В стороне от... Часть первая. 5-я глава


В СТОРОНЕ ОТ...

Часть первая

Глава пятая


Я встал и пошёл. Даже и не запомнил, с чего и как я поднялся – может быть, сидел на пне, а может быть, прилёг и прикорнул на траве. Но мне уже не хотелось там оставаться. К тому же – этот неотступно доносящийся откуда-то запах…

И сначала всё шёл и думал, с какой же лёгкостью вдруг расстался я с той поляной. И шёл всё быстрей и быстрей, пока не прекратился туман. И подумалось: что же будет потом, когда закончится утро – наступит ли день? Однако солнце уже было высоко, и порядком пригревало. Я устал и вспотел. Снял пиджак и перекинул через плечо. Нашёл пенёк, присел, чтобы отдохнуть и отдышаться. Внезапно ощутил: перестал преследовать запах. Как хорошо! И, вроде бы, совсем не тревожно.

На всякий случай, позвал – перечислил все имена и прозвища, какие помнил. Но никто не потревожил моего, вероятно, кажущегося мне, но и как будто с каждой минутой всё невозмутимей воцарявшегося внутри меня и вокруг покоя. Только лес, лёгкий ветер, пронзительно чистый воздух, подогретый лучами солнца, мерное поскрипывание чуть заметно покачивающихся сосен и щебетание птиц.

Незаметно ко мне подошла Марго. Она достала из дорожной сумки большой плед и принялась расстилать его рядом. Я встрепенулся, словно очнулся от сна, и вскочил с пня.

– Подожди, Марго, я помогу, – сказал я, расправляя сборившиеся края пледа.

– Ты опять смотрел этот фильм?

Марго вскинула глаза и взглянула насмешливо. На разрумянившемся лице, обрамлённом туго завязанным на её голове платком, промелькнула улыбка.

– Почему? – недоумённо, не сразу вникнув, о чём она, спросил я. – Какой ещё?.. А!.. Да нет!.. А почему ты спрашиваешь?

– Хм, – усмехнулась Марго. – Просто давно ты меня не называл так.

Глупышка! Она почему-то думает, что это связано с каким-то там фильмом! И почему, если рассудить, обязательно – с фильмом? Да, мне нравилось одно время его пересматривать – впрочем, не все серии, а полюбившиеся сцены. Однако ещё задолго до того, как появился фильм, я читал, и не раз, сам роман. Конечно, некоторым моим знакомым он не нравится. Но я – хотя это и было давно – всерьёз считал этот роман чуть ли не лучшим из всех произведений Булгакова.

– Да? – всё ещё продолжал недоумевать я. – И как же я тебя называл?

– Да никак! – Марго обиженно плюхнулась на плед и облокотилась на подогнутые колени. – Ты даже по имени меня давно не называешь… Всё какие-то прозвища…

– Так у тебя есть имя?!

Я неожиданно чему-то обрадовался и, усевшись рядышком, спиной прижался к её спине. И так весело рассмеялся, что Марго, решив, вероятно, что я пошутил, рассмеялась тоже. Затем примолкла. Я тоже молчал, слушал шум леса и впервые за долгое время по-настоящему наслаждался этим зыбким, может быть, даже иллюзорным, но так сильно в эти минуты переполнявшим меня ощущением свободы, которое рядом с Марго казалось неподдельным.

– Скажи, – чуть слышно и как-то вкрадчиво произнесла она. – Почему ты… такой?..

– Какой? – машинально спросил я.

– Молчаливый, грустный, – немного сбивчиво заговорила Марго. – Мы так долго не виделись… И вот – уже несколько дней… Ты будто не со мной… Я соскучилась.

Она плотнее прижалась ко мне.

– Почему ты в платке? – спросил я.

Я думал о своём и пока что не понимал, о чём она говорила.

– Хм! – усмехнулась Марго. – Разве тебе не нравится?.. А всегда говорил, что нравится.

– Что? – переспросил я.

– Ты всегда говорил, что тебе нравится, когда я в платке.

– Разве? Тебе – такое говорил?! – удивился я.

– Что с тобой? – тихо, но с заметным беспокойством в голосе спросила Марго.

И я вдруг захотел ей рассказать о жене. Я не помнил, говорил ли я с ней когда на эту тему. И словно в ответ на мои мысли она заговорила сама:

– Перед тем как нам поссориться… Нет, мы не ссорились!.. Ведь мы же договорились, что никогда не будем ссориться. Но ты сказал, что у тебя жена и сын. И я сама прогнала тебя. Но когда ты где-то там пропадал, я всё проверила… Прости, я не могла просто так сидеть и реветь… Я должна была что-то делать… Я встречалась с твоей матерью… У тебя нет ни жены, ни ребёнка… Ты всё это, выдумщик мой, непонятно зачем насочинял.

Я вскочил на колени и развернулся, силой развернул к себе Марго. Она тоже оказалась вынужденной встать на коленки. Испуганно вскрикнув, она удивлённо на меня посмотрела. Я исступлённо буравил её лицо глазами.

– Так это… Ты? Ты?! – изумлённо прокричал я, встряхнув её за плечи.

«Марго… Нет – не Марго. Жена?.. Нет... Нет! Нет! Нет! Это не так! Это не то!»

Я вспомнил.

Слегка оттолкнув её, снова уселся к ней спиной. И почувствовал, как она отвернулась, издав при этом какой-то нарочито женский, но свойственный только ей звук: не то усмешка, не то вздох облегчения. Я помню почти все её такие звуки. Теперь помню.

Она не обиделась. И не убежала. Она вновь присела и спиной прижалась ко мне.

Она никогда не убегала – мне это нравилось, только это. И не давила. Не требовала. Каких-то чувств. Чувственности? Что это – я не могу подобрать подходящего слова? Впрочем, мы – не могли. Она была рядом. Я был рядом. Но что это было? Или есть? Или, может быть, никогда не прекращалось?

***

Мы сидели прижавшись спиной к спине.

– Скажи, кто я для тебя? – спросила она вдруг.

– Ты рядом. Наверное, это что-то значит, – сказал я.

– А ты?

– Не знаю.

Я мучительно пытался вспомнить всё. Всё, что нас связывало. Её туго повязанный платок. Везде только он всплывал в памяти. Что там – под этим платком? Я не знаю, какая у неё причёска. И не могу заставить себя повернуться к ней. Как мне попросить её, чтобы она сняла этот чёртов платок?

У пня лежала сумка. Из неё выглядывала какая-то брошюра. Я взял, полистал.

«Ну конечно, – подумал я. – Что же это ещё может быть? Святые. Пётр и Февронья. Житие.»

И усмехнулся: «Хм! Дочка в платочке.»

Захотелось было произнести вслух, но не решился. Почему? И откуда взялись эти слова? Припомнилось: сарай средь скал. Тогда мне также было не по себе от этих слов. Они звучали в голове, и я боялся ненароком проговориться. Вдруг бы их услышал Вова. Или Кореш. Но не только из-за этого мне было стыдно их произнести. Теперь я понял: мне было стыдно перед ней.

Она снова заговорила:

– Когда я училась в школе, в нашем классе был мальчик, который мне очень нравился. А он не обращал на меня внимание. Я понимаю, каково это.

– Не знаю, – сказал я.

О чём-то задумался. А после спросил:

– Я тебе нравлюсь?.. Ну… Может быть… Ты меня… это?..

– Ты сам должен чувствовать.

Она примолкла. Я тоже молчал и думал.

Вдруг вспомнилось. Словно на берегу реки меня внезапно окатило холодной волной.

Я вспомнил, как впервые при ней напился. На вечеринке, куда нас пригласили какие-то её знакомые. Собственно, знакомых у неё чуть ли не с каждым днём становилось всё больше, и чуть ли не каждый день нас куда-то приглашали, и я всегда чувствовал неловкость от этой её способности легко и непринуждённо знакомиться. Идя туда, мы тихо радовались погоде – было морозно и безветренно. Да и разговаривать-то особо было не о чем. Полдня гуляли, восхищаясь сначала солнцем, потом солнцем, отражающемся в куполах церквей. А там, перед ужином ко мне подошёл маленький мальчик и назвал меня папой. Но только уже после того, как мы вышли оттуда, я был, казалось, по-настоящему счастлив. Нет, вовсе не потому, что появилась тема для разговора, во время которого говорил лишь я, а она с интересом прислушивалась. Я счастлив был каким-то собственным сытым самодовольным счастьем – что вот я такой пьяный и состоявшийся, всего-то сделал шаг и вмиг переступил черту, чудесным образом преодолев немыслимое доселе расстояние. И шёл довольный, в шапке набекрень, уже воображая себя преисполненным достоинства мужем, а она, словно покорная и верная жена, семенила рядом, заботливо придерживая меня под руку – лишь бы не упал, только бы не расшибся. А впереди, на снежной горке, освещённой уличным фонарём, как будто резвился наш сын. Конечно, я с умным видом рассуждал тогда и о матерях-одиночках, и о чём-то фрейдовско-юнговском, поминая мальчика, назвавшего меня папой. Но напоследок взгромоздился на горку, кубарем скатился вниз и, вдоволь вывалявшись в сугробе, решил-таки и сам ещё побыть таким мальчиком.

– Помнишь? – спросил я и осёкся.

– Что? – переспросила она.

В её голосе прозвучала готовность услышать всё, что бы я ни сказал. Я помню эту её готовность. Иногда меня даже это раздражало.

– Тот мальчик… – Впрочем, уже без охоты выдавливал я из себя. – Он… Назвал меня… Хм! Он называл меня папой.

– А! – Я почувствовал как она улыбнулась. – Ты тогда так много выпил, что я всерьёз напугалась… А почему ты вдруг вспомнил?

– Так...

– Странно, – сказала она задумчиво.

– Что именно? – поинтересовался я.

– Трезвый ты этой темы почти не касаешься…

«Странно, – подумал я. – Как раз эта-то тема меня больше всего и волнует. По крайней мере, в последнее время… И вообще – за кого она меня принимает?! Ну выпил я, там – несколько раз… За всю-то жизнь!»

– С твоих слов, – возмутился я, – получается, что я совсем пропащий!..

– Что ты!.. Я вовсе не хотела…

– Ты прямо – как те… – Я уже не мог унять накатывающего на меня возмущения.

– Как – кто?.. Что с тобой? – С искренними нотками обеспокоенности выдохнула она.

– Да те самые!.. Нюхачи!.. Что лишь заслышав перегар, уже думают, что всё про тебя знают!.. – С досадой понимая, что произношу не свои слова, я почему-то не смог остановить свой гнев.

«Ништяк! – Внезапно услышав в голове неприятный голос Вовы, я завалился на спину, мгновенно потеряв опору. Так неожиданно проваливается под ногой педаль неисправных тормозов. – Давай! Мочи её!.. Ха-а-а!.. Чтоб мокрого места от неё не осталось… Ха-а-а – нехилый каламбурчик!..»

«Молодец! Прошёл проверку! Пять баллов! – Диалог в голове продолжился. Кажется, теперь это голос нетипичного нарколога. – Наконец-то с твоей помощью мы выявили засланца!.. Ату! Во тьму её! В самую что ни на есть – внешнюю!»

***

Под гулкую болтовню раздававшихся в голове голосов я лежал и напряжённо пытался уловить свои мысли.

Я всё ещё ощущал под собой её плед.

«Забыл сказать…»

Я хотел ей сказать, что точно так же как бухой Кореш всего лишь ник, то и я совсем не такой... Ведь я же точно знал, что она обо мне думает!.. И что слова ничего не значат!

«Ведь я хороший человек… Я – день, а не ночь!.. И только так она способна обо мне думать. Я знаю её мысли, когда она рядом… Я слышу, слышу!.. А говорить и не нужно! Ведь и говоришь-то потому лишь, что думать устал!..»

– А и незачем думать, когда все мысли о постороннем! – Снова голос доктора. – В стороне от… От чего? Ты не сможешь… Никто из вас!.. Вам ни за что не определить это никчёмными вашими словечками! А ваши слабые мыслишки всегда упираются в многоточия… О! Лесенка уже наготове!.. Лесенка из сплошных многоточий! А алгоритмы, архетипы – мечты-ыс!.. Только она! Лесенка вниз! За пределы всех определений!..

– Что правда, что кривда… – Голос Кореша. – Впрочем, одно другому… Однако ж вопрос: кому – что?..

«Я – ник. Об этом ей не сказал… – Чужие мысли перебивали, но я всё же старался думать. – Да какой к чёрту ник?!. Всё равно бы не поняла. Ведь, насколько помню, тогда мы и не слыхивали не только об интернете, но и ни о каких компах, смартфонах и мобильниках… Так почему же я продолжаю лежать на её пледе?»

Одно лишь могу утверждать. С тех пор я её точно не видел… О как же это было давно! И у нас с ней не было ничего кроме молодости.

***

Я лежал на кровати, запрокинув голову и безразлично вперившись в потолок. В поле зрения попадала стена с зарешетчатым окном. И уже не стеснялся своей наготы, коей даже не чувствовал.

Краем уха я слышал, как подходили и звали:

– Михалыч! А? Михалыч! Слышь, кореш?

А думать я мог лишь о том, что она никогда больше не придёт.

И только оттуда, из-за пределов, глухо, но различимо, ещё раздавались безликие голоса:

– Пить землю… Грызть воздух… Стучаться головой об стену… Кровь давно свернулась… А куда ей литься?.. И некуда говорить без устали… Лестница бесконечна, как вечна усталость на каждой ступеньке... Землицы хватит на всех… А воздух горяч и твёрд – это главное...

«Я... тебя... – Как трудно вымолвить, что, кажется, и не отыскать в померкших глубинах памяти, затем чтобы извергнуть из заражённых безысходной тоской мыслей. – Люблю…»

Произнёс или подумал? Может быть, услышал?

«Я тебя тоже». – Теперь услышал.

Всего на мгновенье промелькнул лик. Теперь я знаю, что он всегда был рядом.

Но надо встать и спуститься хотя бы ещё на ступеньку. Невыносимо больно от усталости. Я не могу больше биться головой об стену. Кровь давно свернулась – мне не пролить и капли. Я устал на этой ступеньке. Но без устали хочу говорить, говорить… Ведь я хотел... Наверное.

– Николай меня зовут, Николай! – закричал я вослед промелькнувшему лику.

***

Никто из прежде присутствовавших и позднее прибывших не внял моему рассказу.

Только бубнившая надо мной псалтирь женщина, похожая на старушку, отвлеклась и взглянула. И посмотрела не в гроб, а прямо в глаза. И её туго повязанный на ней платок о чём-то мне напомнил.

Будто вихрь появился батюшка. Самый обыкновенный… О как давно я не видал таких! Расставил всех по местам… Впрочем, дальше были сплошь бытовые мелочи… О нет – конечно, не мелочи! Однако теперь – всё быстро. Не так, как в сарае меж скал. Но мне и от этого полегчало. Я даже пытался поправлять батюшку. Умолял его не торопиться.

Но, право, мне теперь не до него! Печально, что корешА – в сторонке. Все до единого – в стороне от… Одна лишь похожая на старушку женщина… О чём же мне напомнил её платок?..

На нижних ступеньках корешА другие. Вот, уже и вся компания в сборе. Так и зовут, так и манят – тянут куда-то, завлекают. Да кличут всё, кличут своими прозвищами:

– Михалыч! А? Михалыч!

Ух! Не дают услышать даже собственного имени… Как же я устал на своей ступеньке!.. Куда же ты так торопишься, батюшка! Кто же ты, женщина, похожая на старушку? Какие мысли под твоим платком?.. Произнеси, помяни… моё имя… имя…

– Николай, Николай меня…

А снизу уже тянет свои ручищи Марго.

(Конец первой части)

(Продолжение следует)






Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 13
Количество просмотров: 37
© 05.12.2018 Эдуард Поздышев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2431212

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Глеб Копчёный       07.12.2018   21:51:04
Отзыв:   положительный
...а грустно, да? Ты что-то создаёшь, своё, может быть, оно мучает и заставляет страдать, может, оно уже выстрадано до предела...
Напишешь, выставишь... а отзывов вообще по-нулям. Недружелюбный сайт. Пользователи - снобы. Прочитать, может, кто и прочитает - но отозваться - не царское это дело.
Эдуард Поздышев       08.12.2018   00:04:59

Спасибо, Глеб, что отозвались. Но, думаю, что дело далеко не всегда в снобизме и недружелюбности. Скорей, порой, наоборот бывает - не желает читатель автора огорчить. Бывает ведь, что вещь вроде бы и вещь, но тема не близка или непонятна (как, должно быть, данное, с позволения сказать, произведение, в котором, может, и понимать-то нечего), либо малопонятна, а то и вовсе кажется несуразной, хотя и, казалось бы, написана не без старания. Вот и молчит читатель - чтобы как раз молчанием своим выразить дружелюбие, а немолчанием не выражать недружелюбия.
Но чаще, думаю, - из-за того, что тема не близка.
С поклоном и уважением!
Глеб Копчёный       08.12.2018   00:14:47

Да, всяко бывает, наверное. Вы у меня вот этот очерк видели? Я там новую карточку опробовал, только сегдня свел на пробу каверок.
Звук и открывшиеся возможности очень порадовали, делюсь: https://www.chitalnya.ru/work/2416757/
Эдуард Поздышев       08.12.2018   01:35:41

Спасибо, Глеб! Завораживает, конечно же, - для меня это совершенно иной мир, можно сказать, неведомый. И вряд ли когда я смогу хоть на чуть приблизиться хотя бы к какому-никакому самому захудалому из его уровней. Пока что мой уровень - простая гитара без усилителя, планшет с диктофоном и... Еще я полнейший нуд абсолютно во всех знаниях, касающихся этой темы. Даже грамотой музыкальной ни на йоту не владею. Не то что - в таких сложнейших и неподъёмных для меня технических тонкостях разобраться. А музыка, на слух, действительно получается отменной.
Глеб Копчёный       08.12.2018   06:33:47

Гораздо дешевле, наверное, отдать деньги за профессиональную запись песни в студии, Эд, чем тратиться на всю эту фигню. Но мне нравится самому возиться со звуком, это довольно увлекательное занятие, надо сказать. А насчёт "совершенно иной мир" - я уже второй год, как "заболел" звукоинженерией, и тут чем дальше, тем как в кроличьей норе у Алисы :-) Одних компьютерных программ обработки звука - за всю жизнь их, наверное, не изучить. У меня в постоянном использовании их уже три серьезных студии DAW и штук пять программ попроще, для обучения и развлечений. А уж по "железу"... Понял, что это поистине бездонная бочка для траты личного времени и ресурсов. Хорошо, что хотя бы с паяльником у меня проблем никогда не было - всякую мелочевку типа шнуров и ремонтов делаю сам. Да, кстати, а какой у вас диктофон, Эд? Я где-то год назад купил Zoom H1 - несмотря на скромные размеры и то, что это самый дешевый экземпляр в ряду диктофонов, до сих пор приятно удивляюсь как приличному качеству звука (96/24 kHz), так и просто удобством работы с этим чудесным аппаратом для записи звука. Ни разу не пожалел шести потраченных на него тысяч. А вы чем пользуетесь?
Эдуард Поздышев       08.12.2018   08:43:31

Программой - одним из диктофонов, из тех что бесплатно предлагает Плей Маркет. На андроиде. На планшете установил эту программку, и пишу). Выбирал, правда, долго, но вот нашёл одну - белее-менее. Понял, что для каждого гаджета надо найти подходящую - чтобы не глючило.
Глеб Копчёный       08.12.2018   09:33:01

Ну, в планшете микрофон, конечно, совсем скромный, тут, какая бы ни была программа, а за качество железа не прыгнешь. Я обновил очерк, там внизу про диктофон. Я не совсем верно написал, что он самый дешевый. Есть, конечно, диктофончики и гораздо дешевле, а Zoom H1 - самый дешевой в их линейке, что позволяет писать в формате wav в приемлемом качестве.
Эдуард Поздышев       08.12.2018   14:48:32

Спасибо, Глеб! Хочу такой диктофон! Поищу, мож повезёт прикупить.
Глеб Копчёный       08.12.2018   17:38:50

Обновление ZoomH1: http://www.zoom.co.jp/products/h1/software/

1. Скачиваем обновление
2. Копируем файл H1MAIN.bin в корень флешки.
3. Включаем Zoom H1 удерживая кнопу Play
4. Соглашаемся с обновлением нажатием на Rec ждем завершения прошивки и выключаем.

Всё, теперь при включении вы увидите новую версию прошивки, поздравляю вас, вы успешно прошили свой рекордер.
Глеб Копчёный       08.12.2018   17:32:55

Видите, как бывает, Эд. Писал про диатофон, и совершенно случайно узнал, что, оказывается, для него есть обновление прошивки, сильно расширяющие сферу его применимости, представляете? После обновления этот аппаратик превращается еще и в полноценный USB стерео-микрофон и, одновременно, внешний аудиоинтерфейс 2х2 - то есть, фактически, во внешнюю звуковую карту с характеристиками 24/96 kHz. Неожиданно, честное слово. Обязательно обновлюсь. А вам теперь, считаю, просто жизненно необходимое - считай, два в одном получается. Я бы не тратился на внешнюю звуковую карту, если бы знал это заранее! :-)
Глеб Копчёный       08.12.2018   17:15:18

Тысяч семь-восемь они сейчас где-то. С рук на Авито можно купить и дешевле
Эдуард Поздышев       08.12.2018   20:35:38

А вы где покупали?
Глеб Копчёный       08.12.2018   22:12:47

Через интернет-магазин, Фотосклад, кажется

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1