ЗАТКНИТЕСЬ, СУКИ!


ЗАТКНИТЕСЬ, СУКИ!
Надгробная плита и то не та.
Гроб не такой, но всё таки зарой.
У одиночества рождалась пустота.
Гермафродит сознания - покой.

Святой убийца. Честный провокатор.
Локатор цепких рук хватает всех.
Пьёт пессимист за жизненный успех.
И я в стандартной теме не новатор.

Есть узурпатор веры - червь мечты,
с которой ты на ты под одеялом.
И вроде кажется - мечтаем мы о малом.
На кухне расцветают как цветы,
у газовой плиты камфорки с газом.
То бледно - синие, то с жёлтым лепестком.
Знаком фонарь Луны с подбитым глазом.
Горячий чай, с каким то холодком
от сигарет ментоловых. И липко
приклеена улыбка на лице.

Когда вокруг подлец на подлеце
нам очень страшно, холодно и зыбко,
в песках зыбучих, жизненных проблем,
которые нас топят в обиходе.
Не зря наверно говорят в народе -
Кто сытый - тот всегда и глух и нем.

Он лишь затем читает эти строчки,
чтоб ставить точки ( их обычно три )
Молитвы раз пятнадцать повтори.
Они тебя согреют в тёмной ночке.

А с мёдом бочки дёготь заливает.
Снимает проститутку верный муж.
Из стужи снег змеёю заползает
в пустые души.
Не берись за гуж,
не прыгай, если - ′′ Гоп ′′ ещё не сказан.
Наказан сын - весь день стоит в углу.
Гостям постель постелим на полу.
По локоть кровью и гавном измазан
палач и врач - проктолог.
Слишком тихо -
когда заснуло лихо. ( Видит сон )

- Вы громко говорите! Сбавьте тон!

Из камуфляжа саван шьёт портниха
для рядовых солдат.
Не нужен мат,
чтоб описать вам всем простое блядство.
Наследство обеспечит тунеядство.
А вот когда дела идут на лад -
подлянку ждите или выстрел в спину.
Наполовину мёртв, частично жив.
Мозг вытекает гноем как нарыв.
На похороны скиньтесь по алтыну.
И я застыну соляным столбом,
с разбитым лбом об стену неприязни.

- Товарищи, подъём! Сегодня казни!

Вопрос поставлен сломанным ребром.

Паром знаком. Паромщик сам Харон.
Урон врагу, сравнимый с харакири.
Как интересно быть мишенью в тире.
Ваш смех такой же точный как патрон.

Со всех сторон - глаза и рты и уши.
Кликуши, критики и просто голоса
толпы чуть потревоженной.
Леса
из трёх деревьев. Только два часа,
на то, чтоб починить все паруса
и ветер выловить из этой тихой бухты,
хотя бы на живца.
Овал лица
закрыт картонной маской. Кормят сказкой.
А путь домой - препятствий полоса.

Гримасы, мины, на дороге мины.
Щетины сбритой с рожи синева.
Где деньги - там и сила и права′.
Адам был Богом вылеплен из глины
и сразу очарованный Лилит,
стал знаменит, ведь он - первопроходец,
по странам секса.
Груз могильных плит.
Могилы чёрной холодит колодец.
( Ведь он без дна ) А дело - сторона.
Вина доказана заочно. ( Это точно! )
Молчание как и слова - порочно.
А веры нет! И комната тесна!

Блесна блестит. Её хватают щуки.
Ломают руки - сунув не туда.
И мы не оставляем ни следа.
Дрова незнанья в пламени науки.

- Заткнитесь, суки! Слово - это ложь!
А шепот - это нож воткнутый в спину.
Наполовину лишь решён вопрос.
Плевок как взнос. И дым от папирос,
дополнит нам вечернюю картину.

Ангину лечат водкой. Рваной глоткой
пробулькали протест. Но нету мест
в холодной камере. Но проведён арест.
И прозвучал рассказ военной сводкой.

Доводка лезвия на коже тихих слов.
Отлов собак бродячих, тощих кошек.
Стрельба точнее - если выстрел с сошек.
Минутами пробит месяцеслов.

Улов - карась. Вампир - самоубийца
упал крестясь. Крутилалась карусель.
Отличие индейца и индийца
в одной лишь букве. Накрывает хмель.

Иду смеясь. В лицо попала грязь.
Смеясь утёр. В отместку плюнул тоже.
До дрожи зацепила строчек вязь.
Но в этом признаваться нам не гоже.

- О, Боже! - громко крикнул атеист.
Актёр играл себя как персонажа.
Пенсионер без пенсии и стажа.
По Аду шёл доверчивый турист.

Стандартный лист с жестоким приговором.
Стал вором и убийцей пацифист.
Священник пел весёлый акафист -
он положил на всё давно с прибором.

С убором головным, но без штанов,
из снов приходит Фредди. - Здравствуй, леди!
Холодный труп на праздничном обеде -
привычный сухпаёк.
Вопрос не нов -
Ответ готов из нецензурных слов.
Голов разбитых мало. Толоконных -
намного больше. Сколько незаконных
детей усыновить ты был готов,
когда женился на продажной вере?

В химере - когти и огонь и яд!
И совесть искусает всех подряд.
Обряд замешен на простом примере -
за око око.
Щёлкает сорока
железным клювом. ( Это как протест )
И как всегда в автобусе нет мест.
И тест полоски выдаёт до срока.
( Ведь Муза - это девственная блядь,
готовая давать любым уродам! )

Час ожиданья кажется нам годом -
но мы готовы даже годы ждать
укола в вену или перемену.

Об стену кулаком - я верю в боль!
Я минус, но умноженный на ноль.
Опять с похмелья сяду на измену.

Полено, заражённое огнём -
сдыхало в муке.
- Замолчите, суки!
Мы лучше понимаем с каждым днём -
пробелы и неточности в науке.

Мы режем руки.
Битое стекло
как воск стекло - растопленое светом.

Не торопи меня сейчас с ответом!
Во мне сидит разбуженное зло!

Нам повезло. Мы слышим слишком плохо.
Мы избирательны, но избирают нас.
И вновь попал удар не в бровь, а в глаз.
И началась повсюду суматоха.

А кто то лоха хочет обмануть.
Кривой наш путь. Куда ведёт дорога?
Ведь мы пока прошли не очень много.
Так отвернись, останься и забудь!..

Есть выстрел в грудь
и в спину. ( Это - кара )
Когда не ожидаешь ты удара.
И всё куда то катится как ртуть.

В глазах лишь муть. Сознание на части.
Минута тишины. Кулак на счастье
в кармане сжат. Нас догоняет мат.
У ваты - голос. Развалился колос
на зёрна под ударами цепа.
Тупая боль ложится на затылок
так нежно, словно матери рука.
И гладит нежно.
Это неизбежно -
когда над головой сонм чёрных птиц,
то змеи выползают из петлиц
врачей военных.
Мыслей откровенных
течёт неразбодяженная суть.
Убей, забей, прости и позабудь!..

В плену вещей заманчивых, но тленных -
мгновенья снов. Стабильностью основ
стоят столбы и дыбы. Эшафоты ...
Мне не понятны эти обороты.
И я в плену своих кошмарных снов.
Хочу проснуться ...
Гнутся ветки ели.
На них лёг снег. Семь пятниц на неделе.
Пробелы в деле. Что же вы хотели,
без обязательств выдав мне аванс?

В наушниках играет тихо транс.

Лежит мертвец на цинковой постели ...

Пастелью нарисованы огни.
А дни идут ( бесцветные они )
своей порой. Кровь делится на группы.
И пир горой. Съедают черви трупы ...

© Сергей Высокополянский





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 04.12.2018 Сергей Высокополянский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2430069

Рубрика произведения: Поэзия -> Декадентская поэзия











1