Русская армия в конце 17 века. Часть 1


Русская армия в конце 17 века. Часть 1
НЕБОЛЬШОЕ ВСТУПЛЕНИЕ. ЕВРОПА
Почти до конца XVII века в европейских государствах вооруженные силы комплектовались, в основном, наемниками, которые набирались перед началом военных действий.

Армия «священной римской империи германской нации» распускалась и вновь набиралась после Тридцатилетней войны - шесть раз. Венское правительство пришло к выводу о необходимости более-менее постоянной армии только к 1670 году.

Во Франции «кадрированные» вооруженные силы появились с 1668 года, когда при роспуске наемных войск после заключения Аахенского мира, по настоянию Тюренна, была сохранена и принята на государственное обеспечение часть основного обер- и унтер-офицерского состава.

Несмотря на попытки Лавуа, военного министра Людовика XIV, пытавшегося ввести постоянную армию на основе рекрутского набора, пополнение французской армии солдатами - оставалось нерегулярным.
Набор «нижних чинов», как и раньше, – был непосредственной обязанностью командиров подразделений, что часто приводило к тому, что войска пополнялись за счет дезертиров, пленных или просто бродяг с большой дороги.

Единообразной униформы почти до самого конца XVII века ни во французской, ни в других европейских армиях – тоже не существовало.
Исключением, возможно, были т.н. «casaquin» («казакины») – плащи элитной роты «королевских мушкетеров» Людовика XIII-го (впоследствии замененные на супервесты)

РУССКАЯ АРМИЯ В КОНЦЕ XVII ВЕКА

В 1664 году некий подьячий Посольского приказа - Григорий Карпович Котошихин - перебежал в Швецию.
Котошихин (который стал называть себя в Швеции - Юханом Селецким) перешел в протестантизм и, в 1666 году, по заказу канцлера Магнуса Делагарди, написал обширный трактат о современной ему России.
Судя по тексту, при написании трактата Котошихин-Селецкий пользовался планом, который предоставили ему шведы.
В своем сочинении Котошихин очень подробно и обстоятельно описывает различные, интересующие шведов, аспекты русской жизни во время царствования Алексея Михайловича (царь с 1645 по 1676 год), в том числе организацию русской армии того времени.
В 1667 году Котошихин был казнен за убийство переводчика с русского Даниила Анастасиуса, совершенное по пьянке.

Замечательно, что более-менее внимательный читатель - непременно найдет в сочинении Котошихина пассажи, противоречащие обыденным представлениям о России того времени.
На мой взгляд, доверять Котошихину - весьма информированному современнику событий, - мы имеем гораздо больше оснований, чем мнениям каких-то там, якобы, «историков», пытающихся впарить неискушенному читателю свои представления о допетровской Руси.

Вот взять хоть бы это:
«А кто посатцкой человек, или крестьянин, или кто нибудь, отпустит сына своего на службу в салдаты и в рейтары, или в приказе подьячим и иным царским человеком, а ТЕ ИХ ДЕТИ ОТ МАЛЫЕ ЧЕСТИ ДОСЛУЖАТСЯ ПОВЫШЕ, И ЗА СЛУЖБУ ДОСТАНУТ СЕБЕ ПОМЕСТЬЯ И ВОТЧИНЫ, И ОТ ТОГО ПОЙДЕТ ДВОРЯНСКОЙ РОД».
...

Открытие военных действий, когда «бывает со окрестными государствы нелюбье и война», по словам Котошихина, на Руси Святой происходило так:

«И в то время царь советует с патриархом, и с митрополиты и со архиепископы и с епископы, и с ыными болших монастырей властми, и говорит з бояры, что у него с ыным государем учинилось нелюбье…»
- тогда
«власти и бояре на такое дело с ним царем приговорят, и положат воинским людем збор со всего государства: столником, и стряпчим, и дворяном московским, и жилцом, и дворяном и детем боярским городовым, и казаком, и стрелцом, и салдатом, и татаром» (пояснения к терминам см. в конце главы).

Согласно сочинению Котошихина, вооруженные силы московского государства включают следующие компоненты:

1. ДВОРЯНСКОЕ ОПОЛЧЕНИЕ (конное)
Самая архаичная часть армии состоящая из помещиков, обязанных являться на службу в случае военной необходимости: «конно и оружно» в сопровождении нескольких полностью экипированных «боевых холопов».
В состав конного дворянского ополчения «верстаются» (включаются) «столники и стряпчие и дворяня и жилцы, росписаны посотенно; и над всякою сотнею учинены головы сотенные из столников и из дворян, а у них порутчики и знаменшики ис тех же чинов…
А учения у них к бою против рейтарского (т.е. так, как в конных рейтарских полках) не бывает, и строю никакого не знают, кто под которым знаменем написан и по тому и едет без строю».

Дворянам ежегодно «росписывают, сколко за кем крестьянских дворов, и сметя против крестьянских дворов напишут за ними быти к бою людей их со всею службою, всяких чинов за человеком человек по 5 по 6 и по 10 и по 20 и по 30 и по 40, смотря по их животам и по вотчинам, кроме тех людей, которые с ними бывают за возами. А
как прилучится бой, и тех их людей к бою от них не отлучают, и бывают с ними вместе под одним знаменем».

2. РЕЙТАРСКИЕ ПОЛКИ (кавалерийские, сражались в конном строю)
Котошихин пишет, что в рейтары набираются добровольцы из жильцов, городовых дворян, а также малопоместных и беспоместных боярских детей и недорослей, не «верстанных» поместьем или денежным жалованьем (т.е. не обязанных нести государеву службу в дворянском ополчении).
В рейтарские полки также набирают вольных людей: «кто в той службе быти похочет»,

Кроме добровольцев, в рейтары берут «даточных людей», закрепленных за «нетягловыми», но не служащими государству лицами - из расчета один человек с сотни крестьянских дворов:

«с патриарха, с митрополитов, с архиепископов и епископов, и с монастырей, такъже з бояр и околничих и думных людей, которые останутся на Москве, а нигде не на службе и не в посолствах;
такъже с столников и з дворян московских и з городовых, которые от службы отставлены за старостью и за болезнью и за увечье и служеб им самим служити не мочно;
такъже и со вдов и з девок, за которыми есть крестьяне, смотря по вотчинам и по поместьям, сколко за которым вотчинником и помещиком крестьян».

«Даточные люди» должны быть снабжены «лошадми добрыми и з запасы с своими, смотря по службе, чтоб запасами и ничем были нескудны», в то время, как добровольцы лошадей и одежду обязаны покупать за свой счет.
Оружие, порох и свинец всем рейтарам выдаются из царской казны.

Каждому рейтару полагается царское жалованье – 30 рублей в год.
Котошихин особо отмечает, что «в котором году того жалованья у них за хлебною дороговью не доставает, и им в полки посылают жалованье с прибавкою».
Однако если рейтар является «малопоместным» дворянином, т.е. у него есть небольшое поместье, «тем царского жалованья дают несполна, сколко за кем крестьянских дворов, - и у таких из жалованья против крестьян вычитают, да им же на службе с ружьем велят быть с своим».

При порче оружия или потере коня в результате боевых действий – новое оружие или деньги на другую лошадь рейтар получает из полковых средств «по рассмотрению» начальства. Некоторым «пожиточным людем велят купити на свои денги».

После набора рейтарских полков «бывает им учение», которое производят «началные люди, полковники, и полуполковники, и майоры, и ротмистры, и иные чины».
Офицерами в рейтарских полках являются либо «ученые люди» из стольников, дворян и жильцов, либо наемники-иностранцы.

3. СОЛДАТСКИЕ ПОЛКИ (пехотные)
Солдатские полки, по Котошихину, подразделяются на старые и новые.

СТАРЫЕ СОЛДАТСКИЕ ПОЛКИ организационно и функционально напоминают казачье войско и несут пограничную службу:
«Полки салдатцкие старые, издавна устроены житьем на порубежных местех, острогами, в двух местех к границе Свейского государства: Олонец, Сомро, погостами и деревнями, со всем своим житьем и з землею».
В мирное время на действительной службе «для оберегания пограничных мест» находится четверть личного состава старых солдатских полков и в это время «податей с них на царя не берут ничего». С солдат, находящихся в резерве, - подати берут «по чему положено».

Солдаты НОВЫХ ПОЛКОВ, по Котошихину, набираются, обучаются и направляются в запас.
В них «прибирают салдат из волных людей, и из украинных и ис понизовых городов, детей боярских, малопоместных и беспоместных; такъже и с патриарших, и с властелинских, и с монастырских, и з боярских, и всякого чину людей, с вотчинниковых и с помещиковых со ста крестьянских дворов салдат.

Да в салдаты ж емлют всего Московского государства с крестьян, кроме Сибири, и Астарахани, и Казани:
- у которого отца два или три сына, или три брата живут вместе, а не порознь, и от трех емлют одного человека;
- а у кого четыре сына или четыре брата вместе, и от таких емлют двух, а у кого сыщется болши, и от таких болши и возмут;
- а у кого два или три сына или братья малые, и службы им салдатцкие служить не в мочь, и от таких людей не емлют, до тех мест, доколе подростут и годятца быти в службе.
Да ис Казани и ис понизовых городов собирают татар, и черемису, и мордву, со ста ж дворов».

А прибираючи салдатов розные полки, отдают началным людем против того ж (так же) что и рейтар, и бывает им учение; а жалованья им даетца кормовых денег на месяц по 60 алтын человеку. Да салдатом же дается ис царские казны ружье, мушкеты, порох, фитиль, бердыши, шпаги, пики малые; а иным даетца шпаги и мушкеты и пики долгие».

А в котором году рейтаром и салдатом на службу посылок не бывает, роспущают их по домом (т.е. в запас); а в которое время надобны будут, и их велят поставить на Москве, или на службе, на срок, по прежнему».

4. ДРАГУНСКИЕ ПОЛКИ (конно-пехотные, обычно сражались в пешем строю)
«СТАРЫЕ ДРАГУНЫ устроены вечным житьем на украйне к татарской границе, против того ж (т.е. так же как), что и салдаты к границе Свейского государства,

а вновь (т.е. НОВЫХ) драгунов берут с украинных городов и с волостей, с торговых людей и с крестьян, которые живут за царем и за монастыри, против такого ж обычая, что и рейтаров и салдатов…

А служба их, конная и пешая, против салдатцкого обычая, с мушкеты и з бердыши и с пики короткими и з барабаны… а жалованье дается им рублев по 12 человеку; а началные люди у них против того ж (такие же) что и у рейтаров»

5. КАЗАЧЬИ ПОЛКИ (конные и пехотные)
«Устроены те казаки для оберегания порубежных мест от Полские границы, и тех казаков было до войны с 5 000 человек, а ныне их немногое число; а учинены они в казаки из служилых людей, из рейтар и из салдатов, после прежних служеб, и даны им дворы и места и земля пахотная;
а оброку царю и податей не платят никаких.

А как они бывают на службе, и им жалованье дается погодно, против (столько же, как и) драгунов; а к бою служба их против (как) рейтарского строю, знамена малые ж, своим образцом; началные люди у них, голова, атаманы, сотники, ясаулы, из дворян и из рейтарских началных людей».

6. ДОНСКИЕ КАЗАКИ (конные и пехотные)
«Донских казаков з Дону емлют для промыслу воинского, посылать в подъезды, подсматривать, и неприятелские сторожи скрадывать; и дается им жалованье что и другим казаком.
А будет их казаков на Дону с 20 000 человек, учинены для оберегания понизовых городов от приходу турских, и татарских, и нагайских людей, и калмыков.

А люди они породою москвичи и иных городов, и новокрещеные татаровя, и запорожские казаки, и поляки, и ляхи,
и многие из них московских бояр и торговые люди и крестьяне, которые приговорены были х казни в розбойных и в татиных и в ыных делах, и покрадчи и пограбя бояр своих уходят на Дон;
и быв на Дону хотя одну неделю, или месяц, а (с)лучитца им с чем нибудь приехать к Москве, и до них вперед дела никакова ни в чем не бывает никому, что кто ни своровал, потому что Доном от всяких бед свобождаютца.

И дана им на Дону жить воля своя, и началных людей меж себя атаманов и иных избирают, и судятца во всяких делах по своей воле, а не по царскому указу.
А кого (с)лучитца им казнити за воровство, или за иные дела и не за крепкую службу, и тех людей посадя на площади, или на поле, из луков или ис пищалей розстреляют сами;
такъже будучи на Москве или в полкех, кто что сворует, царского наказания и казней не бывает, а чинят они меж собою сами ж.
А как они к Москве приезжают, и им честь бывает такова, как чюжеземским нарочитым людем;
а ежели б им воли своей не было, и они б на Дону служить и послушны быть не учали, и толко б не они Донские казаки, не укрепилось бы и не были б в подданстве давно за Московским царем Казанское и Астараханское царствы, з городами и з землями, во владетелстве.

А посылается к ним на Дон царское жалованье, денежное, негораздо помногу и невсегда; а добываются те казаки на Дону на всяких воинских промыслах от турских людей, горою и водою, такъже и от персицких людей и от татар и от калмыков, и что кто где на воинском промыслу ни добудут, делят все меж собою по частям, хотя кто и не был.
Да к ним же Донским казаком из Казани и из Астарахани посылается хлебное жалованье, чем им мочно сытим быть; а иные сами на себя промышляют».
...

В мирное время, «когда от войны бывает престатие: и тогда ратным людем, рейтаром, салдатом, драгуном, казаком и атаманом, мордве, черемисе, бывает роспуск всем по домом, кто где преж сего жил.

А которые люди иманы в рейтары и в салдаты и в драгуны, люди боярские, и слуги монастырские, и всяких чинов людей крестьяне, а служили они царскую службу и нужду всякую терпели многие годы, такъже кто и одного году не служил, а взят в полон и был в полону хотя год:
и тем которые служили многие годы, и которые были в полону, за многую их службу и за терпение, ВСЯКОМУ ВОЛЯ ГДЕ КТО ЖИТЬ ПОХОЧЕТ, А СТАРЫМ БОЯРОМ ПО ХОЛОПСТВЕ И ПО ВЕЧНОСТИ КРЕСТЬЯНСКОЙ ДЕЛА ДО НИХ НЕТ, разве они сами к ним по прежнему итти похотят;
а иных, по их челобитью, верстают в казаки и в драгуны, и дают им дворовые места и пашенную землю».

Если же «ВСЯКИХ ЧИНОВ ЛЮДИ, БУДУТ РАНЕНЫ ТЯЖЕЛЫМИ РАНАМИ, И СЛУЖЕБ ИМ СЛУЖИТИ БУДЕТ НЕ МОЧНО, А ПРОКОРМИТИСЯ ИМ БУДЕТ НЕЧЕМ:
И ТАКИХ ЛЮДЕЙ ОТДАЮТ И ВЕЛЯТ ПОИТЬ И КОРМИТЬ И ОДЕВАТЬ В МОНАСТЫРЕХ, ГДЕ КТО САМ БЫТЬ ПОХОЧЕТ, ДО ВЕКУ ЖИВОТА ИХ, БЕЗДЕНЕЖНО».

7. СТРЕЛЬЦЫ (пешие + конный стремянной полк)
Корпус стрельцов, как говорят нам историки, был основан блаженныя памяти царем Иоанном Васильевичем и принял боевое крещение при взятии Казани в 1552 году.
Каждый стрелец был вооружен саблей и фитильной пищалью калибром 11 – 15 мм (аналог западной арекбузы)

В стандартную боевую экипировку стрельца входил также бердыш - длиннодревковый боевой топор с широким лунообразным лезвием, который, в отличие от западной алебарды, можно было использовать, как сошку при стрельбе из пищали.
В отличие от западноевропейских солдат того времени, обмундирование стрельцов с самого начала было унифицированным и состояло из одинаковых кафтанов, шапок с меховой опушкой, штанов и сапог. Цвет униформы регламентировался согласно принадлежности к определённому полку.

Стрелецкий корпус состоял из «приказов» (позднее переименованных в полки), которые подразделялись на московские, т.е дислоцированные в Москве и на городовые, располагавшиеся в других городах (обычно на «украинах» царства).
Стрельцы были непременными участниками всех боевых действий московского государства, а в мирное время выполняли функции полиции и пожарных.

«А бывает, - пишет Котошихин, - на Москве стрелецких приказов (т.е. полков), когда и войны не бывает ни с которым государством, всегда болши 20 приказов; и в тех приказех стрелцов по 1000 и по 800 человек в приказе, или малым менши.

И ис тех приказов один приказ выборной (отборный) первой словет СТРЕМЯННОЙ, потому что бывает всегда с царем и с царицею во всяких походех, для оберегания, а в ыные службы и в посылки ни в какие не посылается никуды, кроме вахты.

А на вахту ходят те приказы посуточно; и на царском дворе и около казны з головою стрелцов на стороже бывает по 500 человек, а досталные по городом у ворот по 20 и по 30 человек, а в ыных местех и по 5 человек; а чего в котором приказе на вахту не достанет, и в дополнок берут из иных приказов.
А в празничные дни которой приказ стоит на вахте, и им с царского двора идет, в те дни, корм и питье доволное».

В свободное от службы время (и в мирное, конечно) стрельцы занимаются торговлей и ремеслами: «в тех приказех стрелцы люди торговые и ремесленые всякие богатые многие».

В «начальные стрелецкие люди» («головы и полковники, да полуголовы и сотники») ставятся дворяне и дети боярские. Унтер-офицеров: пятидесятников и десятников (т.е. примерный уровень взвод - отделение) стрельцы выбирают из своей среды.

Обеспечение корпуса осуществляет Стрелецкий Приказ: «а в нем сидит боярин, да два дьяка» - пишет Котошихин.

«В том Приказе ведомы стрелецкие приказы (полки), московские и городовые;
и собирают тем стрелцом жалованье со всего московского государства, с вотчинниковых крестьян кроме царских дворцовых сел и волостей крестьян, и Новгородцкого и Псковского государства, и Казани, и Астарахани, и Сибири.
А в Казани, и в Астарахани, и в Новегороде, и во Пскове, и в Смоленске, и у Архангелского города, и в ыных местех, денги стрелцом собирают, такъже и запасы всякие, ежегодь же, с тамошних мест, где кто под которым городом живет».

Котошихин приводит размер годового денежного жалования московских стрельцов:
- полковникам 200 рублей,
- полуполковникам 100 или 80 рублей,
- сотникам 50 рублей.
(Впрочем, если у этих «начальных людей» есть поместья или вотчины – из жалования идет вычет «сметя против крестьянских дворов»).
- пятидесятникам, десятникам и рядовым стрельцам полагается годовое жалованье в 15, 13 и 12 (или 10) рублей в год.

Кроме денежного жалования всем стрельцам полагается хлебное довольствие и соль: «пятидесятником по 5 пуд (80 кг соли!), десятником по 3, стрелцом по 2 пуда, на год.

Да им же всем дается на платье ис царские казны сукна, ежегодь».

Что же касается городовых стрельцов, то «таким же обычаем в болших городех, где бывают бояре и воеводы з дьяки, стрелцов приказа (полка) по два и по три, а в ыных местех по одному; и жалованье им идет мало менши (немногом меньше) московских, а на платье сукна посылаются в три и в четыре года».

К концу XVII века стрелецкая служба была наследственной.
«И бывают в стрелцах вечно, и по них дети, и внучата, и племянники, стрелецкие ж дети, бывают вечно ж».
При убыли личного состава в результате военных действий, стрелецкий корпус доукомплектовывается из вольных людей «и жалованье им дается против старых стрелцов» (т.е. такое же).

--------------------------

Пояснения к некоторым терминам:

СТОЛЬНИКИ.
Первоначально, стольник - это придворный, прислуживавший за великокняжеским или царским столом. В XVII веке эта должность превратилась в чин или звание, которое стало носить, скорее почетный характер, как и другие придворные чины (например, Борис Годунов, фактический правитель московского государства при Феодоре Иоанновиче, имел звание «конюший», что никак не говорило о том, что его главная обязанность - смотреть за царскими лошадьми).
В московском государстве стольники, ставшие со временем одной из категорий служилых людей, часто замещали военные и административные должности: офицеров, судей и т.п., а также выполняли различные поручения царя.

СТРЯПЧИЕ.
Первоначально, стряпчий – придворная должность, отвечающая за «царскую стряпню» (одежда, полотенца и проч.)
Стряпчие, стоящие в иерархии московских чинов на ступень ниже стольников, также исполняли различные должности в армии и администрации.

ЖИЛЬЦЫ.
Категория служилых людей московского государства.
В XVII веке жильцы - часть стольников, стряпчих, дворян и детей боярских, которые должны были постоянно жить в Москве, охранять Кремль и быть всегда в полной боевой готовности.
Жильцы также использовались для различных царских поручений, сопровождали царя на богомолье и т.д.
Некоторые исследователи считают отряд московских жильцов предшественником позднейшей лейб-гвардии.

ДЕТИ БОЯРСКИЕ.
Категория московских служилых людей, из которых набирались как командные кадры, так и «нижние чины». Среди «боярских детей» были поместные, малопоместные и совсем беспоместные, мало отличающиеся от обычных крестьян.
Относительно происхождения самого термина «дети боярские» у историков, насколько мне известно, существуют различные мнения.
Наиболее правдоподобным, на мой взгляд, является следующее:
В средневековой Руси термином «ДЪТСКЫ», «ДЕТИ» или «ОТРОКИ» обозначалась т.н. «младшая» княжеская дружина, в отличие от старшей дружины – бояр («Вы, отроки-други, возьмите коня…»)
У большинства старших дружинников, по крайней мере с тех пор, когда они стали обособляться в боярское сословие, появились свои «дътскы»: воины, обязанные службой уже не князю, а непосредственно боярину-вотчиннику, выделявшему им «для кормления» поместья из собственных земельных владений.
К концу XVII века никаких боярских дружин, кажется, уже не было, но категория «детей боярских», еще довольно долго существовала на Святой Руси.

(Любопытно, что какая-то связь между «детьми» и пехотой прослеживается в других языках:
пехота-ИНФАНТЕРИЯ и INFANTEM (ребенок, лат.), PEDITUM (пехота, лат.) и ПЕДИ (ребенок, греч).

Окончание следует...
Последнюю часть сего - опуса посвятим артиллерии и тактике русской армии конца XVII века.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 02.12.2018 Кузьма Калабашкин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2428803

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1