…я так ошалело от радости, когда оказалось дома…извини, извини...
-Извини…- передразнила друга Яга, - у вас что, кроме мух да тараканов и поесть нечего?
-Есть…- похлопало виновато глазами Чучело-Мяучело, - вяленые мыши…
-Мышей пусть ваши кошки едят, а я человек…то есть девочка…
-Кошки у нас в поле пасутся и едят только траву, - возразило Чучело-Мяучело, - а мышей мы едим…и то только на десерт…
-Ты что надо мной издеваешься? – топнула на друга ногой Яга, - ты что, разве не видело, что едят в нашем царстве?
-Не видело, - совсем растерялось Чучело-Мяучело, - вот, честное чучелиное слово, не видело…
-Балда ты после этого! – в сердцах воскликнула Яга, - хлеб у нас едят, мясо, огурцы с помидорами, яйца и сметану, грибы и картошку...да много ещё всего разного едят...
-Огурцы с помидорами? – сморщило в удивлении рожицу Чучело-Мяучело, - это же так отвратительно…
-Ну, не отвратительней тараканов с мухами, - возразила Яга.
-Ты не обижайся, - погладило руку Яге Чучело-Мяучело, - у нас ведь совсем всё по-другому…и если что не так, ты не стесняйся…
- Хочу есть! А если точнее, жрать! – оборвала друга Яга, - хлеба с мясом и молока…
Чучело-Мяучело пугливо огляделось по сторонам и, приставив палец к своему безгубому рту, прошептало:
-Ты так громко не говори об этом…
-А то что? – так же шёпотом спросила его Яга.
-Арестуют и будут судить.
-За что?
-За мясо…если ты хочешь есть мясо, значит хочешь кого-то убить…


Глава восьмая, в которой девочка Яга помогла другу обрести невесту.

Нет, решительно ничего не нравилось девочке Яге в этой скоморошьей стране – Абракадабрии. Поначалу, конечно, она от души потешалась над зайцами, которые скакали на ушах и над крокодилами, которые блеяли в подворотнях и от скуки лузгали семечки. Она специально ходила на речку, чтобы посмотреть на дрессированных котов, которые ныряли и приплывали к берегу с кувшинками в зубах.
Девочка Яга несколько раз ходила с Чучелом-Мяучелом в королевский дворец, чтобы посмотреть на Абракадабрию прекрасную, но царевна всё это время болела, и друзья только слышали её громкий чих из высоких окон, от которого тут же разлеталась с громким карканьем стая пегих коров, мирно дремлющих на крыше.
-Ну, мы так и будем ходить? – наконец не выдержала Яга, - надо же что-то делать…
- Нам надо как-то проникнуть во дворец, - задумчиво почесало за ухом Чучело-Мяучело.
-У меня, кажется, есть идея…- тут же воскликнула Яга, вспомнив увиденную как-то у дворца церемонию, - сегодня же вечером попробуем…
Вечером она накинула на плечи плюшевую портьеру с окна, нацепила на голову огромное плетёное лукошко, села в роскошную карету, запряжённую двумя огромными свиньями, посадила за кучера Чучело-Мяучело и направилась ко дворцу.
-Открывайте ворота, едет гостья ещё та! – весело закричало Чучело-Мяучело, подъехав к воротам дворца и тормозя свиней, - едет Вольская царица, весела и круглолица!
-Почему: круглолица? – обиделась Яга.
-Весела и краснолица! – закричало, поправившись Чучело-Мучело.
-Ты совсем уже? – покрутила у виска Яга.
- Опять не нравится? – шёпотом осведомилось Чучело-Мяучело и прокричало, глядя на всё никак не открывающиеся ворота, - весела и бледнолица!
Наконец ворота со скрипом отворились и на крыльце дворца в окружении свиты показался король. Что это король, Яга догадалась по короне, надетой по самые глаза да по посоху, котрым волосатый гражданин пытался ударить корову, пытающуюся сесть ему на плечо. Она никогда не предполагала, что короли могут быть такими тщедушными и некрасивыми.
-Рад, рад вас видеть, - поцеловал король руку девочки Яги.
- А это мой самый главный помощник, - показала Яга рукой на Чучело-Мяучело.
- Бесконечно счастлив, - пролепетал король, церемонно подавая лапу Чучелу-Мяучелу, - только зачем Вы сами сели за кучера?
- Нам это не в тягость…- снисходительно улыбнулось Чучело-Мяучело, - нам это только в удовольствие…
-С какого же вы будете царствия-королевства? – продолжал кланяться король.
-С Вольского, - ответно поклонилось Чучело-Мяучело.
-Очень рад, очень рад, - улыбнулся король, а шёпотом, повернувшись в свите, спросил, - где это? Почему не знаю?
-Мы к вам не просто так приехали, - вмешалась, поправив свой наряд, Яга, - мы хотим вылечить Вашу дочку.
-Вылечить дочку? – оторопело выпучил на гостей глаза король, - да я…я…я вас озолочу…лучшие доктора не могли…я уже всякую надежду потерял…
-Ведите же немедленно нас к ней, - повелительным тоном сказала Яга.
И их повели. Перед дверью в покои принцессы Яга остановилась и, глядя прямо в глаза королю, резко сказала:
-А теперь оставьте нас с принцессой одних.
-Но я отец…- хотел было возмутиться король.
-Нельзя, - твёрдо взяло за лапу короля Чучело-Мяучело, - я тоже туда не могу идти, потому что наша царица лечит без единого свидетеля…иначе сила колдовства не действует…
…Принцесса лежала на высоких подушках и смотрела в потолок. Она была очень похожа на своего безобразного отца, но большие выразительные глаза, округлый подбородок и ямочки на скуластых щеках, делали её внешность очень даже привлекательной.
-Здравствуйте, Абракадабрия прекрасная, - поклонилась вежливо Яга.
- Вы кто? – хмуро откликнулась, глядя на гостью равнодушными глазами принцесса и продолжила занятие, за которм застала её Яга: пилочкой подтачивать когти.
-Я от вашего друга…от вашего хорошего знакомого, который безумно Вас любит…
-От кого же? – встрепенулась и привстала на локтях принцесса.
-От Чучела-Мучела…
-Боже мой! – воскликнула принцесса, побледнев от волнения, и упала на подушки, - он жив?
-Жив-здоров и невредим, - улыбнулась Яга, - а находится он сейчас прямо за Вашими дверями.
-За дверями? – ужаснулась принцесса, - он может сейчас войти, а я в таком виде…
-Но Вы болеете, - возразила Яга, - он Вас поймёт.
-Нет! – испуганно воскликнула принцесса, велите подать мне самое красивое платье…я уже не болею…
…И что сказать после этого? Если король и поверил в то, что Яга – волшебный лекарь, то мы-то с вами знаем: никаким лекарем она не была, а была простой и смышлённой девочкой. Это много позже Яга возьмётся за изучение колдовских наук. А в те времена она ровным счётом ничего не смыслила в колдовских делах. «А как же чудо излечения?» - спросите вы. «Любовь!», - ответим мы, потому что только влюблённый человек начинает чувствовать себя окрылённым. И только в таком состоянии он сам способен творить чудеса.


* * *

Что было было дальше, нетрудно догадаться. Король, узнав про чудесное исцеление дочери, тут же закатил пир, как говорится, на весь мир. Будучи в невообразимо хорошем расположении духа, он сам не заметил, как дал согласие на просьбу дочери выйти замуж за Чучело-Мяучело, а потом и благословил молодых. А когда ему доложили, что девочка Яга вовсе никакая не царица и никакого такого Вольского царства не существует, то совсем даже не обиделся на такой милый обман, а наоборот – распорядился щедро наградить Ягу за находчивость и артистизм.
Ну, что, казалось бы, теперь оставалось делать девочке Яге в Абракадабрии? Жить-поживать да добра, как говорится, наживать. А она скучать начала по дому. Да так заскучала, что белый свет стал не мил. И всё-то ей стало не нравиться в Абракадабрии. Там, где раньше она забавлялась нелепой жизнью её обитателей, теперь её раздражало и начинало походить на дурашливое кривляние клоунов в цирке, от которых смеются только малые дети.
И Яга стала проситься у Чучела-Мяучела, чтобы оно отправило её домой. А Чучело-Мяучело и хотело бы её отправить, да в связи с предстоящей женитьбой на Абракадабрии прекрасной, совсем погрязло в делах и заботах. А отправиться домой без провожатого Яга не решалась, потому что не запомнила дорогу. И надумало Чучело-Мяучело дать Яге в провожатые своего младшего брата, которого звали Чучело-Замучило, но все домашние почему-то его называли Пугалом Огородным. Наверное, потому что оно любило на огороде в земле ковыряться: искать червей да козявочек разных – просто у него других игрушек не было. Пугало с радостью согласилось (уж очень ему Яга понравилась), а само дороги-то тоже не знает. Чучело-Мяучело принесло из королевских покоев карту всех мировых королевств, расстелило её на полу в прихожей и решило брату показать путь на ней. А Чучелов папа пришёл с улицы с грязными ногами и посадил пятно как раз на том месте, где располагалось Тришестое царство. Стали братья пятно стирать, а когда стёрли, то не только тришестого, ещё трёх царств не досчитались.
А лететь надо. Дало Чучело-Мяучело Пугалу Огородному компас и говорит:
- Вот видишь букву N? Не знаю, что она обозначает, но это север. А вам надо на северо-запад…Понятно?
- А что тут не понять, - рисуется перед братом и Ягой Пугало Огородное, - тут и ребёнку всё ясно…
- А ты, Яга, не стесняйся, поправляй брата, если увидишь, что он ошибается, - дал наставление он и Яге, - главное, не сворачивайте нигде. Если устанете, делайте остановки. Но старайтесь приземляться в безлюдных местах: кто его знает, за кого вас могут принять в других королевствах.
…Вылет назначили на следующий день после свадьбы: очень уж хотела Яга повеселиться на свадьбе друга. Но разве знала она, что в Абракадабрии свадьбы иногда играются год, а то и все два года и что гости, пришедшие на первый день, уже не имеют права отказаться от гулянья все последующие. И главное, что в первый день никто не знает сроков свадьбы до тех пор, пока гости не начнут расходиться. И когда Яга узнала о такой традиции абракадабрян, то было уже поздно. Ну а с Чучела-Мяучела чего было взять? Извинился он перед Ягой (мол, с предсвадебными делами совсем голову потерял) и посоветовал особо не огорчаться, а веселиться вместе со всеми.


Глава девятая, в которой девочка Яга понимает: как это плохо, когда твой собеседник - болтун


Но девочке Яге повезло: свадьбу играли всего три месяца. И как только объявили её окончание, она тут же нашла Пугало Огородное и твёрдо ему сказала:
-Завтра летим!
- Завтра, так завтра, - бодро откликнулось Пугало, - старательно выстрагивая ножиком осиновую палку.
-Что это? – спросила Яга, потрогав пальцем вылетевшую из под ножика стружку.
- Дорожный посох, - склонило голову, рассматривая поверхность палки, Пугало.
-Зачем тебе посох? Мы же полетим…
-Собак отгонять…я страсть, как их не люблю…
-Но собаки не летают…
- Не скажи…- со свистом махнуло палкой Пугало, - это у вас может и не летают…а у нас – ещё как!
…На этот раз они вместо крыльев привязали к спинам листья пальмы. А так как пальмовые листья оказались намного меньше лопухов, то и махать ими пришлось гораздо чаще. Яга выдохлась уже после первого часа полёта.
-Не могу…устала! – крикнула она и начала стремительно снижаться.
- Ты с ума сошла! – истошно прокричало ей в ответ Пугало, - там внизу королевство Непуганных Болтунов…если мы к ним попадём в плен, то никогда оттуда не выберемся.
Но было уже поздно. Девочка Яга стремительно теряла высоту, и уже ничто не могло помочь ей снова взмыть вверх.
…Они приземлились на опушке реденького лесочка – прямо перед домиком, будто сошедшим с картинки книжки-раскраски. Домик был так размалёван разными яркими красками, что казался игрушечным и совсем не настоящим. На нём даже труба была ярко-зелёной, а дым из трубы валил не чёрный, а какой-то серо-буро-малиновый. И как только Яга присела на скамеечку, чтобы передохнуть, а Пугало Огородное прилегло рядышком на травку, дверь в домике отворилась и на крыльцо выбежали пятеро маленьких человечков в полосатых штанишках с лямками, в ярко-красных маечках и с белыми лентами на головах, повязанными вокруг курчавых волос.
Человечки, увидев Ягу с Пугалом, пришли в неописуемый восторг: они тут же сбежали с крыльца и радостно захлопали в ладоши:
-Я первый их увидел из окна! – приплясывая, хвастался один.
-А я первым понял, что это наши гости! – возражал ему другой.
-Кто бы мог подумать, что нам сегодня так повезёт, - удивлялся третий.
-Я нисколько не буду испуган, если они вдруг скажут, что живут в другом королевстве, - предположил четвёртый.
-Боже, как они забавны! – блаженно улыбался пятый.
-Я считаю, что нам надо с ними познакомиться, - завил решительно первый.
-А если они проголодались, то следует их покормить, - добавил второй.
-Их вообще нужно пригласить в дом, - предложил третий.
-И узнать, кто они такие, - глубокомысленно изрёк четвёртый.
-Боже, как они забавны! – улыбался, прячась за спины других человечков, пятый.
-Мы присели отдохнуть, и к вам в гости не пойдём, потому что торопимся домой, - сказала девочка Яга. А Пугало добавило:
-Вы только на нас не обижайтесь…болтунчики…у неё (оно показало лапой на Ягу) бабушка с дедушкой волнуются…они старенькие…
-Вы только посмотрите на них, - возмутился первый человечек.
-Они ведут себя так, как будто мы для них существа второго сорта, - поддержал его второй.
-Они нисколько не считаются с правилами хорошего тона, - нахмурил брови третий.
-Да они просто хамы! – рубанул своей маленькой ручкой четвёртый.
-Боже, как они забавны! – не сводил влюблённых глаз с Яги пятый.
-Ну ладно, - согласилась Яга, - так и быть погостим у вас…только недолго…
-Чуточку передохнём и отправимся дальше, - встав с травы и отряхнувшись от пыли, - добавило Пугало и направилось в раскрашенный дом.
…В доме было чисто и опрятно. За столом, положив одну руку на скатерть, а другой теребя густую бороду сидел задумчиво человечкин папа. У печи гремела посудой шустрая, в высоком белом колпаке человечкина мама.
-Кто такие будете? – бесцеремонно разглядывая Ягу и Пугало немигающими глазами, строго спросил папа.
-Я – девочка Яга, а он Пугало, - ответила робко Яга и остановилась у порога.
-Вы проходите, - показал рукой папа на стол, - присаживайтесь…куда путь держите?
-В тришестое царство, - отозвалось, деловито протирая наброшенным на спинку стула полотенцем свои грязные лапы, Пугало.
-Вынужден вас огорчить, - чуть помедлив, сказал папа и взялся за черпак, чтобы разлить всем по тарелкам суп из поставленного мамой на стол чугунка, - мы своих гостей никогда не отпускаем, потому что очень любим беседовать, а умных собеседников днём с огнём не сыскать…
-Как это не отпустите? – возмутилась Яга, но Пугало, наступив ей на ногу, прошептало:
-Ты молчи…они не любят, когда им кто-нибудь возражает…а мы ночью всё равно от них убежим.


* * *

Ах, как они надоели Яге с Пугалом со своими бесконечными разговорами – эти говорливые папа с мамой и их не менее болтливая ребятня. Всё-то их интересовало, всё-то им не терпелось узнать о своих гостях. Но когда уже гостям казалось, что всё о себе рассказано, посыпались новые вопросы, но теперь - о жизни, об окружающем мире и вообще о всяких разных разностях. Потом папа в свою очередь очень подробно рассказал о своей стране. Мама во всех подробностях поведала о тайнах местной кулинарии. А дети весь вечер вдохновенно рассказывали сказочные истории, прочитанные ими в разных книжках.
- Так ты знало, что они такие зловредные? - шёпотом спросила Яга Пугало, когда их наконец оставили вдвоём.
- А что толку, что знало, - удобно свернулось калачиком Пугало, - ты же не захотела меня слушать…
-Как мы теперь отсюда выберемся? – со слезами в голосе прошептала Яга.
-Ты спи…- почесало Пугало за ухом, - как там в сказках говорится: утро вечера мудренее.
Но утро оказалось таким же занудливо болтливым, как и вечер. Едва солнышко бросило первый свой лучик в оконце домика, как тут же загалдели, зашумели, захохотали и запели все его обитатели.
После завтрака, во время которого Яга еле сдерживала себя, чтобы не нагрубить занудливому человечкиному папе, человечкина ребятня потянулась во двор, а гостей отправили в кладовку и закрыли на замок, чтобы они не надумали убежать.
- Ты всё понял? – горестно вздохнула Яга, - они нас хотят здесь оставить навсегда…
-А тебе здесь не нравится? – вдруг огорошило её Пугало, - кормят, поят…вот ещё отдохнуть после завтрака дают…
- Да ты что! – возмутилась Яга, - ты же не поросёнок какой-нибудь, чтобы радоваться еде и отдыху…
-Нет, я не возражаю…только всё так сложилось…- развело лапами Пугало.
-Что сложилось?
-Ну…мы им понравились…
-Да что такое – понравились? – горячилась Яга, - ты не слышал разговора человечкиных папы с мамой, а я слышала…
-И что ты слышала?
-А то, что у них больше месяца никто из гостей не живёт…
-Они их отпускают?
-Да нет…гости умирают…а перед этим с ума сходят…
-Ну вот это мне уж точно не грозит! – рассмеялось Пугало, - от хорошей жизни приличные существа ума не теряют…
-А их болтовня тебя не раздражает?
-Болтовня? А почему она меня должна раздражать? Они такие милые собеседники…
-Вот что…- решительно взяла Пугало за лапу девочка Яга, - тебе брат не говорил в случае опасности слушать меня?
-Он говорил – прислушиваться…
-Так вот, прислушайся…сейчас мы с тобой заткнём уши ватой и, когда хозяева с нами будут разговаривать, будем молчать, как рыбы.
-Как рыбы?
-Да, как рыбы…
-И что будет потом?
-А потом они поймут, что мы оглохли и что их разговоры для нас бесполезны, потому что мы их не слышим…понятно?
-Не совсем, но…слушай, а ты в самом деле не хочешь здесь оставаться?
-Я не хочу больше разговаривать с тобой на эту тему, - топнула ногой Яга, - ты забыло, что отправлено братом сопроводить меня домой?
-Виновато…- смущённо хрюкнуло носом Пугало, - действительно забло…
…Так они и сделали. В обед гостей торжественно усадили за празднично сервированный стол и налили по полной тарелке ароматно махнущей ухи. Хозяева чинно расселись каждый на своё место и тут же начали свою болтовню. Но гости, ничего не слыша, спокойно хлебали уху и равнодушно смотрели по сторонам. Через некоторое время человечкин папа встал и начал ругаться. Он гневно смотрел на гостей и его рот кривился от беззвучного крика, как извивающийся червяк, которого пытаются надеть на рыболовный крючок.
Весь день они просидели за столом, потому что человечки никак не могли понять, с чего это вдруг гости перестали их слышать. Человечкин папа то ходил перед ними на руках, то жонглировал тарелками (в результате чего две из них разбил), то показывал фокусы с картами, на которых вместо короля был нарисован лысый мужчина в майке и с длинными усами на полном лице. Мама станцевала плавный танец (для чего надела пышную цветастую юбку) и сделала «ласточку», изящно оттянув носок поднятой довольно высоко от пола ноги. Но всё тщетно. Гости сидели молчаливые и безучастные ко всему происходящему.
Под вечер человечкин папа, поставив гостей за плечи на ноги, знаками показал на дверь. Впереди пошли человечкины ребятишки. Шли долго. Когда прошли перелесок, перед ними заблестела река.
Девочка Яга, предчувствуя плохое, оглянулась. Человечкин папа, стоял, как памятник – тяжёлый и серьёзный – и показывал пальцем на реку. Яга вытащила вату из своих ушей и из ушей Пугала и шёпотом спросила:
-Что будем делать?
-А у нас есть варианты? – показало лапой на угрюмых человечков Пугало.
Девочка Яга медленно разделась и вошла в реку.
-Ой, какая холодная вода! – вдруг взвизгнула она.
-Они заговорили! – радостно завопил человечкин папа.
-Надо их вернуть! – обрадовалась человечкина мама.
-Они снова будут жить у нас! Ура! – хором закричали человечкины ребятишки.
…Но Яга и Пугало были уже на середине реки. Они благополучно вышли на другой берег и, помахав застывшим в тревожном ожидании человечкам, легли на солнышко обсушиться.
-Они не умеют плавать, - догадалось Пугало.
-Потому и повели нас к реке…
-Чтобы мы искупались перед смертью?
-Нет, потому что думали, что и мы не умеем…


Глава десятая, в которой рассказывается, как девочка Яга возвратилась домой.

На этот раз когда Пугало взялось было прилаживать вместо крыльев опять какую-то чепуху, девочка Яга возмутилась и твёрдо сказала:
-Никаких экспериментов! Только лопухи! А то опять сядем где-нибудь…в стране непуганных дураков…
-Болтунов…- поправило её Пугало.
- Болтунов мы уже проехали, - огрызнулась Яга, - ты давай не умничай, а ищи лопухи…
…Они летели уже пять часов, а внизу никаких намёков на тришестое царство не было.
-Мы, Пугало, правильно летим? – прокричала уже порядком уставшая Яга.
-Я всё время на компас смотрю, - хрипло ответило Пугало.
-И что ты там видишь?
-Что надо, то и вижу, - обиделось Пугало.
-А мне кажется, что мы сбились с курса…
-Я думаю, нам надо спросить дорогу, - немного помолчав ответило Пугало.
- У кого? У вороны? – показала Яга рукой на пролетающую мимо птицу.
Пугало хрюкнуло и начало снижаться. Но внизу никого не было видно: одни зайцы, которые куда-то стремглав бежали, да волки, догоняющие их. И спрашивать про дорогу было не у кого. И только на берегу небольшой речушки, в окружении коров, жадно пьющих речную воду, они наконец увидели существо, с которым можно было пообщаться. Существо это было худеньким и морщинистым дедушкой с безволосой квадратной головой, реденькой козлиной бородёнкой и с удочкой в руках.
-Здравствуйте, дедушка, - поздоровалась вежливо девочка Яга, - как рыбка ловится?
-Здравствуй, внучка…я не рыбку ловлю, а хлебушек в речку окунаю…зубы-то все потерял…один остался…- прошамкал дедушка, показав во рту одиноко торчащий зуб.
-Вас как зовут? – тоже решило продемонстрировать свою вежливость Пугало.
-Горе Ты Моё Луковое…а вас? – ответил дедушка, снимая с крючка разбухшую корку.
-Меня – Пугало Огородное, её, - Пугало показало лапой на подружку, - Яга…а Вас?
-Горе Ты Моё Луковое…
-А в чём горе-то? – с состраданием в голосе спросила Яга.
-Да вот…в рубашке да старых штанах…поизносился я, детушки, а помочь бедному старику некому…
-А где Ваши дети, внуки?
-Нету, - простодушно развёл руками дедушка, - не женился, когда молодым был…вот и мыкаюсь теперь один…некому даже хлебушек старику подать, когда занеможится…
Он заплакал, вытирая слёзы рукавом латанной рубашки:
-Вот и зовут теперь меня все Горем Ты Моим Луковым…
-Ах, так Вас так зовут? – наконец, догадалась Яга, - Но почему же Луковым-то?
-А я почём знаю? – улыбнулся во весь свой однозубый рот дедушка, - прозвали и прозвали…Луковое, значит, Луковое…
-Дедушка, мы люди не местные, - вмешалось в задушевный разговор переминающееся с лапы на лапу Пугало, - нам очень бы хотелось знать, где мы находимся и далек ли путь до Тришестого цартсва.
-Ить, ребятушки, куда вас занесло! – неожиданно присвистнул дед одним зубом, - здесь королевство Кривых Дорожек…а Тришестое царство там, - он показал рукой за речку, - часов пять пехом…
-Спасибо, дедушка, - обрадовалось Пугало и, повернувшись к Яге, победно подняло вверх лапу, - я правильно летело.
-Дедушка, - прежде, чем попрощаться, спросила Яга, - а почему у вас королевство Кривых Дорожек ?
-А кто теперь знает – почему?, - развёл руками дед, - как наши прадеды криво ходили, так криво ходим и мы…но люди у нас добрые…вот и меня пристроили в пастухи. Дома-то сидеть одному – страсть как одиноко…
-До свидания, дедушка, - попрощалась девочка Яга.
-Счастья вам, дедушка, и здоровья…- пожелало Пугало.
…И друзья продолжили свой путь. А лететь им оставалось всего-то каких-нибудь полчаса. Это ведь пешком идти долго. А лететь, да ещё осознавая, что конец пути рядом – это одно мгновение.


* * *

Никогда девочка Яга не была такой счастливой, как в тот момент, когда она из-за пригорка увидела сначала знакомую лужайку, потом пустырь, сплошь поросший крапивой, а за ним покосившийся домик, где жили её бабушка с дедушкой. Сердечко её забилось, когда она увидела корову Настасьюшку, привязанную верёвкой к перилам крылечка.
-Настасьюшка! – громко позвала девочка Яга, и корова, задрав голову, с удивлением посмотрела на хлопающую крыльями перед посадкой большую птицу, которая определённо ей кого-то напоминала.
-Настасьюшка, - прильнула к корове Яга, - кто же тебя здесь привязал?
Она весело вбежала по ступенькам, но дверь оказалась заперта на замок.
- Девочка, ты кого здесь ищешь? – вдруг спросил её незнакомый мужской голос из-за плетня.
- Бабушку и дедушку…- откликнулась девочка Яга и добавила, - я их внучка – Яга…
- Яга? – открыл калитку и вошёл во двор хмурый дяденька, - так тебя ж злые духи похитили…
- Никто меня не похищал…я была в Абракадабрии, чтобы помочь моему другу…
-Абракадабрии? – посесал затылок дяденька, - вот ведь незадача какая.
-А Вы не знаете, где мои бабушка с дедушкой? - сбрасывая отвязанные лопухи, спросила Яга, - я их так давно не видела…
- Нету твоих бабушки с дедушкой…- отвернул лицо, чтобы скрыть слёзы незнакомый дяденька, - бабушка сразу, как ты пропала, заболела…потом заболел дедушка…
-И где они? – не поняла Яга, - я их хочу сейчас же навестить!
Глупенькая…Она совсем забыла, что люди могут умирать. От болезней, от горя, от старости…Как цветочек в саду, который цветёт по весне, а осенью увядает и засыхает. И нет никакой силы, чтобы тот засохший цветочек оживить, чтобы сделать его лепестки такими же яркими и пахучими, какими они были весной. Но на следующий год в том месте, где цветочек рос, появляется другой, точно такой же цветочек. Потому что всегда на смену увяданию приходит обновление. Этот новый цветочек, появившийся на месте старого, будет очень напоминать своего предшественника. И в то же время он будет отличаться и ароматом, и оттенками расцветки. Он будет жить своей, ни на чью другую непохожой жизнью. Но знает он об этом или нет, придёт осень и он тоже завянет.
Только никогда не надо грустить о таком печальном законе природы, потому что мудрая природа каждому цветку даёт столько тепла и солнца, что он к своему увяданию приходит осознанно с чувством того, что цветением своим смог порадовать так много тех, кому был дорог.
…Девочка Яга долго горевала. Она была неглупой девочкой и понимала, что своим необдуманным поступком могла ускорить кончину своих бабушки с дедушкой. И вот в какой-то один из дней её траура она вдруг услышала во сне вещий голос:
- Я очень сочувствую твоему горю…но ты мне помогла, помогу и я тебе…ты будешь бессмертной…выбрось из головы все плохие мысли…думай только о себе и своих удовольствиях…пусть не будет тебе никакого дела до чужих страданий и горя…
-Я не хочу-у-у-у! – закричала Яга, тут же проснувшись.
-Но колдовство уже начинало действовать. И через мгновение девочка Яга смотрела на мир совсем другими глазами. Глазами той злобной и нелюдимой старухи, которую мы привыкли представлять себе в образе бабы Яги.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 08.12.2018 Борис Алексеевич Углицких
Свидетельство о публикации: izba-2018-2433652

Рубрика произведения: Проза -> Сказка











1