дед Мороз...


дед Мороз...

 
 
 
 
 
                    Дед  Мороз,

                            или
Убивают ли Деда Мороза в Харькове?

            Новогодняя   «новелла»

  …Зима!  Год Новый за порогом!
   И  Дед Мороз  стучится в дверь!
Для всех сюрприз – подарков много!
        Не прогони Его –
                            Теперь!

 
 
 

                     «Пролог»:
 

    Выходить и трудно и не хочется.

                    Но  –  надо.

  
Иван Иванович подошёл к Сумскому рынку со стороны парка.
Хорошо, что его дом на отшибе – и тихо, и травы собирать удобнее,
местА в общем чистые – относительно, как, впрочем, и всё в этом странном
мире, словно сошедшем с ума или с картин Иеронима Босха.
  Особенно последние несколько лет.
Шёл медленно, часто останавливался, отдохнуть.
Болят ноги, да и воздуха в груди не хватает.   Но кашель уже меньше, простуду
задавил довольно быстро – с помощью тех же целебных трав.   
 
Травы спасали его всю жизнь.  И в пятилетнем возрасте, когда его вытянули после
первой клинической смерти,  а мама затем уже после возвращения из больнички,
выпаивала  бледного детёныша  настоями  лекарственных трав.
     Это у них семейное  –  травы.
  
Прабабушка «зналась» на травах, мама собиралась после войны в медицинский поступать, поскольку склонность к исцелению
людей (и не только людей!) обозначилась после Отечественной вполне определённо.
Может, это шло ещё и от страшного случая в 41-м, когда спасали тяжело раненого танкиста, прятали в погребе?   
Какая-то соседская мразь, то ли из местных, то ли из понаехавших с немцами полицаев бандеровцев, донесла. За танкистом пришли эсэсовцы. Деда поставили к стенке. И клацнули затворами уродливых автоматов с короткими стволами.
Но выстрелов не прогремело.  Старший в немецкой банде углядел что-то блеснувшее у жилетного кармана. Шагнул к деду, рывком вытянул у старика из кармана часы-луковку на золотой цепочке *.
Залопотали возбуждённо, словно залаяли по-своему, германцы, разглядывая старинную диковинку.
Похоже, такого чуда, подобного старорежимного, дореволюционного трофея им ещё ни разу в лапы не попадало в эти первые месяцы войны. Потом они ещё награбят на славянских просторах – но теперь, мерзавцы, открывали счёт, начинали только «входить во вкус».
Дед позабылся, немцы от него отвернулись, танкиста полицаи швырнули на телегу, повезли в госпиталь для военнопленных, лётчиков и советских офицеров, главным образом. Где он и сгинул, как сказывала двоюродная сестра бабушки – она там, в бывшей больнице, на кухне работала, смогла проследить...

...Иван Иванович оглядел внимательно парадный вход рынка, отремонтированного капитально в позапрошлом году, погладил окладистую седую бороду (теперь он похож на своего прадеда – того самого, «недостреленного» эсесовцами в сорок первом, и годков-то ему теперь тоже примерно столько же).
            И зашёл внутрь.

Слева от входа – чучело здорового кабана, чем-то напомнившего тех олигархов и бывшего губернатора-толстяка (разумеется, тоже миллионера – его ещё подозревали в организации покушения на харьковского городского голову, Гешу Кернеса), их часто показывали по телевизору.
Ну вылитый "олигархрен"!.. (или - "...френ"?..)  
 
  Под рылом – табличка: «Продаётся!».
        Кто  бы   сомневался.

Далее, по «центральной аллее» Сумского рынка (здесь хорошо, тепло, под крышей-то стеклянной – или пластиковой), секторА – направо начинается ряд. Первый киоск – с мороженым. Иван Иванович сделал пару несмелых шагов, спросил, глядя на вывеску «Хладик»:
– У вас только хладокомбината продукция? А белорусского нет?
Девушка развела руками:
– Только наше.
Иван Иванович, переминаясь и задумавшись, поставил свой кулёк с подарками на полочку и сказал:
– Деду Морозу положено подарки делать – я с опережением графика, не возражаете? Всё-таки 31-е только завтра, но я решил заранее присмотреться.
  
Шутка удалась, девица смущённо рассмеялась – Иван Иванович, и правда, уж очень походил на Деда Мороза. Только бы шубу ему красную да посох повнушительнее – а то в этой старой коричневой выцветшей куртке он всё-таки похож на простого советского пенсионера.
Кем, собственно, и является.
  Опять-таки, штаны цвета хаки, древнего советского покроя, «шарму» не добавляют.
Впрочем, Дед Мороз наполовину скрыт прилавком, возле которого притормозил, будто очередной покупатель...
  
...Открыл красивую коробку с бабочками на крышке (в ней когда-то лежали чистые «парадные» туфли бывшей жены, которыми она редко пользовалась), достал – или извлёк? Как правильнее? (об этом КВН-щики однажды хорошо пошутили – те самые, что «из НИИ цитологии и генетики») – маленький прозрачный кулёчек с чем-то, похожим на пластинку-звёздочку из полудрагоценного камня – скажем, из яшмы.
– Вот, прими, красавица, от Деда Мороза подарочек – амулет-брелок из маньчжурского ореха. Похож на яшму – но лёгок, словно пёрышко! Можешь на флешку прицепить, или на ключи – да хоть к пейзажику восточному на стеночку, «для дизайну».
– Ой, какая красота! – молоденькая продавщица восхищённо всплеснула руками, приняла пакетик, разглядывая чуть округлившимися глазками. – Мне никогда таких подарков не делали… Может, я вам что-то должна, дедушка? – несмело предложила. – Денег, может?..
– А вы мне лучше вот кулёчков таких «пачечку» дайте, или парочку хотя бы. – Иван Иванович указал варежкой на маленькие кульки с фирменной синей надписью «Хладик» на лицевой стороне. Кулёк пригодится. Для куска хлеба, к примеру. – Говорят, что Дед Мороз пломбир любит, но сегодня я что-то не в форме, пойду горячего чаю попью.
И оба рассмеялись.

)...Сегодня у Леночки дела шли отлично - казалось бы, зима, и мороженое вообще слабо "идёт", но вот именно сегодня с утра люди подходят вереницей, даже чаю попить нету времени!
Вечером она рассказала подругам в общежитии, что это ей так маньчжурский подарок помог - они рассмотрели "мимоходом-мимоВзглядом" безделушку - и все весело рассмеялись...))

Далее Иван Иванович завернул в очередной «переулок» рынка – туда, где мёдом торговали.
Аромат медовый дурманил и радовал, повеяло августом.
Дыхание медового Спаса…
Поспрашивал, что да почём. К весне надо бы купить баночку – осенней, пол-литровой, надолго не хватит. Хотя и расходуется по чайной ложке в неделю но всё же – четверть в банке осталось.
И здесь продавщице решил подарить брелок. Она отреагировала сдержаннее, но, похоже, маньчжурская «яшма» ей понравилась. Уважительно протянула пятёрку:
– Возьмите, пожалуйста, дедушка.
Принял с благодарностью, кивнул.  
 
Деньги, оно, конечно, зло (ещё вспомнил старую шутку – "заходим в магазин, смотрим на цены, и зла не хватает!.."), оно-то, безусловно, так, "безусловно-безусловно" – но когда с добрым сердцем люди подают, негоже отказываться.
  
)...у Кати в этот день стремительно разошлись почти все баночки с мёдом - и литровые, и поллитровые, и все маленькие, разного "калибра" - полуторанедельный запас, который постоянно хранился тут же - заодно экономия для начальства, экономия на складских помещениях и перевозке. Хозяйка в шоке и в радости, от чего и светится вроде как, а не "токмо от худобы" - её муж, похожий на Винни Пуха, привез ЕЩЁ "горшочки с мёдом", и через день опять привезли!.. Основной магазинчик фирмы с милым и сладким названием (а то как же!) "МедОк" - далеко разместился, "на верхотУре", по улице Космической, где сельхозконторы "обитают" - аккурат за поворотом на Шатилову Дачу...
...Оборот - и, соответственно, зарплата Катюши возросла раз в 7 или 8... Почти вровень с хозяйкой!
Но, горьким опытом наученная, Катюша никому не говорит о МАНЬЧЖУРСКОМ амулете... Она прицепила его к своей флешке, прикрепила на медном колечке, старинном, от бабушки оставшемся - и спрятала в карман курточки, внутренний. И, если куда выходит из дому (на работу, само собой, и в гости, и за покупками) - амулет цвета яшмы всегда с нею... Возле сердца.
Через месяц Катя начала подумывать о том, чтобы выкупить родительскую квартиру - память о стариках - в красивом старом доме по Фанинскому переулку, родному крутому переулку, что словно берег над рекой.
И на душе радостно - и весна скоро! И яблони расцветут в переулке, и вишни!.. И Катюша опять начнёт напевать медовым звонким голосом - уж пятый год как перестала она петь...
...И всё опять, верит Катюша, наладится в НАШЕЙ жизни!..)
  

...Опять вышел дед на холод – под крышей рынка, понятно, куда как теплее. Впрочем, погода щадит – здесь, на свежем воздухе, сейчас минус два, минут три от силы. Ветерок, правда, был с утра, изрядный, ощутимый. Но скоро солнышко поднимется над крышами, легче станет.
Иван Иванович простелил газету, на неё кусок ткани, уселся. Начал выкладывать подарки рядом на скамеечку. Раздавать будет – метров пятнадцать или двадцать до центрального входа. Люди пойдут на рынок – и к нему заглянут. Опять-таки, рядом череда магазинчиков, аптек.
Первым делом – разместил травы в кулёчках и книжки, журнальчики, развернул папку с надписью «1 подарок без оплаты! + меняю на хлеб».
Раскладывал неспешно и чтобы красивее, удачнее смотрелось, пожалуй, с четверть часа. Как раз и первые «покупатели» начали подходить – редко, «но метко». Почти все протягивали бумажки – то гривну, то две, а то и все двадцать. И каждому (вернее, каждой – женщины подходили чаще) старался что-то преподнести – книжку или амулет-брелок, пакет с травами, журнал «Садовод» или детскую игрушку (он захватил таких, старых, но чистеньких, советских, с полдюжины). Где-то через час один юноша поднёс чёрный хлеб, свежий, в кульке с пластмассовым фиксатором – видно, только что купил в киоске. Ему – юноше – тоже постарался вручить маньчжурский брелок.

Иван Иванович подарил одному старичку - такому же инвалиду, как сам он - "двойной снопик", в котором увязаны воедино тысячелистник и веточки "золотой розги", золотарника. Рассказал, как заваривать, с чем, дозировку - в общем, всё-всё.
...На здоровье, как говорится!..
Через пару минут подошёл мужчина помоложе - лет 60 или 65 - по крайней мере, на вид меньше семидесяти. Спросил книжку "Теория и практика шахматной игры". И ему подарил. И настроение лучше стало, светлее!.. А тут как раз над крышами начало солнышко выползать... Но пока не греет это солнышко...

Иван Иванович продолжал «вещать», повторять бесконечно, привычный текст – негромко, и, пожалуй, отчасти монотонно – устал, да и замёрз уже. Всё же «Дед Мороз» потрёпан жизнью, трудно вообще находиться в вертикальном положении (это после двух инсультов и серии травм, что «дополнили букет» старых, армейских ещё травм).
– Бесплатно, цветок Ахилла, Achillea millefolium, плоды гледичии, Gleditsia triacanthos, книжки, журнальчики, лист алоэ, всё без оплаты, выбирайте, забирайте…

Первыми «ушли» с женщиной среднего возраста к ней домой живые черенки розовой «герани», пеларгониум розеум, и с ними в кулёчке цветущие веточки лесного тропического кактуса, «декабриста». Это хорошо – даже полчаса и даже на лёгком морозе южные «тендитные» цветочки вряд ли выдержали бы…
Пожилой мужчина примерно его возраста (но, слава богу, без бороды!;) остановился, посмотрел на книги, развернул учебник истории – листает аккуратно, внимательно.
– Бесплатно, цветок Ахилла, Achillea millefolium, плоды гледичии, Gleditsia triacanthos, книжки, журнальчики, лист алоэ, всё без оплаты, выбирайте, забирайте…

Вдруг со стороны правого сектора в поле зрения возникла чёрная куртка с какой-то невнятной эмблемой.
Полицай?
Дней десять назад полицейский гнал его, «Деда Мороза», из метро. Мол, иди-ка ты, дед, на базар! А зачем – на базар? Ничего ведь не продаю – и не покупаю. Так и сказал полицаю. Впрочем, вскоре сам ушёл – устал, как всегда.
В последнее время Иван Иванович уставать стал всё больше. Даже по квартире передвигаться трудно. Без пенсии по инвалидности, которой лишила его новая «демоНОкратическая» власть, совсем худо. Для кого «расчищают»?..
Чёрная куртка подёргалась, подёргалась (нет, не полицай, просто ну очень дорогая куртка – да и штаны, видно, тоже, не из дешёвых – очередной «хозяин жизни» пожаловал, из новых, видать – но лица не разглядеть, Ивану Ивановичу трудно поднимать голову, он продолжает сидеть на скамеечке), куртка подёргалась и прошипела, как те, киношные тени из Мордора:
         – Вас всех поубивать надо!

Дед Мороз делает вид, что не слышит, и продолжает повторять монотонно, как бы обращаясь к старику, листающему книжку:
– Бесплатно, цветок Ахилла, Achillea millefolium, плоды гледичии, Gleditsia triacanthos, книжки, лист алоэ, журналы, всё без оплаты, выбирайте, забирайте… Вы что-то, кажется, спрашивали сейчас, или хотели спросить? Я плохо слышу и плохо вижу – левый глаз почти слепой – если можно, погромче…
...Но между делом бросил взгляд в сторону куртки, выдохнул резко, словно подул ветер...

(...Куртка внезапно покрылась лёгкой изморозью поверх чёрного материала. И замерла на минуту. Её низколобый хозяйчик ощутил смертельный страх, ужас - ему словно в глотку залили холодный - нет, не холодный, ледянящий, ЛЕДЯНОЙ мазут...
ледяные струи, ледяные змеи будто ползли вниз через пищевод, и сворачивались клубком в желудке... Спазм скрутил жестоко, беспощадно - а глазищи, казалось, вылезли из орбит. Затем ледяные змеи скользнули дальше, в кишки - и там словно окаменели, разбиваясь на осколки, причиняя невыносимую боль...
Будто это в кишечнике возникли сами собой куски зимнего бетона, в который ровно год назад закатывали двух несчастных, посмевших иметь собственное мнение - не важно, по какому предмету...
Куртке больше всего на свете захотелось исчезнуть отсюда, исчезнуть навеки, и НИ-ког-ДА больше не появляться в этом проклятом "руськом" городе, или хотя бы оказаться дома, в "пшекающих" предгорьях, где-то там, и желательно в "туалете типа сортир"...
Каждое мало-мальское движение причиняло сумасшедшую, режущую боль...((

Куртка судорожно дёрнулась ещё разок-другой и свалила обратно куда-то к себе в правый сектор, исчезла из поля зрения.

        Ну и слава богу.

Старичок выбрал две книжки, протянул пятёрку и
«мазеповскую» десятку (если у Иван Иваныча оказывались такие десятки, он избавлялся от них
в первую очередь – не любил бумажки с портретом предателя), подклеенную скотчем.
Иван Иванович решил, что это много, и протянул ему ещё книжку – о гражданской войне повесть, библиографическую редкость, можно сказать, и, кажется, 1948 года издания.
Тот полистал, обратил внимание на значки «Нота Бене», и протянул ещё две пятёрки, от которых «Дед Мороз» начал отнекиваться – мол, достаточно. Всё же старичок настоял.

 
...В голове сами по себе крутятся рифмы, так часто бывает:

        Вот, замёрз
        Дед Мороз –
    Он к источнику
          приполз.
        Дед сидит
        на пеньке –
       Там, вдали,
          налегке.  
 
        Он сидит
      над ручьём,
        Ду-ма-ет
        ни о чём.

        Он сидит
        в тишине,
    Что-то  видит
         во  сне. 
 
     Триста лет,
       тыщу лет
   Словно лучик
       в просвет
  Промелькнули
       как  дым,
      Как туман…
       Господин
Всех полей и лесов,
вьюг, метелей, снегов,
      Не жалел он
           оков
       Ледяных
     для врагов.

      Для друзей
        приберёг
      свой  уход –
     вышел срок,
       Он  исчез
     пред весной –
В январе, феврале?
Не тревожим покой,
Дед, покой тихий твой…

        Так замёрз
        Дед Мороз
          Уронив
        пару слёз…
  
 
...Последним "ушёл" с девушкой, протянувшей двадцатку, роскошный лист алоэ.
Иван Иванович в этот момент пытался добавить алоэ к тому кульку с травами, что выбрала
пожилая женщина (сходу рассказывая о разных рецептах, и с мёдом в том числе - в общем, как всегда,
оказывая квалифицированную консультацию, и совершенно бесплатно, как сказал Фагот-Коровьев на том
легендарном сеансе в театре варьете), но та отказывалась наотрез, а девушка тут же нашлась – может, психолог?.. 
...Или просто умненькая? – и «закруглила» ситуацию: «Ой, вот, я хочу взять лист алоэ!».
   
        Вот и чУдненько!
 Можно собираться, почти все подарочки сегодня разошлись…
Уже появилась булка чесночная в кулёчке «Хладик», и даже «кусОчичек»
неплохой колбаски – это своим старикам отнесу… Родителям на двоих почти 180 лет…
  
  Пора домой, согреться, чая заварить, хорошего, душистого…
  
  
  – Бесплатно, цветок Ахилла, Achillea millefolium, плоды
    гледичии, Gleditsia triacanthos, книжки, журналы, всё
            без оплаты,   выбирайте,   забирайте…
  

   
 
 

                                    «Эпилог»:

                  Выходить и трудно и не хочется.

                                   Но  –  надо.

 

 

 
 
 
 
 

             30  декабря  2016 г.   –    4  января  2017 г.

 

 

  * вышеупомянутую военную историю подробно смотрите
на лит.сайте "Омилия" - "Дети войны. Расстрел за танкиста"

 

 

 

 

 

 






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 02.12.2018 Андрей Рябоконь
Свидетельство о публикации: izba-2018-2428573

Метки: дед Мороз, Харьков, травы, мёд,
Рубрика произведения: Проза -> Быль











1