Мечта


Трогательное

Подружился я с подругой милою,
обручились. Мы теперь родные.
Кое-кто мне из друзей завидует,
сумасшедший - думают иные.

(сужденья правдо-правильных голов
меня не чешут и не напрягают,
оценки пресно-чуждых мне умов
"помимо" своего я пропускаю)

В общении непосредственно проста,
стройная и пахнет каланхоэ...
Существо по имени Мечта,
резвое, красивое, любое.

С Мечтой дружить нельзя - мне говорят,
и тут же с завистью воротят морды...
Пусть я стану слеп, зато крылат,
не возгордясь, с ней гордо буду гордым.

С инкрустацией из лунных слёз
гребнем расчешу ей нежно гриву.
Солнца луч вплету проворно в хвост;
чернь волос в глаз брызнет спелой сливой.

Напою свою Мечту вином,
накормлю её красивым словом,
та, без уговоров, под седло,
встанет, ожидая верхового.

Я вскочил. Да здравствует полёт!
Стремление Мечты против течения!..
Выбросил мундштук, он рот не рвёт, -
планка меры, гвоздь ограничения.

Разгонюсь над жизненной пустыней,
по барханам скуки вековым.
Неохота здесь искать святыни
и, тем паче, поклоняться им.

Равнодушья зной не ощущаю,
небеса безжизненно пусты;
не топча копытом, объезжаю
радости тифозные кусты.

Пыль-сомненья сыплет ветер-пошлость
в глаз-рот-нос - и гибнет человек.
Но Мечта вынослива, как лошадь -
вынесет меня на Счастья брег.

1997

Тронутое

Мечта, облака рассекая,
расцарапала крылья бедой.
Капли крови по небу бросает.
Кровь у Мечты голубая,
сливается с синевой.

Она меня любит по-детски,
по-шефски взяла под крыло
(не раз уставала мертвецки),
по-сестренски, по-соседски
впаяла в своё седло.

Летим-юморим и нам весело.
Под сорок жара с высотой.
Любой неуют встряхнём песнею.
И клетка груди вдоху тесная!
Соперничаем с бедой.

С Мечтой мой союз мне дорог.
С ней с милой беды не страшусь.
Не слезу никак с русских горок.
Годов мне уже под сорок
и это - не минус, не плюс.

Сломал счётчик литрам и суткам,
алкалоидам и сменам ночным...
Сорок градусов мало рассудку,
объявить чтоб себя проституткой
и признать самомненье больным.

И девиц сорок - не достижение,
и недуг не закатит губы...
Но мигают предостережения:
слышен скрежет цепи натяжения,
пахнет страх перед срывом резьбы.

Не предаст при всём, при том, не кинет
меня мечта, зеркал не явит дна.
Но тесней ряды, в ком злоба стынет;
как снежком швырнёт мне кто-то в спину
колобком из человечьего дерьма.

Не исчерпал лимит я на ошибки,
ласкаю жаб, охочих до того,
чтоб на «кол» сесть и тут же скушать рыбку,
стереть с портрета моего навек улыбку,
куклёнка вуду спицей растерзав всего.

А я целую в лоб своё либидо,
не сбившись с ориентира доброты,
слизав со лба зелёнку суицида,
закрашу кистью всепрощения обиды,
цвет солнца взяв и кровь своей мечты.

2010, 2018
- - -





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 04.12.2018 Веталь Шишкин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2430063

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская











1