Контролёр


Контролер.
Будильник сработал, как обычно, вовремя. По привычке полежав немного под лёгким синтетическим одеялом, Ген широко зевнул и... чуть было не вывихнул себе челюсть. Как он мог забыть, что сегодня за день!
Откинув одеяло прочь, парень пулей соскочил с кровати, внутренне содрогаясь от мысли, что на слишком позднее время установил таймер сна. "Чертов идиот!--обругал он себя, натягивая комбез,--если сейчас придёт напоминалка, это как минимум, минус десяток баллов!"
Так, быстро позавтракать, принять ультразвуковой душ, переодеться в приличную одежду и, рассчитав оптимальный маршрут, выдвинуться в путь. Конечно, город-это вам не Столица, но схема передвижения примерно везде одинаковы. Родители, поди, давно уже на ногах, ещё бы-единственный сын впервые заявлен на собеседование в Главное Управление. С отличием окончив Университет, он был отмечен ректоратом и получил направление в Городской Департамент. Что ещё может так порадовать родителей, как успехи сына?
Ген приехал вчера поздно вечером, и семья так и не успела как следует отпраздновать это событие. Лёгкий ужин, расспросы, осторожные планы на будущее…время летит быстро, и юноша, едва поднявшись в свою комнату, сразу завалился спать. Просмотрев данные своего комма, Ген немного успокоился. Время терпело. За последние месяцы учёбы он сумел набрать для себя сколько-то дополнительных баллов, но и растрачивать их попусту не следовало.
Прокручивая в голове возможные вопросы комиссии по собеседованию, Ген начал спускаться на кухню, откуда неслись раздражающие запахи маминой стряпни. Приглушённые голоса родителей заставили его немного сбавить шаг. Говорили, несомненно, о нём…
--Валь, не думаю, что стоит давить на него,-- баритон отца всегда действовал на мать успокаивающе. Ген, правда, не понял, зачем вообще это могло понадобиться, но печальные нотки в голосе матери не ускользнули от его внимания.
--Нет, Сень, я не против его желания,--как бы оправдываясь проговорила она,--но ты же помнишь, что говорил Фёдор. Близятся перемены, а к добру они или нет, я не знаю… Да и ты не можешь всё предусмотреть. А сын у нас один.
--О! Генка у нас молоток!— юноша на лестнице представил себе ,как отец расплывается в улыбке,--Он ещё нас с тобой сможет содержать, как- никак выпускник самого Университета! Широкие перспективы открываются перед ним, главное, конечно, правильно выбрать профессию. Так я говорю, сын?
Ген понял, что родитель почувствовал его присутствие и, с улыбкой на лице спустился вниз. Стол был накрыт. Заметив, что все блюда приготовлены из натуральных продуктов, он решил: дела у семьи идут неплохо. Либо мать расстаралась в честь его приезда. В любом случае, ему оставалось лишь поблагодарить родных за всю ту поддержку и помощь, оказанную ими во время его учёбы. И сейчас, глядя на их радостные лица, он почувствовал радостный прилив хорошего настроения.
Не тратя попусту время, Ген отдал должное великолепному завтраку, приготовленному в забытом многими американском стиле: двойная яичница с беконом, апельсиновый сок и булочки с джемом. Комм тихо завибрировал, отмечая очередную стадию намеченного расписания, и юноша, поблагодарив мать, выскользнул из-за стола.
Принять душ было делом одной минуты, Ген мысленно отдал приказ комму проверить набор необходимых для похода в город предметов, а сам, приступил к переодеванию. Наконец, все приготовления были завершены, и он, крикнув «пока!» родителям, выбрался из квартиры.
На лестничной площадке возле лифтовых дверей дежурил незнакомый Контролёр. Ген знал, что предыдущий, дядя Егор вышел на пенсию и теперь наслаждается заслуженным отдыхом, растя троих внуков. Кивком поприветствовав юношу, лифтёр вопросительно качнул головой.
—Вниз,– так же кивнул Ген.
Кабина лифта как будто ждала его. Контролёр с невозмутимым видом, как того требует профессия, проводил юношу внутрь и нажал кнопку отправки. Начинать ни к чему не обязывающую короткую беседу не хотелось обоим, но, спускаясь вниз с сорокового этажа, Ген запоздало сообразил, что, по правилам поведения, он должен был хотя бы познакомиться с полезным человеком. Поразмыслив немного, юноша мысленно махнул рукой: сделать это никогда не поздно.
Улица встретила выпускника Университета ярким солнцем, тёплым воздухом и гомоном вечно спешащих куда-то людей. Обогнув подъездный пандус, Ген устремился к выходу на Проспект. Ровный поток горожан, шагающих в направлении остановки, впустил его в свои объятия; глянув на показания комма, Ген убедился в некотором запасе времени.
Из-за своего позднего приезда вчера он не успел как следует рассмотреть те изменения, каким подвергся город за время его учёбы в Столице. Впрочем, всего лишь семь лет прошло, уезжал он ещё пятнадцатилетним мальчишкой, а теперь, возмужавший, полный некоторых амбиций, молодой специалист с любопытством озирался вокруг.
Возвышающиеся небоскрёбы, конечно, не шли ни в какое сравнение с громадами Столицы, но Ген слышал от отца, что некогда на этой улице, как впрочем и на многих, росли пятиэтажные дома. В те времена Проспект носил имя какого-то древнего вождя одной из кровопролитных революций, каких много происходило по всей Земле. Да, таков был двадцатый век, а за ним и последующий «судный» двадцать первый…
Почувствовав несильный толчок в спину, юноша рефлекторно посторонился, пропуская, видимо спешащего человека, как услышал знакомый с детства голос:
—А тебя и не узнать! -светловолосый парень худощавого телосложения весело рассмеялся, приобняв опешившего на миг Гена,—возмужал, заматерел, а взгляд-то, взгляд!-и, как ни в чём ни бывало зашагал рядом.
—Витька,-только и выдохнул наш герой. Не узнать друга детства было невозможно, он мало то и изменился за семь лет, но неожиданность встречи взволновала настолько, что Ген первые мгновения только и набирал воздуха в лёгкие, собираясь вывалить все эмоции и вопросы сразу. За раз.
Витька поднял руку, прерывая возможный поток слов и восклицаний:
—Всё понимаю, друг, и я безумно рад встрече. Сто лет не виделись, не считая редких писем,-тут он качнул головой, заметив, как стушевался Ген, -Да, да, учёба, полная изоляция, отдельный пансионат, всё это необходимо… Но, зато и результат , -улыбка вновь озарила лицо Витьки,-небось с отличием диплом то?
—А то!-хмыкнул юноша,-родители на седьмом небе. Они ж только раз в году ко мне приезжали, не считая ежемесячных видео сеансов по скайпу. Ты- то как сам? Занимаешься чем, или на пособии ещё?
Витька пожал плечами и подмигнул другу:
—Ну, мы-то академиев не кончали… Отец до сих пор преподаёт в школе, помог, чем мог в своё время. После колледжа подвизался я на работе с населением в социальной службе. Перебиваюсь по-маленьку, правда на жизнь хватает, клуб вот с ребятами организовали, по интересам. О семье пока не думаю, а вот тебе можно бы и помочь,-неожиданно закончил он.
—Ты о чём?-недоумение пополам со стеснением заставило Гена чуть было не заикаться.
—Маринку помнишь хоть?- полуутвердительно поинтересовался друг,- переписывался небось с ней, а? То-то она недавно про тебя спрашивала, когда приедет, мол. А ты ей что, даже не сообщил дату возвращения?
Ещё бы он Маринку не помнил! С детства дружили, до каких либо отношений дело дойти не успело, но романтические нотки в письмах очень даже присутствовали. Интересно, как она сейчас выглядит…
Они как раз подошли к турникету, пропускающим к остановочной площадке, и Витька обернулся к другу:
—А ты, вообще, куда стопы направляешь?
—У меня собеседование в Управлении,- поспешил порадовать его Ген,-направление прямо из деканата.
Витька коротко хохотнул:
—Кто бы сомневался, Как был зубрилой, так им и остался. И чем думаешь заняться? Надеюсь, не собираешься штаны просиживать в кабинете. Или, может, к «этим» податься вздумал?- он покосился в сторону наблюдающего за потоком горожан Контролёра.
Ген поднёс руку к турникету и, приложив запястье к сканеру, произвёл оплату. Пока друг возился, повторяя процедуру, он невольно задержал взгляд на форменной одежде Контролёра. В отличие от серой формы лифтёра, пятнистый комбез транспортника отливал голубыми красками. Две красные нашивки означали довольно высокий ранг; всё-таки он работал в центре Города, а не на периферии.
—А чем плоха работа на транспорте?- осторожно поинтересовался Ген у друга.
—Работа…-чуть не сплюнул Витька,-скоро работающих людей и не останется, будут только контролирующие и надзирающие,- нет, я всё понимаю, с таким количеством людей, да ещё и в нынешней территориальной ситуации, когда остатки европейских народов заполнили одну, считай, маленькую республику, надо как то справляться. Но,- он мотнул головой,-впрочем, давай как-нибудь позже обо всём поговорим.
Повернувшись к Контролёру спиной, Витька достал из бокового кармана плоскую коробочку из белого пластика размером с контейнер для специй и протянул её Гену со словами:
—Здесь адрес клуба, кое-какая интересная информация, время и пароль прилагаются. Первый взнос уже оплачен, так что надумаешь, приезжай сегодня вечерком, заодно про свои успехи расскажешь.
—Сегодня?- Ген немного растерялся,-но Витька тут же добавил,-все наши там будут, и Маринка твоя тоже.
Взглянув в ухмыляющееся лицо друга, Ген понял, что ему осталось только кивнуть. В голове прочно поселился образ светловолосой, невысокой девушки с серо-зелёными глазами и веселой улыбкой на губах. Мысли о возможной скорой встрече задвинули куда-то далеко и предстоявшее собеседование, и даже отходившего к краю посадочной площадки друга.
Шум подкатившего к платформе монорельса отвлёк юношу от мечтаний. Громада городского транспортного средства закрыла от обзора половину улицы. Повертев головой по сторонам и, увидев заходящего в кабину подъёмника Витьку, Ген успел только помахать тому вслед.
Ждать своего транспорта оставалось недолго, Ген сверился с расписанием и удовлетворенно вздохнул. Он не боялся опоздать, поэтому с отстранённым любопытством стал разглядывать гудевшую рядом толпу людей. Вот, аккуратно обойдя его, прошла к платформе парочка французов, их витиевато оформленная татуировка на затылках невольно притягивала внимание. Вообще-то Ген слышал, что изначально французы были белой расой и назывались как-то вроде «галлы». Глядя на иссиня-чёрные лица парочки, он покачал головой. Так того и гляди окажется, что и немцы когда-то не были темнокожими бородачами.
Рядом пристроился очень пожилой старичок, он подслеповато щурился, как будто с его линзами что-то было не в порядке.
—Чёртовы глаза,-пробормотал он,-скоро совсем ослепну…Сынок, не подскажешь, триста восьмой когда придёт?
Повинуясь импульсу, запрос на расписание выдал информацию на дисплей глазной линзы Гена за секунду.
—Двадцать минут, уважаемый,- коротко ответил он, немного подивившись на странную просьбу. Ведь, даже если есть проблемы со зрением, всегда можно уточнить любой вопрос у Контролёра. Вон он, почти рядом стоит. Да, и разве не получил старик полную информацию о маршруте, когда проходил турникет? Ген, например, знал, что его лично путь до Управления уже проложен и зафиксирован, как только он скинул данные через транспортный сканер. Иначе, его бы просто не пустили бы на платформу. Всё просто: есть цель и деньги-ты едешь, нету-сидишь дома.
Насколько юноша знал, регулировать многомиллионный поток граждан в городе, пусть и не таком большом, как Столица, очень и очень непросто, несмотря на продвинутые технологии, коими вооружены Контролёры.
Нужный монорельс подкатил к платформе точно по расписанию. Поднявшись на подъёмнике в салон, Ген протолкнулся к окну и сел на свободное место. Путь предстоял неблизкий, и можно было не спеша разглядывать проплывающий мимо городской пейзаж. Стандартный монорельс пассажирского сообщения возвышался над основной проезжей частью улицы на добрые пять метров. Нисколько не мешая движению автомобилей, он развивал скорость до 70км/час, максимально разрешённой в черте города.
Знакомые с детства улицы, легко узнаваемые здания, магазины, офисы проплывали мимо взгляда юноши, не особо задерживаясь. Гораздо другое удивило его: помимо навязчивой рекламы повсюду на экранах мелькало волевое, немного усталое лицо Президента. Вернее его седьмой клон.
С тех смутных и страшных времён после Пробуждения супервулкана в Атлантическом океане, повлёкшим за собой почти полное уничтожение большей части Европы, Америки, северной Африки и многих других территорий, борьба за власть в мире перестала быть актуальной. Выжить—вот, что стало основным стремлением человека. Благодаря лишь предупреждениям мировых учёных о приближающейся опасности, человечество смогло хоть как подготовиться. Массовая эвакуация населения в места, которые сочли относительно безопасными, началась задолго до намеченного «часа х». Но матушка Земля, видимо, решила качественно проредить ряды «царей природы».
Извержение супервулкана и последующее за ним землетрясение породили гигантские цунами, которые просто смыли полмира. Несколько десятков лет ушло у двух третей части человечества на устранение последствий катастрофы. Остановка и спешная консервация атомных реакторов привели к энергетическому кризису, что сказалось на скорости эвакуации, были мобилизованы все силы, как военные, так и гражданские резервы. Не затронутые территории России, в итоге, были заселены беженцами различных стран. Вся огромная Сибирская равнина приняла желающих жить и работать. Руководство страны решило не перенаселять свою более-менее «цивилизованную» часть. Принцип был прост и категоричен: не хотите-не надо. Вопреки возможным ожиданиям, вооружённых конфликтов не последовало. Оставшиеся без Родины, средств к существованию беженцы засунули свои амбиции куда подальше и согласились на все условия.
Уцелевшим восточным частям Европы повезло чуть меньше, основной поток эвакуации пришёлся как раз на них. В дело вступил действующий тогда президент соседней с Россией республики. Заручившись поддержкой могущественного соседа, он сумел в короткие сроки упорядочить распределение беженцев. Да и военные силы оставались на уровне. Началась самая долгая в истории мира Научная Революция. Воспользовавшись западными технологиями, знаниями и изысканиями европейских и местных учёных, будущий Президент смог избежать голодного и жилищного кризиса, обеспечил со своей командой рабочие места всем желающим, заново перепланировал и отстроил крупные города и Столицу. Всё это стоило немалых сил и руководству, и народу. К тому же оказалось, что остатки радиации разрушенных АЭС серьёзно ударили по демографической ситуации. Решение проблемы взяли в свои руки генетики. Предложенное ими клонирование, однако не возымело эффекта: всё упиралось в большие затраты для получения качественных клонов. В итоге клонирование человека было строго запрещено повсеместно. Исключение сделали только для Президента.
Спустя ещё несколько десятков лет, рождаемость была восстановлена самой природой, правда и тут она действовала по своим законам. Дети даже в исключительно «чистых» от радиации семьях рождались редко, хоть и отличались крепостью своего здоровья. Запрет на клонирование не распространялся на продукты питания, и страна полностью обеспечила себя пропитанием.
Политика руководства построена была на тотальном контроле всего и вся. Только так государство видело безопасность своего существования. И здесь на помощь пришли технологии. Идентификаторы, средства связи, TV, интернет—всё, без чего не представлял себя современный человек в этом мире, уместилось в личных так называемых «коммах». Когда-то планировавшаяся программа чипирования населения состоялась. Однако участие человека в контроле собственной и чужой жизни было крайне необходимо. Служба Контроля являлась в стране единственной и всеобъемлющей силовой и управленческой структурой. Престиж, высокая оплата труда Контролёров манила в свои ряды многих молодых людей, среди которых был и Геннадий Поляков.

Когда Ген чуть было не пропустил нужную остановку, удивление не помешало ему быстренько выскочить из монорельса, попутно проверив свой комм: все настройки были в порядке. Досадливо чертыхнувшись, юноша списал свою невнимательность на некстати всплывшие воспоминания о прошлом страны. Однако эти знания всё же необходимы. На том и стоим, как говорится…

Здание Управления возвышалось над соседними на добрые метров сто. Ген никогда не интересовался ни современной, ни древней архитектурой, но, даже он восхищённо оглядывал монолитное строение, как, на своего рода, памятник инженерной мысли. Однако, мешкать определённо не стоило, и он, глубоко вздохнув, взбежал по ступенькам к центральному входу.
—У вас вторая группа допуска, молодой человек,-сверившись с данными комма, Контролёр в серо-чёрной форме с любопытством взглянул на соискателя.—Окончили Университет с отличием и сразу сюда?-словно не поверив в прочитанное резюме, покачал головой он.
Ген благоразумно промолчал, благо вопрос был чисто риторическим. Немолодой уже чиновник ещё раз сверился с коммом, протянул юноше пропуск:
—Зарегистрируйте и сдадите своему Куратору. Вам на сороковой этаж, там будут ждать.
Само собеседование немного разочаровало. В большой зале, где проходило сие действо, Ген и ещё пятеро молодых кандидатов, быстро и по существу ответили на простые вопросы Куратора, после чего их стали вызывать по одному в отдельный кабинет.
—Поляков Геннадий, выпускник Университета по специальности «управление и контроль» -высокий, с пышной светлой шевелюрой Куратор задумчиво оглядел Гена,-Твои родители работают в сфере соцстрахования?- не дожидаясь ответа, он повернулся к стоявшему на столе компьютеру и, пробежав пальцами по сенсорам клавиатуры, вдруг улыбнулся.
—У меня для тебя есть работа,- огорошил Куратор,- да-да, не удивляйся, у тебя превосходные данные по всем дисциплинам, это то, что нам сейчас необходимо. Ты в курсе последних событий в Городе?
Ген судорожно стал вспоминать прочитанные второпях утром новости, но внутреннее ликование по поводу предложенной работы мешало ему сосредоточиться. Вроде бы ничего экстраординарного не происходило… но ведь нужно что-то отвечать!
—Я не вполне понимаю, о чём идёт речь, господин Куратор,- решился он,-обычные новости, ничего особенного…
Куратор кивнул головой:
—Да, ты прав, однако тебе сейчас придётся наведаться к моему заместителю. Он введёт тебя в курс дела. Отныне подчиняешься ему лично, он дядька суровый, но грамотный и справедливый. При нём будешь проходить практику как молодой специалист-стажёр. Всё понял, Геннадий?
Следующий кабинет был немного побольше предыдущего. Жутко заинтригованный Ген обнаружил, что все пятеро кандидатов, плюс ещё человек десять находились уже тут. Судя по всему, ждали Куратора, который появился почти одновременно с Геном и с места в карьер устроил тотальную проверку на знания законов местного госуправления.
Вопросы сыпались один за другим, некоторые из них ставили в тупик, но Куратор, нимало не смущаясь и, не дожидаясь ответа, продолжал дальше. Ген почти сразу сообразил смысл проверки: новоиспечённому начальству нужно было хорошенько изучить новичков, прежде чем давать самостоятельные задания или участки работы. К полупровокационным вопросам, типа «ваше отношение к власти» или «уровень толерантности к представителям разных национальностей» и он, и остальные участники «шоу» отнеслись даже с некоторой долей юмора.

На стене позади Куратора зажёгся голоэкран. Схемы информационных линий, управляющих городской жизнью, Гену были более-менее знакомы, а вот следующая картинка поставила его в тупик. Судя по всему, это была некая программа, не входящая в огромную сеть компьютеров городских коммуникаций. Покопавшись в памяти и выудив оттуда нужные данные, Ген сверил их со своим коммом. Вирус. Обычный компьютерный вирус, причём столь древний, что помнил, наверное, ещё первые видеоигры для начинающих юзеров.
—Да-да, не удивляйтесь господа,- окинув взглядом аудиторию несколько действительно озадаченных парней, Куратор усмехнулся,-этот древний вирус отлично работает на подавление практически любых современных программ. Как вам должно быть известно, наше Управление постоянно проводит как профилактику, так и реальную борьбу против информационного терроризма. Вы не ослышались, именно терроризма. Так вот, множество различных по сложности индивидуальных и комплексных программ постоянно подвергаются вирусным атакам. Это происходит ,в основном, из-за несовершенства технологий нашего времени. Многие разработки позаимствованы или выкуплены у зарубежных партнеров, а это огромный риск быть подвергнутыми атаке информационных шпионов. До сих пор мы успешно справлялись с любыми вредоносным программами...
Куратор умолк, выжидающе глядя на своих подопечных. Молчание длилось недолго. Ген шагнул, как полагается, вперёд. Если он что-то и усвоил за время своей учебы, так это умение вовремя и правильно задавать вопросы.
—Я так понимаю, что данный вирус не поддаётся санации, к тому же, он вряд ли попадает в систему случайно,- Ген придал своему голосу уверенности:- мы имеем дело с отлаженной формой диверсии?
Куратор с некоторым уважением взглянул на юношу.
—Скорее всего, да. Поясню. Нашими агентами инфоразведки установлено, что носитель вируса, как ни странно, распространяется не путем запуска в систему, а методом дистанционного воздействия. Взгляните сюда,- он повернулся к экрану.
—Микрочип с вредоносным файлом помещается в некий контейнер, с виду ничем не примечательный. Сам файл несет в себе какую-нибудь незначительную информацию, типа текста, видеоролика и т.д. Оказываясь вблизи любого устройства со сканером и беспроводной связью, вирус попадает в него, начиная свою работу. Последствия могут быть и незначительны, вроде временного сбоя наручных коммов, а могут и привести к масштабным проблемам в общей Системе Контроля.
Слова Куратора сопровождались картинками, но Ген слышал их плохо. Глаза неотрывно были прикованы к экрану, мысли помчались вскачь, ибо там, на широком цветном дисплее красовалась обычная коробочка для специй из белого пластика. Точно такая же преспокойно лежала сейчас у него в кармане костюма.

Вдохнув очищаемый спецфильтрами воздух, Ген оглянулся на здание Главного Управления. Ко всякому он был готов, но тут... Первой же мыслью ещё там, в кабинете, была о банальной подставе, потом о возможной проверке со стороны Управления. О последней его неоднократно предупреждали ещё в Университете. Получить работу в ГУ, да причём так быстро, после формального собеседования… Могло бы показаться подозрительным даже неискушённому в политике человеку. У него же самого была отличная практика под руководством лучших преподавателей.
Размышляя, что ему делать дальше, Ген прокручивал в голове последние события. Куратор, после краткой лекции о вреде вируса и о возможных «распространителях» оного, предложил стажёрам разделиться на небольшие группы и , чётко обозначив задачи для каждой, приступить к осуществлению плана по обезвреживанию преступников. Звучало немного дико. Нашли, тоже, террористов… Ген вспомнил о группах неких «деятелей», собиравшихся саботировать работу по дезактивации радиационного фона, идущего с разрушенной Европы лет этак шестьдесят назад. Вот это был настоящий террор. Внятных мотивов у преступников не было, всё списали на фанатизм фаталистов, как называли себя эти сектанты. Обошлись с ними довольно жёстко тогда: большая часть была уничтожена, остальных сослали в любимые ими же заражённые территории Европы. Да, борьба с терроризмом приобрела в новое время новое качество. Любой, кто усомнился в правильности политики правительства тут же обвинялся в мракобесии, и преследовался как политический преступник.

Ген сразу же после предложения Куратора отказался работать в паре с кем либо, дабы никто не мешался под ногами. За себя он не переживал особо. Узнав, что контейнер с возможным вирусом не засекается ни одним сканером, юноша почувствовал некоторое облегчение. В том, что вирус реально действует, он понял сразу, как только вспомнил ситуацию с едва не пропущенной остановкой. Да и старик на посадочной площадке скорее всего "попал" под воздействие. Непонятным был лишь механизм работы вредоносной программы. Запустив проверку своего комма, Ген не обнаружил постороннего вмешательства или каких-либо следов недавнего сбоя. Всю информацию он надеялся получить от своего друга Витьки, а заодно и попытаться отговорить того от дурной затеи.
С некоторой опаской Ген просмотрел данные контейнера с микрочипом, удостоверился в том, что время встречи клуба назначено на вечер, и набрал номер Витьки.
— Нужно встретиться,- услышав голос друга, нарочито взволнованным голосом проговорил Ген.
—Сейчас?- удивился тот,-я как бы пока занят, может всё же вечером, как договаривались?
—Это срочно. Очень.
Голос одноклассника звучал твёрдо, было слышно, как Витька недоуменно хмыкнул, но не успел ничего сказать.
—Мне в клуб приехать или как?- Ген брал быка за рога, не давая другу опомниться.
—Приезжай,-решился Витька,- адрес знаешь. Один хоть будешь?
— Да,- короткая пауза, отбой.
Действовать нужно было решительно, не давая времени на раздумье своим однокашникам. Что бы они там не затеяли, Гену это сильно не нравилось. Ему пришлось заказать такси, вытряхнув почти всю заначку со счета. Ладно, потом жалеть будем, сначала определимся с собственной позицией. А от ответов Витьки зависит многое...
Контейнер с вирусом Ген решительно выбросил в ближайший мусоросжигатель. Понимая, что теперь время работает против него, он поторопил водителя такси, накинув немного сверх положенной суммы. Вообще-то, это было против правил, но Ген отмахнулся предъявлением электронной «ксивы». Увидев уровень доступа необычного пассажира, таксист проникся уважением и притопил педаль газа.
Пискнул комм, приняв сообщение, и Ген, внимательно прочитав его, призадумался. Подивившись скорости, с которой работает Управление, он принялся просчитывать дальнейшие свои действия.
Здание, где располагался «клуб по интересам», принадлежало какому-то центру оказания услуг населению. Осмотревшись по сторонам, Ген заметил своего друга возле неприметной двери в торце строения. Тот приглашающе кивнул головой:
—Проходи, не думал, что ты так быстро…-он тоже немного нервно огляделся вокруг.
Внутри помещение напоминало обычный компьютерный клуб для геймеров. Ген усмехнулся: эти всегда будут существовать в своём собственном мире, невзирая ни на что. Правда, сегодня здесь никого не было. Совсем.
—Начинай,-предложил Ген, присаживаясь на ближайший стул.
Лицо Витьки приобрело бледноватый оттенок. Он явно готовился к другому началу, но, судя по голосу друга, тон беседы будет задавать именно он.
—С чего именно?
—Дурачка не включай,- поморщился Ген,- что у вас за детские игры? Ты в курсе, что на вас уже объявлена охота? Прям, как на террористов. Я же вам нужен только как информатор или как? Почему толком-то не объяснил, какого…вы напридумывали на свою голову. Чего добиться хотите?-он откинулся на спинку, положив ногу на ногу,- хватит вопросов для начала?
Витька вдруг как-то подобрался, неуверенность исчезла, он присел на соседний стул и внимательно посмотрел на Гена.
—А то ты не догадался. Ты ж у нас образованный чел, вот и докумекал бы сам, что к чему. Мы не планировали создавать никакую там террористическую группу. А вирус, что я тебе всучил, просто для проверки… мы нашли способ частично избавиться от контроля за собой. С твоими знаниями можно ещё больше усовершенствовать вирус, пока только удаётся слегка блокировать личные коммы и наносить пробные атаки на системы покруче.
—Типа, можете ездить на общественном транспорте бесплатно?-расхохотался Ген.
—Не только,- нахмурился Витька,-ты знаешь, например, сколько малоимущих жителей в стране? Процентов сорок, не меньше! Что они видят в жизни, а? Мизерное пособие, как членам семей-участников устранения последствий катастрофы? А ведь этого мало, Ген! За всё ведь платить надо, кругом одни налоги, штрафы, людям не дают пешком ходить по улице. Как же, нужно ведь кормить автопарки, чтобы отбить стоимость топлива из Ближнего Востока. А то, что у нас богатейшие запасы пресной воды, в которой нуждается полмира, про это забыли? В последнее время упала рождаемость, люди не хотят иметь детей, почему? Так ведь нужно получить разрешение, сдать кучу тестов, анализов, угрохать кучу денег на всё это, да ещё и предоставить правительству план воспитания будущего ребёнка.
—Всё верно,- перебил разошедшегося друга Ген,-а ты как думал? Всегда были и будут богатые и бедные, те, кто работает и те, кто пользуется. И всем этим нужно управлять…
—А ты ведь и пошёл учиться, чтобы управлять людьми, не так ли?-скривился Витька,-сам же себя обрёк на ограничения. Знаю я вашу эту систему набора баллов. Придумал себе правило или режим, вот и приходится их соблюдать. Шаг влево, шаг вправо—минус десяток баллов, от этого и финансовое положение зависит, так?
—Экономику я с тобой обсуждать не буду,-проговорил Ген,-не кажется ли тебе, что ваше внедрение вируса в систему слишком мелко как-то? Он вредит людям больше, чем приносит пользы.
—Нужно хоть что-то делать!- повысил голос Витька, едва не вскочив со стула,- неужели тебе не хотелось никогда изменить мир, в котором живёшь ты, и где будут жить твои дети?
—Пафосно, но бессодержательно,- констатировал Ген,- для того, чтобы действовать, нужно знать конечную цель. А у вас ветер в голове. Ваша попытка привлечь к себе внимание не стоит выеденного яйца. Рано или поздно поймают, накажут и лишат того, что имеете. Так было всегда. Конечно, людям свойственна склонность к бунтарству, мы никогда не бываем довольны тем, что есть. И критиковать власть можно и нужно, но разумно и по делу.
—Тебе хорошо говорить, у тебя проблем нет,-возразил Витька,-ты образован, умён, при деле и на хорошем счету… Нет-нет, это здорово, не спорю, но что делать простым смертным, вроде нас, а?
—А где, кстати все? У вас же тут клуб вроде?- Ген демонстративно оглядел помещение,- неужто боялись, что я приведу группу быстрого реагирования? Зачем тогда ты всучил мне хрень с вирусом?
Скрипнула дверь, ведущая в смежную комнату, и он мгновенно подобрался, готовый к…чему?
—Привет, Генка,-мелодичный женский голосок пробудил яркие воспоминания беззаботной юности, заставив сердце биться быстрей.
Да, на пороге стояла Она. Невысокая девушка с удивительными серо-зелёными глазами смотрела на юношу с радостным удивлением и какой-то надеждой, как сразу показалось Гену.
—И тебе не хворать,- предательскую дрожь в голосе было не просто скрыть, но он постарался взять себя в руки,- давно не виделись, Маринка. Здорово выглядишь, впрочем, как всегда.
Витька заметно помрачнел, что не ускользнуло от его товарищей, и девушка поспешила продолжить:
—Чего это вы тут расшумелись? О чём спор?
Ген кивнул на друга:
—Обсуждаем условия капитуляции. Пытаюсь объяснить дураку, что его игры с государством ни к чему хорошему не приведут. Ты ведь тоже в курсе происходящего?
—Я-то в курсе, конечно,- Марина заняла свободное кресло напротив Гена и, покачивая носком туфельки, спросила:- А о какой капитуляции идёт речь? Войну никто не объявлял, жертв нет, и не будет, да и потом, ты сам вспомни, что мы вместе вытворяли в юности. Как бегали друг к другу в гости, минуя посты Контролёров, катались бесплатно на монорельсах, используя дедушкину карту комма? Неужто забыл?
Наверное, Ген должен был смутиться в этой ситуации, но он вновь усилием воли и, с осознанием своей правоты, заставил себя упрямо сказать:
— Я вырос, Марин. А вы—нет. Вся разница между нами в том, что я смог оторвать свою задницу от компьютерного кресла и заняться обучением, а вы не хотите… Да,- он повернулся к другу,- меня учили управлять людьми, но только в рамках закона и для их пользы. Я вынужден оставаться на стороне закона, всё остальное-предательство. Предупреждая ещё один вопрос, отвечу сразу: я тоже мечтаю изменить мир, но другими методами, не пытаясь сбить существующую систему, посеяв в ней хаос. Может быть, помните слова древнего гимна социалистов про то, как разрушив до основания старый мир, они собирались строить новый? Глупо, на мой взгляд. Нельзя что-то строить новое, не опираясь на прежние базовые устои. Звучит тоже пафосно, да? Тем не менее, вы же не собираетесь действовать так же?
— А тебе самому нравиться жить вот так, как за железным занавесом?-подал голос Витька,- те же социалисты отделили Советский Союз от всего мира, и гордились своей неприступностью.
—Я не могу судить о тех временах объективно, но скажу так: советская власть сама настроила весь мир против себя, заявляя о безукоризненности коммунистической идеи. Да ещё и выставляли напоказ мощь своей армии: вот, мол, какие мы сильные, попробуйте нас победить!
— А сейчас что, лучше? Где те суперсовременные технологии запада, хлынувшие к нам после Извержения? Правительство взяло только самое необходимое из них и то, только те, которые нужны для повсеместного контроля. Иностранные беженцы, наводнившие Республику, небось до сих пор жалеют о недосягаемости соседних стран, они-то невыездные теперь. Президент может быть доволен—его мечта сбылась. Власть в стране принадлежит аграриям. Всё, чем мы богаты-это натуральные продуты питания, да и те, в основном, достаются лишь избранным. А что твориться в России, знаешь? Китайцы с арабскими и кавказскими странами делят её территории, выкупив все права на добычу метана из недр сибирской вечной мерзлоты! Вот там заваруха скоро начнётся!
Ген с удивлением уставился на друга. Так рассуждать может действительно какой-нибудь подросток, но не взрослый человек. Что вообще происходит с ними? Кто мог промыть им мозги, настроив на подобные мысли? Он покачал головой:
—Там разберутся и без войны, я думаю. Всё же не зря лучшие умы управляют этими странами. Время вооружённых конфликтов давно прошло, природа показала людям своё недовольство, покажет и ещё, если понадобиться. Вернёмся лучше к нашей маленькой проблеме.
Он внимательно посмотрел на друзей, прокрутил следующие слова в голове и решительно выдохнул:
—Что вы хотели именно от меня?
Маринка и Витька переглянулись, и девушка, встав с кресла приблизилась к Гену.
—Ты нужен нам. Как умный и образованный человек, надёжный товарищ, который может реально помочь. Сам же говорил о желании изменить мир. Подскажи другой путь.
Взглянув ей в глаза, Ген слегка поёжился: ему показалось, что в них промелькнул некий фанатизм, что ли. Самые опасные люди. Что им не говори, как не убеждай-всё бесполезно. Тревогу за своих, теперь уже точно бывших друзей, заслонило чувство обиды и горечи. Однако пора было кончать разговор, тут он бессилен. Дальнейшая судьба недотеррористов теперь в их же руках. Он соскочил со стула:
—Я бы с удовольствием обсудил с вами ваши грандиозные планы и подсказал правильное, на мой взгляд, решение. Мы могли бы спокойно поговорить на любые темы, посидев за кружкой пива или чашечкой кофе…- Ген демонстративно указал на пустой зал клуба,- но, похоже, гостеприимство покинуло эти стены. Вам боязно вообще принимать меня здесь, каждый миг вы опасаетесь, что сейчас нагрянут сюда ГУ-шники или группа захвата.
Наступившая в помещении тишина, казалось, стала материальной, она давила на мозг, навсегда вытравливая из него остатки сочувствия. Ген взглянул на Маринку, её вид человека, готового признать свою неправоту, не смог обмануть его. Возможно, он будет жалеть об этом всю жизнь, но призрачные надежды на возможные романтические отношения решил отсечь сразу. Напрочь.
— Уповая на мою помощь, вы просто тупо меня подставили с этим вирусным контейнером. Да, он не засекается большинством сканеров системы,- он сделал паузу, внимательно следя за бывшими друзьями.
—Большинством,- с нажимом проговорил Ген,- это значит, не всё вы просчитали. Что и следовало ожидать, впрочем. В Главном Управлении имеется особый спецсканер, способный опознать любое устройство, не занесённое в списки разрешённых. Не обезвредить, а только обнаружить. Как только я вошёл в здание Управления, моё будущее начальство уже всё знало. Куратор объяснил мне, что, принимая меня на работу, он расчитывал на моё благоразумие и желание служить именно Родине, а не отдельным её гражданам. Поэтому, попросив его об одолжении и заверив о своей лояльности, я получил отдельное задание. Мне разрешили поговорить с вами, даже дали вам время одуматься и свернуть свою деятельность. Поэтому, сейчас я уйду. Вы имеете в своём распоряжении сутки. Отзывайте остальных закладчиков или как их вы называете…- отметив изумление на бледных лицах «террористов», он улыбнулся,- да, ваша работа по внедрению вируса в транспортную систему уже отслежена, виновные пойманы и дают показания.
Ген посмотрел на чёрную полоску пластика, охватывающую его запястье, и вывел на дисплей глазной линзы необходимую информацию. Отправив её на коммы Витьки и Марины, он стал наблюдать за их реакцией. Спустя пару минут, Витька устало поинтересовался:
—Что с ними будет теперь? Ссылка, исправительные работы на президентских фермах?- сарказм присутствовал в каждом слове, бывший друг не скрывал теперь неприязни, но Ген понял, что это своего рода защитная реакция.
«Они реально боятся,- осенило новоиспечённого Контролёра,- Я не ожидал от них предательства, и не могу допустить, чтобы им причинили какой-либо вред. А они каждую секунду ждут подвоха от меня… До какой же степени нужно было разочароваться в людях, чтобы не доверять никому. Даже друзьям, даже потенциальному союзнику.»
Вслух же он произнёс другое:
—Это решит суд. Глобальных повреждений системы не обнаружено, поэтому виновные не понесут серьёзного наказания. А теперь разрешите откланяться, мне пора. Напоминаю, у вас сутки.
Посчитав, что уже всё сказано, Ген двинулся к выходу, стараясь не смотреть больше в сторону Маринки. Боль в сердце, терзавшая его последние несколько часов, стала понемногу отпускать. Голос за спиной заставил его всё же приостановиться:
—Ты изменился, Ген,- девушка грустно улыбалась,- хоть ты и думаешь, что просто вырос. Думаю, твои родители вряд ли с пониманием отнесутся к твоей новой работе…
Что-то в её словах задело подсознание. Что-то неправильное. Ген резко обернулся уже возле самой двери, успев заметить, как Витька яростным шёпотом выговаривает упрямо смотревшей на него снизу вверх Маринке.
—Поворот,- только и смог сказать Ген. Почему-то он сразу понял, что на удачное окончание его сегодняшнее расследование рассчитывать не придётся.
Миг, и он с быстротой, удивившей его самого, оказался возле ругающейся парочки. Стараясь не сильно задеть Маринку, он оттёр плечом её в сторону, и, выбросив вперёд руку, схватил Витьку за ворот рубашки. Повернув кисть по часовой стрелке, Ген слегка потянул парня на себя, заставив того потерять равновесие. Витька вынужден был балансировать на одной ноге, судорожно вдыхая воздух через частично перекрытое горло.
—Не лезь!- страшным голосом предупредил вскрикнувшую было девушку Ген. Приблизив свое лицо к витькиному, он почти прошипел тому в ухо:
—Только не говори мне, что мои родители хоть как-то замешаны во всём этом!
Бывший друг только и мог вращать глазами, даже не пытаясь что-либо ответить. Вырваться он не мог-Ген всегда был физически сильнее его. Посмотрев ему в глаза, юноша заметил промелькнувшее мстительное удовлетворение. Нет! Не может быть! Мир потихоньку сходил с ума. Ещё минуту назад с какой-то безумной надеждой Ген был готов поверить в некий тайный план Управления по проверке его лояльности к правительству, что его друзья всё ещё с ним, и Маринка… Он был готов простить им этот розыгрыш. Глядя на задыхающегося Витьку, друга детства, с которым он провёл лучшие годы, беззаботные годы, Ген почувствовал, как в наполнявшую его пустоту падают первые капли гнева.
—Отпусти его,- просьба, прозвучавшая из уст Маринки, не дала ярости выплеснуться наружу. Пустота вновь взяла верх, и Ген убрал руку.
—Твой отец является разработчиком модификационной версии вируса, - просто сказала девушка, помогая Витьке выпрямиться,- мы выкупили его для своих целей. Твои родители хотели просто помочь нам, может быть надеясь и на твоё чувство дружбы…
Дальше Ген уже не слушал. Снова время начало работать против него. Обругав себя нецензурными словами, он выскочил из клуба. «Только бы успеть»,-лихорадочно думал он на бегу. Денег на такси уже не было, но он не стал садиться и в общественный транспорт. Добраться можно и пешком, благо его дом располагался неподалёку.
Минуя транспортные остановки, Ген отмахивался от Контролёров удостоверением стажёра Управления, без сожаления тратя штрафные баллы, набранные им ещё во время учёбы.
Буквально влетев в подъезд, он едва дождался лифта. На площадке перед квартирными дверями было тихо и безлюдно. Ген поднёс комм к электронному замку и активировал код. Тишина, казалось, обрела плоть. Отчаянно не веря в происходящее, юноша попробовал ещё раз. Мелькнула мысль об отказе какой-либо функции комма. Обматерив треклятый вирус, коему, видимо, хватило непродолжительного контакта с устройством, он сделал последнюю попытку.
—Неудачный день, сынок?- незнакомый голос, прозвучавший сзади, заставил Гена обернуться.
Утрешний Контролёр с сочувствием смотрел на него, прислонившись к стене возле лифтовых дверей. Ген растерянно кивнул, из него как-будто выпустили воздух, он тоже припечатал спиной стену и вгляделся в неожиданного собеседника.
—Квартира временно опечатана,- огорошил Контролёр,-до окончания расследования. Жить ты, скорее всего, будешь в общежитии Управления. Не ожидал? Мы рисковать не можем, сам должен понимать. Родители твои сейчас изолированы и дают показания. Если смогут доказать, что действовали по незнанию или по недомыслию, то отделаются штрафом или отработкой. А твоя работа по этому делу уже завершена, Геннадий Поляков, если тебе есть ещё что-нибудь добавить…
—Вы следили за мной,- неожиданно перебил его Ген,- с самого начала следили. А разговор в клубе? Прослушка? Гениально! А я-то, дурень, решил самостоятельно во всём разобраться. И про родителей вы всё знали, да?
—Не всё,-покачал головой «лифтёр»,-ждали подтверждения основной версии, а ты сумел разговорить своих друзей, причём, довольно быстро. Молодец. Тяжело осознавать, что друзья тебя предали? Ничего, жизнь научит ещё пропускать через себя боль и обиду.
Слова Контролёра, на поверку оказавшегося функционером Управления, падали, как камни в воду. С оглушительным всплеском. Он что-то ещё говорил про успешно прошедшую стажировку, поздравлял, выражал надежду на дальнейшее рвение в службе, но Ген почти не слушал его.
—Я потерял за один день лучших друзей, узнал, что мои родители преступники в глазах закона… А приобрёл лишь уважение и восхищение возможных работодателей?- последние два слова Ген выделил особо.
Контролёр ответил не сразу. Внимательно глядя в глаза юноше, он осторожно произнёс:
—Если бы они все были на стороне закона, проблемы не существовало б вообще. И да, чуть не забыл… Вопрос напоследок. Ты знаешь такого человека по имени Фёдор?
Ген пожал плечами, стараясь ничем себя не выдать.
—Я давно не был в городе, поэтому сходу не могу ответить, но, если что вспомню—обязательно сообщу,- повернувшись, он стал спускаться по лестнице вниз, потом обернулся:
—Насчёт закона вы правы. Но ответьте тогда мне: как можно быть на стороне закона, если закон изначально против тебя?
В ответ он услышал вздох сожаления:
—Подрастёшь—поймёшь. А ты куда сейчас, собственно собрался?
—Подальше отсюда,-отрезал Ген,-не нравятся мне ваши игры, господин Контролёр. Честно говоря, он ожидал, что тот попытается остановить его, но в этот момент на комм поступил входящий вызов.
Звонок был от Витьки. Общаться не хотелось совершенно, чтобы там не придумал ещё «друг», Гену было плевать на всё. Слишком много предателей вокруг, подумал он, но вызов всё же принял.
—Ген, дурилка ты, где пропал? Сутки жду, до тебя хрен дозвонишься! У нас тут такое, закачаешься! Только тебя не хватает! Давай дуй к нам на базу…
Ген недоумённо потряс головой. Взглянув на полоску комма, он увидел на дисплее лишь светящиеся непонятные значки. Линзовый экран вообще показывал серые клетки, что свидетельствовали о сбое. Неужели опять чёртов вирус? Последнюю мысль Ген додумать не успел. Мир погас резко, в ушах зазвенело и сознание покинуло юношу.
* * *

Ген сорвал шлем с головы. Медленно приходя в себя, он окинул взглядом комнату. Воздух, благодаря кондиционерам, был довольно свежим, а вот остатки еды на тарелке возле компа уже начали покрываться плёнкой плесени.
Похоже, я «улетел» гораздо дальше, чем на сутки, подумалось ему. Посмотрев на таймер игры, он убедился, что прав. Реальное время не совпадало с игровым больше, чем на шесть часов. Ген включил наручный комм и внёс свои замечания в блокнот. «Производителям игры нужно будет немного подкорректировать программу, а так вполне неплохая стратегия»- Ген размял затёкшие мышцы тела и потихоньку стал избавляться от костюма, отсоединив его от компа.
На мониторе появилась заставка: « Мир альтернативной истории! Мы вышли на новый уровень!» Далее шло короткое описание, где игроку предлагалось выбрать любой день из своего прошлого и «прожить его заново» в киберпространстве. Новые технологии гарантировали полную реалистичность событий в новом альтернативном варианте. Память игрока временно стиралась и заменялась старыми воспоминаниями на момент входа. Незабываемые ощущения и удовольствие от игры гарантировалось при полном соблюдении правил безопасности. Одним из таких правил был таймер, который «выбрасывал» игрока в реальность по истечении определённого срока.
Раздавшийся звонок отвлёк Гена от составления отчёта. Голос Витьки ворвался в комнату через динамики на столе. Далее Ген услышал слово в слово те отрывистые фразы, которым он удивился, будучи ещё в игре. Так, значит, ещё один глюк есть…
—Да не верещи ты!- оборвал друга он на полуслове,- что у вас там стряслось?
—Арабы! Эти чёртовы арабы хотят отжать наш клуб!- захлёбываясь от злости, Витька орал, как сумасшедший,- а ни я, никто из наших ни бельмеса не понимают их языка. Скоро за стволы хвататься будем. Нужна твоя помощь. Срочно!
—Как отжать, по какому праву?
—Документы суют какие-то, вроде как на покупку здания. Мы-то за аренду уже год как не платили…
—Понял, выдвигаюсь. А тебя, Вить, пора пороть уже, ты неисправим. Не хочешь строго по закону жить.
Витька обиженно засопел:
—Должен же хоть один среди нас быть правильным. Ты и образование имеешь, и работу хорошую, а я и правда, неисправим, так что пороть меня бесполезно.
Друг был в чём-то прав, тестируя компьютерные игры, Ген имел неплохие деньги от компаний, их производящих. Как ни странно, в настоящее время представители Северной Африки, попав после катастрофы на территорию Республики, плотно подсели на высокие технологии. Практически монополизировав рынок компьютерных игр, они являлись одними из самых богатых жителей. Исключая лишь аграриев, конечно.
Быстро переодеваясь в свою повседневную одежду, Ген размышлял о проведённом дне в другой реальности. Его, как профессионала сложно было чем-то удивить, но тут было много тем для размышления. Способен ли Витька на предательство? Сказать сложно, но, по сути, ситуация в игре яйца выеденного не стоила. В реальной жизни тот вирус давно бы вычислили и нейтрализовали. А местных хакеров никто в расчёт не брал бы. А вот ситуация с арабами его немного напрягла. Что-то с трудом верилось в их агрессию. Не их методы. Ладно, разберёмся на месте, поговорим по-свойски: всё-таки он не последний человек в Компании. Даже если наехавшие арабы из чужих, руководство поручится за его друзей. Ген был уверен в этом. Почти.
Эмоции от игры всё еще не сошли на нет, и Ген вновь предался размышлениям. В преданность друзей он мог верить безоговорочно, правда, вот не было до сих пор шанса проверить это на деле. Перед глазами возникло лицо Маринки с глазами, блестевшими фанатичным огнём. Ген помотал головой, отгоняя наваждение. Маринка в реальности была позитивной, жизнерадостной и, вместе с тем, какой-то удивительно домашней, что ли… Глядя на неё, трудно было представить, что она, будучи ревностной хранительницей семейного очага, и имея достойного мужа и двоих детей, способна на некую авантюру.
В переносном холодильнике возле стола хранились бутерброды, ими он перекусывал, когда не хотел отрываться от работы. Голода сейчас, как ни странно Ген не чувствовал, но решил прихватить их с собой.
Он уже почти собрался и был готов выйти из дома, как вспомнил о стареньком нейтрализаторе, который подарил когда-то отец. Конечно, предстоящее дело не было похоже на разборку трудных подростков, каким были он и его товарищи лет десять назад, но, как говориться, бережёного бог бережёт. Юноша открыл сейф, достал нейтрализатор, проверил батарею и, спрятав его за пояс, почувствовал себя прежним сорванцом. Уже выходя из квартиры, его посетила забавная мысль, и он покачал головой. Это ж надо было придумать: клон Президента! Они ж долго не живут, поэтому клонирование и не прижилось…
Час спустя в комнату сына, неслышно ступая, вошёл его отец. Глянув в сторону компьютерного блока, он убедился, что Генка до сих пор в киберкостюме, а на экране светила надпись: «Поздравляем, вы прошли первый уровень! Для продолжения игры не забудьте установить таймер на новое игровое время! Желаем вам удачи!»
«Хоть бы поел что-нибудь, совсем заигрался парень»,- нахмурился Семён Павлович, но мешать не стал, так же тихо закрыв за собой дверь комнаты.

Конец.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 30.11.2018 Роман Мелехин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2427219

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1