Русский Ваня и крабы


Русский Ваня и крабы
РУССКИЙ ВАНЯ И КРАБЫ.

Недавно многие информационные агентства сообщали, что в северных морях расплодили камчатские крабы, что Норвегия, Швеция и другие скандинавские страны бьют тревогу. Крабы жрут треску, идут по дну сплошным слоем, как тевтонские рыцари во время Ледового побоища, оставляя за собой лишь обглоданные камни.
«Ваня!» - подумал я с какой-то даже радостью. – «Только он мог такое учудить!»
В конце ХХ века я работал на губернаторской предвыборке в Корякском автономном округе. Мы с губернатором Валентиной Броневич мотались по прибрежным камчатским поселкам, снимали, брали интервью, знакомились с новыми людьми. Броневич баллотировалась на второй срок, она производила впечатление внятного человека, и помочь ей хотелось не только за деньги, но и от души.
Округ, по сути лежал в руинах. Случись это где-нибудь в Африке, международное сообщество давно бы объявило гуманитарную катастрофу. И мать Тереза прилетела бы с гуманитарным грузом, и пресса начала бы их снимать и крутить по ВВС, а тут коряки тихо умирали в холоде и голоде, булка хлеба стоила временами дороже ста рублей. Люди годами не получали зарплату, брали в магазинах продукты в долг, под запись, а потом предприятия рассчитывались за них. Вместо денег по округу ходила браконьерская икра.
Все было просто. Фраза Ельцина, сказанная по пьяному делу (иначе невозможно объяснить логику этого самоубийственного Указа), о суверенитете, которого можно брать столько, «сколько сможете унести», потом выборы, где много горластых, самых наглых и безграмотных сели в губернаторские кресла. В Корякии новое руководство решило одним прыжком запрыгнуть в рай. Продав все лимиты на лосось, на краба и «митька», то есть минтай, взяв гигантские кредиты, они все деньги пустили на покупку нескольких стареньких «Боингов», начали строить взлетно-посадочную полосу, способную принимать международные рейсы. Корякский народ с удивлением взирал на эти пирамиды Хеопса, смиренно готовясь к голодной смерти.
Идея, на первый взгляд, была любопытной – сделать «аэродром подскока», чтобы рейсы, следовавшие из Юго-Восточной Азии в Америку, садились там, заправлялись, а часть пассажиров на какое-то время оставалась бы в Корякии, чтобы половить, однако, рыбку, полюбоваться незабываемыми танцами национального ансамбля «Мэнго».
Полосу не достроили, «Боинги» перегнали куда-то в Африку, там они работали на чужой, никому не известный карман, а старый аэропорт – деревянный сарай с залом ожидания на двадцать человек сгорел дотла.
Валентина Броневич первой вышла на идею «базовых предприятий» - фирме давались лимиты на лосось или краб, в ответ она, рыбодобывающая компания, в добровольно-принудительном порядке содержала поселок в своем районе – коммуналку, всю социальную сферу, возила бы продукты, выпекала дешевый хлеб.
Одним из таких предприятий было закрытое акционерное общество «Янин Кутх». Перевести это с корякского трудно, еще труднее понять сакральный смысл этого выражения. Кутх, это ворон, главный бог в языческой мифологии аборигенов. Не ворона с помойки, а мудрый юконский ворон, живущий триста лет. А Янин Кутх, это Жирный Ворон, Живущий в Устье Реки.
«Янин Кутх» занимался не только лососем, но и камчатским королевским крабом, основные лимиты были отданы этой фирме. Руководил фирмой Иван М. Это был крепкий русский мужик с мощными бицепсами и покатыми плечами кузнеца. Он первый начал вкладывать деньги в корякские поселки. Следом фирма с не менее странным названием «Марина Ич» построила в поселке Воямполка школу по канадскому проекту, вложив в это строительство пять миллионов долларов. Потом был Олег Кожемяко с его национальным селом Тымлат. Они умели приходить на пустое место, строить и делать деньги.
А потом Валентина Броневич проиграла предвыборную кампанию. Пришли бывшие геологи, которые начали разрабатывать в Корякии платину. Двести пятьдесят тонн за двенадцать лет. Две тысячи двести рублей за грамм платины. Тысяча граммов в килограмме. Тысяча килограммов в тонне. Посчитайте, если цифра поместится на экранчике калькулятора. Тогда многие поселки жили без света, билет до Петропавловска стоил дороже, чем до Москвы. Новая власть устроила жесткий передел собственности. Иван М. остался без лимитов, его «Янин Кутх» должен был умереть. Имя корякского божества не спасало от беспощадных реалий российского бизнеса. Я слышал, что М. перевел бизнес в Архангельск.
А потом появилось крабовое нашествие, взвыли газеты, запричитали западные экологи. Дураки, они просто не умели ловить краба. Они не знали, что камчатский краб, даже в Северном море – это миллионы долларов.
Я уверен, что это ванькин краб. Когда мы сидели в ночь пред выборами, он говорил:
-Всякое может быть! Накорми народ, и он тебя будет ненавидеть за то, что ты видел его голодным и нищим. Могут не проголосовать.
-И что тогда? – спросил я.
-Лимиты на любые биоресурсы конечны, - сказал он задумчиво. – Всегда найдется желающий их перераспределить. Над выращивать марикультуры. Проще говоря, надо иметь свой морской огородик. Сажать, выращивать и собирать.
-Так в чем же дело? – спросил я. – На последнем рыбохозяйственном совете предлагали брать участки, подавать заявки. Гребешок, кукумария…
-Холодно здесь! – сказал Иван с улыбкой. – Вот бы в Архангельске… Там и море теплее на два градуса, и… Новая Земля рядом.
-Чего же хорошего? Новая Земля! На подводной лодочке, с атомным моторчиком, да сто двадцать бомбочек, как поет мой приятель Лева Лысиков… Там столько реакторов затоплено, столько взрывов было – и в атмосфере, и под землей, и под водой! Это же полярный Чернобыль, сто Чернобылей!
-Немножко радиации всегда хорошо! – сказал Иван, снова улыбаясь своей простой и щербатой улыбкой. – Говорят, что так человек из обезьянки вывелся. Всплеск радиации, и вот они мы – уже разумные, блин.
-Говорят, что мы еще Господом Богом созданы по его образу и подобию! – сказал я, наливая водку в тяжелые хрустальные рюмки.
-Я же не говорю – кто. Я говорю – как. Направленный короткий импульс с рассчитанным уровнем радиации. За пультом мог стоять и сам Господь Бог, и его старший лаборант, - сказал он и выпил водку, как водичку.
-Когда живешь среди коряков, легко себя почувствовать Богом? Да, Иван? – спросил я, уже захмелев.
-Да не в этом дело! Просто сделать хочется чего-то… Глобального! – сказал он просто.

Ну вот, он сделал. И мало кто догадывается, как камчатские королевские крабы появились в Северном море. Скорее всего, появились навсегда. Шведские экологи повопят немного, потом признают их самостоятельным видом, нуждающимся в защите. И будут защищать. А если будут ловить, то никто не будет ссориться до смертоубийства из-за лимитов.
Да, Иван! Ты сделал нечто глобальное. Почувствовал ли ты себя хоть немного Богом?
А если почувствовал, то было ли это приятно?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 30.11.2018 Павел Panov
Свидетельство о публикации: izba-2018-2426879

Рубрика произведения: Проза -> Очерк











1