ПАВЕЛ АНТИОХИЙСКИЙ (САМОСАТСКИЙ)


ПАВЕЛ АНТИОХИЙСКИЙ (САМОСАТСКИЙ)

Тема статьи.

Историк партии ариан Филосторгий называет пресвитера Лукина прямым учителем ариан. Афанаситы считают Лукиана своим учителем.

Лукиан – сторонник Павла Антиохийского, епископа Антиохии. Афанаситы называют его Павлом Самосатским и считают, что Арий перенял учение Павла.

Странное учение Павла. Сын – Бог, а Иисус, называвший себя Сыном, – не Бог. Полемика с савеллианами (учителями афанаситов) стала причиной, почему Павел усложнил учение.

                                                        

Пресвитер Арий считал себя и Евсевия Никомидийского православными христианами. Он назвал епископа Александра, своего начальника, «савеллианином», еретиком, – учеником римского богослова Савеллия, извратившего учение апостолов.

Александр считал себя православным. Он назвал пресвитера Ария и епископа Евсевия Никомидийского «лукианистами», еретиками, – учениками пресвитера Лукиана (ум. 311), основателя Антиохийской школы.

«В молодости он (Арий. – С. Ш.) посещал в Антиохии школу знаменитого Лукиана и оттуда принёс своё учение» (Л. Дюшен[1]).

Идеолог Римской церкви Епифаний Кипрский «называет Лукиана учителем ариан, а самих ариан именует прямо "лукианистами"; "все они, – замечает он о главных руководителях арианскаго движения, – вышли из одного гибельного общества", разумея под этим общество учеников Лукиана» (Спасский).

Пресвитер Лукиан, – уроженец города Самосаты, основатель Антиохийской школы, – учитель Ария и Евсевия Никомидийского.

Лукиан получил своё богословское образование в городе Эдесса у исповедника Макария.

«Главный труд жизни Лукиана – пересмотр и исправление греческого перевода (70 толковников) Ветхого Завета, а также всего текста Нового Завета. В его редакции Ветхий Завет был представлен в трёх параллельных столбцах, вмещавших в себе тексты еврейский, сирийский и 70-ти»[2].

Почему Лукиан пересмотрел и исправил эти книги? Зачем ему это понадобилось?

Лукиан пересмотрел греческий текст «Библии» после того, как обнаружил, что тот сильно испорчен «еретиками со злою целью. Ради этого полезного труда Лукиан предварительно изучил еврейский язык» (Димитрий Ростовский[3]).

Лукиан был учителем ариан. Значит, еретиками были афанаситы. Он пересмотрел и исправил эти книги из-за вставок афанаситов, которыми они доказывали, что Иисус – это Бог.

Лукиан написал ещё несколько небольших книг «О вере» и «краткие послания к некоторым лицам» (Иероним[4]).

Эти книги и послания не сохранились. Хотелось бы знать, что он говорил о вере? К каким лицам были послания и почему именно к ним? По всей видимости, он опровергал учение афанаситов. Афанаситы, громогласно объявив Лукиана своим святым, под шумок, тайком уничтожили его сочинения. Если бы Лукиан на самом деле был их святым, его сочинения дошли бы наших дней.

«Труды Лукиана сохранились лишь в фрагментах... Большим авторитетом пользовалась его рецензия Библии. По существу она была одним из первых критических изданий... Святой Иоанн Златоуст цитировал Библию по рецензии Лукиана; она же была положена в основу готского перевода Ульфилы» (Мень[5]).

Пресвитер Лукиан умер мученически в 311 году. Император Галерий (305-311) предложил ему отказаться от Христа. Лукиан укреплял в вере осужденных с ним христиан, убеждал их не отрекаться от Христа, не бояться мучений и смерти.

«В исторических воспоминаниях писателей четвёртого века личность Лукиана занимает совершенно особое место: большинство говорит о нём не иначе, как с уважением к его нравственному характеру и высокой учёности, но в тоже время избегают передавать какие-либо конкретные факты из его жизни. Такое своеобразное положение Лукиана объясняется тем, что в течение некоторого времени своей жизни Лукиан был противником церкви, поддерживал человека, учение которого осуждено было соборами» (Спасский).

Лукиан поддерживал своего земляка – Павла Антиохийского, которого афанаситы называют Павлом Самосатским, уроженца города Самосаты, епископа Антиохии (262-272). Павел был идеологическим врагом Римского папы Дионисия (259-268). Называя его Павлом Самосатским, афанаситы словно не признают его главой столичной Антиохийской кафедры, самой главной в те времена на Востоке.

Учение Лукиана о личности Иисуса Христа теоретически должно быть идентично учению Павла. В противном случае, он не был бы его сторонником.

Павел Антиохийский учил, что Иисус – это рядовой человек, достигнувший совершенства сознательным воздержанием от греха. Если бы Иисус был изначально совершенным, как утверждают афанаситы, то в этом случае добродетель Иисуса не имела бы нравственной ценности.

«Как пророки были простыми людьми, находившимися под вдохновением Божества, но совершенно непричастными Божеской природе, так и Христос есть простой человек, который чужд Божеского существа и соприкасается с последним только через нравственные усилия своей воли» (Спасский).

Бог, возлюбив Иисуса, даровал ему силу чудотворения, передал суд и возвёл в Божеское достоинство. Иисус больше пророков, не потому что он изначально был больше их. Совершенство Иисуса – результат его собственных подвигов.

«Павел ставил особое ударение на этой стороне своего учения и видел в нём преимущество проповедуемого им воззрения... Заслуга Христа, по Павлу, и состоит в том, что, будучи по существу одинаков с прочими людьми, Он не только остался без греха, но борьбой и трудом преодолел грех наших прародителей» (Спасский).

Учение Павла, изложенное знатоком всех ересей Епифанием Кипрским, вызовет у неподготовленного человека недоумение. Учитель ариан считал, что Сын – это Бог! «Павел говорит, что Бог Отец и Сын и Святой Дух есть единый Бог» (Епифаний[6]).

Учение Павла, мягко сказать, было странное: по его мнению, Сын – это Бог, а Иисус, называвшия себя Сыном, – не Бог.

Павел утверждал, что у Сына нет своей личности, своей жизни – ипостасного бытия. Иисус и Сын для Павла – два совершенно разных понятия. По мнению Павла, Отец и Его Сын, – это как человек и его слово. А Святой Дух – как сердце человека. Мария родила обычного человека Иисуса. Слово Бога вселилось в человека Иисуса, как вселялось до него в пророков. Причина могущества (чудес) рядового человека Иисуса – Слово Бога, Которое обожествило его.

Зачем Павлу понадобилось усложнять учение? Зачем все эти выверты? Иисус – это якобы не Сын. У Сына якобы нет своего бытия. Павел не стал бы усложнять учение без причины. Значит, случились некие важные события, заставившие его это сделать. Выверты учения Павла – по моему мнению, это следствие полемики с савеллианами, учение которых навязывалось Римским папой Дионисием.

Для христиан Римской империи того времени Дионисий был большим начальником, как нынешний патриарх Кирилл для христиан России. Его мнение невозможно было проигнорировать, как сейчас невозможно проигнорировать мнение Кирилла. По моей версии, Дионисий утверждал, что учение Савеллия – апостольское.

Савеллий, современник Римского папы Зефирина (199-217), считал, что дева Мария родила Бога, Который создал Вселенную. Он не мог прямо назвать Иисуса Богом: ему сразу сказали бы, что он – еретик многобожник. Ему пришлось сделать ход конём. Он придумал термин «односущный», отнял у Сына самостоятельное бытие. По его мнению, Отец и Сын – это два проявления одной сущности Бога. А если Отец и Сын два имени Бога, значит, у Иисуса, который называл себя Сыном, нет своего бытия. Отец – это Иисус. Следовательно, дева Мария родила Отца.

Взяв за основу мудрёное объяснение Савеллия, почему Иисус – это Бог, Павел перетолковал его таким образом, что Иисус получился у него рядовым человеком. Он согласился с Савеллием, что Сын – это Бог, что у Сына нет своего бытия. А Иисус – не Бог! Потому что Сын – это Слово Бога, которое вселилось в человека Иисуса, как вселялось в пророков. Именно этот толкование и стало, по моей версии, учением Павла.

Павел не мог объявить прямо, что Савеллий придумал новое учение. Сам Дионисий Римский считал учение Савеллия апостольским! Ему пришлось использовать те же термины, которыми пользовался и Савеллий. Павел доказал, что Савеллий неправильно толковал якобы апостольский термин «односущный», который Савеллий сам же и придумал.

По мнению Спасского, Павел стал епископом при поддержке Пальмирской царицы Зенобии. Она возвела его в важные государственные сановники: назначила дуценарием – управляющим финансами. По моему мнению, Зенобия не назначала Павла. Возможно, высокая светская должность Павла стала причиной того, почему епископы Антиохийского патриархата избрали его своим руководителем. Какую он занимал церковную должность перед назначением, – неизвестно.

Епифаний назвал Павла – Господоубийцей за то, что тот назвал Иисуса – творением. «Новые же Иудеи, эти Самосатяне, уничтожают ипостась Слова, поэтому и они оказываются Господоубийцами»[7]. В этом случае Епифаний был человекоубийцей: лишил Иисуса нравственных подвигов, объявив его безгрешным.

«Несомненно, однако, то, что всех заблуждений Павла Самосатского (Антиохийского. – С. Ш.) Лукиан не разделял» (Спасский).

Никто наверняка не знает, различались или не различались учения Павла и Лукиана. Спасский – предполагает. Моё доказательство этого – уничтоженные книги Павла и Лукиана.

Павел и Лукиан считали, что Иисус – рядовое творение Бога и обличали заблуждения Римского папы Дионисия, ученика Савеллия. Павел отблагодарил Лукиана: рукоположил в пресвитера.

Проповеди Павла вызывали «восторг; паства с энтузиазмом приветствовала его на богослужебных собраниях; слушатели его проповедей вскакивали с места, махали платками, громко одобряли, вскрикивали от удивления; некоторым казалось, что их епископ не простой человек, а ангел, сошедший с неба» (Спасский).

Почему христиане, слушая проповеди Павла, вскакивали с мест, громко одобряли, вскрикивали от удивления? Потому что Павел, со слов Руфина (редактора книги Евсевия) наказывал тех христиан, которые не выражали свой восторг.

«Он высокомерен и горделив... его окружает множество телохранителей... Церковные собрания он превратил в диковинные представления... Он хлопает рукой по бедру, топает ногами на кафедре... тех, кто не восхваляет его, не машет, как в театрах, платками... он наказывает и оскорбляет» (Ц. и. 7: 30).

Евсевий Кесарийский критикует Павла Антиохийского, – по моему мнению, это небылица Руфина. Евсевий был единомышленником Евсевия Никомидийского, Ария и, следовательно, их учителей – Лукиана и Павла Антиохийского.

Руководитель Александрийского патриархата Александр объявил «нас людьми безбожными и изгнал из города – за то, что мы не согласились с ним, когда он всенародно говорил: Бог всегда, Сын всегда... Поэтому брат твой, Кесарийский епископ Евсевий (автор «Церковной истории». – С. Ш.), Феодот, Павлин... и все пастыри востока, говорящие, что Бог безначально предсуществует Сыну, преданы анафеме» (Арий[8]).

Савеллиане завидовали блестящей карьере Павла: сын бедных родителей, «нищий», «необученный никакому ремеслу и вообще ничему полезному», он стал сказочно богатым, нажив безмерное состояние святотатством и беззаконием.

Царица Зенобия не назначила бы неграмотного человека управляющим финансами. Успешная светская и церковная карьера Павла свидетельствует о том, что тот был незаурядным человеком, обученному всякому ремеслу и вообще всему полезному.

Афанаситам понадобилось три собора, чтобы отлучить Павла от Церкви.

По мнению нынешних церковных историков, эти соборы были в 264, 267 и 268 или 269 годах. Дату последнего собора они увязывают с годом смерти Римского папы Дионисия. Точный год его смерти неизвестен: одни учёные думают, что он умер в 268 году, другие – в 269.

Согласно моей версии, последний собор был в 272 году, – после того, как римский император Аврелиан захватил Пальмирское царство и репрессировал Павла, финансового директора царицы Зенобии.

Афанаситов категорично не устраивает эта дата! В этом случае получается, что они сместили Павла с помощью светской власти.

Ещё один интересный вопрос: кто был инициатором этих соборов? Афанаситам хочется видеть инициаторами местных епископов, возмущённых «новым» учением Павла. Дескать, Римский папа не навязывал своё новое учение христианам Востока.

«В 264 году в Антиохии был созван Собор (кем – неизвестно, вероятно Фирмилианом Кесарийским)» (М. Э. Поснов[9]).

По моему мнению, епископ Кесарии Каппадокийской Фирмилиан не мог созвать собор. Во-первых, Павел Антиохийский был его начальником. Подчинённые не собирают соборы. Во-вторых, Фирмилиан был учеником Оригена[10]. А Ориген – самый знаменитый учитель ариан. Первый Вселенский собор осудил Оригена косвенно, «как источник Ария» (Иероним[11]). Другими словами, Павел и Фирмилиан были однопартийцами.

Как я предполагаю, собор в Антиохии созвал Римский папа Дионисий (259-268), который считал себя руководителем всех епископов Вселенной.

«К концу II века предстоятели Церквей Антиохийской, Александрийской и Римской получили ещё большие преимущества. Антиохийский возвысился над всеми епископами Востока, Александрийский – над епископами всего Египта, а Римский – над всеми епископами Запада. Положение римского епископа особенно было высоко. Он был епископом Церкви, находившейся в столице империи, преемником апостолов Петра и Павла, предстоятелем Церкви славившейся богатством и знатностью своих членов» (Е. И. Смирнов[12]).

По мнению афанаситов, Павел якобы обманул пастырей, организовавших первый собор для его осуждения. Они не отлучили его от Церкви якобы только потому, что он говорил им, что Иисус – это Бог.

«Павел публично отрицал возведенные на него обвинения в ереси и громогласно утверждал, что он следует исключительно апостольским догматам, и собравшиеся пастыри, славя Бога за согласие в вере, мирно возвратились к своим паствам» (Спасский).

По моему мнению, на первом соборе, организованном Дионисием Римским по делу Павла в 264 году, он говорил пастырям, что Иисус – рядовое творение Бога. Такого же мнения были апостолы. Он говорил именно так, а не отрекался от своего учения! Возможно, он назвал Дионисия Римского учеником еретика Савеллия, который придумал новое учение. Сторонники Римского папы лицемерно соглашались с Павлом, напуганные его дружбой с царицей Зенобией, напуганные его многочисленными телохранителями и расходились по домам, «славя Бога».

Савеллиане (афанаситы) объявили Фирмилиана членом своей партии задним числом. Они записали всех известных богословов в свою партию задним числом – например, учителей ариан апостольского мужа Климента Римского, лично знавшего апостола Петра; Климента Александрийского, Оригена, Ипполита Римского, Григория Чудотворца, Тертуллиана, Дионисия Александрийского, Евсевия Кесарийского и даже самого Лукиана – прямого учителя Ария и Евсевия Никомидийского.

Со слов «Евсевия» (по моему мнению, редактора его книги), Фирмилиан якобы тоже осудил «новое» учение Павла. Они не лгут. Спросите других участников собора, – они подтвердят (Ц. и. 7: 30, 4). А почему Фирмилиан и Павел остались друзьями? А потому что тот обманул его, заверив, что «исправил свой образ мыслей».

Если бы Фирмилиан поддержал савеллиан, они не стали бы клясться. Навязчивое доказательство савеллиан говорит о том, что они лгут.

Против Павла якобы выступил ученик Оригена Дионисий Александрийский (247-264), который считал, как Павел, что Иисус – рядовое творение Бога.

«"Сын Божий есть произведение и сотворение, и Он – чужд Отцу по сущности; Отец – к Нему то же, что делатель к виноградной лозе и судостроитель – к ладье; и, как произведение, Сына не было, пока не получил бытия". Так написал Дионисий, и признаемся, что есть такое послание» (Афанасий Великий[13]).

Дионисий Александрийски не приехал на собор из-за старости, но прислал письмо, в котором якобы осудил Павла. Он якобы не удостоил «главу заблуждения» даже приветствием, как будто они были давними идеологическими врагами.

Упоминание о послании Дионисия, критикующее Павла, сохранилось только в книге Евсевия «Церковная история», переведённой на латинский язык врагом ариан Руфином, который сфальсифицировал книгу Оригена «О началах». Чтобы проверить Руфина, нужен независимый источник. А независимого источника нет.

«К сожалению, ни послания святого Дионисия к Павлу Самосатскому (Антиохийскому. – С. Ш.), ни послание его к Антиохийской церкви не сохранились до нашего времени» (А. Дружинин[14]).

Этого послания Дионисия, критикующее Павла, никогда не было. По моему мнению, Дионисий прислал письмо, в котором поддержал наследника апостолов Павла Антиохийского. Руфин изменил смысл письма на противоположный[15].

Римский папа Дионисий не смог сместить Павла: за его спиной стояли «узурпаторы» – правитель Пальмирского царства Оденат и его жена Зенобия.

Пальмирское царство (260-273) образовалось после того, как римский император Валериан (253-260) попал в плен к персам. Римская империя начала крошиться, как яичная скорлупа. Кроме Пальмирского царства, возникла ещё и Галльская империя (260-274).

Оденат погиб в дворцовом перевороте, который организовал его двоюродный брат Меоний. А потом солдаты, верные Зенобии, умертвили Меония. Зенобия стала единоличным правителем Пальмирского царства.

При правлении Зенобии её царство достигло наивысшего могущества. Она захватила Египет, Сирию, Палестину, Малую Азию. Аппетит приходит во время еды: Зенобия решила захватить Рим и подчинить себе всю Римскую империю[16].

Чтобы отлучить Павла от Церкви, савеллианам понадобилось помощь законного хозяина Римской империи Аврелиана (270-275). Разгромив войска Зенобии, он вернул мятежную провинцию в состав империи в 272 году и репрессировал Павла.

Если верить редактору книги Евсевия, «епископы всей Вселенной» смогли низложить Павла при жизни Римского папы Дионисия (ум. 268).

Савеллиане низложили Павла в 272 году, когда Аврелиан захватил Сирию. Они не смогли бы ранее низложить Павла. Он был управляющим финансами могущественной царицы Зенобии, хозяйки Египта, Сирии, Палестины и Малой Азии.

Савеллиане мобилизовали на собор всех своих однопартийцев.

Павел тоже мобилизовал своих однопартийцев, в том числе попросил приехать Фирмилиана. Тот откликнулся на просьбу друга, несмотря на плохое здоровье. Тяжесть путешествия окончательно расстроила его здоровье. И он умер в городе Тарс.

Римский папа смог низложить Павла и назначить Домна епископом Антиохии только потому, что некоторые сторонники Павла предали его. Император Аврелиан мог объявить Павла государственным преступником: он руководил финансовым ведомством «узурпатора» Зенобии. Аврелиан казнил некоторых людей из её ближайшего окружения. Поддержать Павла, означало, подписать себе обвинительный приговор.

Павел проигнорировал решение савеллиан. Опираясь на верных клириков, он служил в кафедральном храме, жил в церковном доме, не пуская туда Домна.

Римский император Аврелиан встал на сторону Домна: выгнал Павла (финансового директора «узурпатора» Зенобии) из храма и церковного дома.

«На спор между двумя антиохийскими епископами Аврелиан взглянул с политической точки зрения, приказав отдать церковный дом тому из них, с которым состоит в общении римский епископ. Римский епископ принял сторону Домна. Павел был изгнан из Антиохии и навсегда сошёл с исторической сцены» (Спасский).

Согласно Александру, «епископы всей Вселенной» объявили Павла «еретиком». Александр сознательно не назвал инициатора собора, умолчал о давлении императора Аврелиана. По его мнению, Лукиан перенял учение у Павла, а тот – у неких Евионы и Артёмы. Лукиан не общался с епископами, которые предали Павла.

«Вы сами научены от Бога и знаете, что вновь восставшее против церковного благочестия учение первоначально принадлежало Евиону и Артёме и есть подражание ереси Павла Самосатского, который был епископом в Антиохии, соборным судом всех во вселенной епископов отлучён от Церкви и которого преемник Лукиан в продолжение многих лет не имел общения с тремя епископами» (Александр[17]).

Император Галерий (305-311), решив искоренить христианство, посадил Лукиана в тюрьму.

Лукиан «на каждый вопрос отвечал одно только: я христианин; и когда палач говорил: какого ты отечества? – я христианин, отвечал он; какое у тебя занятие? – я христианин; кто предки? – он на всё отвечал: я христианин» (Иоанн Златоуст[18]).

Решив оставить Ария одного, разрушить преемственность ариан, афанаситы объявили мученика Лукиана своим святым!

«Православная церковь считает Лукиана, пресвитера Антиохийского, пострадавшего при Галерии, в числе своих святых, поэтому считать его родоначальником арианства для нас представляется неудобным. Поэтому на православных учёных, по-видимому, лежит долг защищать православие Лукиана. Святой Лукиан не был еретиком-арианином уже потому одному, что умер за 14 лет до Первого Вселенского собора, когда вселенская церковь (язычник император Константин и ученики Савеллия папа Римский Сильвестр, Александр и Афанасий. – С. Ш.) осудила арианство, как ересь, умер не только в мире с церковью, но и как мученик. Уже эта одна мученическая кончина искупала все его возможные догматические заблуждения» (Д. А. Лебедев[19]).

«Сам Лукиан, как известно, принёс покаяние и возвращён в православную иерархию, что и закрепил своей мученической смертью» (Карташев[20]).

Лукиан якобы покаялся. И доказал мученической смертью, что он – афанасит.

Согласно Карташеву, епископ Антиохии Домн и, сменивший Домна, Тимофей не общались с Лукианом. Лукиан якобы покаялся следующему епископу Кириллу: если бы он не покаялся, Кирилл не рукоположил бы его в пресвитера. (По Спасскому, Павел Антиохийский рукоположил Лукиана в пресвитера). Кирилл рукоположил Лукиана в пресвитера, не потому что тот покаялся, а потому что Кирилл не был афанаситом. «Раскаявшийся» Лукиан научил своих учеников, что Иисус – это рядовое творение Бога.

Карташев, доказывая раскаяние Лукиана, сослался на церковное предание. А у церковного предания нет автора: кто-то когда-то кому-то сказал. Причина церковного предания – желание скрыть небылицу, выдать свои мысли за мысли отцов Церкви. Лукиан не просил прощения у афанаситов. Они канонизировали его, – объявили своим святым, – только для того, чтобы разрушить преемственность ариан.

По мнению германского теолога и историка А. Гарнака (A. Harnack) (1851-1930), Лукиан был Арием до Ария. Его доказательство этого – свидетельство афанаситов (Александра и Епифания) и ариан (Ария и Филосторгия), называвших Лукиана учителем ариан. «Гарнак находит, что и приведённых скудных данных совершенно достаточно для того, чтобы с полною уверенностью считать Лукиана "Арием до Ария" и отнести на его счёт решительно все особенности арианской системы» (Лебедев).

Александр, современник событий, отразил реальное положение дел: Лукиан – «еретик». У него не было причины лгать: как было, так и сказал.

Нынешние афанаситы, объявив Лукиана своим учителем, выдают желаемое за действительное. У них есть причина солгать: якобы Арий придумал новое учение, а их учение якобы апостольское.

[1] «История древней Церкви» («Histoire ancienne de L’Eglise»).

Дюшен Луи (Louis Duchesne) (1843-1922) – аббат, историк.

[2] Энциклопедический Словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона.

[3] «Житие и страдание преподобномученика Лукиана, пресвитера антиохийского», память 15 октября.

Димитрий Ростовский (Туптало Даниил Савич) (1651-1709) – епископ Ростова, автор «Жития святых».

[4] «О знаменитых мужах», 77.

[5] «Лукиан Антиохийский». Библиологический словарь.

[6] «Панарион», 65: 1. Глава «О Павле Самосатском (Антиохийском. – С. Ш.), сорок пятой, а по общему порядку шестьдесят пятой ереси». Т. 3. С. 225.

[7] «Панарион», 65: 8. Т. 3. С. 237.

[8] Письмо Ария к Евсевию, епископу Никомидийскому (Феодорит, 1:5).

[9] «История Христианской Церкви». Общество любителей православной литературы. Издательство имени святителя Льва, папы Римского, Киев, 2007. С. 150.

Поснов Михаил Эммануилович (1874-1931) – профессор Киевской Духовной Академии. Эмигрировал в Болгарию, умер в Софии.

[10] Григорий Нисский (335-394) сообщил, что Фирмилиан и Григорий Чудотворец (213-270) учились у Оригена, «руководителя Христианской философии».

«Слово о жизни святого Григория Чудотворца». Творения святого Григория Нисского. Типография В. Готье. Москва, 1871. Т. 8. С. 140-141.

[11] 77. Письмо к Паммахию и Океану. Т. 2. С. 365.

Творения блаженный Иеронима Стридонского. Издание второе. Типография И. И. Чоколова. Киев. 1894.

[12]«История Христианской Церкви». Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2007.

Смирнов Евграф Иванович (1842-?) – директор Полоцкой учительской семинарии.

[13] Подробно об этом сочинении Дионисия – глава «Знаменитые учителя».

[14] Творения Дионисия Великого, епископа Александрийского. Казанская Духовная Академия. Казань. 1900 г. «Краткие сведения о жизни и творениях святого Дионисия Великого, епископа Александрийского». С. XIV. (Номера страниц предисловия указаны римскими цифрами).

А. Дружинин – священник, автор перевода творений Дионисия Александрийского, введения и примечаний.

[15] В данном контексте Руфин – собирательный образ: я не знаю, есть ли упоминание о послании Дионисия в латинском переводе Руфина или сирийском переводе. Возможно, это вставка издателей нынешней книги Евсевия – французского типографа Роберта Стефана (фр. Estienne, лат. Stephanus) (1503-1559) или французского учёного Генриха Валезия (1603-1676). Я всегда буду указывать на Руфина. Подробно об изданиях книги Евсевия – глава «Совет редакторов», 3.

[16] «Зеновия». Энциклопедический Словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона.

[17] «Послание Александра, епископа Александрийского, к Александру, епископу Константинопольскому» (Феодорит, 1: 4).

[18] «Похвальная беседа о святом мученике Лукиане».

[19] «Евсевий Никомидийский и Лукиан». (К вопросу о происхождении арианства). Богословский вестник, 1912. Т. 2. № 4. С. 737.

Лебедев Дмитрий Александрович, священник. Служил в городе Можайске в 1914 г.

[20] «Вселенские соборы». С. 42.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 02.12.2018 Сергей Шестак
Свидетельство о публикации: izba-2018-2429187

Рубрика произведения: Разное -> Философия











1