Дева Мария


ДЕВА МАРИЯ

Тема статьи. Моё доказательство, что у Иисуса были родные братья и сёстры.

Обожествление Иисуса привело к обожествлению его матери Марии. Если Иисус – это Бог, значит, Мария – Богородица. А Иисус должен быть её единственным сыном: покуситься на тело матери Бога – эта богохульная мысль не могла прийти её мужу Иосифу.

«Говорит нечестивый Филосторгий, что богоненавистный Евномий по приказу Евдоксия в праздничный день Богоявления произнёс перед народом речь, в которой со всей очевидностью обнаружилась безбожность их вероучения. Ведь, проклятые, они осмелились утверждать, будто Иосиф после непорочного зачатия имел плотское общение с Девою» (Фотий, 6: 2).

Православные учёные считают, что у Иосифа и Марии никогда не было супружеской близости. Их доказательство этого – свидетельство евангелиста Матфея.

Иосиф, узнав, что его невеста беременная, решил отменить свадьбу. Ангел, явившись ему во сне, сказал жениться на ней. «Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему Ангел Господень, и принял жену свою, и не знал Её. [Как] наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарёк Ему имя: Иисус» (Мат. 1: 18-25).

Иосиф «не знал» Марию. То есть Матфей сказал однозначно, что у них никогда не было супружеской близости.

По мнению протестантских учёных, супружеская близость у Иосифа и Марии была. Их доказательство этого – свидетельство евангелиста Матфея.

«Утром Иосиф сделал так, как велел ему ангел. Мария стала женой Иосифа, но супружеской близости между ними не было до тех пор, пока она не родила сына, и он назвал Его Иисусом» (Мат. 1: 25)[1].

Матфей сказал однозначно, что у Иосифа и Марии была супружеская близость – после рождения Иисуса.

Православные и протестантские учёные, доказывая свою точку зрения, ссылаются на один и тоже текст Матфея. Они считают свои переводы самыми правильными.

Была супружеская близость у Иосифа и Марии или не было – это личное предположение Матфея. Иосиф или Мария не могли рассказать ему. О таком не рассказывают. Сам Матфей тоже никогда не спросил бы. Поставьте себя на место Матфея. Неужели вы спросили бы Иосифа и Марию об их супружеской близости?

Матфей мог судить по косвенному признаку. Если у них были другие дети, значит, супружеская близость была. А если не было, всё равно могла быть: у многих семейных пар нет детей.

У Иисуса были братья и сёстры. «И пришли матерь и братья его и, стоя вне дома, послали к нему звать его. Около него сидел народ. И сказали ему: вот, матерь твоя и братья твои и сёстры твои, вне дома, спрашивают тебя» (Мар. 4: 32). Сообщение евангелиста Марка тоже не доказывает, что у Иосифа и Марии была супружеская близость. Марк не уточнил, какие именно братья и сёстры были у Иисуса, – родные, двоюродные, сводные.

Гельвидий (Елвидий), ученик арианского епископа Авксентия Миланского (ум. 374), написал около 380 года трактат, в котором утверждал, «что Святая Дева Мария, соединившись в законном браке с Иосифом, по рождении Господа имела от этого брака сыновей, к которым обращались как к братьям Иисуса» (Геннадий Массилийский[2]).

Сейчас всю полноту доказательст Гельвидия узнать невозможно: афанаситы уничтожили его книгу. Иероним, пересказавший Гельвидия, оставил только то, что посчитал нужным.

Например, со слов Иеронима, Гельвидий записал в свои свидетели знаменитого Тертуллиана и Викторина Пиктавийского, латинских писателей III века. Какие доказательства привёл Гельвидий из их сочинений – сейчас никто не знает. Иероним не стал комментировать Тертуллиана, объявив его еретиком. А в отношении Викторина объявил, что Гельвидий понял того неправильно. Викторин якобы говорил не о родных братьях Иисуса, а о родственниках. Проверить Иеронима нельзя: афанаситы уничтожили книгу Викторина.

Согласно моей версии, молодые люди Иосиф и Мария влюбились друг в друга. И, естественно, решили стать мужем и женой. А если они влюбились друг в друга и захотели стать мужем и женой, значит, у них была супружеская близость после рождения Иисуса.

Друзья Иеронима попросили его дать отпор «богохульству» Гельвидия. Он ответил не сразу, объяснив своё долгое молчание не желанием оказать «честь тому, кого хочешь побеждать»[3]. Его долгое молчание, как я предполагаю, было связано с тем, что он искал и знакомился с другими исследованиями на эту тему.

Иероним решил доказать, что Иосиф и Мария не стали мужем и женой. А если они не стали мужем и женой, значит, и супружеской близости после рождения Иисуса у них не было.

Доказывая свою версию, Иероним сослался на слово «прежде» в рассказе Матфея о рождестве Иисус Христа. Обычный человек никогда не догадается, что Матфей не считал Иосифа и Марию мужем и женой, употребив слово «прежде».

«Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святого. Иосиф же, муж её, будучи праведен и не желая огласить её, хотел тайно отпустить её. Но когда он помыслил это, – Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в ней есть от Духа Святого» (Мат. 1: 18-20).

По мнению Иеронима, слово «прежде» не всегда указывает на последствие (в нашем случае на будущую свадьбу Иосифа и Марии); иногда это слово означает несостоявшееся событие. Он привёл такой пример: «Прежде чем пообедать в пристани, я поплыл в Африку». Человек хотел пообедать в пристани, но не пообедал – уплыл в Африку. То есть Мария не стала женой Иосифа. Она навсегда осталась обручницей – невестой. А почему ангел назвал Марию женой Иосифа: «Не бойся принять Марию, жену твою»? По мнению Иерониа, ангел назвал Марию женой Иосифа в переносном смысле. Писание часто называют невест жёнами. Иероним сослался на книгу «Второзаконие», которую написал Моисей: если кто изнасилует «деву обрученную», того надо убить, поскольку «он оскорбил жену ближнего своего» (22: 23-25). Дева обрученная названа женой. Но она в действительности не была женой!

Сравнение Африки и пристани с Иосифом и Марией некорректно. Кто уплыл в Африку, тот, естественно, не мог пообедать в пристани. Он разлучился с пристанью. А Иосиф и Мария не разлучались. У них было намерение сочетаться. И они своё желание осуществили. Моисей, назвав невесту женой, не подразумевал переносный смысл: он определил наказание тому, кто изнасилует будущую жену. Следовательно, ангел, назвав невесту Иосифа женой, тоже не подразумевал переносный смысл. Ангел считал Иосифа и Марию законными мужем и женой.

По мнению Иеронима, евангелисты называют Иосифа мужем Марии якобы только для того, чтобы отвести от неё подозрение в прелюбодеянии. Иудеи никогда не поверили бы ей, что она зачла от Духа Святого, и побили бы её камнями, как прелюбодейку. Иосиф, дескать, сам не захотел стать мужем Марии в буквальном понимании этого слова, убоявшись ангела, сообщившего пастухам о рождении Иисуса, долгожданного Христа.

Иероним не знает, что думали на самом деле евангелисты и Иосиф: он предполагает, убеждает самого себя.

Ангел сказал Иосифу, что Мария его законная жена. У Иосифа не было оснований думать, что тот сказал в переносном смысле.

Иосиф, Мария и Иисус для современников были обычными людьми. Царь иудейский хотел их убить, братья Иисуса не веровали, что он Христос. По моему мнению, Иосиф и Мария тоже считали себя обычными людьми. Общение во сне с ангелом удивило их, они поверили ему, его слова заинтриговали их – не более того. Следовательно, Иосиф и Мария жили, как муж и жена.

Иероним предположил, что братья Иисуса – это якобы дети родной сестры матери Иисуса, которую звали тоже Мария. То есть они были двоюродными братьями.

У версии Иеронима есть существенный недостаток: родители не называют детей одним именем.

«Возможно ли допускать, чтобы две родные сестры одинаково носили имена: Мария? Во всей ветхозаветной и новозаветной истории не встречается аналогичного случая» (А. П. Лебедев[4]).

Согласно версии Епифания Кипрского, братья Иисуса – это якобы дети Иосифа от его первого брака.

Иосифу было якобы более восьмидесяти лет. Ангел поручил ему охранять девство Марии. Их брак был фиктивный: «Мария, присоединённая к Иосифу, только казалась женой мужа, но не имела с ним сожительства по телу» (Епифаний[5]).

Из какого источника Епифаний заимствовал эти сведения? В «Евангелиях» нет подтверждений его информации.

«Здесь не говорится ни о старости, ни о вдовстве Иосифа, не упоминается ни о первой жене его, ни о его сыновьях, ни о дочерях; ещё менее – о каких-либо других обстоятельствах из прежней жизни Иосифа» (Лебедев).

По мнению Лебедева, Епифаний заимствовал эти сведения из древнего авторитетного источника – «Первоевангелия Иакова», написанного, «как думают», во II веке. На это сочинение ссылались Иустин Философ, Климент Александрийский, Ориген[6]. Все эти авторы считали, что братья Иисуса – это дети Иосифа от его первой жены.

Я думаю, что «Первоевангелие Иакова» написано в IV веке. Иустин Философ, Климент Александрийский и Ориген ссылаются на этот апокриф по произволу редакторов. Афанаситы доказывали свою версию авторитетом древних христианских писателей.

Иероним написал в 387 году «Толкование на послание к Галатам», – через четыре года после спора с Гельвидием, – в котором сообщил, что у матери Иисуса были сыновья.

«Господь, отходя к Отцу, вручил ему (Иакову. – С. Ш.) сынов Матери Своей» (Иероним[7]). Иаков был первым епископом Иерусалима.

Эта фраза Иеронима «пахнет лжеучением Гельвидия» (Лебедев).

Одни толкователи книги Иеронима подразумевают под «сынами Матери Своей» членов Иерусалимской церкви; другие считают, что он изложил мнение Оригена – совершил невольную ошибку. Я думаю, он согласился с Оригеном: у Мариии и Иосифа были и другие дети.

Лебедев считает, что братья Иисуса – это дети Клеопы (родного брата Иосифа) и его жены Марии, которая названа Клеоповой по имени мужа. Евангелист Иоанн назвал эту Марию сестрой матери Иисуса через родство по мужу.

«При кресте Иисуса стояли мать его и сестра матери его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина» (Иоан. 19: 25).

Мать Иисуса и Мария Клеопова были «законными жёнами двух родных братьев и доводились она другой "невестками". Что касается названия "сестра", то, как известно, между невестками принято именовать друг дружку "сёстрами"» (Лебедев).

Лука – единственный евангелист, рассказавший о Клеопе, не объснил, кто это такой. По мнению Лебедева, Лука не пояснил, кто такой Клеопа, потому что его личность была хорошо известна в апостольские времена. Христианский писатель Егезипп, живший во II веке, назвал Клеопу родным братом Иосифа (Ц. и. 3: 11).

Возможно, Лебедев прав: Иаков, Иосий, Симон и Иуда – это дети Клеопы, родного брата Иосифа. Но у Иосифа и Марии могли быть другие дети. Возможно, у Иисуса были родные сёстры.

Молчание евангелистов об Иосифе, когда Иисус стал проповедовать, указывает на то, что мать Иисуса могла быть вдовой. Она жила у Клеопы, родного брата мужа. Вот почему сыновей Клеопы и сына Марии называли братьями, не уточняя родство.

Афанаситы, доказывая, что у Иисуса не было родных братьев, ссылаются на распоряжение Иисуса: он вручил свою мать постороннему человеку.

«При кресте Иисуса стояли мать его и сестра матери его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев мать и ученика тут стоящего, которого любил, говорит матери своей: "Это, сын твой". Потом говорит ученику: "Это матерь твоя!" И с этого времени ученик сей взял её к себе» (Иоан. 19: 25-27).

Предположение афанаситов логично: если бы у Иисуса были родные братья, он не вручил бы мать постороннему человеку.

Иисус сказал ученику, что Мария стала его матерью. Эти слова Иисуса не означают, что у ученика не было матери. Следовательно, когда Иисус сказал Марии, что ученик стал её сыном, это не означает, что у Марии не было других детей.

Теоретически у Иисуса могли быть родные сёстры и братья: Иосиф и Мария влюбились друг в друга и решили стать мужем и женой. Дети – опора в старости: в то время пенсию не платили.

По мнению афанаситов, Мария родила Бога, который создал Вселенную. Убедив себя в этом, они объявили, что она чудесным образом осталась девой после того, как родила Иисуса.

«Пресвятая Дева Мария является Приснодевой (всегда Девой). Это означает, что Она была Девой до рождения от Неё Иисуса Христа, во время Его рождения и осталась Девой после рождения, не познав мужа в течение всей Своей жизни»[8].

Иисус пришёл к ученикам через закрытую дверь (Иоан. 20: 19), «точно так, как исшёл из утробы, не разрушив печати девства» (Феодорит Кирский[9]).

Кто рассказал афанаситам, что Мария осталась девой? Первоисточник – сама Мария. Нет такой причины, по которой она рассказала апостолам. И нет такой причины, по которой апостолы спросил её, занималась она сексом с мужем или нет.

Все современники Иисуса знали его родню. Афанаситы не знаю явного, но якобы знают тайное, что Мария якобы осталсь девой.

Иероним, Феодорит и Епифаний по приказу своих партийных начальников сочинили богохульные басни, в которых со всей очевидностью обнаружилась безбожность их вероучения. Ведь, проклятые, они осмелились утверждать, будто Иисус исшёл из утробы своей матери, не разрушив печати её девства.

[1] Перевод «Слова Жизни».

[2] «Книга о церковных писателях», 32.

[3] «О приснодевстве бл. Марии». Т. 4. С. 94.

[4] «Братья Господни». Исследование по истории древней Церкви. – СПб. «Издательство Олега Абышко», 2004. С. 47.
[5] «Против антидикомарианитов. Пятьдесят восьмая, а по общему порядку семьдесят восьмая ересь». Т. 5. С. 245.

[6] Ссылка А. П. Лебедева на Оригена: Origenis. Tom. Х, 17, in Matth.

[7] «Три книги толкований на послание к Галатам», 19. Т. 17. С. 33.

[8] «Богородица». Православная энциклопедия.

[9] «Еранист», беседа 2.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 02.12.2018 Сергей Шестак
Свидетельство о публикации: izba-2018-2428890

Рубрика произведения: Разное -> Философия











1