Цикл СИЛА ЛЮБВИ 2 Родной


Цикл "СИЛА ЛЮБВИ"
2.
Родной
(Композитор Шостакович,
моя первая любовь.)

1
Конец мая 1960 года. Теплый, солнечный день.
Я только что сдала последний переводной экзамен в музыкальной школе.

Впереди летние каникулы и полная свобода: читай, играй на старинном немецком пианино с клавишами из настоящей слоновой кости и слушай, слушай, слушай!
Слушай любимую классическую музыку!

2
Дома, наскоро пообедав, я усаживаюсь у маленького радиоприемника "Москвич" и начинаю путешествие по волнам эфира: Моцарт, Бетховен, Шопен...

 Но что это? - Незнакомая музыка неудержимо притягивает к себе!
...Скрипки, альт, виолончель... Струнный квартет.

Композитор обращается лично ко мне - тринадцатилетней девочке Ляльке!
Доверительно, тепло, с любовью! 
Так со мною никто не разговаривал!

 Неведомый автор разбудил меня, приподнял над землёй и увлек в свой мир. Мне в нем хорошо!

...Очнулась я от голоса диктора: "Вы слушали Первый струнный квартет Дмитрия Шостаковича".

3
...Дмитрий Шостакович...
Шекспир музыки XX века. Его сочинения -уникальная хроника неспокойного столетия.

 Накал музыки Дмитрия Дмитриевича так велик, что современники называли ее "высоковольтной". Она звучала, как набат и была, на мой взгляд, совестью эпохи.

 Звуками Шостакович умел выразить все. Даже самую простую мелодию массовой песни поднимая до уровня притчи и символа.
 Помните?- "Родина слышит, Родина знает, что ее сын в облаках пролетает"...

 Бог наделил композитора  редкими дарами-- духовным зрением и духовной любовью. Он видел свет Вечности.
 Вот как сказал об этом дирижёр Михаил Юровский: " Во многих своих сочинениях Шостакович волей -неволей становился голосом  Божественных сил, которые разговаривают с человечеством о его проблемах."

 О себе композитор как--то сказал : "Мне жалко все живое."
 Вряд ли Дмитрий Дмитриевич не на словах, а на деле помогавший очень многим людям, в те атеистические времена задумывался о духовной составляющей своей любви. Он просто любил.
Мое детское сердце не могло не откликнуться на такую любовь!
4
...Двенадцать детских и юношеских лет Дмитрий Дмитриевич заочно был моим самым дорогим наставником и другом, я любила его музыку вместе с ним самим.
 О том, что он на 40 лет старше, я не задумывалась. Это не имело никакого значения. Не тот случай. 

 Радость этой любви я помню до сих пор.
А тогда мне было нелегко - надо мной смеялись, крутили пальцем у виска.

 К счастью, мои родные были довольны, что я взрослею под сильнейшим влиянием этой удивительной творческой личности...

5
...Через несколько дней после начала каникул я отправилась к родным в Москву.

 Выслушав мои щенячьи восторги, двоюродный брат, теннисист и авиоконструктор Володя Солнцев, сразу же достал из своих необъятных книжных закромов репродукции рисунков Кустодиева.

 С одного из них на меня смотрел мой ровесник, тринадцатилетний Митя Шостакович. В матроском костюмчике, с нотами Шопена в руках.

В облике Мити была чистота отрока Варфоломея с моей любимой картины Нестерова и хрупкость, нежность, ранимость самого красивого в мире цветка - сон-травы...
 И я окончательно влюбилась!

6

...Прострел раскрытый, сон-трава...

 Мне три года.
Мы с родителями гуляем по лесу.
Ранняя весна. Снег осунулся и постарел, появились первые проталинки. На одной из них я увидела чудо, оставившее след в душе на всю жизнь.

 На серой, ещё не проснувшейся земле, среди холодного снега, тянулся к солнышку первый лесной весенний цветок - прекрасный подснежник сон-трава.
 Нежный, похожий на эльфика в лиловой накидке со светло-зеленым кружевным воротничком, подснежник улыбался мне.
Я слышала его тихую хрустальную песенку!

 С нами гуляла коза Филька. Один прыжок - и доверчивый, беззащитный цветок исчезает
в прожорливой козьей глотке...
 Я не смогла спасти его!

... Наверное, у многих из нас в детстве случались события, которые вонзались в душу и навсегда оставались в ней. Этим событиям дана власть незаметно направлять наше поведение...

7
...Домой я вернулась с большой авоськой нотных и книжных сокровищ.

 Вскоре заботливый и понимающий Володя подарил мне проигрыватель и пластинки с записью камерной музыки и Седьмой симфонии.

Любовь проявлялась согласно возрасту.
Детская комната преобразилась.

Первым пострадал вышитый мамой коврик с симпатичной собачкой, охранявшей мой сон.
Вместо него над кроватью висел текст доклада Д. Шостаковича на съезде Союза советских композиторов из газеты "Правда".
Кажется, он назывался "Высокое призвание советской музыки". 

Над докладом (рядом с картиной Нестерова и фотографией сон-травы) располагался рисунок Кустодиева и фото Дмитрия Дмитриевича в пожарной форме, дежурившего на крыше консерватории в блокадном Ленинграде. 

 Оказалось, что хрупкость и ранимость в Дим Димыче (так звали его некоторые ученики, так, не смотря на благоговение, стала про себя называть его и я), сочетаются с железной волей.

 Культура - это фронт!
 Я гордилась, что имя композитора было занесено Гитлером в список десяти главных своих врагов. За сочинение Седьмой симфонии.

 "Свидания" проходили ежедневно. 
Перед каждым я прибирала свою детскую комнату, надевала самое нарядное белое платье и с волнением замирала
у проигрывателя. Или садилась за пианино.

 В свободное от занятий время я пыталась нести музыку любимого композитора в массы. 
Следуя популярному в народе лозунгу "стань таким, как я хочу".

 "Массы" - родители и родственники -
добродушно посмеивались, но просвещаться не спешили.
 И я перенесла весь свой пыл на наш скотный двор.

 Его предводители, дворняжка Сильва и гусак Скрипка, стали моими соратниками в нелегком деле музыкального образования гусей, уток, кур и собак.

8
Вскоре все обитатели скотного двора завтракали с песней Дим Димыча "Нас утро встречает прохладой", обедали под песню "Хороший день", ужин получали вместе с "Колыбельной" из вокального цикла "Из еврейской народной поэзии".

 Домой с болота, на берегу которого возвышался наш дом, симфонический гусино-утиный оркестр под управлением капельмейстера Скрипки
(в составе оркестра, кроме законных детей папаши Скрипки и мамочки Альтик - Виолончели, Флейты, Гобоя, Кларнета, Фагота, Трубы, Валторны, Барабанчика, - были еще приемные детки-утята, высиженные курицей), 
 возвращался вечерами под марш из "Детской тетради", очень точно передававший комический характер шествия.

 Мелодию марша я горланила на все болото, выколачивая аккомпанемент из музыкального инструмента под названием "почтовый ящик", висевшего на калитке.
Болото оживало.
За оркестром организованно, стройными рядами, в такт музыке, следовали по домам на ночлег все соседские водоплавающие птицы.

Успехи были налицо. Им дивился весь наш Невельский проезд.
 Но мои родители по-прежнему не воспринимали меня всерьез. 
Пока среди лета я не угодила в больницу.

Не вникнув в тонкости музыкального воспитания, они попытались наладить контакт со своей живностью с помощью проверенных веками "тега-тега, цып-цып-цып".
 Но новоиспеченные ценители музыки Дмитрия Дмитриевича устроили своим хозяевам бойкот, отказываясь от любой пищи, кроме булочек с изюмом.

 Без организующей силы музыки Шостаковича дисциплина на скотном дворе резко упала, и я была встречена с большим почетом.

"Смотри-ка, Люся, - удивлялся папа, обращаясь к маме. - Наша-то Лялька, пока Сильву дрессировала "Романс" из "Овода" выть, у этой рыжей шельмы огрызаться научилась и застенчивость свою подрастеряла..."
И папа вручал хвостатой вокалистке сахарную косточку.

Мама все чаще стала вспоминать свою довоенную молодость.
Оказывается, лучшей наградой от месткома передовикам производства в те времена был билет в Большой театр!

 Простой люд, выросший на высокохудожественных образцах своей древней народной песенной культуры, быстро принял и полюбил классическую музыку. Особенно оперу.
 
Для профилактики возможных правонарушений матушка заводила разговоры о том, какие глупые, пустые были фанатки у Козловского и Лемешева, знаменитых теноров Большого театра. 

 "Этих дурочек так и называли: "козловки" и "лемешевки".
Представляешь, Ляля, они вырывали пуговицы с костюмов своих кумиров и сражались друг с другом у стен Большого театра, выясняя, чей кумир лучше поет!"

 А я с ужасом представляла, как довоенные поклонницы дерутся из-за пуговиц , оторванных с единственного пальто юного Мити!

9
Шло время, я взрослела и все больше мечтала о личной встрече.
Значит, надо учиться так, чтобы стать хорошим музыкантом!
В композиторы и пианисты я не гожусь, а вот лектором -музыковедом вполне могла бы стать.
 И я еще серьезнее взялась за учебу.

Детская комната превратилась в кабинет, две стены которого от пола до потолка занимали самодельные стеллажи, забитые книгами.
 В большом дубовом книжном шкафу размещалась коллекция виниловых пластинок.
 Под кроватью покоились два чемодана с газетными вырезками, посвященными Д.Д.
 На столе лежала стопка музыкальных журналов и никогда не закрывавшаяся красиво оформленная тетрадь с самодельной "Летописью жизни и творчества композитора Дмитрия Шостаковича". 
Рядом покоились тетради с переписанными от руки книгами, которые не удалось купить.

Старательно изучала я историю музыки, проливала слезы над биографиями великих музыкантов-новаторов, окруженных атмосферой непонимания.   Особенно жалела своего земляка, любимого композитора Шостаковича, Модеста Петровича Мусоргского.
 Его не понимал никто, даже лучшие друзья, он был так одинок!

 А как много трудностей в жизни Дмитрия Дмитриевича!
 Настоящая культура всегда фронт, он всю свою жизнь на передовой!
 Как мне хотелось ему помочь!
 Я выучусь и тоже отправлюсь на фронт,!
Буду рассказывать о музыке, чтобы люди полюбили настоящее искусство, а не бездарных эстрадных звезд!

...В мечтах я видела себя лектором Московской филармонии.

 Вот я, в роскошном концертном платье, фасон которого придуман еще прошлым летом, со своей длинной золотистой косой, в Большом зале Московской консерватории вдохновенно рассказываю о новом сочинении Дмитрия Дмитриевича.
А он дарит мне цветы и благодарит за хороший рассказ.

10
...После окончания музыкальной школы пришло понимание, что настоящего
музыковеда из меня не выйдет.
Мое дело - учить детей музыке в музыкальной школе, работая с самыми слабыми учениками.
Раскрывать забаррикадированные где-то в глубине сознания ребенка таланты, чтобы расцветали они, как сон-трава.
 И сражаться на культурных фронтах в своем родном райцентре за настоящее искусство и за моего Дим Димыча.

11
...Переступив порог своей музыкальной школы не как ученица, а как педагог и задиристый "новобранец культурного фронта", я сразу попала "в окружение". 

 Опытные коллеги быстро поставили меня на место.   Они чтили и любили классику и не принимали и не понимали современную музыку, считая ее бессмысленным набором звуков.

 И я весь свой пыл перенесла на учеников.
Заразить, как известно, можно не только гриппом.
 Дети с удовольствием играли новую музыку, им нравилось ее образное начало.
Они слышали ее внутренний свет!

 Успешно шли и беседы о музыке.
Меня вдохновляли маленькие слушатели, с воодушевлением обсуждавшие прослушанные пьески: "А заяц ему ка-а-к даст!"

Экзамены долгое время были самым тяжелым испытанием.   Мне популярно объясняли, что играть современную музыку дело пустяковое, бить по клавишам можно даже кулаками: бац, бац, и так сойдет!
Все равно в этой какофонии никто ничего не разберет.
К искусству она отношения не имеет. Ты научи хорошо классику играть!

 Я защищалась словами Мусоргского: ′Вперёд. к новым берегам пока ещё безбрежного искусства,!′
Не понимая, что нового без старого не бывает. Взлет самой новейшей музыкальной ракеты возможен только с уже построенного мастерами прошлого космодрома.
.
..Удары сыпались один за другим.
Как-то утром, случайно услышав в моем исполнении непривычные современные гармонии, один из самых уважаемых мной педагогов в порыве негодования устроил бурную сцену и пытался бросить ноты в печку,(только что растопленную школьной уборщицей Марусей.)

 В конце того же дня я получила ещё один удар.
Моя бывшая учительница, сидевшая в комиссии на экзамене рядом со мной, заметив, что я любуюсь недавно приобретенными нотами "Прелюдий и фуг,," нашептала мне в ухо столько гадостей о музыке Дмитрия Дмитриевича, что молодой педагог не выдержал и разрыдался.
 Под аккомпанемент сдающих экзамен учеников.
После чего на меня махнули рукой.

12
...Пролетело одиннадцать насыщенных лет моей затянувшейся музыкальной весны.

 Внезапно умирает отец. Тяжело и долго болеет мама.
 На мне дрова, печки, кухня, живность, огород и все остальное.
А также две педагогические ставки в музыкальной школе и беседы о музыке для детей.

 Родители всегда оберегали меня от хозяйственных забот, давая возможность много заниматься музыкой.
Теперь ни играть, ни слушать я не успевала.
 Но в этом не было необходимости: любимая музыка любимого композитора постоянно звучала во мне и была по-прежнему родной.
Я срослась с ней.
И от автора ее не отделяла.

13
Только через год мне удалось заглянуть в папин архив.

По образованию отец был инженером-химиком и фармацевтом, а по призванию - изобретателем и, как оказалось, очень одиноким человеком.
Вечерами спал, чтобы ночами спокойно работать над изобретениями.
Выходные, даже зимой, проводил в лесу - он очень любил природу.

 Я читала его записки, его стихи (он шутил, что пишет девятую главу "Евгения Онегина"), трогательный "Дневник Лялиного здоровья", который он вел много лет, а я ничего о нем не знала; разбиралась в последних медицинских изобретениях и плакала.

 Удар был сильнейшим!
Папа не видел от меня тепла, я не замечала, не понимала и не поддерживала его, думая только о себе.
Где же была моя сон-трава?

  Отревев, я дала себе клятву, дала обет, что всегда буду не только помогать, но и служить творчески одаренным людям, каким бы делом они не занимались.

Если встречу на своем пути.
В меру сил и понимания.
Как пушкинская няня Арина Родионовна.

P S
Господь дал мне возможность выполнить обет. В середине 90 х годов целых 6 месяцев мне снился один и тот же сон: какая-то новая система развития творческих способностей.
А следом появился мой первый ,Пушкин". Ее автор. 

Сейчас я-счастливая бабушка Арина с двумя "Пушкиными" сразу,! 

09. 2018.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 19
© 04.12.2018 Лариса Калинина
Свидетельство о публикации: izba-2018-2430539

Метки: Шостакович,
Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Ирина Прищепова       05.12.2018   15:52:02
Отзыв:   положительный
Лариса, на одном дыхании прочитала ваш чудесный рассказ о чудесной любви всей жизни! Вы замечательная рассказчица с чутким и добрым сердцем. Вы способные увидеть то, что не дано другим (кто читал "Мессу", тот мне поверит). Пишите больше! Не болейте! Счастья вам и вашим пушкиным!

Лариса Калинина       05.12.2018   20:58:36

Спасибо, Ира,! Со смартфоном писать в постели значительно легче. Я в восторге от стихов Александра Тихонова. Он есть в Избушке









1