Исповедь ангела. Глава 14


           Сначала моя судьба осваивала тропинки. По ним я шла осторожно, не зная, что скрывается за следующим поворотом. Потом все изменилось. Мой шаг стал шире, движения размашистыми. Появилась смелость. Характер возник неоткуда, он, наверное, был во мне, но где-то глубоко затерялся. А тут вылез наружу. С таким характером я начала разговаривать по-другому, голос стал твердым и громким. Я уже не боялась высказывать свое мнение. Родители с удивлением смотрели на меня, но вслух ничего не говорили. Мама перестала упрекать, хвалить тоже не начала, видно, это дело времени. Папа разговаривал со мной, как с взрослой, спрашивал совета, отчитывался о делах. Его здоровье поправилось, появился румянец. Мама, похоже, до конца не верила в преобразования, поэтому вела себя сдержанно. Я поняла, судьба – это длинная дорога и не одна дорога. Ее пересекает множество разных дорог, маленьких и больших, от тропинок до шоссе. Все вместе они составляют линию жизни, которая совмещается с линиями множества других жизней: от родителей, сестер и братьев, до самых дальних родственников, подруг, друзей и малознакомых людей. Мои отношения с судьбой теплели, мы стали понимать друг друга. Я уже не пугалась неизвестности, не пугалась закоулков, я поняла, в каком направлении ведет меня судьба и доверилась ей. Стало гораздо легче. Судьба предоставляла возможности, я их использовала. После курсов пошла в театральный институт изучать декораторское искусство в сфере костюма. Какое это увлекательное занятие! Поняла многое из истории костюма, теперь шила не просто платья для кукол, создавала исторический образ. Целые кукольные спектакли можно ставить. Нашлась новая работа, на кафедре требовалась лаборантка, пригласили меня. Наконец-то смогла уволиться с завода, хоть, к слову сказать, о заводе остались теплые воспоминания. Он поддержал меня в трудное время. Легче стало с деньгами, папа приносил зарплату, мама постепенно оттаивала. Некогда строгая и суровая, она стала улыбаться. Я уговорила ее лечь в больницу. Там она познакомилась с женщиной-инвалидом с очень веселым и жизнерадостным характером. Чтобы прокормить семью, она растила двух дочек без мужа, женщина научилась шить. Целыми днями она проводила за швейной машинкой, выполняя поручения знакомой швеи.
- Присоединяйся к нам, Соня. Увидишь, все получится. Ты хоть не крепко, но все же стоишь на ногах. Дочка будет помогать. По крайней мере, простыни и пододеяльники шить сможешь.
Мама не сразу, но согласилась попробовать. Теперь целыми днями она сидела за машинкой, упражняясь ровно делать строчки. Мама, видно, проходила школу терпения, получалось не очень гладко. Я помогала ей советами, постепенно работа наладилась. С удовольствием ходила в гости к родным, просиживала часами, наслаждаясь домашним теплом. Как долго мы к этому шли! Мои наставницы помогли восстановить не только мою жизнь, но и жизнь всей нашей семьи. Одиночество меня уже не пугало, но собственная история любви так и не показалась на горизонте. Мне хотелось семейного гнездышка, хотелось подарить любовь мужчине, деткам. Однажды на выставке ко мне подошел высокий, стройный мужчина в деловом костюме. «Дмитрий» - представился он. Я удивилась, но подала руку: «Екатерина».
- Давно наблюдаю за вами. Оказывается, мы ходим на одни спектакли, выставки. Мне показалось, это не случайно. Решил познакомиться. Как вам новое пополнение музея?
Мы разговорились. Оказалось, Дмитрий работает инженером на том самом заводе. Окончил институт заочно, пришлось после школы пойти работать, мама долго болела. Удивительно, наши истории оказались похожими. Мы пережили трудные времена в самом начале жизни, но они, эти времена, не сломили нас, закалили характер, не остудили души. С тех пор у меня появился кавалер для походов в театр и музеи.
Наши отношения с Татьяной Николаевной не всегда строились гладко. Помню, после очередной выставки ко мне подошел пожилой мужчина, заговорил о своей внучке, больной раком. Она очень хотела красивую куклу.
- Я увидел ваши куклы и подумал, вот бы моей Катюше такую. Но денег у нас нет, мне такие наряды не по карману.
Я сама предложила ему прийти в общежитие. Он пришел на следующий день. Перебирал платья, словно знаток. Выбрал пять самых красивых и посмотрел на меня. Отказать я не могла, тем более девочке, больной раком. Рассказала об этом визите Татьяне Николаевне. Услышав, она заходила кругами по комнате. Лицо ее горело, словно объятое пламенем.
- Ты отдала просто так? – спросила она.
- Конечно, как я могла взять деньги.
- Катя, я не успела предупредить тебя, что на твоем пути могут встретиться мошенники, обманщики, которые под любым предлогом постараются получить твои платья. Ты никак не можешь признать в себе дизайнера, уникального дизайнера, поэтому, поступаешь так, словно платья из «Детского мира».
- Какие мошенники, он же просил для внучки – сопротивлялась я.
- Хорошо, давай подождем немного. Если я не права, то извинюсь перед тобой. А пока все же отнесем платья в банк от греха подальше, положим в ячейку, забирать сможем только вдвоем.
Через месяц Татьяна Николаевна принесла журнал с репортажем о небольшой коллекции, выставленной в фойе кинотеатра. На фото были куклы в моих платьях.
- Это они? – спросила Татьяна Николаевна.
Я покраснела, словно сделала что-то нехорошее.
- Катя, тебе нечего стесняться. Ты совершила благородный поступок, только твоим благородством воспользовались мошенники.
- Что же делать?
- Ничего. Платья наверняка проданы. Такое случается, привыкни, этот случай должен тебя многому научить.
Какая же я все-таки наивная! Верю каждому слову, даже сомнения не возникли. Как избавиться от этого? Не знаю. Прошло немного времени, мою комнату посетил вор. Я вернулась с работы, вещи разбросаны. Видно торопились, искали неряшливо, даже не заметали следы. Хорошо, коллекция была в банке, на столе лежало недошитое платье. После этого случая установили сигнализацию. Для меня эта история была непривычной, горечь я чувствовала долго. Татьяна Николаевна сказала, что это издержки творчества, так живут многие талантливые и известные художники. К сожалению, в моей голове многое не укладывалось, я продолжала чувствовать себя девочкой, которая по ночам шьет платья для кукол. Не смотря на то, что уже работала на кафедре, в душе была все той же уборщицей. Эта двойственность меня сильно напрягала. Татьяна Николаевна постоянно внушала, что я должна быть на высоте, соответствовать своим работам. Я же, словно стеснялась их. Будто кто-то другой сшил эти платья, а я просто стою рядом. Пришлось звонить Анастасии Викторовне.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 02.12.2018 Ольга Фишер
Свидетельство о публикации: izba-2018-2428405

Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1