зе енд


в школе которую закрыли
тяжесть была конешно от родтелей обратным моим
вокруг меня выросли лучшй музыкант города известный художник московский артист
ни до ни после ни в другой школе
а тут в этой
так вот когда вся эта шатабратия приходила ко мне то есть к дедам
и слышали скрипку виолончель фортепиано и романсы
и полуголодающие пенсионеры угощали их не только садом
они поражались звуку словам говру историям текстам

а я думал что с ними будет
если я им расскажу что
что слушать предпочитаю композиторов барокко и генделя
а ранним авангардным шестоковичем
созерцая тициана из журнала огонёк

было две школы у завода кирова
первая где я это были рабочие слободки
но что это за завод и почему там были поселки крым
и улицы севастопольская
для шпионов
да все торпеды в балаклаву и ракеты были оттуда
преодически цеха взрывались унося немало жизней
отлетевших телами на сотни метров
на свалках по которым мы шатались 
набиралось килограммы бумажного прекселина например
что делало жизнь смертельно-незабываемой

и шли работать туда люди с прошлым
сидевшие да алкаши
да тем кому бы не высовываться

в каком-то смысле нашим бы тоже
и потомков там хватало и интеллигентных родов
но школа вторая 
с галстуками и английским со 2 класса была для меня скучна
порой я оторваться не мог разговорив какого-нибудь боатана
но он мог уступать просто хулиганскому пареьку пишущему в стол
тоесть талант гениальность и тп тут не коррелировали
а вот место в будущем да
и мне было обидно  за этих своих пацанов

но я уже жил в темной среде
и сохранил уважение к продавщицам
как высшиму проявлению артистизма с математическим читай уклоном

и дура блонди из-за прилавка пол жизни была для моих чресел интреснее любой невероятной поэтессы ученого и тп
а хотьи щас
правда
честно говоря
самые красивые женщины не задерживались об меня
хоть и хотела
а вот кандидаты наук и тп это 70 процентов тех с кем я спал
но это их выбор
и сто процев с км я спал долго и упорно
с повышенным интеллектом

тут зацепка глазами
в тех же районах царили пустые глаза
и я начал эту тему
вспоминая школьную строчку

я единственный кто тебя видит
и уже тем цене для той кого все считают травой 

явспоминаю как мы подходили к окнам смотрящим на бараки и сартиры
и видели взрывы
и каждый не хотел думать что погибли его близские






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 07.12.2018 АНДРЕЙ ЧУКАШИН
Свидетельство о публикации: izba-2018-2432966

Рубрика произведения: Поэзия -> Белый и вольный стих











1