Стояла Рига в тишине


Много городов, деревень и весей довелось мне повидать.
Что-то промелькнуло, не оставив зарубок на сердце или хотя бы в памяти, но большая часть как-то отложилась, каким-то странным полумистическим опытом. Чуть не сказал "местечковым"... Кстати! а что плохого в местечковости?
Вот у нас в Волгограде есть Сарепта. Нынче это Государственный историко-этнографический и архитектурный музей-заповедник. Он абсолютно выпадает из всего, что его окружает. Но... Разве эта маленькая частица моей Родины никак не оставила следа в нашей культуре? Хм... А откуда тогда взялась РУССКАЯ горчица?
Помню как я страдал в своих путешествиях по европам из-за отсутствия в них -- в европах -- нашей русской горчицы. Или хотя бы аджики. Да даже элементарного хрена!  Нет. Они там натирают хрен. Свеженький. Ароматненький. Но... Нет в нём нашей ядрёности. Я даже свой собственный рецепт придумал -- пусть и слабенькое, но всё ж какое-никакое замещение наших привычных приправ. Я брал свеженатёртый хрен, добавлял в него их сладкую горчицу и замешивал всё это на кетчупе с порцией по мере возможности уксуса. Гадость, конечно, но на безрыбье...
Люблю бывать в Сарепте. Не могу сказать, что она мне совершенно чужда, но её атмосфера помогает Вашему покорному оторваться от обыденности. Что-то сказочное в ней есть для меня. Что-то Рождественское. Когда душа просит остановки, осмотрения, осмысления и... как бы это сказать? Передыха? Есть у нас, у русских, такой обычай -- присесть перед дорогой. Так вот. Сарепта помогает мне присесть перед новым отрезком жизненной дороги.
В Питере я в таких случаях отправлялся в Пушкин, в Католический храм финского евангелическо-лютеранского прихода. В самом Питере тоже есть орган, но там обстановка совсем иная.
Но бывают такие ситуации в моей жизни, что мне чрезвычайно необходимо побывать в Риге. А главное -- послушать орган в Домском соборе. Когда музыка входит в тебя даже через дрожание пола... Это потом я выйду на вечно сонную Даугаву. Это потом я впитаю в себя воздух вечно осенних её парков, это потом я вспомню -- непременно вспомню любимое "Ночью. В узких улочках Риги"...
Помню. Помню в Вене летним вечером мы небольшой компанией пили изумительный венский кофе с армянским коньяком, говорили о судьбах России и выходили танцевать под теплый дождь, теплый, как тихие слёзы матери после долгой разлуки. И я уговорил ребят, и мы отыскали, и всё-таки поставили эту прекрасную песню: "Ночью. В узких улочках Риги..." Смешно, да? Русские люди из Волгограда, Москвы, Питера, Самары, случайно сошедшиеся в маленьком тупичке Вены, пьют венский кофе с армянским коньяком и танцуют среди ночи под теплым летним дождём поз звуки песни "Ночью. В узких улочках Риги..."

С давних-предавних времён -- ещё с первого моего посещения Риги -- во мне всё бьётся и бьётся пара стихов -- меня тут просветили, что стих -- это строчка. Так вот. С давних-предавних времён -- ещё с первого моего посещения Риги -- во мне всё бьётся и бьётся пара стихов: "Стояла Рига в тишине, Зажатая между колен столетий..." Дальше, правда, пока никак не слагается, но... ДВА СТИХА во мне уже есть? Ну так я -- поэт, не правда ли?

Но я вообще-то не о том.
Рига -- абсолютно чуждый мне -- с моим южным темпераментом -- город. Но он мне нужен. Он мне дорог. Как какая-то частица МОЕЙ души. Которая по каким-то причинам осталась неактулизированной во мне, но она таки есть...

А может быть, нам стоит всем повнимательнее и поотзывчивее прислушиваться друг к другу, м?
Как Вы считаете?






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 02.12.2018 Patriot Хренов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2428374

Рубрика произведения: Проза -> Другое











1