Каспий. Другое бессонное


Другое бессонное

Я Морю родному признанья писал,
спрессовывал вздохи в сонеты.
В прибоя волнах, в очертании скал
без лишних вопросов ответы искал,
не зная - зачем мне ответы.

В открытом же море суть жизни проста
и сдобрена долей босяцкой...
Когда горизонта даль всюду пуста,
обычное дело - тянуть не за страх,
для братии нашей рыбацкой.

Рыбак - вот кто трудится в Море сполна,
и места здесь нет авантюре:
рвёт жилы свои от темна до темна,
на хлеб с маслом и на бутылку вина, -
за каждый мозоль - по купюре.

На деньгах он сам дорисует нулей
слезами любого калибра;
рыбак, потом-кровью ты волны полей,
от этого Море ещё солоней
и больше на тысячи литров.

Достань что жена собрала на обед,
оставь пока, брат, колотушку;
на вымокшей слани колбасный фуршет.
Из тьмы рундука вынь на божий, на свет
с эмалью надколотой кружку.

На грудь сто грамм принял, туда ж закусил,
глаз острым стал, руки сильнее;
ты с новым запалом каладу схватил.
Ждёт рыба тебя, о которой просил...
Почти как у Хемингуэя.

Гладь зеркала рябью царапнул сквозняк
и в небе какой-то Малевич,
барашки бьют в борт, пора бросить темляк.
Про то, что, мол, в сущности, буря - пустяк -
бессовестно врёт Макаревич.

Волна бурухтанит, на темя жмёт смог -
Пандоры легко открыт ларчик.
А дома жена истоптала порог...
Я с трепетом глажу "Ямахи" сапог:
"Давай, вывози, Боливарчик."

И нашей "Казанке" тогда повезло,
в тот день стороной прошло горе.
И всем остальным повезёт пусть назло
Беде - старой гипсовой бабе с веслом.
Храни, Господь, рыбаков в Море!

*
Я Морю родному признанья пишу,
прессую волненья в сонеты
и больше, пока, ничего не прошу.
Всю жизнь будет память курить анашу
и выдыхать эти сюжеты.
_ _ _





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 05.12.2018 Веталь Шишкин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2431168

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души











1