Сбывшееся желание


Сбывшееся желание



Ночь постепенно уступала место весеннему утру, и в верхние окна второго этажа большого особняка стали проникать первые лучи солнца. Молодая женщина смешно сморщила нос, принимая солнечный поцелуй, и открыла глаза.
Посмотрев на будильник в телефоне, она с удивлением отметила довольно ранний час. Можно было, в принципе, поспать ещё несколько минут, прежде чем придёт время собираться на работу. Но что-то отогнало её сонливость, и она повернула голову. Мужа рядом не оказалось. «Неужели ещё с рыбалки своей не вернулся? Да ещё в такой день… А на работу кто меня повезёт?» Вчера она улеглась не сильно-то и поздно, успев принять несколько душевных поздравлений от друзей в соцсетях, но вот мысль о походе на работу, а затем предстоящие дневные хлопоты, не добавили её настроения.
Тишина в доме усилила её догадки. Дети, видимо ещё спали, и она, стараясь ступать бесшумно, вышла из спальни, отправилась в ванную. Вчера был тяжёлый вечер, не было сил даже принять душ, и теперь она, по примеру незабвенного Высоцкого, «смывала этот день». Беготня по магазинам, часы, проведённые у плиты и стола, постепенно уходили из памяти, стекая по плиточной облицовке в слив. Посвежевшая и окончательно проснувшаяся женщина завернулась в халат, и направилась на кухню за утренней чашкой ароматного, свежесваренного кофе.
Проходя мимо зеркала, она на минуту приостановилась, всматриваясь в отражение. А что, совсем неплохо для её лет… Хотя.. Какие наши годы? На неё со стены смотрела красивая, молодая женщина, без следа каких-то там выдуманных изъянов, и без малейшего намёка на иллюзорную приближающуюся старость. В серо-зелёных глазах читалась некая лёгкая бесшабашность и некоторая доля озорства. Довольно улыбнувшись отражению, она не удержалась и показала ему язык.
С мыслями о предстоящем коротком рабочем дне, о необходимости угостить коллег купленным вчера тортом, хозяйка дома приблизилась к кухне. Странные смешанные ароматы, доносившиеся оттуда, немного смутили её. Пахло кофе, чем-то сладким и пряным. Неужели муж перешёл на кофе? Правда он недавно жаловался на то, что от ежедневного чая у него часто бывает изжога…
Открывшаяся картина заставила её замереть на месте. Едва сдерживая улыбку, она сделала несколько шагов вперёд, осматривая кухонный стол, выдвинутый сегодня на середину. Посреди скатерти гордо возвышался роскошный тортище, украшенный сверху всевозможными вкусностями в виде кремовых цветочков. Свечей не наблюдалось, но они, может, и были бы лишними и неуместными. Рядом приютился кофейник, исходящий божественным ароматом. Сбоку расположилась небольшая тарелочка с нарезанными бутербродами. Венчали всё это великолепие два букета цветов, аккуратно поставленные в вазы с водой.
Один, состоящий из красных роз, вперемежку с золотистыми ленточками намекал на старания мужа, а второй… Несколько белоснежных ромашек с ярко жёлтой сердцевиной ещё хранили одинокие капельки утренней росы. При одном только взгляде на этот любовно собранный явно рано вставшими детьми букетик, у неё к горлу подкатил ком.
Шорох позади, и лёгкое покашливание призвало женщину обернуться. На пороге стояло все её семейство. Чисто выбритый муж без следов какой-либо усталости после ночной рыбалки смотрел на жену взглядом, в котором читались, как ей казалось, уже забытые чувства. Старший сын заметно волновался, неуверенно поглядывая то на маму, то на отца с сестрой. А вот младшенькая чуть не приплясывала от нетерпения: ей хотелось первой начать поздравительную речь, но видно было, что они вместе уже всё давно отрепетировали.
—С Днём рождения, мама!—хором гаркнули они на разные голоса, чем вызвали целую бурю эмоций у именинницы. Тоненький голосок дочери чуть не заставил её прослезиться.
Почти не слыша дальнейшие пожелания, она подумала, что это—лучший день рождения в её жизни и о том, что охватившее её тёплое и радостное чувство, вроде бы называется счастьем.
Вечер удался на славу, Полина расслабленно наблюдала, как дети старательно моют посуду, особенно старалась Машка: такой серьёзной она ещё никогда не была. Устали, в принципе, все, но дочь неутомимо носилась по кухне, едва не роняя тарелки. Муж Игорь слегка перебрал алкоголя, он никогда не умел пить, а сегодня ему пришлось гнаться за гостями, да ещё и бессонная ночь дала себе знать. Проследив, чтобы глава семейства улёгся отдыхать, Полина тихонько притворила дверь спальни. Сын Антон тоже клевал носом, и маме не пришлось его долго уговаривать. Машка последовала за братом в детскую, только убедившись, что помощь маме больше не нужна.
Полина уселась на диван, подобрав под себя ноги, и уткнулась в смартфон, просматривая ленту в соцсетях. Хватило её ненадолго, лёгкое чувство голода напомнило ей, что толком поесть так и не удалось—беготня на кухню и обратно во двор, где, собственно и был накрыт праздничный стол, весенняя духота отбивали весь аппетит.
Именинница вдруг вспомнила об остатках утреннего торта, мирно стоявшего в холодильнике. «Сколько той жизни!»--подумала она, доставая шедевр кулинарии. По достоинству оценив ещё утром вкус и качество торта, Полина, как кондитер по образованию, могла сказать, что выбор родных вполне был на высоте.
На кухонном столе, в уголке лежал пакетик с праздничными свечками, которые так и не вставили в торт и не зажгли, согласно традиции. «Ну, это никуда не годится. Традиции нужно уважать»,--приговаривала именинница, исправляя несправедливость. Вскоре кухня озарилась мягким светом и наполнилась ароматом плавившегося воска. Не все свечки поместились на остатках торта, но Полина махнула рукой: неважно, главное—ритуал соблюсти, верно?
Отвлёк звук тихо бормотавшего в углу небольшого телевизора. Полина скосила глаза на экран и увидела соблазнительную картину: некий канал показывал маленький уютный островок, затерявшийся где-то в Тихом океане. Телеведущий сокрушался, отмечая, что российские олигархи вконец обнаглели, даря своим жёнам подобную недвижимость, и Полина поняла, что остров купил и подарил своей подруге какой-то очередной Галкин-Киркоров-Басков. Не слушая, что именно говорит ведущий, Полина залюбовалась красотой острова.
Несмотря на скромные размеры, на нём уместилась и невысокая гора, явно вулканического происхождения, голубым пятном выделялось пресное озерцо. Полина отстранённо подумала, что близость вулкана говорит о том, что талые воды, стекавшие со снежной вершины, явно делают озеро непригодным к купанию из-за низкой температуры. Но чистейшая океаническая вода, лёгкими волнами омывающая песчаный берег, манила к себе с неимоверной силой. Изумрудно зелёный лес, начинавшийся почти у самой кромки узкого пляжа и покрывавший склон вулкана, довершал чарующую картину. На одном из кадров Полина увидела уже построенное бунгало с прилегающим к нему двориком. Владелец острова не терял времени даром, устроив идеальное место для отдыха.
Спохватившись, Полина повернулась к ожидавшему её торту, на поверхности которого догорали именинные свечки. Разом задув их все, она попыталась сформулировать в голове желание, но всё навалилось разом, и вычленить что-то конкретное не удалось. Махнув очередной раз рукой, именинница снова обратила взгляд на экран телевизора, но там уже начался вечерний блок политических новостей.
Тренькнул телефон, приглашая прочитать сообщение, и Полина поспешила к нему. На дисплее высветились строчки стихотворения:

Мне жаль, что тебя не застал летний ливень
В июльскую ночь на приморском заливе,
Не видела ты волшебства этих линий…
Волна, до которой приятно коснуться руками,
Песок, на котором рассыпаны камни,
Пейзаж, не меняющийся здесь веками…
Мне жаль, что мы снова не сядем на поезд,
Который пройдёт часовой этот пояс,
По стрелке, которую тянет на полюс…
И не отразит в том купе вечеринку
Окно, где всё время меняют картинку,
И мы не проснёмся наутро в обнимку…

Стихи обрывались, видимо посылавший их не уместил в одно сообщение, и Полина стала ждать продолжения, ещё раз перечитывая готовые строчки. Она знала уже, кто послал ей их, даже не взглянув на обратный адресат. Друг, называвший её своей Музой, умел иногда удивить. Ожидание прервал входящий звонок от подруги Ирины, которая была у неё в гостях и недавно ушла вместе с мужем домой.
—Полька!—голос подруги ворвался в комнату, нарушая тишину,--я забыла у тебя зонтик, а на завтра, вроде, передавали дожди. Могу я к тебе сейчас подскочить? Не отвлекаю? Может романтический момент порчу?,--захихикала Ирка.
—Ага, спит уже мой кавалер,-- хмыкнула Полина,--ты же знаешь, не умеет пить, да и устал на работе. Детишки тоже угомонились рано.
Она посмотрела на часы: стрелки показывали всего лишь половину десятого, и её посетила неожиданная мысль.
—Давай я сейчас подскочу? Мне собраться пару минут надо.
—Пешком долго,--возразила Ирка,--а я своего в машину запрягу.
—Велосипед на что? Через пятнадцать минут у тебя буду!
Если быть честной, Полине просто не хотелось делить остатки ЕЁ торта с подругой, а это стало бы неизбежным, прибудь она сюда. «Мой торт, и точка»--решила она.
—Смотри—стемнеет скоро, --предупредила подруга.
—Вот и хорошо, не стану долго задерживаться, --про себя сказала Полина, нажимая отбой. Экран вернулся к последнему сообщению, и она увидела, что пришло продолжение присланного стиха. Не открывая файл, она выключила телефон, справедливо полагая, что прочесть можно и потом, а что касается прочитанного… «Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра»,--словами Скарлетт О’Хара решила Полина и стала искать забытый зонтик.
Колёса тихо шуршали по грунтовке, весенний ветерок обдувал разгорячённое дневными событиями и выпитым алкоголем лицо. Темнело действительно быстро, и Полина решила немного ускориться, благо опыт вождения экологически чистым транспортом у неё был богатым. Небо наливалось тёмной синевой, проступали первые звёзды, на западе вовсю сияла Венера, почти напротив алел гордый и воинственный Марс. Сам воздух был почти прозрачным, пахло весной, цветущей природой и праздником.
Что-то мелькнуло наверху, и Полина подняла голову, залюбовавшись довольно редким явлением: сегодня мир решил порадовать именинницу ещё и звездопадом. Несколько ярких полос перечеркнули небосвод, и неожиданная мысль посетила женщину. «Сегодня на желания прямо аншлаг! Столько сразу я и не вспомню!» Перед глазами встала недавняя картинка тропического острова, только почему-то на побережье надвигался шторм, и ветер уже клонил к земле пальмовые ветви, растущие прямо у кромки океана. «…летний ливень в июльскую ночь на приморском заливе…» Строчка упорно лезла в голову, и Полина не сразу заметила выбоину в тропинке.
Дальше случилось несколько стремительных событий. Сумев всё же выровнять велосипед, Полина направила его на более-менее ровный участок дороги, а в это время прямо перед ней вспыхнул воздух, резко запахло озоном, и пространство впереди словно заколыхалось. Бледное размытое пятно было похоже размером на футбольный мяч, и женщина тут же вспомнила рассказы о шаровых молниях, вот только этот объект ничем не напоминал те шары, изображаемые на картинках. Он сдвинулся сначала вбок, затем увеличился в размерах и рванул наперерез едущей Полине. Страха она не чувствовала, правда дрожь пронзила всё тело, но руки и ноги послушно выполнили манёвр уклонения. Не помогло. Разом помутившееся сознание отметило ещё одну вспышку, и тело враз стало лёгким. Тысячи невидимых иголок вонзились в каждую клетку, но боль почему-то так и не пришла, только ухнуло что-то внизу живота, как-будто резко опускаешься в кабине лифта. И сознание наконец-то милосердно покинуло молодую женщину.

* * *

Высокие дубовые двери огромного викторианского особняка с шумом распахнулись. Молодая светловолосая женщина, одетая по последней моде, стремительным шагом вышла на украшенное резьбой крыльцо и посмотрела на приближающийся кортеж. Тройка андалузских белых лошадей, идущая впереди и везущая тёмно-бордовую карету, была узнана сразу. В таких экипажах последние несколько недель к особняку приезжали судебные приставы, по обыкновению игнорирующие все её расспросы о судьбе мужа. Занимались они, в основном описью имущества, причём их дотошности мог позавидовать кто угодно: любая мелочь привлекала их внимание, тут же вносилась в реестр и оценивалась.
На этот раз хозяйка особняка разглядела королевский герб на боку кареты, и ей завладела надежда, что уж сейчас кто-нибудь из высших чинов прибыл, чтобы сообщить интересующие её подробности. Прозвучали фанфары, из обогнавшего переднюю карету маленького экипажа выскочил королевский герольд, соскочил на землю, едва дождавшись остановки кортежа, и повернулся к дому.
— Я имею честь видеть баронессу Паулину де Лоран, супругу барона Эжена де Лорана?
Он с присущей всем придворным чопорностью задрал голову, глядя чуть мимо хозяйки особняка.
Молодая женщина судорожно кивнула, потом, спохватившись, с трудом разлепила губы:
—Да, это я!
Герольд выдержал положенную паузу, затем извлёк на свет божий свиток пергамента, с нижней части которого свисала круглая королевская печать.
—Баронесса де Лоран! Указом Его Величества сообщаю Вам, что ваш супруг, барон де Лоран признан виновным в финансовых махинациях, преступном сговоре с группой мошенников, повлёкшие за собой невосполнимую утрату части государственной казны! А также приговорил барона к каторжным работам сроком на пятнадцать лет.
Паулина постаралась сохранить бесстрастное выражение лица, слушая герольда, серо-зелёные глаза потемнели от досады, хотя она и знала о виновности дражайшего супруга. А что? Всем хочется красивой жизни, а в её случае не было выбора. Раннее замужество, двое детей, муж, занимающий невысокий финансовый пост при дворе… Он любит её, несомненно, поэтому и старался обеспечить семью так, как умел. Насколько она знала, у Эжена тоже не было особого выбора: его друзья затянули его в несколько опасных афер, и он клялся ей, что вот-вот ему удастся выйти из игры, накопив достаточно денег. Но, видимо не успел.
Огромные долги, покрыть которые не удавалось, даже продав особняк, висели теперь на ней, и Паулина понятия не имела, что делать дальше. Надежды на помощь друзей-подельников не было: у каждого свои семьи и проблемы. Его Величество и так поступил милосердно, не приговорив мужа к смертной казни.
Следующая фраза заставила её вздрогнуть:
—…А так же Вас, баронессу де Лоран, за сокрытие фактов преступной деятельности мужа, к ссылке на один из островов в Тихом океане, принадлежащий Короне. Срок ссылки пока не определён, о нём вам будет сообщено дополнительно.
Разум отказывался понимать происходящее, Паулина пошатнулась, едва не рухнув на землю. Как так!? Причём здесь она? Неужели Короне мало того, что молодая семья остаётся без средств к существованию? Что будет с детьми, в конце концов? У супругов де Лоран не было ближайших родственников, которые могли взять на себя воспитание их детей. Изо всех сил постаравшись взять себя в руки, Паулина смогла посмотреть прямо в лицо герольда. Тот почувствовал взгляд, и оторвался от чтения пергамента.
—Это ещё не всё,--в голосе герольда промелькнуло что-то вроде сочувствия,--Принимая во внимание ваше материальное положение, Его Величество принял решение взять воспитание и содержание ваших детей на себя. Ваш сын, Антуан будет прикомандирован в гвардейский корпус при дворе Его Величества, где и закончит своё образование, а затем продолжит службу на благо страны. Ваша дочь, Мариэтта, в силу возраста, отправится на воспитание в институт благородных девиц, находящийся на попечении королевской семьи. Дальнейшая её судьба будет зависеть от обстоятельств.
Герольд ещё что-то говорил, но молодая леди его уже не слушала. Жизнь, похоже, дала громадную трещину. Лишившись в одночасье всей своей семьи, Паулина впала в некий ступор. Она безучастно смотрела, как герольд даёт подписать ей какие-то бумаги, затем служанки отвели её в чужой уже дом, где быстро собрали необходимые вещи для отъезда. Паулина смутно помнила, как её под охраной королевских гвардейцев отвезли в порт и посадили на судно.
Встрепенулась она только тогда, когда к ней подвели детей, чтобы попрощаться. Антуан изо всех сил старался выглядеть взрослым, и ему это неплохо удавалось, а маленькая Мэри непонимающе заглядывала в глаза матери, и не выдержав тяжести момента, заплакала, прижавшись к ней всем телом. Паулина уже не сдерживала слёз, поглаживая дочь по голове. В последний момент она почувствовала прикосновение рук сына. Он обнял мать всего на мгновение, но оно много значило для неё. Слов не произнёс никто: всё уже было сказано ранее. Бросив последний взгляд на детей, Паулина взошла по сходням на борт корабля.
Герольд уверил её, что расставание с детьми—не навсегда. Как только время ссылки закончится, ей дадут возможность воссоединиться с семьёй. Верилось в это с трудом, но Паулина, приняв свою участь как должное, решила не совсем уж падать духом, отдавшись на волю Бога. Когда берега скрылись за горизонтом, она вдруг почувствовала странную тревогу, будто кто-то предостерегал её о грядущей опасности. Никогда до этого не бывая в открытом море, она списала чувства на обычный страх перед неведомым. Всё-таки, рядом были люди…
* * *


Спустя две недели тот же герольд стоял перед троном Его Величества, и трясся от страха: подобные новости не нравились королю, и это ещё мягко сказано.
—Никаких вестей от судна, Ваше Величество,--справившись, наконец, с собой, выдавил он,--боюсь, что они попали в шторм, скорее всего вблизи самого острова.
Король встал. По его лицу трудно было что-либо прочесть. Несмотря на юный возраст, он был сильным правителем, по мнению многих. К сожалению, юношеская порывистость привела страну на грань войны, и герольд уже знал, что скажет король в ответ на его заявление. И не ошибся.
—Мы не можем позволить потерять ни одного судна, и, тем не менее, распорядитесь отправить в разведку корабль с минимумом экипажа, чтобы установить причину исчезновения судна с баронессой. Если и он не вернётся, значит, возможная его гибель не случайна. Вы поняли меня?
—Прикажете проверить остров на присутствие там хоть кого-либо?
—Всенепременно.
Краткость—вежливость королей, и герольд это понимал. Откланявшись, он оставил монарха в глубокой задумчивости.

* * *

Сегодня опять был шторм, и Паулина приняла меры предосторожности: закрыла наглухо ставни, убрала с веранды незакреплённые предметы мебели и плотно закрыла входные двери. Тот, кто проектировал этот дом, явно не рассчитывал на тропические штормы или не знал, на что способен ветер вкупе с огромными волнами, докатывающиеся почти до самого крыльца.
Впрочем, от непогоды была и некоторая польза. Периодически море выбрасывало на берег уцелевшие предметы с потерпевшего крушение судна, что доставило её на этот остров. Чаще всего, в первое время, это были ужасные находки: обезображенные трупы погибшей команды и сопутствующего экипажа. Паулина в таких случаях едва не падала в обморок и старалась обходить места выброса стороной. В течение нескольких дней птицы обгладывали тела, а останки уносил обратно в море отлив.
Но было много и полезного из находок. Часть из вещей не могли не радовать молодую женщину, пережившую ужасную катастрофу. Ей несказанно повезло, хоть она мало что помнила из произошедшего. Шторм застал корабль вблизи острова, но команда так и не смогла пристать к берегу из-за сильного ветра, а вдобавок ко всему, судно напоролось на подводный риф.
Паулина помнила лишь отчаянный крик помощника капитана, призывавший спасаться всем любым способом. Кто-то запихнул её, сжавшуюся в один дрожащий комок, в лодку и спихнул в бушующее море. Очнулась она уже на берегу, когда выглянуло солнце, а вокруг расстилался пейзаж красивого тропического острова. Невдалеке виднелся средних размеров дом, предназначенный, видимо, для её проживания вместе с парой человек охраны и несколькими служанками.
Никто не выжил, кроме неё, и Паулина не раз ещё взывала к небесам, моля о собственной смерти. Проходили дни, никто не объявлялся, и она поняла, что осталась одна наедине с дикой природой. Впоследствии баронесса осмотрела дом, и обнаружила, что он вполне пригоден для проживания. Имелся некоторый запас пресной воды, некоторое количество одежды, посуды, даже немного вяленого мяса, видимо для изредка посещаемых остров гостей. А теперь этот кусочек суши стал её тюрьмой невесть насколько времени. Она понимала, что король не оставит попыток узнать что стало с не вернувшимся кораблём и, возможно пришлёт на остров помощь, но вот только, когда это будет… И так уж важна короне её персона?
Взяв в руки хозяйство, Паулина смогла в короткие сроки обустроить дом и прилежащий двор в удобное гнёздышко. Ей нравилось думать, что она просто приехала сюда отдохнуть от мирской суеты, обыденности светской жизни. Вот только мысли о детях не давали ей покоя. Не хватало серьёзного и временами порывистого и непослушного Антуана, и непосредственной очаровательной Мэри, её объятий и поцелуев на ночь, весёлого смеха и…много чего ещё, что делает семью полноценной. А ещё мужа Эжена, собственно из-за которого всё это и случилось. Нет, она не винила его ни в чём. В конце концов, считала она, человек не должен ни о чём сожалеть, в том числе о содеянном, ведь он просто пытался быть счастливым, так ведь?
В такие дни, когда накатывала невыносимая тоска, Паулина пыталась себя чем-нибудь отвлечь. Ей нравился океан, его тёплые воды, белоснежный песок пляжа. Нравилось просто окунаться в прозрачную глубину, вдоволь наплаваться и, вылезти обессиленно на берег, подставив жаркому солнце своё молодое красивое тело.
Проблема пропитания решилась сама собой. После кораблекрушения на берегу нашлись уцелевшие ящики с провизией, к тому же в лесу было множество сочных и вкусных плодов. Среди находок после шторма Паулина обнаружила несколько бочонков с вином, чему несказанно обрадовалась. Теперь тут можно было устраивать вечеринки, правда, не хватало гостей. С некоторой опаской Паулина совершила первое посещение растущего неподалёку леса. Вооружившись найденным в доме ружьём, она совершила небольшое путешествие, пройдя лес до самой горы, что украшала остров.
К её удивлению, по пути ей не встретилось ни одного хищника, да и мелкой дичи ей не попадалось. Лишь немногочисленные представители птиц изредка оглашали пространство своими криками. То тут и там ей встречались признаки недавнего присутствия человека: прорубленные тропинки, одна из которых привела её к чудесному озеру пресной воды, затухшие кострища, останки временного лагеря. Люди позаботились о том, чтобы тот, кто живёт здесь, не испытывал неудобств. Так оно и было бы, если б не одиночество. А Паулине очень не хватало общения, ведь так можно было и с ума сойти, и только неугасимая надежда на возможное спасение придавала ей необходимые силы.
Текло неумолимо время, никаких признаков корабля ввиду острова не было, и баронесса де Лоран почти смирилась со своей участью. Развлекая себя по вечерам рукоделием из найденных швейных принадлежностей и иногда почитывая уцелевшие книги, она, как могла, скрашивала своё безрадостное существование.
А сегодня у неё был день рождения. И, слушая, как воет ветер снаружи, гулко стучат тяжёлые капли ливня по крыше, Паулина анализировала прожитую жизнь и не находила ни одной причины сожалеть ни о чём. В конце концов, здесь она ненадолго, король ведь знает, где его подданная и когда-нибудь за ней придут. Мелькнула мысль, что судно, на котором она прибыла сюда, так и не вернулось в страну, и монарх в любом случае должен озаботиться этим. А это означает…что? Паулина вынуждена была признать, что вариантов в этом случае было несколько. Оставалось надеяться на лучший для неё исход. Постаравшись зарядиться позитивными мыслями, не смотря на непогоду, баронесса решила устроить себе праздник.
Бочонок с вином торжественно открыт, и бокалы наполнены. Баронесса расставила приборы по числу членов своей семьи, создавая иллюзию присутствия родных ей людей. Вечер приближался, ураган постепенно утихал, в голове именинницы слегка шумело от выпитого вина, и она уже планировала чуть позже небольшую прогулку по берегу океана. Может, новые находки смогут порадовать её сегодня? Времени прошло уже порядочно, но кто знает?
Паулина вспомнила о праздничном торте, который являлся необходимым атрибутом на любом торжестве по случаю именин. Не имея ингредиентов для выпечки, она соорудила изысканный шедевр из имеющихся фруктов, уложив их в причудливом порядке на огромном блюде. Сверху лакомство было украшено небольшими свечками, ибо загадать желание, задувая их в день рождения, было доброй традицией, пришедшей из глубины времён. Свечей было ровно на одну больше, чем исполнилось лет баронессе, что тоже считалось традицией: это символизировало надежду на наступление безоблачного и не обременённого проблемами будущего года жизни.
Слегка разомлев от съеденного и выпитого, Паулина сосредоточилась на заветном желании: в памяти всплыли лица родных, дом, который давно стал своим, обычный семейный быт, наполненный маленькими радостями, необременительными обязанностями и, конечно, светская сторона жизни барона де Лоран и его супруги. Когда тучка дыма после задувания свечей поднялась вверх, относя желание к Всевышнему, Паулина вдогонку послала истовую молитву, чтобы ОН посодействовал его исполнению.
Сон сморил баронессу ненадолго, её разбудили лучи садящегося солнца, проникающие в щели сквозь ставни на окнах. Тишина снаружи свидетельствовала об окончании шторма. В голове всё ещё немного шумело, но Паулина решительно выбралась из дома.
Воздух был свеж, и пахло солёным морем, волны постепенно отступали от берега, обнажая второй каменистый слой грунта. Природный катаклизм уступал немного удушливому тропическому вечеру. Вопреки ожиданиям, берег не был усеян «подарками» шторма, и Паулина прошла довольно далеко от дома, прежде чем решила вернуться назад. Внезапно знакомое чувство какой-то тревоги охватило её. Последний раз это произошло накануне памятного кораблекрушения, и баронесса неуютно поёжилась, плотнее закутавшись в лёгкую накидку. Нужно было спешить под покров дома, и она прибавила шаг. Что-то попало ей под ногу, едва не поранив. Остановившись, Паулина подняла с песка причудливо закрученную раковину, размером с детский кулачок. «Хоть какая-то необычная находка»- подумала она, кладя ракушку в карман. Вообще-то, на пляже ракушек хватало, но все они были маленькими, однообразными, а эта отличалась от них, как породистый пёс от дворовой шавки. «Проделаю отверстие и повешу на шею, как оберег»,--решила баронесса.
В нескольких ярдах от берега, чуть поодаль темнел некий большой предмет, и Паулина поспешила к нему. Первый же взгляд на находку поверг её в состояние глубокого шока. Настолько неуместен был этот предмет здесь на берегу тропического, Богом забытого острова, что она не знала, что и подумать. Освободив находку от налипшей тины, она присела на песок, разглядывая необычную конструкцию.
Когда-то одна из подруг пригласила её на необычную прогулку. Паулина была поражена, увидев средство передвижения, состоявшее из двух колёс, одно из которых намного больше другого. Механизм приводился в движение ногами, но такое передвижение выглядело довольно опасным. Справившись тогда со страхом, баронесса вскоре довольно сносно научилась управлять этим транспортом, называвшимся велосипедом (стар. Фр.velox «быстрый» и pes «нога»).
Сейчас же, перед Паулиной на песке лежал самый необычный велосипед который она когда-либо видела, и непонятно было, откуда он вообще тут взялся. Необычным было всё: и одинакового размера колёса, и незнакомый привод, позволяющий им крутиться, странной формы руль с коробочкой сбоку и какие-то рычаги на нём. Пожав плечами, баронесса подумала было о иноземной новинке, невесть как попавшей на остров, но какое-то чувство нечто знакомого посетило её. Она не сомневалась, что сможет справиться с управлением, настолько простой вдруг и привычной показалась ей конструкция велосипеда.
Всё ещё застыв в нерешительности, Паулина заметила быстрый росчерк, промелькнувший в вечернем небе. Солнце уже почти скрылось за линией моря, и несколько крупных звёзд заняли привычное положение над Землёй. Но вот ещё один яркий полёт падающей звезды прочертил небо. «Что-то сегодня богатый день на возможность загадывать желания»,-- подумалось имениннице. Она, правда, знала, что желаемое нужно представить, пока длиться видимое глазу падение. В большинстве случаев это, конечно же невозможно сделать, но, когда человек стоит перед чем-то великим и огромным, его так и подмывает о чём либо попросить. Паулина верила, что падающая звезда соединяет Небо и Землю, олицетворяя их союз, а значит, что в мире происходит что-то необычное. А почему бы не соприкоснуться к этому необычному? И не стать его частью?
Забыв о велосипеде, женщина присела на песчаный бугорок, чуть поодаль и стала пристально и с надеждой вглядываться в небо. Слова молитвы позабылись в этот момент, так, что давно уже сформировавшееся и сокровенное желание готово было в любой миг отправиться вслед за звёздным полётом. Слёзы немого отчаяния застлали глаза, но Паулина сдерживалась изо всех сил, и была вознаграждена. Сразу несколько ярких метеоров с неимоверной быстротой вспыхнули высоко над океаном, и Паулина ощутила огромное облегчение.
Сон сморил её быстро, хоть длился всего чуть-чуть. Сначала баронесса не могла понять, что же разбудило её; поднявшись на ноги она огляделась, но не заметила ничего необычного. Всё также одиноко лежал странный велосипед на песке, только вот волны прилива уже приближались к нему, угрожая слизнуть с берега и утащить в пучину. Всё также блестели звёзды, ярко сияла убывающая луна, и в её свете одиноко белел парус на горизонте… Что-о-о-о?!
Сон ушёл мгновенно, Паулина сорвалась с места, не веря своим глазам! Парус! Корабль! За ней пришли, ура! Совершенно растерявшись, она судорожно вспоминала, что делают в таких случаях герои из книг, попавшие в похожую ситуацию. Костёр! Сигнальный костёр, что может привлечь внимание команды корабля—вот, что нужно сейчас!
Вытряхнув песок из туфель, Паулина сжала их в руках и помчалась к дому босиком. По пути несколько раз наступив на камни, обнажившиеся на берегу после шторма, она, ругнувшись про себя вновь обулась. Вернувшись на пляж, она подхватила велосипед, поставила его на колеса и потащила вперёд, не рискнув сесть за руль.. Возле самого дома кучей валялся хворост для растопки камина. То, что нужно!
Следующий час прошёл в изнурительной работе, зато, по окончании её, на берегу возвышался сложенный костёр. Дрожащими руками Паулина тыкала тлеющим поленом из камина, стараясь разжечь мокрое после ливня дерево. Огонь разгорался неохотно, дыма было больше, но это складывалось и к лучшему: дым с корабля всяко заметят скорее. Паулина периодически обращала взор на море, отыскивая очертания судна. Вскоре стало очевидно, что оно держало курс именно на остров. Когда до него оставалось около двух миль, со стороны корабля послышался выстрел из пушки. Очевидно, капитан счёл нужным привлечь внимание тех, кто, возможно, находился на берегу.
Неожиданный порыв ветра отнес поднимающийся дым резко в сторону. Он стлался по земле, уходя вглубь острова, и уже оттуда вновь поднимался вверх. Паулина не успела поразиться такой несправедливости небес, как с ужасом заметила, как корабль сменил курс и тоже сместился в сторону. Там, скорее всего, заметили дым, и капитан следовал на зов. И, хотя Паулина понимала, что люди в любом случае высадятся на берег и найдут её, она решительно взгромоздилась на велосипед и, с трудом приспосабливаясь к необычному управлению, устремилась в темноту. Луна слабо освещала дорогу, да и дороги, собственно, не было, поэтому женщину немилосердно трясло в сиденье. Шумно дыша, она изредка осматривала окрестности, чтобы уж совсем не заблудиться. И не узнавала мест!
То ли тьма изменила окружающий пейзаж, то ли близость спасения вскружила голову, только Паулина обнаружила, что уже довольно уверенно правит велосипедом. Воздух вдруг изменился, стал тяжелее, появились абсолютно незнакомые запахи, и отдалённые звуки были абсолютно незнакомы! Её очередной раз тряхнуло на кочке, руки сами вывернули руль, чтобы не упасть, и женщина боковым взглядом заметила бледную вспышку, словно сам воздух вдруг вздрогнул.
Прямо перед Паулиной возникло свечение, она инстинктивно крутанула педали назад, пытаясь остановиться, но, видимо, на этом велосипеде тормозить надо было как-то иначе. Ужас сковал руки и ноги, ей оставалось только зажмуриться, чтоб не видеть, куда её несёт. Тело ждало какого-то удара или встряски, но ничего подобного не произошло. Приоткрыв глаза, она посмотрела вперёд, готовясь уже ко всему и оторопело уставилась на смутно знакомую фигуру женщины на точно таком же велосипеде. Та двигалась со стороны колыхающегося воздушного пятна прямо на Паулину. Этого уже сознание баронессы не выдержало.


* * *
Подняв голову от подушки, Полина обнаружила себя лежащей на диванчике в прихожей. Удивительный сон отпускал сознание, голова слегка гудела, хотя падения с велосипеда не было. Она помнила, как тело получило некую встряску, а в следующее мгновение она просто остановила велосипед, с опаской оглядываясь вокруг. Тишина была прежней, ни вспышек, ни дрожащего воздуха, всё, как всегда…
На всякий случай, осмотрев себя на предмет возможных повреждений, Полина решительно повернула домой. «Пить надо меньше, вот что»-- устало подумала она. Ехать к подруге перехотелось совсем, и она набрала на мобильнике её номер.
—Иди ты со своим зонтиком, Ирка! Я чуть не навернулась с велика! Завтра будешь ехать с хахалем на работу—заедешь к нам и заберёшь, если уж дождя боишься. Заодно и нас с Игорем заберёте: вряд ли он сам за руль с утра сядет.
Не слушая восторженных воплей подруги, жаждущей подробностей, Полина добралась домой и рухнула на диванчик, решив немного отдохнуть. Теперь, перебив удивительным сном всё желание спать, она направилась на кухню, пытаясь вспомнить подробности сновидения.
Тропический остров, так красочно показанный недавно по телевизору, всплывал в памяти, словно она сама побывала там. Вот только обстоятельства её попадания туда даже рассмешили Полину. Приключения её самой во сне постепенно выветривались из памяти, и она решила заварить себе кофе. Включилась кофеварка, через пару минут соблазнительно запахло бодрящим напитком. Наполнив чашку довольно крепким Жокеем, Полина уселась за стол и взяла в руки телефон. Открыла приложение и стала просматривать последнее сообщение от друга. Строчки ложились одна на одну, смысл постепенно добирался до разума, и, дочитав до конца, Полина крепко призадумалась.
Поздно ночью, через все запятые дошёл, наконец, до точки.
Адрес, почта. Не волнуйся, я посвятил тебе все эти строчки.
Тихо, звуки по ночам до меня долетают редко.
Пляшут буквы. Я пишу и не жду никогда ответа.
Мысли, рифмы. Свет остался, остался звук, остальное стёрлось.
Гаснут цифры. Я звонил, чтобы просто услышать голос…
Всадник замер. Замер всадник—реке стало тесно в русле.
Кромки, грани… Я люблю, не нуждаясь в ответном чувстве…

Уже раздеваясь на ночь спустя пару часов, Полина, вешала на стул платье, когда из кармана выпал некий предмет. Подняв его и разглядев в неярком свете луны из окна, она ахнула от изумления.
На ладони лежала морская раковина с причудливо загнутыми краями…


Конец.

Встреча

Очередной утомительный день закончился, и можно было, наверное, вздохнуть с облегчением, однако, взглянув на неубранную до конца посуду и столовые приборы, Полина обречённо покачала головой. Впрочем, уборка могла подождать, тем более, завтра воскресенье и она, чёрт возьми, всё ещё в отпуске!
Домочадцы все уже спали, и Полина, стараясь не шуметь, пробралась в комнату, включила телевизор и прилегла на диванчик, прихватив с со-бой смартфон. Время было позднее, но сон к ней почему-то не шёл со-всем. В пол-глаза следя за картинкой на экране телевизора, она про-листнула последние новости в соцсетях. Ей было немного смешно от того, что знакомые и друзья поздравляют ЕЁ с днём рождения мужа Игоря. Однако, многие поздравления не могли не радовать молодую женщину своей искренностью, и строчки пожеланий семейного счастья наполняли её некоторым умилением и радостью.
Да, она вполне могла гордиться своим семейным очагом. Были, конечно, и проблемы ( ну куда ж без них?), но в целом всё вполне прилично. Хороший, заботливый муж, замечательные дети, огромный дом, правда, требующий внимательного ухода, да и сама она ни в чём не нуждалась. Почти. Да, женщины редко бывают удовлетворены тем, что имеют. Наверно, это заложено природой, и ничего изменить нельзя. Ну и пусть. Главное, все живы и здоровы.
Отвлекло её небольшое сообщение диктора. Молодой человек с жизне-радостным выражением лица с энтузиазмом рассказывал о необычном природном явлении, которое должно случиться именно сегодня ночью.
—Самый большой звездопад за последние несколько лет! Не пропустите уникальное и красивое зрелище!— вещал он. Далее следовало перечисление регионов, жители которых могли наблюдать звездопад, но Полина его уже не слушала.
Воспоминания трёхмесячной давности нахлынули на неё. Тёплая весен-няя ночь, её собственный день рождения, торт со свечками, поездка на велосипеде, удивительное явление в воздухе, странное подобие шаровой молнии…и непонятный то ли сон, то ли видение, надолго выбившее её из привычной жизненной колеи. И дело, в общем, не в том, что тот тропический остров, привидевшийся ей после происшествия, существовал на самом деле. Только события во сне были настолько реалистичными, что Полина долго ещё не могла найти объяснений того стресса, что она получила.
И сейчас, повинуясь внезапному порыву, Полина стремительно покинула комнату и выбежала во двор. Сарай, в котором стоял велосипед, был открыт. Нет, она не собиралась на очередную прогулку, не сегодня… Пробравшись в дальний угол и подсвечивая себе фонариком смартфона, она достигла высокого шкафа, пылившегося тут невесть сколько времени. На самом верху она нащупала картонную коробку с различным барахлом. Прижав её к груди, Полина выбралась наружу.
Крышка картонки отлетела в сторону, несколько стопок старых бумаг, журналов были приподняты, явив на свет Божий причудливо изогнутую морскую раковину. Увидев её, женщина судорожно вздохнула. Каждый раз, когда она проверяла, на месте ли этот предмет, её охватывало непонятное жгучее чувство любопытства. Непонятно откуда взявшийся предмет, явно взятый из её тогдашнего сна, просто не имел право на существование, чёрт возьми! Однако, вот он, преспокойно лежит на дне старой коробки. Полина так больше и не смогла решиться взять его в руки. Она не верила до сих пор в мистику, параллельные миры и прочую ерунду, но… События теперь уже годичной давности вновь восстали в её памяти.
Тогда тоже творилось нечто непонятное. Её тесть, на весь посёлок знаменитый алкоголик по кличке Упёртый, напившись жидкости для омывания автостёкол, сильно отравился и, поймав глюки, устроил форменный дебош. Хорошо, что особо никто не пострадал, только не-которое имущество. Невероятным образом он очень быстро оклемался и вышел из больницы, продолжив пьянствовать и воровать. Уже тогда Полина, да и муж с детьми замечали сильные изменения в его поведении. Привычные вещи, творимые в пьяном угаре Упёртым, стали носить совершенно другой характер. Никто не мог объяснить, что именно было не так, но Полина каким-то чутьём понимала, что долго продолжаться такое не может, и что-то обязательно случится. Она сильно переживала и за дом и за детей, которые тоже, наверняка, что-то чувствовали. Всё разрешилось неожиданно и… банально. Тесть снова выпил какой-то отравы и умер. Стыдно немного было вспоминать то облегчение, что охватило её после этого, но жить стало, действительно легче. Причём всем.
Положив коробку на место, Полина вышла из сарая и присела на скамеечку возле цветочного куста. Небо сегодня было чистым, звёздным, пахло цветами, травой и влажностью, разлитой в воздухе. Идти в дом не хотелось, и она расслабленно откинулась на спинку скамейки. Смартфон разродился очередным сообщением, и Полина, открыв приложение, принялась читать.
Усталое лето в осеннем пальто.
Его я заметил, а больше – никто.
Брело под дождём, капюшон приподняв.
Усталое лето, и – мимо меня…
Его я догнал и спросил невпопад:
— Усталое лето, а может, назад –
Туда, где каникулы, буйство травы?
Усталое лето вздохнуло: — увы…

Улыбка помимо воли отразилась на лице Полины: очередное послание друга было явно не последним сегодня. Оставалось ждать продолжения. Она слегка поёжилась при этой мысли. Точно так же три месяца назад она сидела и ждала, а потом началось… Нет, она упрямо тряхнула головой, сегодня ничего не случится!
Яркий блестящий росчерк прорезал ночное небо. И не один! Обещанный звездопад вступил в свои права. Он очаровывал, приковывая всё внима-ние, заставляя помимо воли трепетать от присутствия чего-то великого и масштабного. Мысли умчались прочь, в голове зазвучала чарующая мелодия, вызывая мурашки по коже. Хмель давно уже выветрился, но ощущения были, как после принятия хорошей дозы алкоголя. Глядя на падающие метеориты, Полина почувствовала, что именно сегодня должно произойти нечто особенное, такое, которое может завершить давно начатое и до сих пор незаконченное. Не смотря ни на что.
Помотав головой, Полина решила всё же зайти в дом. Вступив на до-рожку, ведущую к крыльцу, она присмотрелась вперёд и замерла.
—Нет, нет! Только не это!—помимо воли вырвалось у неё.
Прямо перед ступеньками крыльца, на уровне её роста, трепетало пятно ночного воздуха. Едва заметные искры, казалось, жили в сгустке пространства, переливаясь несколькими цветами сразу.
Почувствовав слабость в коленках, Полина все же сумела взять себя в руки и повернулась на сто восемьдесят градусов. "Назад, к дороге...к соседям,-- мысли метались, не давая сосредоточиться.--Хватит с меня желаний и их дурацкого исполнения!" Едва сделав пару шагов, она чертыхнулась: впереди маячило такое же пятно дрожащего воздуха, отрезая ей путь к выходу со двора. Чувствуя нарастающую панику, женщина выхватила смартфон и стала набирать какой-то номер. Цифры прыгали перед глазами, мешая сосредоточиться. Одновременно с этим Полина боковым зрением заметила, что оба непонятных пятна стали медленно соединяться, окружая её со всех сторон. Она попыталась глубоко вздохнуть, но из груди вырвался лишь судорожный всхлип. Упрямо тряхнув головой, она всё же сделала отчаянную попытку проскользнуть в исчезающую щель ловушки, и ей это почти удалось. Почти.
В низу живота знакомо ухнуло, но, одновременно с этим, что-то сильно дернуло её за руку, и неведомая сила потянула ничего уже не соображающую Полину куда-то в сторону. Споткнувшись враз ослабевшими ногами о кусок камня на земле, она лишь успела выставить вперед руки, и это спасло её от дополнительных ушибов. Рядом приземлилось невесть откуда взявшееся тело человека. Полина услышала приглушенно восклицание на незнакомом языке, не иначе неожиданный спаситель крепко выругался. Тут силы окончательно оставили женщину, и она была готова вот-вот потерять сознание, как две крепкие, но явно женские, руки поддержали её обмякающее тело.
Незнакомый женский голос всё-таки не дал Полине потерять сознание. Нереальность происходящего давила на мозг, выбивая из привычной обыденности. Однако, природное любопытство, присущее всем женщинам, взяло верх над расшатанными нервами и страхом перед неведомым.
Сев прямо на траву, Полина огляделась вокруг. Вечер входил в привычное русло, поблизости не было никаких аномальных явлений, вроде искрящего воздуха и стремительно летящих по небосводу метеоритов. Повернув голову влево от себя, она обнаружила сидящую женскую фигурку, в которой было так много знакомого. Гостья тоже внимательно смотрела на Полину расширенными от удивления зрачками. Затем изумление сменилось облегчением и радостью, она вдруг вскочила на ноги и быстро заговорила на незнакомом языке, помогая себе яростными жестами.
Пепельно светлые волосы незнакомки, её серо-голубые глаза, до боли знакомая фигура, одетая в некое подобие сарафана, живо напомнили Полине, где и когда она могла видеть её. Именно в этом образе и теле она пережила, как ей казалось во сне, те невероятные приключения на злосчастном тропическом острове. Невероятно, но факт! Неожидан-ная мысль посетила Полину в следующее мгновение: сейчас ведь тоже происходящее могло быть сном. Что ж, давайте продолжим эту игру, затеянную неведомым автором…
С удивившей её саму бесшабашностью, Полина прекратила словесные излияние гостьи одной вопросительной фразой:
—Баронесса де Лоран?
Похожие друг на друга как две капли воды молодые женщины сидели в беседке возле дома. Та, которую Полина знала под именем Паулина де Лоран, с нескрываемым любопытством рассматривала хозяйку дома. Языковой барьер был пройден после того, как выяснилось, что у баро-нессы мама родом из России. Полине непривычно было смотреть на лицо титулованной иностранки, прибывшей невесть каким образом то ли из её сна, то ли из другого параллельного мира. Баронеса довольно сносно говорила на русском языке и, не переставая, сыпала вопросами, перемежая их короткими рассказами о своих приключениях.
Оказывается, после памятной встречи с призраком Паулины там, на берегу острова в ту роковую ночь звездопада, баронесса оказалась в совершенно незнакомом месте, ничем не напоминающее ни тропики, ни Европу.
--Ты представляешь, ни одного знакомого лица, люди одеты бог знает во что, кругом шум, странные машины, мчащиеся по дорогам, каждая из которых шире любой известной мне по всей Европе!
Баронесса обращалась к Полине, как будто они были знакомы много лет или являлись лучшими подругами с детства. Впрочем, ощущение подобного родства было и у неё самой. Сестра, не сестра, а вот то, что Паулина вполне могла быть её дальним предком, это можно было рассматривать, как вариант. Фантастический конечно, но всё же... Полина не была любительницей художественной литературы, описывающей перемещения во времени и параллельные миры, но! Если это всё-таки сон, то почему бы не расслабиться и не посмотреть, что же будет дальше?
—Мне, в общем-то, повезло,--призналась баронесса.—Меня, трясущуюся от страха, сразу забрали в некое подобие полицейского участка. Там продержали несколько часов и постоянно задавали кучу вопросов, на которые я не могла дать ответа. Нет, могла, конечно. Но мне казалось всё произошедшее дурным сном, и правда прозвучала бы, словно я сошла с ума.
—А у меня и сейчас такое ощущение,--вполголоса призналась Полина.
—Мне доктор всё объяснил,--«успокоила» её Паулина.
Заметив недоумённый взгляд хозяйки дома, баронесса торопливо про-должила:
—Увидев мою растерянность, полицейские вызвали доктора. Тот вни-мательно осмотрел меня и каким-то образом сумел разговорить. Ты не поверишь, я узнала от него, что существует множество миров, похожих и непохожих друг на друга! И я попала в один из таких. Учёные их мира подробно изучают феномен перемещения, но понять и подчинить себе механизм путешествий оказалось невозможным. Я мало что понимала из его слов, только то, что помочь мне вернуться домой они н е могут.
Глаза Паулины резко повлажнели, но она сумела взять себя в руки и упрямо продолжила:
—Но надежда всегда есть. Так говорил тот доктор. И через несколько месяцев он нашёл способ, который мог бы помочь мне вернуться…
Баронесса замолчала. Видно было, что её терзали сомнения, словно она не знала, стоило ли продолжать разговор. Полина не решилась нарушить молчание, понимая, как тяжело сейчас Паулине. Наконец, хозяйка дома встала с места, жестом успокоив собеседницу.
—Я приготовлю чаю. Хочешь?
Та машинально кивнула, не отвлекаясь от своих дум. Полина пробралась в дом, ступая как можно тише. Не хватало ещё разбудить кого-нибудь из домочадцев. Мельком взглянув на часы, она удивилась наступившей глубокой ночи. Спать совершенно не хотелось. Неудивительно, какой там сон! Ведь невозможно хотеть спать во сне, так?
Горячий напиток привёл баронессу в чувство. Правда она слегка помор-щилась, распробовав чай. Полине вдруг стало немного стыдно за каче-ство напитка. Да, это вам не индийский или цейлонский конца 19 века! Гостья промолчала по этому поводу и перевела разговор на другую те-му.
—У тебя ведь есть дети? Муж?
Полина стала рассказывать про день рождения Игоря, про детей, по странному стечению обстоятельств имеющих имена, похожие на имена детей баронессы. Потом рассказ плавно перетёк к событиям трёхмесячной давности. Слушая Полину, про её приключения, баронесса согласно кивала, словно что-то в рассказе сходилось с её собственными соображениями.
—Думаю, всё, что с тобой происходило—неспроста.—Паулина внима-тельно посмотрела на хозяйку дома.
Полина поразилась, насколько та спокойна и выдержанна. Как бы она сама повела себя в такой ситуации? Не покидало ощущение чего-то тревожного, как-будто всё происходящее—не сон, а пугающая и непо-нятная явь. И от этого становилось жутковато. Баронесса, видимо, заметила тревогу в глазах Полины.
—У нас мало времени. Перемещение возможно только при определённых обстоятельствах,-- она оглядела ночное небо и констатировала:--звездопад—как раз идеально подходит. Именно поэтому я сейчас и здесь. Но это ещё не всё.
Паулина замолчала, словно не решаясь говорить дальше. Полина, под-давшись неожиданному наитию, внезапно спросила:
—Но это—не единственное условие, так?
—Верно,--согласный кивок,--не единственное…Вспомни, пожалуйста, что ты делала перед моим появлением. С точностью до минуты. Это очень важно!
Полина ненадолго призадумалась. И прошлый раз и сегодня совпадал только звездопад и день рождения. А что делала? Она пожала плечами. Волнение баронессы передалось и ей, она судорожно перебирала все свои передвижения по дому и двору, и тут…
—Ракушка!—с трудом подавила она крик.
Торопливо объяснив, в чём дело, Полина призналась:
—Я, если честно, не решалась взять её в руки. Боялась, что ли? Не знаю.
Внезапная мысль яркой вспышкой озарила её.
—Неужели…если бы я не спрятала раковину, ты могла появиться здесь раньше?
Не дав баронессе сказать ни слова, она метнулась к сараю. Через мину-ту красивая злополучная ракушка легла в руки Паулины. Она долго рас-сматривала её, поворачивая и так и эдак, приложила к уху и даже понюхала.
—Это она,--уверенно сказала она.—Я нашла её на берегу, и это не слу-чайность. Портал,--вспомнила она мудрёное слово, сказанное её неве-домым доктором из другого мира. Всё теперь сходится. Я могу вернуться домой!
Полину охватило сомнение.
—Ты уверена? И как это сделать?
—Ждать,--сказала та.—Должно открыться окно , и я уйду.
Отчаянный тон, с которым баронесса это произнесла, не убедил Поли-ну. Она собиралась что-то возразить, но та вдруг резко указала рукой в сторону:
—Смотри!
Зловещее пятно дрожащего воздуха бесшумно выросло прямо за спиной хозяйки дома. Полина инстинктивно отпрянула в сторону, едва не сбив с ног баронессу. Та отстранила её рукой и крепко сжала в кулаке ракушку.
—Постой,-- отчаянно крикнула Полина,-- допустим, ты вернёшься. Но куда? Назад, на остров? Что тебя там ждёт? Ты же там совершенно одна, без детей, мужа, друзей, в конце концов! Готова прожить там ещё неведомо сколько времени?
—Я должна успеть привлечь внимание корабля, -спокойно произнесла Паулина,-- Мне было сказано, что я должна это сделать, и точка. Только так я обрету то, что ищу в своей жизни. И я верю в это! Прощай!
Не совсем понимая, что творит, Полина сделала шаг к баронессе, лю-бым способом собираясь помешать ей, но была остановлена вопросом:
—А ты готова пойти со мной, или тебе всё ещё кажется, будто это сон? Ты счастлива здесь, и твоё место в этом мире. А мой мир там! И я буду либо счастлива, либо несчастна, но там! Понимаешь? Спасибо тебе, моё отражение, мне пора!
Пятно портала расширилось, и приблизилось к баронессе. Полина от-ступила, на всякий случай назад, наблюдая, как та шагнула вперёд. В последний момент Паулина обернулась и с улыбкой проговорила:
—Может быть, ты забудешь всё, что произошло сегодня, я не знаю. Но всё равно, я рада, что мы познакомились!
С этими словами она исчезла за вратами, а Полина удивилась резко наступившей тишине. Осознав который сейчас час, она чуть ли не бе-гом поспешила в дом. Вряд ли удастся заснуть после таких приключе-ний, но усталость навалилась с невероятной силой, и женщина провалилась в сон, едва коснувшись подушки. Совсем, как тогда…

* * *

Старший помощник капитана корабля стремительно вбежал на мо-стик. Судя по его взволнованному лицу, появились новости.
—Капитан, мы нашли её!
Строго посмотрев на подчинённого, командир судна отчеканил:
—Потрудитесь объяснить, что произошло, и что означает ваше вол-нение!
—Виноват, мой капитан,--ничуть не смутился молодой старпом.—После суток курсирования вдоль побережья острова, мы, точнее я за-метил признаки дыма. Кто-то явно пытался привлечь наше внимание, сэр.
—А с чего вы взяли, что это была именно баронесса?—скепсис так и сквозил в голосе капитана.—Вы считаете, она могла выжить и про-жить здесь несколько месяцев в одиночестве? Обломки потерпевшего крушение судна обнаружились довольно далеко от берега, и, если бы не прямой приказ Его Величества полностью удостовериться в потере корабля и его пассажиров, нас здесь не было бы.
—Извольте сами взглянуть, сэр!
Взяв протянутый бинокль, командир корабля вышел на палубу, и, следуя совету помощника, направил его в нужную сторону.
—Да, --спустя несколько минут задумчиво произнёс он,--невероятное везение. Эта сильная женщина не только выжила, но и теперь получит полное прощение, дарованное ей королём в честь праздника. Помощник, слушайте мою команду! Спустить шлюпки на воду, подготовьте всё к высадке на берег. Я лично должен засвидетельствовать баронессе своё почтение и вручить ей грамоту Его Величества!
Лёгкие волны тихо шуршали, облизывая белоснежный песок пляжа. Вода практически доставала до босых ног баронессы, а она расширенными глазами смотрела на приближающуюся к пляжу шлюпку с высоким человеком на борту. Когда до берега оставалось несколько метров, она увидела, как человек на носу шлюпки начал приветственно махать ей рукой, с зажатой в ней какой-то бумагой.
Подступившие было слёзы, удалось подавить огромным усилием воли. Не хватало ещё предстать перед королевским капитаном в неподоба-ющем виде! А то, что она была, мягко говоря, странно одета, ничуть не смущало молодую баронессу. Потому что в один прекрасный момент она поняла, что капитан повторял одно лишь слово, всё также размахивая рукой:
—СВОБОДА!

* * *

Утро выдалось солнечным и тёплым. Хотя, какое утро? Глянув на часы, Полина с удивлением обнаружила, что проспала почти до полудня. Наверное, домочадцы давно уже проснулись и позавтракали, не решившись её разбудить. Ну и пусть! После обильного праздничного стола должно много чего остаться, и, почувствовав нарастающий голод, она поспешила встать с постели.
Машинально взяв в руки телефон, Полина увидела пропущенное сообщение. Мысль о еде отошла на второй план. Открыв приложение, Полина пробежала глазами очередное творение друга. Закончив чтение, она несколько минут помедлила, затем всё же решила как всегда «подумать об этом потом», и отправилась на кухню, откуда уже слышались голоса детей и мужа.

Пророчат осени приход и выстрел в отдаленье,
И птицы взлет среди болот, и вереска цветенье,
И рожь, бегущая волной, — предвестье урожая,
И лес ночной, где под луной я о тебе скучаю.
У каждого обычай свой, свой путь, свои стремленья.
Один живет с большой семьей, другой — в уединенье.
А ведь такой кругом покой, стрижей кружится стая.
И нива никнет за рекой зелёно-золотая.
Давай пойдем бродить вдвоем и насладимся вволю
Красой плодов в глуши садов и спелой рожью в поле.
Так хорошо идти-брести по скошенному лугу
И встретить месяц на пути, тесней прильнув друг к другу,
Как дождь весной — листве лесной, как осень — урожаю,
Так мне нужна лишь ты одна, подруга дорогая!

Конец.









Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 07.12.2018 Роман Мелехин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2433395

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1