Форточка в мир кино


Форточка в мир кино
Пётр I прорубил окно в Европу, говорят – я ведаю дастан, как в мир западного кино солдаты проковыряли форточку.

Вторая половина 80-х ознаменовывалась горбачёвскими Перестройкой и Гласностью, с лёгкой подачи которых созидательный советский разум деградировал в испорченные чуждой моралью мозги. Из огня да в полымя! Полагалось, жизнь будет течь в иных принципах существования, но внешне пока струилась по старинке. Неприхотливый армейский быт соперничал с суровой службой, скучные коммунистические нравоучения ленивых политинформаторов тем же глаголом отжигали капиталистическую утопию потребления. Разве что провокационный репертуар ашхабадских кинотеатров разъедал наши скрепы...

Антиутопию «Кин-дза-дза» Георгия Данелии, списавшую изнанку советского образа жизни, я вспоминал, а скоро выйдет вожделенная «Интердевочка» Петра Тодоровского, принёсшая переосмысление пуританской способности мыслить. Привитая пристойность не выдерживала и смотрины смелой «Маленькой Веры» Василия Пичула, после которой один из столпов политического коммунизма 36-го армейского корпуса раздавил философским переживанием целую эпоху социального равенства: «Меняется страна, раз не запрещают прокат таких фильмов»...

«Интердевочку» я смотрел уже «на гражданке», конечно (интересный каламбур получился), её премьера состоялась спустя тройку месяцев после моего дембеля, а пока вся столичная накипь скопом от мала до велика валила «на Веру»!

В начале проката смелого творения многим неизвестного режиссёра, пустых кресел кинотеатры не оставляли. Неизбалованная эротическими сценами поросль ходила на сеансы ради просмотра всуе харамных кадров, в моменты показа которых неосознанно топорщила зенки и разевала рты. Воцарялась гробовая тишь – были бы мухи, слышали бы между вздохами...

Первые недели фильм начинался в переполненных залах и с переполненными же заканчивался, но в скором времени до конца сеанса досиживали только стойкие солдаты. Нам всё одно, где тянуть увольнительное время, а великосветская молодь выжидала откровенно похабного места картины, испытывала нужные впечатления, истирая сквозь пальцы глазами, застенчиво краснела и быстро удалялась вон. К финалу в опустевшем зале бликовали лишь козырьки солдатских фуражек.

Помню, как во время самого завораживающего момента мы стыдили девок. Когда многие были готовы от шарма (стыда – в тюркских языках) сорваться наутёк, бесстыдники демонстративно вскакивали с мест и назидательной лыбой пялились в их сторону. Ворчливые всхлипы опускавшихся голов волной скользили по рядам, а мы угорали от сует текинских девиц под наглостью бессовестных солдат! Особенно возмущались именно молодые туркменки, раскрашивающие унылые виды цветом национальных одежд – в нашу сторону сыпалась, наверное, отборнейшая брань на диалектах огузских племён. В апогее фильма по залу проносился всеобщий долгожданный выдох и... окультуренные массы скоротечно рассасывались...

На Ключике большое кино смотреть негде. Был ли Багир знаменован каким-нибудь кинозалом – не знаю, не посещал, от бойцов о существовании такового не слышал, поэтому удивлению нашему в один прекрасный день не было предела.

Однажды, когда свободное послеобеденное время звало спрятаться в прохладный тенёк и сладкой дрёмой приблизить долгожданный дембелёк, трое перегретых солнцем «дедушек» удумали, что неплохо было бы остудиться кружечкой холодного пивка. Глупая идея, так как изредка привозимая на главную площадь селения бочка с манящей надписью «ПИВО» к полудню цедила далеко не прохладной суспензией, которая лишь за знакомый запах могла называться этим манящим словом.

Но разве отобьют дурость непродуманные последствия? Правильно, мы недолго куксились! Да и наблюдение есть одно: придумай какое-нибудь дурное занятие, правильно озвучь и к его реализации обязательно соберутся единомышленники...

Пошли. И не с пустыми руками, а трёхлитровый пузырёк прихватили. С литровкой идти – это моветон! Пивом предполагалось упиться не только на месте, но с собой взять продолжение. Примерно в тех суровых краях был основоположен закон, гласящий, что после нескольких километров ходьбы под изнуряющим маревом пустыни разрешается любую отстоявшуюся мочу принимать за нектар вожделенного плода эдемского сада. Закон песочницы почти проверили: глотки были готовы радоваться чему угодно – и прокисшему пиву... и ослиному нектару. Если бы Багир не имел спасительного магазина с драгоценным «Жигулёвским», стали мы законопослушными мирянами!

Всё-таки людьми законы пишутся!

Жажда до поллитры фабричного беззакония довела нас в магазин, но довольствоваться поллитровками накладно. Слегка попотчевавшись для разгона дороговатыми бутылочными «жигулями», пошли искать более дешёвый нектар в разлив.

Выездная бочка встретила нас распростёртыми объятиями алякишного вида торговки, не понимавшей, зачем её сюда гоняют – покупатель редок. Каждый уважающий себя туркмен наличествует все виды слабого алкоголя от ослиного нектара и до годами выдержанного домашнего вина. Объятия бурёнкиной хозяйки расширились больше, только поняла, что дегустировать разбавленную эссенцию мы будем и под её присмотром, и с большой вероятностью возьмём не менее трёх литров с собой в дорогу. Заполнив прихваченный пузырёк для начала, выпросили кружку и разместились под сенью ветвистого персика на вывороченном из тротуара бетонном бордюре.

Торопиться некуда, бояться некого – с пугавшим солдат понятием «военный патруль» Багир не знаком. Армия не могла выставлять военизированные заслоны во все советские деревни, кишлаки и аулы, чему мы несказанно радовались. Радовались покружечно – пуская по кругу единственную имевшуюся в наличии кружку с заброженным дрожжами солодовым суслом.

Вскоре селение стало медленно раскачиваться, уличный пейзаж начал расплываться. Вообще-то эти места сейсмически активная зона, сильнейшее землетрясение в середине ХХ века принесло множество всяческих бед, но в тот день качало всего троих бойцов мобгруппы. Избирательно, не подло ли?

Пока мы воплощали в жизнь свою мечту, из некой покосившейся сараюшки вывалилась ватага стрекочущих басмачат и следом за своим курбаши скрылась в проходных улочках кишлака. За ними вышел по-европейски одетый туркмен, завидел неожиданных зевак и жестом угодливого привратника пригласил посетить «видеозал» посмотреть фильму. Сначала веры не было, что в убогом глинобитном строении существует кинопоказ, оказалось – правда. Два брата туркмена прикупили видеомагнитофон «Электроника ВМ-12» и с заезженных до дыр видеокассет крутили разношёрстной публике заморские фильмы. Новоявленные коммерсанты постарались всеми уловками не просто отбить вложения, но наварить приличный барыш.

Это были первые видеопираты Багира!

Узнав, что доселе невиданное телевизионное кино стоит целый рубль за сеанс, а не какие-то там гривенники, мы честно пообещали хозяевам столь приветливого заведения вернуться позже: прихваченные денежные знаки уже вложены в радость беззакония. Дороговато, показалось, да и мочевые пузыри взывали поторапливаться – нектар просился наружу, даже не пытаясь перевариться и в организме как-то освоиться. Не сливать же его прямо в посёлке у всех на виду? Не принимая во внимание быстро нарастающую сейсмоактивность, мы рысцой засеменили к окраине селения. Подбежали к холмам парфянской развалины, далее чисто военный фольклор: «Ну что, поссым?» – сказал Суворов, и войско встало! И тысячи штыков на солнце засверкало!.. В нашем случае три... штык-обрубка...

Столько влаги, сколько было отлито за минуту вечевого кайфа, руины не видели со дня тысячелетнего забвения. Ниса с жадностью зыбучей воронки впитывала нектар и выслушивала восторженный мат, напрягший уши троицы подле пасущихся дуйе (верблюд). Услышав голоса людей, животные подошли выпросить какую-нибудь лакомицу. Или мы подошли – как запомнить, когда земля ходуном ходит и колея подворачивает в правильном природном направлении? Под нашими твёрдыми ногами планета качается, главное – под верблюжьими не шелохнётся! Привыкшие они что ли, эти корабли пустыни?..

Дуйе ничего не просили, но рослый перекрыл путь, и стал выдавать выкрутасы. Щерится, выю тянет, губы кривит, ноздри топорщит, горлом урчит... В рабство полонить хочет и гарем новой плотью восполнить? В попытках внять его невнятный сленг, мы решились: фигу тебе – насъ рать и бегать нас учили! Любимыми жёнами верблюда становиться желания не было...

Горбач дороги не давал. Зенки заводил, пятился, дёргался навстречу, косил челюстью и еле слышно клокотал слюной. Ну и наклокотал на смачный плевок, от которого я успел без мала увернуться. Хорошо, хэ-бэ снята и рукавами на поясе связана – голую спину проще от липких слюней пивасом обезжиривать. Откуда недоумкам было знать, что этот громила-заправила не новых самок ищет, а своих защищает от чужаков нетрезвых?

Взяв себя в руки, несостоявшиеся жёны приняли подвиг бегством, а сзади тыгыдым-тыгыдым – видимо верблюд и есть тотемный тыгыдымский конь? Вот ответ на извечный вопрос!

В общем, райскую жизнь тыгыдымского гарема обогнули окольным путём. Помню, тренер по боксу распальцевал в натуре, что решающее в любом кипише – это вовремя убежать! Поскольку либо тебя уронят, либо сам кому-то нюх натрёшь, но за это изловят и, скорее всего, непременно закроют... Маститый...

Успешно избежав гаремных утех, почти протрезвевшие, приключением изнурённые, хоть оплёванные, но неистощимо гордые, мы тут же отпраздновали хитрый манёвр заблаговременно купленной эссенцией, не откладывая торжества до возвращения в родные пенаты. Отрада необыкновенная!..

И ещё о кино: в начале киноленты «Джентльмены удачи» Александра Серого, когда упрямствующий верблюд Вася смачно харкнул в лицо Косому, мельком показаны раскопки. Эпизод этот снимался именно здесь, на руинах парфянской крепости Ниса близ посёлка Багир. И оплёваны мы были примерно в том же месте что Фёдор Петрович Ермаков. Единственное различие – в фильме двугорбый верблюд (бактриан) оплевал героя Савелия Крамарова вспененным шампунем, а нас обыкновенный туркменский одногорбый верблюд (дромадер) обычными липкими слюнями. И не жалко было на нас драгоценную влагу расходовать? Мы бы и на сухую победно драпанули...

Следующим днём я подкатил командиру челобитную: «не откажите мне в любезности пройтись со мной слегка туда-сюда!» Ой: разрешите оставшимся без увольнений солдатам в целях культурного провождения времени посещать видеозал! Сирота казанская... Бить челом в пол, метать бисер и всякую лабуду переливать из пустого в порожнее мне не пришлось – не найдя ничего предосудительного, Гаврин дал добро, и неизвестный мир буржуйского кино приоткрыл нам форточку.

И вот шишига, в тесноту набитая околачивающими яйца бойцами, возжелавшими устроить смотрины диву, в ближайшие выходные радостно прискакала в Багир!

Видеозал чуть не расцеловал меня за внезапный приток чистогана и на первый раз пропустил бесплатно, так как о прибытии я хитро доложился. Раз анонсировал вернуться, смотри – вернулся. И не один, как видно... Встречайте кормильцев!

Солдатам малопонятное словосочетание ничего не навеяло, потому что мы понятия не имели, кого собираются будить какие-то там «брюсли». Бойцы лишь пытались решить дилемму – жалко им целого рубля за экую неизвестность или нет? Большинство из нас не видели такого аппарата даже издали, но сообща перешепнулись и подытожили, что с его помощью телевизор позволит нам узнать об этих непонятных брюслях.



Видеомагнитофон в конце восьмидесятых и все девяностые – это такая страшно желанная электронная фиговина, которая одним упоминанием вызывала мурашки и оголяла непонятные чувства, тонкой линией граничащие между разнузданным слюнепусканием, как перед первый раз приехавшим цирком, и вожделением. В нашей стране за свой недолгий век, точнее десятилетия два, видики с нагрузкой пиратски скопированных видеокассет, которые тоже доставались с определённым трудом, стоили от цен подержанных «Жигулей» и до поллитры водки к началу широкого распространения цифровых медиа-устройств с хрустальными лазерными «болванками»...

Боевик с непревзойдённым Брюсом Ли вызвал ошеломительный успех! Воинство завелось! Потраченные рубли больше никто не вспоминал – Ключик смаковал увиденное!

Всю неделю мобгруппа разрывалась вскриками «Ки-йа», брюсли мочили чаккинорисов. Пожарными баграми, лопатами, треугольными вёдрами, топорами и всем попавшимся под руку солдаты отрабатывали приёмы, броски, захваты и удары. На второй боевик зал был захвачен целиком, после войско бросилось в пустыню ловить варанов. Чтобы поймать, освежевать, подшашлычить на костре до хрустящей корочки и тут же стрескать, как в кино делал скрывавшийся от оккупационных властей мастер боевых искусств Чэнь Чжэнь – герой Брюса Ли. Варана подходящего размера не нашли, в коем веке соберёшься и ...облом! Зато, сгоношили пару черепах, коих тут как грибов после дождя, и на кураже, пока не угас инстинкт добытчика, удостоили животные потребности наваристой похлёбкой.

Пальчики оближешь – вкуснее только водка!..

Выезды повторялись по паре раз в месяц лето напролёт, а различные кинокаратеисты не переставали удивлять солдат своим умением отстаивания собственных позиций. Вот это были зрелища! Аншлаг был обеспечен всегда! Под нас даже время вечернего сеанса подгоняли. Из мирян только малышне места доставались, но однажды, в какой-то очередной набег мы с порога были ошарашены ужасным известием: «Аликтроника паламалась! Дым шёл – сгарела нахрен! Сёдня кина не будет!»

Не успело горе завладеть солдатскими умами, как некий всплакнувший лоботряс нечаянно предал, что среди клиентов присутствует «мастер по такой электронике». И как бы невзначай несколько отчуждённых негодников всподняли веки в мою сторону. Недвусмысленно всподняли. Видеозал бросился к моим ногам и слёзно возобещал златые горы, лишь бы прибыльный бизнес не улетучился с белым дымом аликтроники.

Халявные копейки уже затмили мозг вчерашней нищеты!

В тот момент я не только не знал с чего начинать ремонт неизвестного аппарата, но из инструментов имел один полутупой перочинный нож. А тут «златые горы и реки полные вина» мерещатся, плюс «лабазы каменные в алмазах пламенных», и брезжит повод все эти сокровища немедленно оприходовать. Поняв, что для починки техники нужны какие-то специальные инструменты и возможно дефицитные запчасти, видеозал лётом испарился, а через пяток мгновений вновь материализовался со столярным ящиком и мотком столбовой алюминиевой проволоки – самыми распространёнными средствами ведения ремонта электроники в этой местности. А мне голову ломай?..

Ломать – не строить, душа не болит! Но ломать ничего не пришлось. Глянув чудо советской радиотехники, мой костяной чердак засвидетельствовала догадка: есть шанс, что выгорели предохранители. Омертвелый аппарат не подавал признаков электронной жизни, чем насмерть стушевал несведущих видеопиратов – ну и как тут не блеснуть мастерством?

Но золотых гор за замену сгоревших предохранителей не дают. И даже серебряных пригорков не насыпают. Гипоталамус зашевелил конечностями, среди эксклюзивного набора сверхточных приспособлений я выискал двуполярную отвёртку и с умным видом закопался внутрь, создав зримость масштабного ремонта. Меня и самого тянуло поворошить внутренности незнакомого прибамбаса, заодно и попугать багирских бизнесменов реальной сложностью ремонта. Чтобы золотоносная куча росла пропорционально потраченному времени, значит!

Скоро выяснилось, сгорели не внешние «поплавки», а на плате блока питания. Вида не подал, полез глубже. Насмотревшись требухой новой «аликтроники», связал контакты принесённой пиратами проволокой (сечением ампер двадцать – чуть тоньше стержня шариковой ручки) и воскресил прокат.

Златые горы свалились на мои плечи продолжительными аплодисментами и бурными овациями, а винные реки и алмазные копи выразились бесплатным абонементом на посещение элитного палласа. Для просмотра результатов капиталистической киноиндустрии заработал некоторые привилегии, получается, и несколько пред-дембельских месяцев расплачивался лишь дружескими приветствиями с сопутствующими рукопожатиями – в общем, преждевременно стал льготником!

Контрамарка – это не фунт изюма, это халява до дембеля!

Уместно вспомнить, не одному мне обломилось бесплатное кино. Всё тем же летом, будучи в увольнении, заглянул я в гости во ВПАГ. Пошептаться, за службу посудачить, позадорить куда запихнули и похвастать, что бесплатно смотрю всякие нерусские боевики по видику. Но оказалось, парней видиками не удивишь – у них подобный аппарат в каморе стоит...

Сказание небезынтересно: с проверкой гарнизонного военторга в прокуратуре появился ревизор. Человек грамотный – выпускник единственных в стране высших аудиторских курсов, где курс набирал всего около 20 душ. Фигура колоритная – светских манер толстячок в стильных очках с тонкой оправой, добряк, невзирая на должность, и большой любитель шампанского под песню группы Status Quo – You′re In The Army Now, которую постоянно врубал на своём заморском кассетнике. Незадолго до Ашхабада ревизор шерстил кабульский военторг, привёз оттуда массу запретных вещиц, включая тот самый видеомагнитофон. Как человек нежадный и небедный, на время своего пребывания во ВПАГ он отдал видик с дюжиной видеокассет солдатам в пользование. Парни возрадовались, что оказались в нужное время в нужном месте, открыто смотрели западное кино, приводя в большое негодование Мирошниченко. Майора страшно коробило, презренные нижние чины и всякая деклассированная шваль имеют то, что неймёт он – Великий.

В казармах солдаты бренчали на гитарах, ныли дворовые куплеты, а некоторые счастливцы с открытыми ртами смотрели боевики, вестерны и зрелищные блокбастеры.

Далее другие БАЙКИ ЗАХОЛУСТЬЯ





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 02.12.2018 Юрий Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2018-2428582

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары











1