Эх, Гегель, Гегель


Как штангист с ненавистью подходит к своему неподъёмному, постылому снаряду, я подкрадываюсь к Гегелю. Это моя очередная, далеко не первая попытка. Осилить Гегеля. А ведь как всё душевно начиналось. Как-то я присутствовал на похоронах родственника, не очень близкого, человека, безусловно, достойного. Горечь утраты давила, но была терпимой. Вглядываясь в знакомые черты лица, ставшие неживыми, ожидаемо подумалось о душе. Не сказать, что раньше я о ней не думал. Думал, наверно, но как-то легко, поверхностно. Бабочка присела, вспорхнула, улетела - примерно так я думал о душе. Пожелал я обогатиться более глубокими познаниями об этом явлении. Полез в интернет. Неисповедимые, виртуальные дорожки привели меня к Гегелю. Бедный, если кто-то что-то и знает о душе, этот кто-то - Гегель, шепнул интернет, хитро подмигивая.
Книжица "Феноменология духа" сама собой попалась на глаза. Худа она была до дистрофичности. Это не могло не радовать. Пятнадцать-двадцать минут, от силы полчаса потрачу я на эту малявку. Правда, название слегка озадачило. Фраза из двух слов, и оба для меня загадочны. Дух, скорее всего, сам типа души. Говорят же - дух вон, или там, душа отлетела. За феноменологией опять пришлось лезть в сеть. Интернет предложил несколько вариантов на выбор. Лично я - сама простота. Поэтому выбрал: учение о. Ведь вот ты какой, Гегель! Мудила. Написал бы по человечески - "Учение о душе".
Я поудобнее вдавил тело в диванчик. Давай, Гегель, учи. Только вот не надо держать меня за лоха. Итак не успеваю лапшу с ушей соскребать. Только врубишь телек - на, Бедный, получи свою порцайку. Освети мне то, что мне интересно. Я и вопросики накидал. Душа во мне постоянно прописана или посещает меня так, под настроение? Является ли она моей собственностью? Как она хоть выглядит? Может, она кусочек мясца, хрящь, кровяное тельце, дрейфующее по венам и артериям моей фигуры? Может, она невидима? Я приму и осознаю. Атом, кричали, тоже мал, а шарахнуло так, что город и костей не собрал. Вообще, полезная она или вредная для организма? Ежли полезная, а вдруг заболеет, сломается? Лечить-то как? Если вредная, может, лучше отчекрыжить? Вон, аппендицит режут и статистика, вроде, положительная. Ну, и о божественном доложи, интересно ведь. Вот помрёшь, а душа-то куда?
"Для нас дух имеет своей предпосылкой природу, он является ее истиной, и тем самым абсолютно первым в отношении ее. В этой истине природа исчезла, и дух обнаружился в ней как идея, достигшая своего для-себя-бытия, - как идея, объект которой, так же как и ее субъект, есть понятие. Это тождество есть абсолютная отрицательность, ибо в природе понятие обладает своей полной внешней объективностью, однако это его отчуждение становится тождественным с самим собой."
Бедный, ау, как ты там, далеко продвинулся? Чего молчишь?
На дворе третий час ночи, сна ни в одном глазу. Чего молчу? Молчу, что слова закончились, и выражения уже на исходе. Далеко продвинулся? Ну, как сказать...Ежели в линейном измерении, то сантиметра три на экранчике моего планшета. То, что в кавычках, это не моё. Это его, гегелево. В этих кавычках я и застрял. Бурелом, ни фига не понятно. Вы думаете, это у Гегеля самый сложный кусок? Считаете, дальше будет проще? Вот вам. У него везде так, от начала до конца, и с конца до начала. Я ведь эту чёртову феминологию прошерстил в обоих направлениях, за базар отвечаю. Сожалею, мой добрый читатель, ты зря потерял время, читая мою писанину, мне нечего тебе больше сказать, иди с богом.
Постой, дуй обратно. Неладно бросать начатое, не закончив. Скажу тебе то, что ты, может быть, и не слышал. В деревне, на подворье, имеется у меня крыльцо. Однажды я с этого крыльца здорово навернулся. От своей памяти я не в восторге, да и рёбра давно не болят, но спроси меня внезапно, Бедный, сколько ступенек в твоём крыльце? Без запинки отвечу - пять.
У Гегеля -три ступени. Он мужик аккуратный. Как какая мозговая заковыка возникает, он делит её на три ступени и осторожно поднимается по ним вверх, от простого к сложному. Ну, три, так три. Отывок, заключённый мною в кавычки, содержит три предложения. Это самое начало текста, сразу за заголовком. И первые слова этого отрывка - "Для нас...". Первая простая ступень. Для - объединительный предлог. Нас - множество. Гегель словно зазывает нас - тебя, меня, вон того - в один круг с собой. Мы с вами - одной крови. Вы не дураки, вы поймёте, не сразу, конечно, до вас дойдёт, что я настругал в своей чёртовой книжке. Это - первая ступень. А вот и вторая. Что имел в виду Гегель, говоря "нас"? Тебя, меня, вон того? Дражайщую супругу, собачку? Да нет же. Он вкладывал в это словцо иной, королевский смысл. Ну, знаете, когда говорят: мы - Николай второй, мы - Александр первый, мы - Людовик цифровой. Но Гегель делал это не от гордыни. Он понимал, что понять его, труд неподъёмный. Понимал ли он себя сам - вопрос, двести лет висящий в воздухе. И это - вторая ступень, усложнённая. Отрицание первой ступени. Третья ступень, заключительная. Отрицательная для второй, тоже отрицательной ступени. Отрицание отрицания. Говоря "Для нас" Гегель имел ввиду всех нас - тебя, меня, вон того - но не всех вместе, как множество, а по отдельности, как личностей. Он создавал три круга. Ты и Гегель, я и Гегель, вон тот и Гегель. Каждому - свой Гегель.
Бедный, а можно потактичнее. Гегель, между прочим, философ, причём, великий.
Да знаю я. Но. Это - мой Гегель. Это наши с ним тёрки. Мы с ним как-нибудь сами разберёмся, ладно? С душой ведь понятнее не стало. Чей косяк? Зашвырну-ка я Гегеля под диван, поглубже, недельки на три. Пусть там, в Бытие, поразмышляет, как книжки писать надо.
Ребята, меня-то пожалейте. Мне ж тоже от него, великого, отдохнуть треба ?!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 01.12.2018 Александр Санин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2428054

Рубрика произведения: Проза -> Другое











1