Искра загасившая Пламя





Приветствую сайт. Я публикуюсь у вас впервые -- хотя уже давно известен и признан на многих сайтах и форумах. Надеюсь и здесь пустить свои корешки. Начну свою здешнюю "жизнь" с не самого радужного произведения -- которое, впрочем, считаю лучшим из своего творчества. Повесть с двумя иллюстрациями.


 Жестокая, слегка психоделичная восточная сказка. Ехидная, а в чём-то и философская. Не лишённая некой кавайности. Переосмысление извечного сюжета "красавица и чудовище" с не самым счастливым финалом. Действие происходит в моём вымышленном мире, имё его СуллинАр. Первая часть рассказа -- сама сказка. Вторая часть -- описание её далеко-идущих последствий, и того как она изменила всю тамошнюю историю. Вторая вряд-ли будет интересна читателям не знакомым с моим вымышленным миром -- но, а вдруг?

("портрет" главной героини)


Речь у нас пойдёт о далёком-далёком "азиатском" мире, и о хитрейшей девоньке-принцесске Слей-АдИрр -- которая внесла в его историю свой вклад, надолго изменив многое. В лучшую или в худшую сторону -- судить сложно. Ибо История дама капризная. Но можно с уверенностью сказать вот что: Слей-Адирр была личностью неоднозначной -- но однозначно выдающейся! Хитрее и смелее всех. Имё её переводится с языка кузУни как "красивая Искра". Она жила во времена третьей кузунийской Династии -- Луев (золотых). То была эпоха давняя: эпическая и жестокая, хитрая и наивная, и по своему жизнерадостная -- ведь планета СуллинАр ещё оставалась молодой и плодородной, а человеческие народы ещё не познали тысячелетней усталости.

Но уже в те былинные времена кузуни являлись одним из самых многочисленных народов планеты. Они построили довольно развитую аграрную цивилизацию. И изобрели множество традиций, обрядов, и ритуалов. Народец они -- всю свою историю -- в основном крестьянский, но уже тогда у них имелись не только деревни и селения, а и весьма большие укреплённые города. И даже своя государственность: держава их называлась просто: "Большая Мама". Грунты на диво плодородные, других ресурсов тоже много: ешь-пей. Но не могла страна назваться ни раем, ни идиллией, ни утопией. Там -- как и на Земле -- присутствовали и болезни и жестокость и смерть. Тем более что общество уже имело довольно развитую иерархию -- и уделом большинства населения был тяжкий труд. Впрочем... Адом или анти-утопией та страна тоже не была.

Не смотря на многочисленность Кузуни, другие племена называли их не народом, а народцем -- за невысокий рост и любовь к сытной еде. Те не переживали по этому поводу -- относились философски.

Главная проблема была в другом!

В общем, тогда южные кузуни не желали подчиняться своим более продвинутым соседям -- кузуни северным. В принципе оба народа -- родственники. Северные произошли от мирного знахаря ВуншилАя, Парня с Флейтой, владеющего языком змей и птиц. А южные -- от его старшего братца МашаймАра, парня с Булавой -- крутого мордоворота. Разумеется, южане были горделивее северян. А также прожорливее, честнее, грубее -- и в целом глупее. Народы-родичи слишком отличались чтоб дружить -- и были слишком похожи чтоб оставаться равнодушными. Мир СуллинАр казался тесным. Всё больше и больше набухал вопрос: "так кто ж главнее?" Принцесска Искра была из северян.

Одна война уже произошла -- и там погиб дядя Искры: родной брат её мамаши. Служил сотником "зелёных псов" -- легковооружённой пехоты. Попал с сотней в засаду, и сдался в плен. Сдался элитным южным супер-бойцам -- "Святым Мясникам" -- невероятно тренированным, вооружённым до зубов. Про их удаль ходили легенды. И "святые" отсекли пленному голову. И ещё десятерым пленным "псам". И сообщили врагам-северянам о том. Да и вообще крови пролилось очень много.

Хотя родственные народы официально "помирились" -- и каждый объявил о своей "победе" -- новая война была лишь вопросом времени. Ресурсы южан -- на исходе. Северу тоже пришлось несладко. Но первые упорно не желали подчинятся и грезили о чудесном реванше, вторые -- не могли простить обид. Все готовились к новым лютым сражениям. "В воздухе пахло грозой".

Южанами правил верховный жрец АнрУ-КеваншУр (приблизительный перевод: "огонь, устрашай!") Мрачный и угрюмый сорокалетний тип. Он однажды уничтожил сразу четверых послов северян -- что и послужило поводом к минувшему великому кровопролитию. Ведь он приказал их схватить, казнить, сварить -- и лично съел.

Северянами же правил тихий, хитрый и толстый рыжий царь: Алуй-Ялун (золотое чудо). Так вот у него была дочка -- шестнадцатилетняя Красивая Искра, о которой и идёт речь. Она и придумала как свергнуть Грозного Огня без войн и революций. И папаша одобрил её план =) И благословил её. Искре тогда было шестнадцать лет.

Девонька знала, что южными кузуни заправляли приезжие смуглые купцы-ханаАрцы)) Которых многие не любили. Ханаарцем по маме являлся и сам Грозный Огонь. Потому его положение было шатким -- немало тех кто поддерживал , но куда больше тех, кто желал сковырнуть. К тому же недавно Грозный Владыка лишился своей едва-ль не единственной настоящей опоры: в бешеном бою со степняками -- бою завершившемся разгромом степняков -- пал Командор Святых Мясников. Пал сражённый степной стрелой в кадык.

"Юг -- огромное дерево трухлое изнутри. Потому не нужно размахивать топором: достаточно нанести один быстрый меткий удар -- и держава южных кузуни падёт к ногам северян".

И вот -- девонька явилась к Анр-Кеваншуру. Осенённая утренними лучами, ступила на узорчатые ковры, предстала пред Троном. Отвесила вежливый поклон. Сказала, что у неё есть к Владыке просьба. Тот, безнадёжно устав от дворцовых интриг, от разрухи в стране, от набегов пиратов и степняков-кочевников, от своих хронических болезней и психических расстройств, ответил, что плевать хотел на просьбы "северной самодовольной глупышки" и не исполнит ни одну из них. Более того -- заявил, что сейчас прикажет её казнить, а затем сварит и съест. Девонька же явила необычайное самообладание -- ласково-жестоко улыбнулась, и попросила Кеваншура её казнить и съесть.

Тот изумился!

Заинтересовался. Признал находчивость и смелость гостьи. Шумно вздохнул. Спросил чего-же она хочет на самом деле. И оба удалились в изолированную каменную келью -- для переговоров. Заперлись, выгнав всех слуг. 

Девонька посмотрела угрюмому Владыке в глаза, и сказала что она великая шаманка -- способна сделать Его полностью счастливым. В доказательство своих слов взяла уголёк из горящего очага -- и проглотила. Икнула тремя радужными пузырями -- только и всего. "Я сильна". Пусть только Кеваншур подпишет своей кровью священный Договор. Пускай передаст Трон своему младшему сынку -- в обход старшего. За это Искра отблагодарит -- сделает Владыку совершенно беззаботным, совершенно здоровым, праздным. Он будет жить в сытости и простоте, под опекой Искры -- и доживёт до более глубокой старости чем доживал кто-либо из кузуни. И оставит после себя тысячу сыновей. И добавила Девонька, прищурив глаз: "ты небезосновательно кусаешь губы, Владыка. Разумеется на тебя посыплются обвинения в предательстве. Посыплется грязная ругань, прекрасные обличительные стихи, угрозы, ядовитые шутки, проклёны. Сам понимаешь. Но! Можешь мне поверить: ничто из этого не ужалит тебя. Ведь ты станешь Чистым и Свободным. Будешь просто безмятежно отдыхать. Всю оставшуюся жизнь -- до глубокой старости. Так что решай". Угрюмый зажмурился -- и тяжко вздохнул. Сказал, что не верит. Хотя хотел бы. Тогда Искра снова ласково-жестоко улыбнулась -- "ежели не смогу НЕМЕДЛЕННО выполнить мои обещания -- казни меня и съешь".

Анру-Кеваншур пожал плечами. "Что я теряю?" -- вслух сказал он. "Ну казню эту психопатку -- пускай знает как Владык дразнить и обманывать. Одной больше -- одной меньше. Но надо всё же убедиться что её болтовня -- безумная ложь". Решил. Подписал Договор своей кровушкой. И Девонька сорвала с Владыки жреческую шапку, поцеловала в лоб. Превратив в Синекрыла Обыкновенного -- по сути, в стрекозу. Договор подписанный Монаршей кровью прошёл проверку Южным Священным Пламенем: оно не испепелило документ, наоборот -- охладило его. И шокированные южане -- после жарких споров -- склонили головы.

Их новым Владыкой стал младший сынок Кеваншура, которого Искра взяла в мужья -- объединив династическим браком две великие страны. Старший Сын поднял было "восстание" -- но быстро потерпел крах. И "сел" на золотой кол. Рядом -- на аналогичный кол -- ′села′ его жёнушка: жирная ханаарская ′воительница′. Которая так и не смогла исполнить свою публичную угрозу -- не смогла ′лично вырвать Искре её лживый язык′. И теперь вот победительница подошла к побеждённой -- и показала ей (агонизирующей на колу) этот самый язык. Прямо в лицо. Толстуха зарыдала -- и столь необъятно было её горе, столь жгуча и невыносима бессильная ненависть, что разрыдалась она не слезами. А плавленым свинцом. И шокировано загудела бесчисленная толпа. Ведь дело было на главной площади южной Столицы -- на глазах у десятков тысяч собравшихся жителей, всех слоёв населения. Торжественный митинг. Искра ласково-жестоко улыбнулась. Извлекла из ножен свой меч -- и двумя ловкими взмахами отсекла головы горе-воительнице и её муженьку. Затем слизала с клинка кровь. И подняла его к небесам, звонко прокричав: ′Радуйтесь, славные потомки МашаймАра! Теперь вы свободны, и я в ответе за вас′. И десятки тысяч южных кузуни вскинули к небу кулаки, прозвучал мощный многоголосый торжествующий клич: ′Правь и здравствуй, Негасимая Искра!′

Загрохотали Хатта-Мааты -- тяжелые кожаные барабаны. Зазвенели гонги, мелодичными голосами запели флейты. Сияло майское солнце: мягко, но мощно -- плыл рассвет. Искра вложила меч обратно в ножны. И, улыбаясь, сняла очки -- вытерла с глаз слёзы счастья. Тихо проговорила: "Победа. Теперь я -- повелительница". И снова надела очки.

****

Ханаарцы были изгнаны, у них отобрали бесчисленные ворованные драгоценности, всем побрили кудрявые головы, хотя кроме Толстухи не казнили никого. Искра и её муж были коронованы как новые Владыки Объединённой Империи -- державы ВСЕХ кузуни. Рыжик Алуй-Ялун -- толстый хитрый папа Искры -- стал верховным советником, и провёл важные реформы, вывел страну к стабильности и миру. Пираты были заманены в ловушку и наголову разбиты, племена степняков -- стравлены друг с другом и отброшены. Строились дороги, крепости, каналы, дамбы, амбары, склады. Триумф.

Угрюмый же дожил до Трёх Месяцев -- рекордный возраст для синекрылой стрекозы. Таким образом, он -- как и обещала шаманка -- умер более старым, чем кто либо из кузУни. Все 90 дней своей новой жизни провёл совершенно беззаботно, в здоровье, в сытости, в простоте и чистоте, в специальной золотой клетке, не зная тревог. Под опекой Искры -- которая каждый день пела ему песенки, и кормила с руки. А главное -- он был действительно счастлив. Ведь стрекозы лишены разума! И ни грязная ругань, ни прекрасные обличительные стихи, ни угрозы, ни ядовитые шутки, ни проклёны -- ничто из этого не беспокоило его. Ибо стал чистым: как пустота, как лучистый взгляд умалишённого, как руки не знающие труда. И совершенно свободным: от страха, стыда и угрызений совести. Просто безмятежно отдыхал. И оставил после себя тысячу насекомых-сыновей -- от самок стрекоз, которых подыскала Искра. И был убит во сне. Девонька оторвала ему голову. Ведь не обещала, что тот умрёт сам. С останками обошлась жестоко -- не дала их похоронить по-людски: в гробнице, с обрядами и песнопениями. Иссушила на Южном Священном Пламени -- и стёрла в порошок. Который насыпала в крепкий горячий чай -- и выпила. Так были отомщены казнённые и съеденные послы.

Но Искра на этом не остановилась. Она решила окончательно уничтожить побеждённого врага -- уничтожить морально. У Кузуни с давних-давних пор принят обычай: каждый полноправный подданный носит металлический именной медальон. Священный. С запечатанными в него несколькими ногтями и прядью волос владельца. Считается, что после его смерти в том медальоне сохраняется его достоинство, искорки души. У кузуни даже есть поговорка: ′храни как свой именной медальон′. И вот -- Искра взяла медальон убитого ею КеваншУра. И жерновами стёрла в пыль. Которую закатала в шарик из чёрного воска. И выбросила в клозет. "За дядю" -- сказала девонька.

При этом её сопровождали два Купленных ею южных жреца. И вот -- они вышли на дворцовый балкон -- к народу, ибо загодя собрался новый торжественный митинг. Два продажных жреца зычно поприветствовали бесчисленный люд -- и зычно поведали, как Искра окончательно расправилась с жертвой: как истребила его достоинство и честь. Из десяток тысяч глоток вырвался троекратный боевой клич: ′КумАй! КумАй! КумАй!′

***
"Святые Мясники" тоже быстро узнали о чудовищном финале своего Великолепного Господина. Обрушились в дикий шок. Разразились многоэтажными матами. Ведь всё что произошло с Владыкой, произошло с Его согласия... Более того: Его по сути даже никто не обманул! Договор цел. Искра снова швырнула священный документ в южное Пламя -- предварительно окунув в спирт -- а документу хоть бы что. И видели то представители знати и народа -- и рассказали всем. И смертный ужас объял всех противодействующих. "Не могло такого произойти. Чтоб соплячка-чужеземка купила Честь нашего Жреца за три месяца тихой сытой жизни -- никого не обманув? Благие боги погибли! Мир сошёл с ума". Даже "мясники" не выдержали -- все до единого покончили с собой. Своими ритуальными ножами попротыкали себе кадыки. Пролили последнюю в своей жизни кровь. Да и сотни других шокированных южан тоже порешили себя.

"На это я и рассчитывала" -- произнесла Искра, узнав новости. -- "КумАй".

***

Итак, грозный АнрУ-КеваншУр был низвергнут, повергнут, добит, обесчещен, и стёрт в пыль.

Но. Его потомки прожили ещё тысячи лет. Ведь, как уже было сказано, Хитрейшая взяла в мужья его отпрыска. У них родились сын и две дочки. Сын -- Алуй-Акор ("золотой витязь") стал величайшим императором в истории объединённых кузуни! Реформатором религии, реформатором всей страны. Старшая дочка Искры -- Девонька с Кувалдой -- стала мастером рукопашного боя -- и в приграничных стычках со степняками расколола множество черепов. Её потомком был муж прибывшей из-за моря Благороднейшей Принцессы (которую звали Риши), а чрез того мужа -- спустя эпохи -- и Белый Вол, мощнейший дервиш в истории кузуни. А вот младшая дочка Искры стала выдающейся шаманкой, и певицей-поэтессой, аккомпанирующей себе на ксилофоне. И говорили многие что: "её голос и её музыка плавны и прекрасны, и при том глубоки, полны энергии". И что "они куда сильнее и внушительнее, чем кувалда вышибающая мозги". Тексты же её песен: "нередко содержат больше смысла чем болтовня иных мыслителей".

***

П.С. Искра однажды призналась что на "подвиг" по объединению кузуни её вдохновил явившийся во сне Рыжий Кот. Которого она определила как Посланника Судьбы. Причём Кот не объяснял девоньке Что Именно она должна сделать. Просто помог ей поверить в себя -- сказав, что она способна придумать гениальный план. И девонька таки придумала его. Сама. А вот шаманские силы она унаследовала от своей мамаши -- которая являлась потомком ′индейских′ племён баАтов, и потомком степняков. Корни рода простирались в дремучие глубины -- и питались от страшных сил.
Но. Хотя Искра являлась шаманкой, в роду её мамы "сверх-способности" передавались только по женской линии -- потому дядя девоньки их не имел. Да и оснащён был как типичный "зелёный пёс" -- северно-кузунийский лёгкий пехотинец тех времён. Защищён кожаным шлемом и круглым плетеным щитом, вооружён боевым серпом и метательными дротиками. Ну, правда, будучи командиром, имел ещё и кожаную кирасу (и зелёный шарф). Бронированные "Святые Мясники" отрубили ему голову огромным мечом. И швырнули северным бойцам -- в мешке из крашеных зелёных собачьих шкур, "с добрыми пожеланиями". Так что Искре было за что мстить.

****
Анру-Кеваншур со своим Скипетром))


       

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
(думаю это чтиво может быть интересно в основном фанам -- которые хорошо знают мир СуллинАр. А вот людям не знакомым с сим вымышленным миром будет сложновато понять что к чему. К тому же тут нехронологическое повествование. Но мне самому -- нравится. Быть может понравится кому-нить ещё)


Алуй-Ялун (золотое чудо) прославился как Хитрейший государь в истории кузуни. Кстати, многие говорили -- и сложили песни -- что изощрённость он унаследовал от своей мамаши, невероятно богатой кузунийской купчихи, которая собственной деловитостью сколотила состояние, знала в людях толк. А вот по мужской линии Ялун имел весьма благородное происхождение: был правнуком основателя Династии -- которого звали Алуй-АдсО (золотой плод).

Как бы то ни было, свою изощрённость Ялун-Чудо передал родной дочке -- Искре. Но всё же, кроме купеческих, в жилах Девоньки текла также и монаршая (да и шаманская) кровь. Её сын -- от младшего отпрыска Угрюмого Кеваншура -- вошёл в историю как величайший император в истории объединённых Кузуни. Алуй-Акор (золотой витязь). Он провёл грандиозную религиозную реформу. Привёз из заморской Страны Водопадов новую веру (нечто вроде Зороастризма), и насадил огнём и мечом. Но кузуни ребятки не промах. Они приспособили Зороастризм к своей культуре, к своим традициям, по сути превратив его в новую -- теперь уже свою -- религию. Десятый потомок Акора -- император Алуй-Ватшилл (золотой уж) узаконил все эти изменения официально. Он стал последним из династии Луев. Умер не оставив сыновей, а другие возможные наследники мужского пола погибли от эпидемии Белой Чумы. И говорили многие, что то сработало Проклятие. Казнь Неверных -- насланная жрецами ("мобедами") заморской Страны Водопадов на "исказителей" и "отступников". Но внучка Алуй-Ватшилла -- дочка его дочки -- выжила. И её взял в мужья Атай-Силл (серебренная птица) основатель новой Династии: Атаев (серебренных). Таким образом род Луев не угас насовсем -- их потомки продолжали жить и спустя эпохи и тысячелетия.

Потомком внучки Ужа-Ватшилла -- и Серебренных Владык -- считал себя харизматичный авантюрист МаравАн. Персонаж романа "Люди и Тени", служивший разведке технократов, и выкравший для них принцесску Найпу (главную героиню). И чванился он своими генами -- и приводил доказательства из родовых списков своего семейства. Таким образом и в нём текла кровь Искры. И кровь её жертвы -- АнрУ-КеваншУра! И вот -- великий пророк Зираин однажды пафосно заявил, что именно от Искры Мараван унаследовал Дар Гипноза. А от Угрюмого Кеваншура -- глупость. "Увы!"

*****

Южный священный Огонь был получен следующим образом. Праотцом Кузуни -- и человеком получившим верховное чудодейственное Пламя -- был знахарь Вуншилай. Спокойный и умный. Парень взял Пламя от горящего дуба -- который зажгла Синяя Молния: "даже не длань богов, но Длань самой Судьбы". Всё это реально помогло клану выживать. А у знахаря ж был старший брат -- обаятельный мордоворот МашаймАр. Огромный крутой и добрый. Сын Машаймара -- задира ГашаймАр -- влюбился по уши в дочку знахаря-Вуншилая. В собственную двоюродную сестру. И причём взаимно! Но знахарь-Вуншилай запретил их брак -- послушавшись свою маму Золотую Ворону. Которой не нравился дюже боевитый характер жениха. Мордоворот Машаймар к тому времени уже погиб -- пал защитив клан от гигантской многоножки -- и не мог ничего решать. В общем боевитый Гашаймар "не ударил рожей в грязь": похитил девоньку, и -- с двумя десятками родичей и дружков -- бежал на Юг. Угнал с собой множество голов скота. И прихватил пару горящих угольков с Верховного Пламени. После многих дней странствий увидел чудо -- средь ясной ночи Красная Молния ударила в кипарис -- и не навредила ему. Парень заявил что место отмечено богами. "Да и окрестные земли на диво сытные. Здесь и начнём-ка новую жизнь". Парень срубил молодое пощажённое Молнией деревце -- а на его месте возвёл Крытый Алтарь. Где и "поселил" украденное Пламя. Которое со временем "оделось" в роскошный Храм Великолепия. И стало главной святыней расплодившихся южных кузУни. Которые постепенно разгромили и завоевали окрестные племена.

Но Южане не уберегли Светоч в чистоте.

Отец Угрюмого Кеваншура -- тоже верховный Жрец -- сжёг на нём двоих своих юных дочек-близняшек -- дабы спасти страну от засухи. И это не помогло. Тогда Жрец обратился за помощью к ханаарцам -- решив, что засилье иноземцев всё же лучше чем голод, грозивший его стране. Но Кеваншур -- который приходился близняшкам родным братом -- ужаснулся от жертвоприношения. Ведь любил девонек -- а они его так вообще обожали. Жуткое сожжение довело шестнадцатилетнего паренька до обморока -- ведь лично присутствовал там. И говорили многие, что с тех пор он и "треснул изнутри" -- стал странным, мрачным и злым.

*****

Великий император Алуй-Акор (золотой витязь) приказал залить Южное Пламя ослиной мочой -- как запятнанное людской кровью, осквернённое и опороченное. Так и сделали. Храм Великолепия же переделали в Оружейный Арсенал. С тех пор главной святыней ВСЕХ кузуни стало Верховное Священное Пламя. Горевшее в Храме Жизни, в северном ЛаашИне -- столице объединённой Империи. Городе который основал мирный Вуншилай.

*****

Надо отметить что братья Вуншилай и Машаймар всю жизнь прожили хорошими друзьями. Не без скандалов конечно -- но куда ж без них? Семь дочерей Машаймара вышли замуж за семерых сыновей Вуншилая -- и положили начало Семи Сословиям северных кузуни: крестьянам, ремесленникам, торговцам, поэтам (творческой интеллигенции), мастерам (технической интеллигенции), воинам, и жречеству (духовенству). Последнее было со временем упразднено и заменено Дервишами. Искра же -- как и вся династия Луев -- происходила из Сословия Воинов.

*****

Южные Кузуни не сохранили свою самобытность -- подчинились своим сородичам, хлынувшим с Севера. Которые заняли большинство руководящих должностей. Мало того -- со временем во многих южных княжествах снова расселились (пользуясь официальным Имперским Разрешением) смуглые ханаарцы-купцы. И породнились с тамошней знатью -- которая под их влиянием стала хитрой, талантливой, и оборотистой. А в других княжествах стали селиться "индейцы" баАты -- они служили наёмниками, ведь славились ростом и статью, в умении же метать томагавки превосходили всех и вся. Наёмники, купцы, и северяне слишком часто брали в жёны местных девушек. И нет больше Народа Южных Кузуни! Он растаял как мёд в крепком горячем чае. Но. Даже и во времена принцессы Найпы (главной героини "людей и теней") некоторые южно-кузунийские семейства всё ещё выводили свои родословные от лихого Гашаймара. И гордились сим.

*****

Светлячки с которыми в детстве играли принцесска Найпа и её брат НазАй -- что упоминается в десятой главе "людей и теней" -- являлись потомками КеваншУра. Потомками его тысячи насекомо-сыновей, "порождённых" от стрекоз-самок. Кузуни тысячелетиями оберегали весь этот "род" -- и, путём селекции, доводили его до всё большего совершенства. Даже "научили" сиять и мерцать. Но Кеваншура не даром называли Угрюмым. Он оставил после себя также и Зло. В двадцатой главе "людей и теней" полевая разведчица Тайхе -- подружившаяся с Найпой -- поет ей традиционную песню кузуни-крестьян. Про ужасы Мёртвых Земель, и вообще про ужасы всего мира Суллинар -- затопленного Мглою после Затмения. Так там упоминаются "пурпурные нежно-сладкие мотыльки, боль от которых ужасно гадка". Они -- результат скрещивания сбежавших (во время Катаклизма) насекомо-потомков КеваншУра с некротическими Красными Мухами. Жуткая и гибельная напасть! После Затмения в мире развелось много разнообразной нечисти -- мотыльки один из самых опасных её видов, и самый злой.

****

Многие кузунийские Дервиши, да и просто мыслители, изрядно охрипли, и извели тысячи верст исписанной бумаги, споря друг с другом: "какой-же магией были рождены деяния Искры?" В частности превращение КеваншУра в стрекозу. Какой магией: Зелёной (условно нейтральной) или Чёрной (откровенно некротической)? Большинство дервишей считали, что всё таки Чёрной. А вот Белый Вол считал что зелёной. Споры не утихли и ко времени жизни принцессы Найпы, и вряд-ли утихнут пока жив кузунийский народ.

****

В жилах крестьянки-воительницы Лайры -- прорубившей себе путь из "грязи в князи" -- тоже текла кровь Искры и Угрюмого. Лайра -- главная героиня романа "чрез тернии в бездну". Она являлась потомком младшей дочери Искры -- той самой Поэтессы-Певицы, аккомпанирующей себе на ксилофоне. Дочь та породила мощный, но отверженный Род шаманок и знахарей. Который прославился своими деяниями: чудесами и исцелениями. И завидовали ему другие шаманские кланы. А вот Отверженным он был из-за "дружбы" с Инородцами -- нечеловеческими существами. Семейство иногда принимало в свой круг заморских Мастеров Звука -- ПанАров -- мерцающих мохнатых здоровяков. Мощных, загадочных и мудрых. И выдавало за них своих красивых дев -- обучаясь взамен Силе Музыки. Скрещивание меж людьми и "инородцами" невозможно в обычных условиях -- но магия (зелёная и чёрная) способна преодолевать сей барьер. Прабабка Лайры (мамаша отца её отца) и происходила из этого "запачканного" шаманского Семейства. Вот чрез неё воительнице и передались древние гены. Гены Искры, Угрюмого -- и мощной расы ПанАров. Но когда Лайра завоевала трон и стала Императрицей -- бывшие односельчане величали её "чистокровной кузуни". Ведь боялись гнева Владычицы. Впрочем, та и была обычной кузунийской крестьянкой на 87,5 процентов -- по меркам сего народа довольно чистая кровь. А со временем владычицы династии Лайридов стали даже и гордиться своими корнями -- своим происхождением от Искры. Главная героиня романа "люди и тени" -- принцесска-бунтарка Найпа -- самый настоящий лайрид, а значит кровь Искры течёт и в ней.

 *****
 ****

Столицей угрюмого Кеваншура был БенналАр ("отчий очаг") город основанный боевитым ГашаймАром. Именно там и находился Храм Великолепия -- позднее переделанный в оружейный Арсенал. Бенналар сохранял своё значение и после присоединения Юга к Северу: чрез него струились важные торговые пути, его почитали как Историческое место, как один из древнейших городов Империи.

Во времена событий романа "чрез тернии в бездну" именно там была столица князя Суммилая и его неистовой дочки Шигги -- главных врагов Лайры-Воительницы. Но та разгромила и пленила их обоих, и заковала в цепи. Сокрушила и всех прочих врагов -- и стала Императрицей всех КузУни. И со временем в Бенналаре стали править её потомки: внучки, правнучки, и так далее -- одна из ветвей грандиозной династии. Сам же город -- "отчий очаг" -- продолжал оставаться солидным и грозным.

Но именно Великая Лайра и направила историю мира на тот путь который в конце-концов привёл к катаклизму: к Затмению. Ибо совершила в своих войнах за власть бесчисленные зверства. Большое дерево раненное мечом может долго казаться крепким и здоровым -- но постепенно чахнет. Так и мир СуллинАр -- раненный лайриной ведьмовской жестокостью -- долго казался непоколебимым, но зачах. Воительница жеж унаследовала кровожадность от Кеваншура, хитрость и беспринципность на пути к великим целям -- от Искры. А от древней расы панаров -- силушку, статность и рост, и суровую решительность, и пристрастие к пафосу, к всякой торжественной мрачной красоте. Ну а основные свои качества: крепкость и ехидность и упорство и обжорство и самоуверенность -- это Воительница унаследовала от крестьян. Жуткая получилась смесь. А Тьма, которой Лайра продала душу, помогла всем "жгучим семенам" прорасти в её сердце -- и вырваться наружу бешеными лианами: породить огненный ураган. В лютой борьбе за власть Ведьма не гнушалась ничем -- одержимая идеями мести и справедливости. И таки повергла державу к своим ногам -- и переоделась из стальных доспехов в величавое монаршее облачение -- и, печально усмехаясь, воссела на Трон. Но -- как пели дервиши из диссидентского братства Чистых: "стал тот Трон похож на гроб". На пути к нему Лайра уничтожила множество славнейших людей -- лучших сыновей и дочерей рода Кузуни. И основанная Династия получила обезличенную надломленную страну. В таких вот условиях монархия постепенно выродилась. Превратилась в ряженный в роскошные одёжи манекен. Выродилась и вся страна.

Тогда полезли из конспирологического Сумрака древние секты -- и голыми руками взяли Власть. И провели гибельные "реформы". И всюду вскипело мерзкое буйство: пьянство, оргии, глумление над старинными святынями, поедание весёлых грибов. И разверзлись Врата туманной Бездны -- хлынули через них мутные тучи и орды нечисти. Погибла бОльшая часть живой природы -- но хуже другое: пало Человечество, захлебнулось в своей кипящей кровИ . Грянул Гром.

То и бЫло ЗАТМЕНИЕ. И лишь ценой ужасающих жертв кузуни пережили его. И встали на тернистый путь исправления. Боль и ужас отрезвили народ. И начали люди отстраивать цивилизацию -- отбиваясь от бешеных тварей. Раскаявшиеся Лайриды снова воссели на тронах -- как живые символы былого величия. Но вообще до былой славы уже едва-ль дотянуться. Да и суть человечества осталась прежней. Снова ж стала разрастаться лицемерная муть.

Так вот. После Затмения -- когда мир затопила Мгла -- город Бенналар утратил свой древний блеск. В окрестностях разрослись грандиозные колонии Пурпурных Мотыльков. И роились сладкие мерцающие твари триллионами. И караванам торговым становилось всё труднее пробиться в Бенналар. Кузунийские войска гоняли мотыльков, истребляли их, выжигали, разрушали гнездовья. Но нечисть плодилась быстро -- и снова сгущались пурпурные тучи дивного Зла. Колонии сей заразы пестрели по всему телу Империи, да что там -- по всему телу Планеты. Но лишь вокруг Бенналара зараза "пенились" в столь ужасающем изобилии, что узрев его даже бывалые военачальники бледнели как юнцы. И говорили многие: "то Потомки Кеваншура жаждут вернуться в город праотцА. Чтоб обрести там Власть -- которая, как они считают, принадлежит им по праву! Насекомые лишены разума. Но безумные инстинкты, извращённые Тьмой, страшнее во сто крат". Время текло, проплывали столетия -- а "пурпурной чумы" становилось всё больше.
Торговые пути сместились. Столицей Юга стал Аслейшунн Златом Звенящий. Но древний Бенналар, воспетый в песнях, продолжал оставаться гордостью южан. Его освещал -- служил заменителем солнца -- один из чистейших Цветов Империи, красный Мак.
Наконец, во времена принцессы Найпы, город таки пал. О чём в третьей главе романа "люди и тени" Найпа узнала от своей тёти -- княгини Ву-ТаАмы. Но та не упомянула, что город пал после бешеных боев. Посланные из Лаашина элитные подкрепления не смогли пробиться к осаждённым -- утонув в сладком "море" мотыльков. Которые полегли в ужасающем количестве -- но зато и уничтожили легионы людей накорню. И пили уцелевшие насекомые кровь людскую -- копошась в "каше": в ошмётках своих сородичей. И мерцали, и злобно шелестели-звенели, рассыпая искры. А "Отчий Очаг" был разорён. Был отравлен, осквернён, и опустошён ордами разнообразной нечисти. И мотыльки вот не получили своего "наследства" -- их разогнали, испепелили, и развеяли по ветру более могучие твари. Гигантские двуглавые некро-колдуны -- маразуты -- сделали павший град своей твердыней.
И говорили многие что Тьма не случайно выбрала именно обедневший Бенналар. Город не имеющий большого торгового и военного значения -- но для людей столь дорогой. Это был удар по боевому духу кузуни. Удар не фатальный -- но таки впечатляющий.
Горстке вооруженных бенналарцев: солдат и мирных жителей, мужчин, женщин и детей -- удалось неким чудом пробиться в АслейшУнн, освещённый Цветком Пионом. Люди эти понесли тяжкие потери: из семи тысяч беженцев до спасительного сияния добрались лишь три сотни. Как они позже признавались: "нас поддерживала ненависть к Тьме". Среди израненных оборванцев была и Пушистая Белка -- дочь Княгини -- а сама правительница приняла яд, пожелав разделить судьбу своей родины. Все тамошние дервиши тоже приняли яд. Да и двадцать тысяч жителей княжества предпочли погибнуть дома -- защищая его до конца. Зато беженцы спасли и увезли с собой в Аслейшунн немало ценных святынь. Вот и Белка привезла туда скипетр Анру-Кеваншура. Древний, вырезанный Гашаймаром из "тела" срубленного Кипариса, украшенный мамонтовой костью и бирюзой, мягко мерцающий, излучающий тепло. И заявила Наследница: "это память о былом величии. Как символ надежды: тысячелетние твердыни падают, династии вымирают, храмы рушатся, народы тают. Но Память о них сохраняется -- и быть может навсегда! И из нескольких искр может возродиться ещё более сильное и красивое Пламя. И жизнь во Вселенной не прекратится никогда."

****

Но драма на том не закончилась. Княгиня Аслейшунна -- Белая Орлица -- науськиваемая своими дервишами -- отобрала у Белки Скипетр. Высокомерно молвила: "Ты слишком юна чтоб быть Хранительницей Святыни. Всего десять лет!" Разъярённую же девоньку упекла в местный Дом Исцеления. В дурдом. "Пускай лечится после телесных и душевных ран, нанесенных войной". Возможно дама испугалась конкуренции за власть. И не зря.
Ведь вскоре Рогатый Ворон -- муж Орлицы -- решил что его час настал. Сказал своим ближайшим друзьям: "Я главный писарь. Не слишком-ли скромно -- при моих-то мощи, ловкости и опыте?" И вот -- заручившись поддержкой баатов-наёмников и торговых кланов -- он сверг жёнушку, лично срезал ей пышную русую косУ, объявил злобной умалишённой. И заточил в Дом Исцеления. Вызволив оттуда бенналарскую пленницу -- Белку. И вернул девоньке Скипетр.

И объявил себя Регентом Аслейшунна, и воссел на Трон.

Полсотни сторонников Орлицы были схвачены, объявлены предателями родины -- и засажены в тюрьмы. Десятеро -- выведены на Площадь и усажены на колЫ.

Дальше -- больше. Благодарная девонька Белка явилась во дворец, предстала пред Троном, публично преклонила пред Рогатым Вороном колено, назвала "папой". И благословила его. Который, в свою очередь, нарёк "доченьку" новой Княгиней Аслейшунна. Молвил во всеуслышание: "Она -- уцелевшая искорка из погасшего родного костра. Она -- хранительница Скипетра! Разве это не даёт ей особые права? Разве это не Длань Судьбы?" Два дервиша-предателя -- особым Указом повышенные по службе -- провели обряд удочерения, и прочие нужные обряды. А новые хозяева Империи -- технократы -- поддержали всю эту шайку, отсЫпали им горы денег и других даров. Члены шайки торжественно поклялись в верности технарям. Но драма продолжилась. Пророк Зираин быстро всё узнал о Путче. И осудил ВСЕХ. И "виноватых" и "правых". Пафосно призвал к раскаянию: "рыдайте плавленым свинцом! Нет хороших -- каждый оказался гнуснее всех остальных". И высказал предположение, что древний Скипетр сохранил в себе "запах" Гашаймара, своего создателя, и "запах" КеваншУра, своего последнего законного владельца. То есть сохранил в себе "душок" не самых приятных парней. "Потому-то Палка толкает людей к распрям даже и в нынешние времена -- тысячелетняя злоба таится в ней. И злоба сия фонит, и находит отклик в глупых несовершенных сердцах".

Но позднее княгиня Ву-Таама, во время личной "чайной" беседы с пророком, своим наставником, сказала: "Скипетр тут ни при чём. Всё дело в самой человечьей природе. Ненасытной и тщеславной. Сколько бы ни просуществовало Человечество, каких бы огромных успехов не достигло, какие бы страшные падения и возрождения ни пережило -- внутреннее Зло будет всегда следовать за людьми по пятам." И Зираин зажмурившись склонил голову: "Знаешь, а возможно ты и права". И написал он ещё тысячи верст бумажных философских богословских и политических рассуждений. А вскоре после тех событий технари выкрали племянницу княгини Ву-Таамы -- принцесску Найпу. Дабы своенравная "тётушка Ву" стала лояльной к новым властям. Эта драма и описана в романе "люди и тени".

Но так чем же всё закончится? Знают лишь Небеса.

****

Надо отметить ещё кое-что. Когда беженцы покидали гибнущий Бенналар, они увезли с собой множество святынь -- в том числе и останки прежних правителей и правительниц города. Для этого пришлось вскрыть их мавзолеи. Но на Мавзолей Искры -- который тоже располагался в Бенналаре -- у отступающих не поднялась рука. Многие требовали вскрыть и его: дабы спасти мумию и Медальон (увезя их с собой). Но против сего решительно выступила Пушистая Белка, принцесска. Она послушалась двух своих обожаемых слуг-евнухов. Как вскоре выяснилось, эти слуги-евнухи -- изящные блондинистые близнецы -- были шпионами: агентами Тьмы. И что они кузуни по происхождению -- но в их роду без Теней таки не обошлось. Мало того. Выяснилось гораздо худшее: оба двадцатидвухлетних братца являлись для принцесски не просто друзьями, а и любовниками. - И не избегли возмездия. Солдаты и офицеры Аслейшунна схватили их, и жестоко пытали, и казнили - без суда и следствия, не дожидаясь решения дервишей и княгинь. Связали и утопили. Утопили в огромном котле с жидким тёплым -- и изрядно переслащённым -- говном. Но то всё случилось потОм.
А пока что братцы стояли, взявшись за руки, и едва заметно усмехались. Наблюдали как их ′ученица′ толкает речь. Щурили огромные пронзительно-оранжевые глаза.

′Люди Бенналара! - звонко вещала Белка, -- Не довольно ли тревожить давно умерших? Вы, я вижу, боитесь страшной силы зла. А где-же ваша вера в вечный негасимый Свет? Вы готовы не просто дико бежать от Нечисти -- а и лихорадочно тащить из дому всё своё: дабы зло не вкусило даже носового платка пропитанного вашим запахом. Дабы ему ничто не напоминало о вас. Понимаю вас -- но. Хоть Страх это здравое чувство -- нельзя забывать и о разуме. БоИтесь, что нечисть осквернит мавзолей Красивой Искры -- девы столь почитаемой вами и дорогой вам. А ведь мёртвые твари не осмелятся даже приблизиться к нему. Они не дерзнут тронуть усыпальницу мудрейшей смелейшей и хитрейшей из кузуни. У них не хватит духу и решительности. Ведь за свою многотысячелетнюю историю наш город уже не раз бывал захвачен врагами. Иноземцами, крестьянскими повстанцами. И ни у кого не поднялась рука на Хитрейшую Девоньку. Зачем же стОит бояться вонючих уродов из Тьмы -- если оказались бессильны даже ЛЮДИ: славнейшая раса мира СуллинАр? Нужно верить в непобедимость добра, в несокрушимость твердынь. А вы, вижу, сомневаетесь. Значит так. Или мы уходим, оставив последний дом Искры в неприкосновенности, оставив Её саму в гордом одиночестве -- или я принимаю яд. Потому что мне стыдно за вас, маловерные -- и я уже не в силах выдержать этот стыд′.

Спустя три месяца элитные лаашинские поэты и поэтессы (из Северной столицы), не лишённые таланта и ханаарских корней, описали все те страшные события. Создали невыносимо прекрасную (и очень толстую) книгу-эпопею. ′Последний час Столицы Юга. Кровавый мутный Закат′. И там -- почерпнув обрывочные сведения из уст выживших -- расписали всё невероятно пафосно и чарующе-мрачно, выразительно и сочно, и с многочисленными метафорами. Расписали на десятки тысяч страниц.

Показали -- как вживую -- красочно-жуткие ′видения гибели′. Поведали как беспомощно -- и в то же время решительно -- звенел голос Белки, когда она вещала, прикрывшись зонтОм. Ведь хлестал липкий инфекционный бледно-мерцающий кровавый дождь, и злорадно вздыхал зловонный ветер. Поэты показали как клубилось-пузырилось чумное багровое зарево: будто живое -- ′а не было ль оно таким!?′ Как это зарево осеняло прикрытую зонтом фигурку Юной Ораторши -- и блестело в её огромных раскосых очах. Как издали нарастал-накатывался шум боя: дикий звон оружия, хруст и лязг, свирепое бульканье, раскатистое хоровое карканье, шелест жгучего дымящегося хлещущего яда, гадючье шипение, голодное чавканье, сипло-охриплый бешеный вой, мощнейшее хоровое жужжание, инородно-мелодично-дивное призрачное пение, и торжествующий истеричный хохот. И отчаянно-яростные, жестокие и безнадёжные крики людей. Как вперемешку с дождём валил затхло-холодный грязно-жёлтый снег. И как -- тАя за снежной пеленой -- всё слабее гремели большие человечьи барабаны. Описали, как в мерцающем замутнённом небе кружили дымные спруты -- всё ближе и ближе, но пока ещё далеко. Кружили сверкая бесчисленными алыми глАзками.

И как тяжко-тревожно молчали собравшиеся к "марш-броску" бенналарцы. Собрались вооружённые люди почти всех возрастов, обеих полов, почти всех слоёв населения. Такие разные, но так схожие. Украшенные большими заплечными рюкзаками, закутанные в капюшоны и плащи пропитанные соком Цветка. Молчали, присыпанные Скверной, что всё гуще сеялась с мутных туч. Молчали -- готовые отступать. Готовые пробиваться в Аслейшунн -- давний ′несправедливо-богатый′ город-конкурент -- пробиваться, устилая путь изрубленной и выжженной нечистью. Выражение лиц жесткое -- но в воздухе витал подлый прохладный страх. Даже навьюченные мулы глядели как-то странно: лили слёзы -- неужто тоже прониклись, тоже готовились к худшему, боясь и скорбя? Люди же сжимали амулеты и талисманы, иные молились, иные жмурились. Одни поднимали взгляды к небесам (видать надеясь пронизать ими слой туч), другие опускали взоры вниз. Некоторые переглядывались. Но в основном все взирали на Белку. А она всё толкала Речь.

Невероятно красочно-гибельная - ′будто живая иной непостижимой жизнью!′ -- поэма произвела "благой шок" в узких кругах столичной знати. Но то было потОм -- спустя три месяца -- а пока что, в разгаре сражения, едва ли кто думал о красоте. И о "красоте". Бенналар действительно доживал последние часы, кипели бешеные бои, оборона пока держалась -- но силы слишком быстро таяли. ′Время вытекало сквозь пальцы!′ И нужно было срочно что-то решать.

-- Спрашиваю последний раз! -- выкрикнула юная Ораторша, -- или мы отступаем оставив Искру в священном спокойствии, или я прямо моментально принимаю яд! Решайте.

И люди подчинились воле Белки. Воины подчинились девоньке. Оставили Усыпальницу Искры нетронутой -- хотя напоследок обильно окропили её освященной водой. И в спешке покрыли непромокаемой тканью -- вышитой орнаментами-оберегами и стихами из священных книг. Затем Ораторша трижды проорала своему Народу фразу: "да прибудет со всеми нами Сила!" -- и увела Его за горизонт.

Бенналар пал. А нечисть таки осмелилась всё Осквернить и разграбить.

Захватившие Столицу Юга гиганты-маразуты разгромили усыпальницу, сравняли с землёй. И тяжкими кувалдами раскололи саркофаг Искры -- огромный, изготовленный из сверх-дорогого прочнейшего Змеиного Мрамора. И извлекли оттуда Её мумию -- облачённую в золотую маску и монарший костюм. И швырнули своим свирепым ′питомцам′ -- здоровенным некротическим пернатым хрякам: "хрякам-вОронам". И те разорвали мумию в клочья. Сожрали всё.

Но именной медальон Искры мёртвым кабанам не достался. Маразуты забрали его себе -- и отправили в свою далёкую Столицу. Для научно-магических экспериментов и опытов.

Столичные поэты и поэтессы и тут постарались: расписали всё произошедшее красочно и смачно, натуралистично -- но при том мелодично и художественно, и жутко-чарующе-мрачно, атмосферно. С бесконечным потоком выразительных метких метафор и философских намёков на все известные кузуни религии. Толстенная книга-эпопея ′Безжалостный Неумолимый Фатум′. Но, написав, талантливые люди не успели её издать -- к их же счастью. Ведь тут уж постарались скуластые потомки степняков: ′шершни′ -- военная полиция кузунийской империи. Они тихо и ловко -- профессионально ж! -- изъяли все рукописи ′фатума′, и аккуратно тихо сожгли. В самом обычном огне, на котором обычно варили свой крепкий чай. И рукописи таки сгорели -- все. И командир честно признался поэтам и поэтессам: ′Ребятки, талант в вас есть, я б например никогда не смог так вот всё написать. Даже если б очень захотел. Но мы просто должны делать свою работу. Хранить покой мирных людей′.
Сгорела действительно удивительная литературная красота -- гиблая и муторная. Она почти незаметно канула в небытие. Признанные гении побоялись поднимать бунт -- ведь шершни пригрозили им дурдомом. Но всё же отомстили: написали на стене Храма Жизни (где пылает Священный Огонь) фразу: ′красота возродится из небытия′. Написали большими жирными буквами, яркой краской. И как им удалось это провернуть? Но то всё было потОм -- спустя три месяца. А пока что о красоте едва ли кто помышлял. Ведь случилось страшное. Искра Сгинула: как некогда -- тысячи лет назад -- Сгинул истреблённый ею угрюмый Кеваншур.

Ужас затемнил сердца и мозги миллионов кузуни. Все быстро узнали что произошло.

Ибо летучие разведчики из города Аслейшунна -- верхом на грифонах -- исследовали захваченный Бенналар (потеряв при этом в боях треть отряда). И, рыдая, принесли скорбные вести в АслейшУнн. Рыдали шипящим кипятком и сами разведчики, и их ′скакуны-летуны′ -- впервые в истории. Раньше-то считалось, что грифоны и физически и психически неспособны рыдать.

И узнала о судьбе останков Искры пушистая Белка -- уже объявленная Рогатым Вороном княгиней Аслейшунна. Изрядно поперхнулась чаем. Встала из-за стола. Все мыслимые и немыслимые слова бессильны описать её тогдашнее выражение рожицы. И цвет. Затем девонька дикою пулею помчалась в ванную -- и там, сотрясаясь от рыданий, побрила свои густые длинные шоколадные кудри. Чуть придя в себя разослала по всей Державе Кузуни послания. В которых -- в нескольких нескладных предложениях -- поведала о своём раскаянии, и добавила грозный приказ: "вопите".

Вскоре вся империя обрушилась в дикий шок -- да и весь мир. Шутка ли -- сгинула ИСКРА: давняя Объединительница страны, прародительница многих великих владык и деятелей, прародительница нескольких славных династий. Многие дервиши публично рвали на себе одёжи и бороды, ломали об колени свои посохи, срывали с себя чалмы -- и грызли-жрали их. Многие женщины публично вопили-причитали, и рыдали, и истерично заливисто хохотали, и рвали на себе бесчисленные косички. Мужчины же громко матерились и массово уходили в глубочайший запой.

И по всей планете прокатились землетрясения. Несильные -- без разрушений -- но ощутимые. Жуткие и будоражащие -- как и всё неизведанное: планета Суллинар жеж сейсмически "мертва". Вот и изумлялись люди. И продолжались колебания целый месяц. Самый чёрный месяц в истории. Союзники кузунийской империи -- мудрые мощные гуманоиды ПанАры (весьма продвинутые, способные сканировать недра мира) рассказали почему так. Объяснили почему планету лихорадит. ′То тяжко хохочет подземный Хозяин -- гигантский многоглазый гриб ВудрОш. Жирный, мокрый и холодный, желающий пожрать как человечество так и весь Шар -- и давно уж пронизавший его плоть своими корнями-отростками. Гриб страшен и велик -- он Повелитель суллинарской нечисти. Но он не всесилен и не способен таким стать′. Оказалось что, тяжко ликуя по поводу своей крупной победы, глубинный Гриб не просто расхохотался. Он загоготал Насколько безумно и мощно, что колебания достигли поверхности. ′От надсадного смеха он аж вымотался -- ибо растратил впустую колоссальное количество сил. И с оглушительным треском полопались больше половины из его бесчисленных Очей. Не скоро же Гриб возродится!′

Кузуни тепло поблагодарили панаров за информацию. Но сами готовились к худшему -- даже раны Вудроша их не особо обрадовали. Дух тревоги пропитал весь мир.

В северной столице империи -- в славном городе ЛаашИне (который заложил знахарь Вуншилай) тоже творилось неладное. В храме жизни заплакал Священный Огонь. И плакал он кровью -- разбрызгивал её из себя. Разбрызгивал во все стороны, изобильно, денно и нощно, и служители храма едва успевали всё отмывать. А музыка, льющаяся из Пламени -- обычно жизнеутверждающая -- стала похоронной. Все кто имел настоящие мозги, говорили и писали: "не от страха рыдает негасимое непобедимое мощнейшее Пламя. А от скорби по Кузуни: от скорби по своемУ хитрому но такому глупому, смелому но отчаявшемуся, невыносимо страдающему, быстро сходящему с ума народцу. И по другим благим народам и расам -- ведь империя кузуни это сильнейшая живая держава, рухни она -- плохо будет всем живым. Ну, а ещё Светоч скорбит и по Искре -- хоть и в гораздо меньшей степени".
Тем не менее паника нарастала, набирала мощь. Всюду поползли истеричные слухи о Конце Света. И тысячи кузуни из самых разных слоёв населения кончали с собой. А вот поэты и поэтессы в ужасе безмолвствовали -- кроме самых-самых отчаянных.

Но Чёрный Месяц миновал. Гигантский гриб Вудрош совсем выдохся и заткнулся. Священный Огонь слепяще вспыхнул белоснежным сиянием -- рассыпал мириады чистейших искр -- и, когда сияние унялось, кровь больше не брызгала. Музыка вновь зазвучала жизнеутверждающе -- и притом намного-намного громче и мощнее чем до падения БенналАра. И тогда Верховный Дервиш (Старший Судья) и Его команда -- торжественно объявили: ′мы уже ни на что не надеялись, ничего не предпринимали, мы опустили руки -- но ВОТ: пламя Само прекратило рыдать!′ И организовали дервиши празднества. Во всех основных городах страны. Торжества, и молебны, и песнопения, и военные парады. ′Пока мы живы мы не сдадимся. Ведь Мы -- КУЗУНИ′. И даже технократы поддержали гулянья: врубили на главных площадях мощную электронную музыку, и устроили лазерные шоу.
И во многих фонтанах вода сама по себе превратилась в козье парное молоко. Да не простое -- а сияющее и чудодейственное, и оно исцеляло всех кто его пил. Но многие пили также и вино.

Великое ликование.

Но до княжества Танналар -- где правила княгиня Ву-Таама и жила принцесска Найпа -- дошли лишь отголоски всех этих эпичных событий. Ведь Танналар -- глушь. Ву решила поберечь и без того не шибко изобильный бюджет. Да и Искру ′тётушка Ву′ не особенно-то и любила: считая слишком хитрой и самоуверенной.

′Кликушам только дай повод повопить и порыдать, паникёрам только дай повод объявить очередной конец света, дервишам -- только дай повод поупражняться в торжественном красноречии. Пьяницам только дай повод попить -- им не важно добрый повод, или злой. А для меня важнее всего чтоб мой народ жил стабильно и сытно.

И так считала не одна лишь ′Тётушка Ву′.

Что до Её племянницы и наследницы -- принцесски Найпы -- то её все вышеописанные события вообще почти не затронули. Ву-Таама конечно поведала ей о падении Бенналара -- но без лишнего драматизма. А про смелую но поверхностную Белку, про печальную участь мумии Искры, про рыдающий кровью Огонь, и про Его возрождение, про ликование народа, про толстенные Эпопеи, и про то что рукописи (вопреки заявлениям их авторов) таки горят -- про всё это Ву не упомянула вообще.

А вскоре Найпе стало не до Искры, и не до священного Огня. Так как в Танналар приехал удалой авантюрист: шпион технарей -- МаравАн. И девонька влюбилась в него по уши. Он приехал, чтоб выполнить задание технарей: покорить для них гордое танналарское княжество -- одно из последних самостоятельных княжеств. Для сего требовалось покорить сердечко принцессы Найпы -- и выкрасть её как заложницу. И Маравану всё удалось.

Но это уже другая история.
А чем-же всё закончится? Знают лишь Небеса.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 05.12.2018 Мох Зелёный
Свидетельство о публикации: izba-2018-2431250

Метки: вымышленный мир суллинар, принцесски-бунтарки, восточное фентези, беллетристика с привкусом аниме, ехидная сказка, мифологические мотивы,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези











1