У гриппа есть свои права?


У гриппа есть свои права?
(Полемические заметки)

1.Очень вырос в целом мире гриппа вирус… три-четыре

…И снова медики-эпидемиологи предупреждают нас о скором очередном пришествии гриппа. Снова болезнь, словно лесной пожар, вспыхнув от неведомой искры, неумолимым смертоносным вихрем пойдет охватывать огромные пространства, сея там, куда еще не дотянулась, панику и ужас. Снова будут закрываться на карантин детские учреждения, пустеть места отдыха и развлечений. Снова будет толпиться народ в поликлиниках, будут расхватываться лечебные препараты в аптеках… И совсем не важно как он, этот новый грипп, будет назван в этот раз – птичьим, свиным, коровьим или лошадиным. Важно то, что он опять будет видоизмененным, то есть опять потребует изыскания для борьбы с ним новых лечебных препаратов.
И снова многие из нас зададутся вопросом: «Это такой пока не знаемый нами закон природы или чей-то злой умысел»? И вообще – почему эти гриппы приходят к нам ежегодно почти в одно и то же время, хотя мы от них и вакцинируемся, и излечиваемся (значит, приобретая иммунитет)? А если шире – как такое зло вообще появилось на планете и неужели оно не искоренимо?
Наши древние предки, наверное, недаром среди прочих ужасов конца света на первое место ставили болезни. Неведомые болезни во все времена внезапно косили огромную массу народа, а потом так же неожиданно вдруг уходили. И ведь действительно было странным: если не существовали в те времена никакие средства лечения, то почему не вымирали поголовно все, кто жил и находился рядом с заболевшими? Почему массовые эпидемии тех лет, забирая жизни миллионов людей, уходили, возвращаясь через некоторое время уже в другом обличии?

2.Сопротивление среды?

И вот тут напрашивается естественный ответ: а что эти эпидемии, если не природное регулирование нашей человеческой популяции. В природе численность любых популяций испытывает постоянные колебания. Ученые-биологи утверждают, что в связи с размерами ареала популяций может значительно изменяться и численность особей в популяциях. Так, у насекомых и мелких растений открытых пространств численность особей в отдельных популяциях может достигать сотен тысяч и миллионов особей. Напротив, популяции животных и растений могут быть и сравнительно небольшими по численности.
В этом и состоит принцип минимального размера популяций. Минимальная численность популяций, обеспечивающая существование вида, является специфической для разных видов. Выход за пределы минимума грозит для популяции гибелью.

Но тогда наверное, есть основание предположить, что возможен и их максимум. Американский биолог Ю. Одум первым назвал правило популяционного максимума, которое конкретизирует два обобщения. Первое из них известно как теория X. Андреварты - Л. Бирча, или теория лимитов популяционной численности: численность естественных популяций ограничена истощением пищевых ресурсов и условий размножения. Второе обобщение дополняет первое и носит название теории биоценотической регуляции численности популяции К. Фридерикса: регуляция численности популяции есть результат комплекса воздействий абиотической (неоптимальная температура, кислотность, соленость, влажность) и биотической (присутствие хищников, паразитов, болезнетворных организмов, нехватка пищи) среды в местообитании вида.
Оба этих фактора называются учеными сопротивлением среды.
Казалось бы, вот она разгадка болезней – сопротивление среды!
Но где спрятан механизм этого самого «сопротивления»? Как, например, объяснить известные факты, когда тучи размножившейся до гигантских количеств саранчи в какой-то момент вдруг поворачивали в сторону водного массива и массово там погибали? Как консолидируются болезнетворные вирусы прежде, чем «понять», что настало время действовать? Неужели у человечества те же сопротивления среды, что и у всего живого на планете?
Известный американский ученый, специалист в области популяционной динамики П. Турчин в одной из своих работ пишет об этом так: «…вековые циклы колебания численности населения – это общая закономерность макроисторического процесса, а не набор отдельных случаев, каждый из которых объясняется частной причиной».
А в поисках такого объяснения он ссылается на идеи английского демографа Томаса Мальтуса, который считал, что растущее народонаселение выходит за рамки, в которых люди могут обеспечить себя средствами к существованию: цены на продукты питания возрастают, а реальная оплата труда падает, из-за чего потребление на душу населения сокращается. Экономические бедствия, часто сопровождающиеся голодом, эпидемиями и войнами, ведут к падению рождаемости и повышению смертности, в результате чего скорость роста населения снижается (или даже становится отрицательной), из-за чего, в свою очередь, средства к существованию вновь становятся доступнее. Факторы, ограничивающие рождаемость, ослабевают, и рост населения возобновляется, рано или поздно приводя к новому кризису средств к существованию. Таким образом, противоречие между естественной склонностью популяций к росту и ограничениями, накладываемыми доступностью пищи, приводит к тому, что численность населения имеет тенденцию к регулярным колебаниям.
Существенная доработка модели Мальтуса была предпринята американским историческим социологом Д. Голдстоуном, принявшим во внимание опосредованное влияние популяционного роста на структуры социума.
Голдстоун доказывал, что чрезмерный популяционный рост оказывает разнообразное действие на социальные институты. Во-первых, он приводит к галопирующей инфляции, падению реальной оплаты труда. Во-вторых, что еще более важно, быстрый рост народонаселения приводит к увеличению числа людей, стремящихся занять элитное положение в обществе. Увеличение конкуренции внутри элиты приводит к возникновению сетей патронажа, соперничающих за государственные ресурсы. В-третьих, рост численности населения приводит к увеличению армии и бюрократического аппарата и повышению издержек производства. Государству ничего не остается как повышать налоги, несмотря на сопротивление как элит, так и народа. Однако попытки увеличить государственные доходы не позволяют преодолеть раскручивающиеся государственные расходы. В итоге, даже если государству удается повысить налоги, его всё равно ожидает финансовый кризис.
Сделав анализ всех научных воззрений на колебания численности населения П. Турчин приходит к выводу: «Вековые колебания не представляют собой строгих, математически четких циклов. Напротив, они, по-видимому, характеризуются периодом, довольно широко варьирующим вокруг среднего значения. Такой картины и следовало бы ожидать, потому что человеческие общества представляют собой сложные динамические системы, многие части которых перекрестно связаны друг с другом нелинейными обратными связями. Хорошо известно, что такие динамические системы склонны быть математически хаотичными или, говоря более строго, чувствительно зависимыми от исходных условий. Кроме того, социальные системы открыты – в том смысле, что они подвержены влиянию внешних воздействий, таких как изменения климата или внезапное появление эволюционно новых возбудителей болезней…».

3.Вся жизнь впереди? Надейся и жди?

Да, математически рассчитать развитие нашего социума, наверное, действительно невозможно. Но ведь нам и без всех этих ученых выкладок ясно, что человечество, живя как-то не совсем праведно, движется абсолютно не туда, куда нам всем хочется. И возникает справедливый вопрос: «А почему мы так невнимательно читаем древний источник цивилизационной мудрости, пытающийся подсказать человечеству движение в нужном направлении – Библию?». Разве там не дано всем нам иносказательное предостережение, касающееся судьбы жителей Содома и Гоморры, живших в праздности и разврате? Разве там не названы те основные заповеди, по которым (хотим мы того или нет) мы обязаны жить, если не хотим быть прокляты Природой. Можно называть это Богом или Космосом (не суть важно), но именно по чьей-то высшей воле насылаются на людей то военные конфликты, то неведомые болезни. Неужели непонятно с какой такой стати вдруг появился на планете СПИД? Да, зараза идет оттуда, где нищета, грязь, плохое питание. Но ведь именно там почему-то и рождаемость более высокая, чем в других местах.
Уже сейчас человечеству необходимо сообща задуматься над проблемой оптимальной численности населения планеты. Нужно знать, что те, кто думает об этом, озабочен судьбой только избранного «золотого миллиарда». Так называемая «масонская ложа» давно сформулировала для себя условие выживания в перспективе наступающих экологических кризисов. А нам, всем остальным что остается? Ждать?






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 05.12.2018 Борис Алексеевич Углицких
Свидетельство о публикации: izba-2018-2430937

Рубрика произведения: Проза -> Статья











1