Как харизматы в тюрьму ходили


Как харизматы в тюрьму ходили
В России много тюрем, но ещё больше дураков. Иногда из Кремля звонят в "небесную канцелярию" и просят прислать ещё больше дураков, потому что "где достаточное количество дураков, там легче вести народ в мечте всеобщего счастья". Что под всеобщим счастьем подразумевают великие государственные умы, вы можете узнать, остановившись на пару дней и ночей на таком "открывающем третий глаз" и прочие неведомые органы, как Соловецкий остров.

Но речь мы будем начинать не с этого печального места, а с обычной мордовской колонии, где много несчастных душ, томящихся в гнетущей неволи. Эти люди брошены в пучину раздираемой тоски, и к ним с миссией "возвращения доброго имени" явилась парочка харизматов, с горящими глазами и чувством сделать невозможное среди греха и вавилонского плена.

Один из замов начальника колонии №39055, капитан Егоров, ждал миссионеров с букетом цветов, в которых смутно угадывались недельной свежести сорта "Кардинал де Ришелье". Они ещё имели запах, но это уже не был запах розария, а нечто среднее между картофельным складом и женской уборной.

Харизматы, Юра и Степан, оба большеухие и кареглазые, с сияющей улыбкой далеко не белых зубов, в рубашечках, отутюженных на ночь и пахнущих хлором, с синими Библиями в руках, простые и доступные, стояли у ворот непростого и плохо доступного места, где даже голуби и воробьи наизусть знают песни Кати Огонёк.

Вышел дежурный с красной повязкой на левом плече, представился, ощерился, дал понять, что если и есть Бог, то явно не в этом убогом месте.

- Мы братья церкви Пылающего Креста, - представился Юра, пытаясь проникнуть в глаза капитана Егорова как можно глубже.

Капитан постучал пятками ботинок по андроповскому асфальту и произнёс:

- Братья? двое из ларца, одинаковых с лица?

- Мы невосприимчивы к шуткам, - нахмурился Степан и упёрся взглядом в Библию своего напарника.

- Да ладно вам, мы все люди подневольные, у каждого свой кумир в голове висит на самом видном месте.

Юра и Степан переглянулись.

- Мы не служим кумирам, мы служим Богу, - возразил Юра, открыл Библию и указал раскрасневшемуся Егорову заповедь "Не сотвори себе кумира".

Егоров о чём-то смущённо задумался, оттянул слегка назад кобуру и впустил наконец давно ожидаемых гостей на территорию колонии.

Братья во Христе были ошарашены вонью, несущейся из сортира, стоящего в метрах 120-160 от административного штаба этого учреждения.

- У вас в Америке, поди, такого и не увидишь? - из-за спины буркнул Егоров, достал из внутреннего кармана обёрнутый фольгой пирожок и принялся с медвежьим аппетитом его есть.

Братья промолчали.

из штаба им на встречу вышел усатый и сытный подполковник, едва не упал из-за промчавшейся под ногами белой кошки с изрядно заметным животом.

- Хелло, други! - закричал как контуженный подполковник.

- Товарищ подполковник, им не понравился наш сортир.- Капитан Егоров снял фуражку и почесал правый висок.

- А что с ним? Вроде стоит...

- Воняет из него... так им кажется... хотя...

- Воняет? Так не булочная. Наши товарищи что - первый раз в России?

Капитан пожал плечами. Степан заговорил с ужасным калифорнийским акцентов, который до этого был меньше и менее заметнее.

- Мы первый раз на русской земле. Всё о`кей, нам у вас очень хорошо.

Начальник колонии дружески повёл миссионеров в медчасть, где содержались три брата-близнеца: Валя, Гена и Серёжа. Все - двухметровые, по-боксёрски отяжелённые мышцами и выносливостью.

Решётки, замки, крысиная шерсть.

Братьев-христиан тусклый свет тысячелетних лапочек, вокруг которых метались озверевшие мотыльки, погрузил в ещё более пессимистическое настроение. Юра засунул руки в карманы джинсов, зажав Библию между плечом, а Степан, отставив худой зад, шёл руками сзади, прижав Священное Писание к спине.

Остановились в комнате для свиданий. Двое сотрудников ФСИНа сели у телевизора в крайнем правом углу, а проповедники пристроились за старым громоздким столом, нараспашку раскрыв свои Библии, возле которых лежали небольшие стопки чистой писчей бумаги и карандаши.

Ввели всех троих близнецов. Они были родом из глухой деревушки в Горном Алтае, занимались рубкой почти вечной лиственницы, пока государственный надзор не указал им на нарушение законодательства. Двое братьев признали свою вину, а Валя, самый старший и тугоухий, всё так же посылал органы правопорядка и наказания куда подальше.

- Вот, братья-людоеды, миссионеры к вам пришли, хотят совесть вашу пробудить, - дубово-лиственным басом огласился подполковник.

Близнецы усмехнулись, не поднимая головы.

- Да расслабьтесь, товарищи уголовники. - Братья из Алтая присели на хлипкий диванчик, окружённый загаженными мухами фикусами и пальмами.

Харизматы произнесли молитву покаяния. Атмосфера всё более становилась торжественнее и возвышеннее.

Рядом с начальником колонии стояла психолог Юля Новгородцева, в пластмассовых очках, ветреная и лёгкая как куриное перо, но собранная как женский боксёрский кулачок.

- Итак, какие у вас есть вопросы к нашим подопечным? - обратился с вопросом к проповедникам из Пылающего Креста начальник исправительного учреждения.

С инициативой выпорхнул из грота раздумий брат Юра.

- Все мы братья в Боге. Братья наши русские, уверовали ли вы в Иисуса?

- В кого? - чуть присвистнув дал голос алтаец Гена.

- В Ии...

Психолог Юля почувствовала внутренним слухом, что сейчас будет произнесено неприличное слово и взяла узды в наманикюренные пальчики:

- Религия даёт человеку покой.

Близнецы уставились в шпильку её каблука всеми своими шестью очами.

- Религия - это опиум для народа, - как по металлу прошёлся своим громозким языком Валя.

- Христос преобразит ваши души, вам только нужно покаяться, дать Духу Святому оживить ваши сердца! - почти одними словами воскликнули братья-харизматы.

Подполковник отошёл от шкафа с книгами и сев рядом с миссионерами, принялся перелистывать "Сноб". Юля встала рядом с диванчиком, стала погрызывать фиолетовый карандаш. Она бродила глазами по комнате, искала островок устойчивости и стабильности для своих нежных голубых глаз.

- Отец учил нас верить в самих себя, - сказал Серёжа.

- Но это настоящее язычество! - чуть не расплакался Юра.

- В тайге есть только два бога - ты и всё, что вокруг тебя, - опять сказал самый младший из близнецов.

Юра и Степан обменялись обоюдным изумлением.

- Великий Бог всякую душу сохранит и спасёт! - всё более входя в проповеднический экстаз, вещал Юра. Далее: - Горе тем, кто строит глухую стену между собой и Всевышним! - поддержал его Степан.

В комнате потух свет. Тишина оглушила всех.

- Вот тебе Маша и первая брачная ночь. - Далее в словах начальника тюрьмы начались нецензурные бранности. Но и они внезапно оборвались, началась возня, женский истошный крик рвал всем учащённые биением сердца.

В комнату с фонарями влетели громадные спецназовцы, мата стало ещё больше.

Спустя пару неопределённых мгновений порядок был восстановлен. Пришли электрики и наладили освещение.

У подполковника был выдран клок волос, юбка Юли разодралась в пух и прав, обнажив нереально белые трусики, а на головах проповедников Пылающего Креста были надеты красное (на Юре) и чёрное (на Степане) корзины для мусора.

Первыми вывели алтайских "чёрных" лесорубов. Шатаясь как после тяжёлого сна, вышли и остановились в коридоре миссионеры. Никто к ним не желал подходить и принести извинения за произошедший конфуз. Юля только хотела им отдать забытые Библии, но был дан ответ, что эта духовная литература оставляется в дар всем, кто томиться в этом аду.

Миссионеры быстро покинули территорию колонии, остановили такси и умчались с изрядным ветерком.

В кабинете подполковника пили кофе, играла какая-то недурственная баллада, по обоям ползал шмель.

- Долго они будут вспоминать сегодняшнюю историю. - Еле слышное веселье.

- Да и нам "досталось". - Вот уже возник тонкий чувствительный смех.

- Пригодился бабушкин клок волос. - Ржание здоровых и сильных глоток. Так и лошади не ржут.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 05.12.2018 Алексей Суслов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2431200

Метки: русская тюрьма, сизо, случаи из жизни, тюремные истории, рассказы алексея суслова,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1