ЖИЗНЬ МАНСУРА САДЫКОВА.3.12.2018. Юсупов Юрий-7. Повесть.


                                                                      ПРОДОЛЖЕНИЕ.
                                                                     ===============

     Но,  пока,я  сейчас  опишу  один  вечер,  до  приезда  нашей  мамы -  Блюмы  Моисеевны  Зофман- Садыковой.  Эту  ночь,  мы  провели  вдвоём  с  сестрой Хадичой,у  меня,в  маленькой  комнате.  Папа -  Рагиб Румович  Садыков  спал  в  большой  комнате  -  зале.  Мы  ему  не  мешали  отдыхать.
С сестрой  Хадичой,  мы  думали  только  об  одном:  чем  нам  заняться?  Мы  с  Хадичой,  смотрели  в  тёмное,  ночное  небо  и  вдруг,увидели  гро-
мадного,коричневого паука,  висящего на  паутине,  головой  вниз. Это  была  та самая  паучиха- "  актриса  "  ,которая  принимала участие  в  спектакле
МУХА  -  ЦОКОТУХА.  Именно она и  "  переврала  "  весь  спектакль  МУХА  -  ЦОКОТУХА.
     Мы  с  Хадичой,  захотели  поймать её.  Взяли  квадратной  формы,сиреневую,с  мелкими  дырочками,  мыльницу и...словили  паучиху.  Но  мыльница  была  непрозрачная  и  нам  была  видна  лишь  тень  паучихи,как  она  движется  и  ползает.  Паучья  тень  была  неясна,смазанна,но  было
видно,  как  паучиха  ползает  в  сиреневой  мыльнице,в  различных  направлениях.  Воздух  свободно  проникал  в  мыльницу,сквозь  дырочки,  которые
были  расположены  ровно,  создавая  собой,  некую  решёточку  из  дырочек...
     Мы,с  Хадичой,  осторожно  приоткрыли  крышку  сиреневой  мыльницы  и  хитрая  паучиха,  бывшая  начеку,  выскользнула  из -  под  моих  пальцев,
выскочила  на  свободу,  а  короче  говоря...упала  на  голый,  деревянный  стол.
С её  тела,  посыпалась  масса  мелких,как семя  мака,-  паучат,  которые  быстро  убегали.  Паучиха  тоже  успела  скрыться.  Остальных  своих  паучат,
паучиха  держала  у  себя,во-рту.
Пока,мы  с  сестрой  Хадичой,  очухивались  от  собственной  растерянности, -  всё  паучиное  семейство  успело  скрыться  в  щели  нашего  пола.
     Так,как я  собирал  коллекцию  бабочек,  то  мы  с  Хадичой,  решили  не  терять  времени  даром,  а  заняться  ловлей  ночных  бабочек.
Сестра Хадича  поймала  мне  очень  удивительную  ночную  бабочку.  По  своей  величине,  она  была  небольшая,  даже  ближе  к  маленьким.
Верхние  крылья  у  него  были  белые,  с  лёгким  золотистым  оттенком  и  с  тонкими,продольными,чёрными  полосками.
Эти  полоски  и  создавали  собою,-  "  некий  узор  ".
Нижние  крылья  у  неё,  были  тёмно  -  серые.  На  них,  по  краям,  была  лёгкая  бахромка.
Помню,  эта  скромная,серая  ночница  произвела  на  меня  огромнейшее впечатление  и  эстетическое  наслаждение.
Только  позже,я  узнал,что  эта  загадочная  бабочка,  была -  ВЬЮНКОВОЙ  ПЯДЕНИЦЕЙ.
Потом,  мы  с  сестрой  Хадичой,  стали  читать  МАЛУЮ, СОВЕТСКУЮ  ЭНЦИКЛОПЕДИЮ.  Нас  очень  рассмешило  одно  слово:  БАБУГАН  ЯЙЛА.
Хадича,  в  шутку,  сказала,  что  это  очень  смешно  звучит,  наподобие,как... БАБУШКА  С  ЯЙЦАМИ.
Мы  нахохотались  и  насмеялись  вволю,  а  потом,  почувствовали,  что  очень  проголодались  и  очень  хотим  есть.
Мы  с  Хадичой,  сделали  себе  из  сырых  яиц,  -  ГОГЕЛЬ-МОГЕЛЬ  с  сахарным  песком,туда  положили  кусочки  ванильной  булки - слоёнки,а потом,
с большим аппетитом,съели  и  запили  чаем.
Потушив  свет,  мы  легли  спать.  Наступила  ночь.

                                                            ====================

      Часто,  наш  папа -  Рагиб  Румович  Садыков  уезжал  в  длительные  командировки.  Я,как  уже  писал  выше,  очень  тосковал  по  папе,  также, как
тосковал  и  по  маме -  Блюме Моисеевне  Зофман- Садыковой,  когда  она  уезжала  в  Запорожье,  на  Курсы  усовершенствования  врачей.
А папу  посылали  то  в  Днепропетровск,то  в  Днепродзерджинск,  то  в  Павлоград.
Его командировали  туда,  его  непосредственные  шефы  -  начальники:  Фурштейн,  Ковригина,  Халявина.  Я  очень  не  любил  эти  командировки.
Они  были  всегда  бесконечны.  А  я  очень  скучал  по  -  папе,  тосковал  по- нему ,безмерно.
По словам  нашей  мамы,я  был  "  папиным,боковым  ребёнком  ", очень  был  к  нему  привязан.
     Младший  сын  соседей  Петренко, Лёнька,меня  всячески  опекал,  развлекал  и  старался,  чтобы  я  немного  развеялся  от  своей  тоски  по  папе,
когда  он  уезжал  в  свои  бесконечные  и  длительные  командировки.
Он шёл на  всё,  чтобы  меня  рассмешить,  забавить,чтобы  я  забыл  про  тоску.
Кто знает,наверное,  Лёнька  Петренко  меня  жалел  жалостью  брата  родного,  хотя  и  являлся  нам  соседом.
Лёнька  Петренко,  однажды,  позвал  меня  в  "  междусарайные  дебри  ",  там  был  его  сарай,  и  показал  мне  своих  кроликов.
Он  разрешил  мне  их  погладить.
Кролики  у  него  были  белые,с  красными  глазами,желтовато-серые,  голубовато-серые  и  чёрные.
Некоторые  кролики  были  пушистые,  некоторые -  гладкошёрстные.
     Я  увидел  в  его  сарае,  оранжевый  огарок  свечки,  с  тонким  чёрным  крючочком  фитилька,  что  напомнило,мне  мою  красную  свечку,-  подарок
моей  сестры Хадичи и  я  попросил  у  Лёньки,  отдать мне  оранжевый  огарок  свечки.
Лёнька  с  радостью,  согласился  и  отдал  оранжевый  огарок  свечки,-  мне.
У  нас,в  это  самое  время,поселились  в  квартире  №  15,  сбоку  нас,  новые,  молодые  соседи  Височины:  дядя  Володя  -  28 лет,  и  тётя  Женя,-  25
- лет,беременная  и  ожидавшая  своего  первого  ребёнка.  Вместе  с  ними ,  поселилась  и  старенькая  бабушка  дяди  Володи  Височина.
Соседка,-  Ольга  Зарудная- Краснокутская,поменялась квартирами  с  Высочиными.  Дядя  Володя  и  тётя  Женя  уже  год,как  поженились  и  ждали
своего  первого  ребёнка.
     В  описываемый  мною,день,  мама  и  Хадича  были  дома,  папа  уехал  в  очередную  командировку,  в  Днепропетровск.
Я-же  приболел  гриппом.
Соседи  Височины  пришли  к  нам,  чтобы  познакомиться  с  нами,  а  когда  тётя  Женя  Височина  подошла  к  моей  кроватке,  я  её  ошибочно  принял  за  ...врачиху  и  подумал,  что  она  собирается  делать  мне  уколы... поднял  плач  и  крик  на  всю  комнату:
-  Уходи,уходи  от  меня,  врачиха!  Прочь!  Я  не  дам  тебе,  делать  мне  уколы!  Вон!  Вон!
Помню,  я  тогда  поднял  страшный крик,плач  и  рёв.
Я  так  расстроился,  что  меня  вырвало  прямо  на  новенький  БУКВАРЬ,подарок  моей  старшей  сестры -  Хадичи.
Испуганные  и  сконфуженные  моим  " приёмом  ", соседи  Височины  поспешили  уйти.  Но  я  никак  не  мог  остановиться,  рыдал,  плакал  и  кричал
в  голос..
Сейчас,  спустя  долгие  годы,  меня  до-сих  пор  жжёт  огнём,стыд,  за  этот  скверный  и  отвратительный  поступок.
Наверное,соседи  Височины:  дядя  Володя  и  тётя  Женя,  где-бы  они  сейчас  не  были,не  жили,  уже  старенькие  дедушка  и  бабушка  -  вспоминают  эту жуть,что  я  им  устроил.
Они  наверное,меня  уже  простили:  маленький  мальчик,наколотый  весь,-уколами  врачих,что  места  живого  нет...

                                                                              ( Продолжение следует).






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 03.12.2018 Юрий Юсупов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2429900

Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1