Расскажи мне всё честно, а я расскажу тебе (18+)


Расскажи мне всё честно, а я расскажу тебе  (18+)
 

Предупреждение читателю: любые совпадения прошу считать случайными.

1.
La petite mort (маленькая смерть)

         - Ну-ка давай! Давай, снимай трусики! Садись и мастурбируй вместе со мной! У меня уже торчит. И я хочу в тебя. Ты сейчас там одна? Закрывай кабинет на ключ и мастурбируй! Я хочу всю тебя обкончать! Знаешь, я люблю, чтобы аж хлюпало. И чтоб там было все небритым. Натурально так! Оооо! Я хочу тебя емать!Жестко так. Без всяких прелюдий и размазывания соплей. Чтобы сразу и в дело. Снимай трусики и лезь туда пальчиками. Мастурбируй вместе со мной. Да?..
         Ухо, к которому приложен мой телефон, резко покраснело и уже даже стало болеть. Щёки покрылись зудом. Дыхание резко перехватилось от неожиданности, но ответного приятного возбуждения у меня почему-то не последовало. Стало как-то невыносимо неловко. Мне захотелось его ударить. А ещё лучше - убить! И пока он перечислял все будоражащие его воображение фантазии, я успела раз пятнадцать выйти из-за стола и снова присесть, раз десять посмотреть в окно и на часы,и раза три переложить с места на место бумаги:
         - Эм… вообще-то я на работе. И все это…
         - Я надеюсь, у тебя там месячных сейчас нет? Ты же можешь смачно мастурбировать? – неунимался монах на другом конце вайбера.
         - Эээээээээ…
         - Ну, как хочешь. Я кончил - и мне легче. Руку только перепачкал. Хотел, чтобы и тебе было легче. Я ведь и за тебя переживаю. А если нет, так нет. Ну, мне пора. Я буду собираться на смену, - вывалился из трубки голос, процеживая и втягивая между зубов лишнюю слюну.
         Речь у него и без экстремальных занятий по самообслуживанию довольно-таки быстрая, а дыхание тяжелое, прерывистое и с отдышкой. Из чего я однажды сделала предположение, что у него скачет давление, и с сердцем могут быть проблемы. Ему бы на ЭКГ, сахар в крови проверить, сосуды. Гепатопротекторы те же попринимать. Все-таки возраст у моего героя далеко не юный.
         - О моем здоровье не печалься. Будет тихая спокойная радость – будет и здоровье тела. Сахар в норме. Нет никаких серьёзных причин для беспокойства. Как мужчина я здоров и активен. А значит, ещё поживем в радости и спокойствии! А печень – да, убита прошлой жизнью, но я в завязке, - бравадится передо мною Иван. Так сказать, держит марку. Но на меня эти уверения не действуют, ибо я очень внимательно, картинка за картинкой, вооружившись лупой, скальпелем и пинцетом, рассматриваю его фотоальбомы. Расстояние в пять тысяч километров просто обязывает меня быть внимательной ко всем проявлениям своего нового знакомого через средства электросвязи.
         Фотографии на сетевых страницах Ивана оставляют желать лучшего. Странно, что у него в альбомах нет хороших качественных портретов. И это все при наличии сегодня в свободном доступе всяко-разной чудесной техники. Все его цветные фотографии какие-то замусоленные, грубо обрезанные фрагменты, сделанные наспех плохой, даже ужасающей своими разрешением и отвратительным фокусом камерой. Пиксели квадратиками навязываются в глаза, и все размыто. И в принципе, ничего по этим фотографиям не понятно. Но лайков от поклонниц много. Чего бабы в этих картинках находят? Не знаю.
         Во всяком случае, я точно понимаю, что если бы я была рядом, то вымучила бы Ивана до смерти, но из ста отснятых мною фотоснимков, я бы смогла отобрать кое-что приличное для публикации в сетях. И ещё я понимаю, что мне ни одна из его цветных фотографий не нравится. Вот черно-белые фотографии: его детские и юношеские снимки – совсем другое дело! Умели же раньше классно фотографировать на пластинку. Да и специалисты были высокого уровня профессионалы: ухо, глаз, нос и носки ботинок – все в четкой резкости, без посторонних бликов и дурных искажений.
         Есть, правда, у Ивана две фотографии, где он изображен более-менее отчетливо. Но, как по мне, так уж лучше бы этих фотографий на его страницах и вовсе не было. На одной из них одутловатое лицо тупо и безучастно пялится куда-то в пространство. На другой фотке все тот же самый злобный дядька зыркает на всех недобрым взглядом, только обстановка другая, и сидит он ссутулившись, и одет немного иначе.
         К слову, придется сказать, что одет Иван на всех фотографиях крайне небрежно. Явно подчеркивая и выпячивая на свет Божий свое далеко не аристократическое житие-бытие. Многие мужчины одеваются скромно, но интеллигентно и со вкусом, аккуратно и приятно сочетая недорогую одежду и аксессуары. С Иваном же дело обстоит совершенно иначе. Во всем его облике сквозит презрительное отношение к зрителю, созерцающему выставляемый на публику образ гопника: расстегнутая над галстуком пуговица, вылезший из границ нормы рукав сорочки, аляповатый галстук, бесформенный джемпер...
         - Ну, ты, мать, даешь, -смеется моя подруга, -ты ж посмотри на него. Какой из него альфа-самец? Скажешь тоже мне! Насмешила! Да брось ты дурное. Ничего он уже и не может. Это так. Слова одни. Вода. Просто заинтриговать тебя хочет. А на деле, я больше чем уверена, что он никакой. Нет в нем необходимой силы и настырности.
          - Думаешь, что у Ивана из всего прочего твердым может быть только взгляд? – грустно улыбаюсь я в ответ, – и его стрелка до двенадцати вообще не доползет, остановившись где-то в районе шести?
         Мы на кухне с подругой пьем чай с травами, пробуем шарлотку и тихонько беседуем за закрытыми дверями. Я сижу задумчиво и чешу затылок. Для меня ситуация моих отношений с Иваном неоднозначная. Зачем ему в общении со мной строить из себя темпераментного ловеласа? Ведь написала же ему напрямую в лоб при знакомстве, что кроме дружеского общения, я не ищу ни мужа, ни любовника, и в постель ни к кому прыгать не собираюсь. Зачем он меня испытывает на прочность? Зачем он во мне возжигает чувства и страсти, если знает, что я – маньяк? Зачем вообще монаху нужна такая провокация? Ну, влюбит он меня в себя, а дальше? Что он дальше намерен с этим делать?
         - На самом деле, когда незнакомые люди начинают со мной откровенничать подобным образом, я готова сквозь землю провалиться, если ты понимаешь, о чем я веду речь, - растеряно бормочу, наблюдая, как крутится в чашке листок мелиссы.
           - А он вовсе и не думает о твоих чувствах. Он эгоист. Преследует какую-то свою мелочную цель, да и только, - пытается вникнуть в суть моей печали подруга.
        - И правда, - качаю я головой, сидя на фоне чайника и кастрюлек, - недавно он вообще рассказал мне, что ожидает приезда в гости своей одноклассницы, с которой он не виделся целых сорок пять лет! Да и ладно, если бы просто сообщил о своей с нею встрече. Но ведь он мне во всех красках расписал, как он будет её во все дырки вставлять, потому что соскучился по женской плоти, и очень её просил не привозить ему на это время свои месячные. У него что, фантазия такая на тему, как я буду за их утехами со стороны наблюдать?
          - Всё, что ты мне сейчас рассказываешь, звучит крайне нелепо и смешно. Ты только представь себе картину: они не виделись целых сорок пять лет и наконец-таки встретились! О каких чувствах ты ведешь речь? Он что, все эти годы любил одну лишь только её? С самого горшка? Страдал там, переживал всю жизнь. И самое главное, что за все эти сорок пять лет он её ни разу не попытался найти и встретиться! А тут – бац! Нашёл! И любовь, оказывается, между ними есть. А она может уже и помятая совсем, морщинистая и с бородавкой на носу. Приедет и – здрасьте! Люби меня такую, - заливается истерическим хохотом моя колежанка.
          Вместе с нею теперь уже смеюсь и я:
          - Точно. Ерунда какая-то. Он – монах. И вдруг при первой же встрече станет сразу познавать земную бабу. Это как кота в мешке купить! Да и зачем? Целибат нарушить ради встречи с одноклассницей? Какой-то плод больного воображения. А может она для него и есть – космическое создание, в отличие от меня, совершенно земной? Зачем он мне все это рассказывал? Да ещё и после сеансов виртуального секса со мной по телефону. Там были блудные помыслы, а тут уже намечается и сам блуд. Чего он хотел добиться? Ревности? Дружеского совета? Порицания? Это что? Акт эксгибиционизма? Что это за игра фантазии на грани фола?
         - Это называется харассмент. Он обесценивает тебя своими оскорбительными выходками, потому что отлично понимает, что никогда не сможет заполучить ни твою красоту, ни твои мозги, ни твою душу, - жестко констатирует происходящее со мной моя прагматичная гостья, и я понимаю, что она права.
         - А ведь и не боится, диавол, что его игра слишком опасная. Знает, что с маньяком так себя вести нельзя, и все равно творит безобразия! Если я потеряю над своим поведением контроль, то где бы он ни был, я из-под земли его достану. Я терплю это свинство до поры до времени, - немного помолчав, произнесла я и вылила в раковину остывший чай.
2. Рыба-карась: игра началась
         Тсссссс….тише, тиииишшшеее….
          Давай же, открывайся, страничка. Ну,… Прошу тебя… Тихонько, не разбуди их. Они знаешь какие? Ууууууууууу….
         Они словно остервенелые охотничьи псы несутся по моим следам. Преследуют меня, куда бы я ни зашла. Крадучись, я шуршу здесь на цыпочках в мягких тёплых носочках, и стараюсь через раз дышать. Мне некуда от них спрятаться. Их тонкий нюх выискивает меня в самых укромных местах паутины, и они, затаившись за прокруткой колёсика, неожиданно нападают на меня сбоку или снизу! А случается, что они опережают меня и поджидают уже там, куда я только пытаюсь всунуться. И сразу бьют наотмашь по-по-по лбу-лбу-лбууууууууу…
         И знаешь ещё что? Они нападают на меня, выскакивая даже из моего телефона! Когда я охлаждаю процессор, очищаю кэш или просто тупо любопытствую, когда же наступит зима, -они тут как тут!
         Возникают снова и снова! Так и зыркают своими обложками! Так и пронзают насквозь косым взглядом. Вырывают и выворачиваютнаизнанку мою душу.
Тук-туки-тук-туки-тук-туки-тук…
         Проносятся дрожью по моему телу, кусают меня за попу и грудь,останавливают в жилах кровь. Понимаешь? Я их уже боюсь. Каждое малейшее соприкосновение с рекламой его книжек вызывает боль.…
Раз-два-три-четыре-пять…
Вышел зайчик погулять,
Со скамейки наблюдает:
Кто тут книжки не читает?

Парампам-парампам-парампам
..ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля-ля…
..поп-поп-поп-поп-поп-поп-попопопопоп…
 
        Куда же мне укрыться?
         Я уговариваю себя. Шепчу себе, что все хорошо. Что сейчас закрою глаза – ивсе исчезнет…
Чёрт! Диавол!
         - Думай обо мне…Ду-ду-ду-дууууу-ма-ма-мааа-й обо мне…
Останови моё сердце! Взорви мой мозг! Только перестань повторять эти слова в моей голове снова и снова.
Тук-туки-тук-туки-тук-туки-ууух…

***
         Тайный поклонник возник неожиданно и систематически отслеживал мои публикации в журнале. Изредка оставлял там небольшие забавные комментарии. Хотя изначально он был категорически против всякого комментирования и оценки. И даже не желал браться за чтение первой предложенной мною заметки.
         Он водил меня за нос полгода. А прокололся на барышне, которая писала и публиковала атмосферно-витиеватые тексты о красивых чувствованиях и настроениях. Я тогда заподозрила, что мой таинственный незнакомец вовсе не пастух глупых овечек, как это мне показалось вначале, но настоящий ловец чужих снов.
         С тех пор, как поиски таинственного сетевого незнакомца затянулись на долгие месяцы, я внимательно относилась к каждому запросу в друзья, и самым внимательным образом изучала страницы публицистов, поэтов, прозаиков и прочих литераторов, постучавшихся ко мне за дружбой. Из всей многотысячной массы народу я для себя вычленила нескольких писателей, и применила на их страничках тот же неожиданно атакующий прием, который любил применять на моей странице таинственный незнакомец. Написала каждому под их фотографиями и заметками слегка насмешливые комментарии и подождала ответной реакции. Как и следовало ожидать, некоторые из них меня сразу же забанили. Кто-то закрыл от комментирования свою страницу, кто-то просто молча удалил со своих стенок и альбомов оставленные мною глупые буквограффити. Все было безуспешно – тайного поклонника простыл след…
         Иван объявился в мае. Хорошо помню, что он сам сделал мне запрос на добавление в друзья, ибо я к тому времени, имея более девяти тысяч приятельских аккаунтов, давно уже никому сама себя не навязывала. С аватара уставшим взглядом на меня глядел какой-то человек-чудак. Но так как я была вооружена полным списком причуд моего тайного поклонника, первым делом стала искать на этой странице его следы. И вроде все там, на странице, как бы и подходило под имеющееся у меня описание. Но, наткнувшись на текст религиозного содержания, я сразу же вычеркнула Ивана из списка искомого. И сердце моё не ёкнуло. Что сказано – то сделано. В ежедневном общении с другими людьми я вскоре совершенно позабыла про его существование.
          К концу лета Иван повторно запросил моей дружбы. Я удивилась, потому что в памяти хорошо отложился тот факт, что я его уже однажды добавляла в друзья, и даже немного беседовала в личке. Ничего особенного. И зачем я ему? Немного помешкав, я все же снова его добавила. А заодно и прошлась по новым его публикациям на странице.
         Мой взгляд упал на рассказ о нежности, название которого всколыхнуло воспоминание о моей собственной давнишней заметке. Я открыла его и пробежалась по диагонали. Там была описана ситуация, схожая с моей. Тогда я вернулась в начало повествования и начала вчитываться внимательнее. И чем дальше читала, тем больше почему-то раздражалась и психовала. Лубочно, безвкусно и неестественно. Мертвые герои. Мертвый секс. Жизни нет. К концу чтения меня уже тошнило: я так и не нашла никакого ответа на свои вопросы.
         - А можно я скажу, что мне не понравился текст? – улетело в личку грустного Ивана мое сообщение.
         - Привет, тебе можно все, - получила я в ответ и опешила. С какой стати? Зачем незнакомому контакту позволять столь многое?
        - Я наверно вас обидела, простите меня. Я написала вчера, что мне не понравились опубликованные кусочки. Но, на самом деле я размышляю уже несколько дней над ними. Значит вы – молодец. Зацепили.
         Однако уже на следующий день меня снова подмыло написать ему новую гадость:
         - Перечитала кусок о нежности, и знаете что? Бесит меня этот текст! Не знаю. Не то что-то. Зря вы меня добавили в друзья. Лучше удалите, а ещё лучше - занесите меня в черный список. В конечном итоге вы все равно это сделаете, потому что я вынесу вам весь мозг. Простите меня.
         - Что ж, выносите. Буду только рад. Для написания моих книг он мне только мешает, - ухмыльнулась уставшая аватарка.
         Дальше побежали однообразные дни и недели. Мы с Иваном изредка переписывались о чем-то неважном. И однажды он пропал на целую неделю, ушел в молчание, что в свою очередь взорвало моё ранимое и ожидающее ответов терпение:
         - Вы не ответили ни на один мой вопрос! Игнорируете. Какой смысл числиться друзьями? Просто до кучи? Я устала от тысяч «мертвых душ» в моих социальных сетях. Я хочу общаться с живыми! Удаляйтесь!
         - Привет! Благодарю, за прочтение моей книги. По поводу сюжета ты во многом права. Насчет молчания моего скажу, что друга встречал и принимал из другого города. Он мой коллега. А потом ушел в запой. Только сегодня впервые попробовал включить телефон и компьютер. Звучит омерзительно, но это правда. Почему-то не хочется тебя обманывать. А на гениальность своих текстов я никогда и не претендовал.
         - Блин! Иван! И вам не стыдно перед вашей матушкой? Какого черта вы так делаете? Бить вас некому!
         - Похоже я – идиот. Все признаки. Идиот в самом худшем исполнении.
         С этого момента началось наше с ним близкое общение, вылившееся впоследствии для меня новым сложным испытанием. Но, если бы мне сейчас представилась волшебная возможность что-нибудь изменить, я бы ничего не меняла. Наверно Всевышнему было так угодно.
 
***
         Мы медленно идем по тропе здоровья. В лесу тихо, изредка навстречу нам попадаются какая-нибудь старушка, мамочка с коляской, велосипедист или дядька на роликах. Кстати, дядькам на роликах и велосипедах очень нравится моя подруга -я ловлю их взгляды на ней. Я тоже невольно любуюсь: ноги, как говорится, от ушей, талия тонкая и гибкая, длинные волосы красивыми светлыми волнами спускаются ниже попы. С некоторых пор культурное гулянье по лесопарку в выходные стало для нас отличным отдыхом и возможностью посплетничать обо всем:
        - Скажу тебе честно. Книга Ивана меня разозлила. Лишь только в первой части я к своему удивлению нашла нечто созвучное своей душе. Его дневник. И он один-в-один напоминает мне мой собственный, словно это я его писала. А все остальные тексты сильно злят и контрастируют. Есть даже часть, в которой каждый абзац вызывает во мне негативную реакцию, - делюсь я наболевшим, - да и сам писатель меняпочему-то раздражает. Ведет себя странно. Детский сад какой-то. То добавляется в друзья, то удаляется, то страницу свою удаляет. То перекрывает доступ писать в личные сообщениятем, кто не числится в его друзьях. Глупость какая. У него в друзьях почти 10 тысяч народу. Какая разница, кто ему напишет сообщение? Человек из этой десятитысячной толпы или из всего многомиллионного сайта? Он ведь знаком от силы с несколькими десятками контактов. А остальные друзья – это точно такая же безликая масса, как и весь сайт в целом.
         - Ты только не влюбляйся в него. Хватит тебе уже этой дури. Просто общайся и держи себя в руках. Присмотрись к нему поближе. Может он и не стоит того, чтобы на него тратить твое время, и скорее всего это так и есть – увещевает меня подружка.
3. Кесарю - кесарево, а слесарю - слесарево
        Катастрофа начиналась с описания сыра с большими дырками, который, по моему мнению, пахнет писькой, но на вкус – райское наслаждение. Но, то ли день не задался, то ли во всем виноват был этот идиотский сыр:
         - Если ты такой привередливый к чистоте, то, как ты с женщинами в попу? – не унимаюсь я.
         - Нет от тебя тайн. Если женщина молода и здорова. И следит за собой. То в попе у неё порядок. И чистота. Однажды был казус неприятный. Но о нем и рассказывать не хочется.
         - Там, по любому, какашки! И их не вымоешь!
         - А зачем тебе эта инфа? Оставайся девственной. Приятная женщина приятна во всех дырочках. Но я очень разборчив в связях и гигиена на первом месте.
         Запах протухшего и посиневшего сыра медленно по-вражески стал проникать в каждую клеточку моего организма и вызывать позывы к рвоте:
         - Ладно. Мне это все страшно. Убью, нафиг, того, кто ко мне полезет! Ффууу... Зря я что-то в этой жизни от мужчин хотела, не мое это… лучше с девочкой. Всё. Хорошо, что тебя в моей постели никогда не будет.
         - Во взаимной любви извращений не бывает!
         - Бывает! И ты - извращенец! – все больше распаляюсь и перехожу на крик.
         Я очень хочу, чтобы он сию минуту исчез. Растворился во вселенной, словно его и не было никогда. Почему-то мне больно. Каждое соприкосновение с ним вызывает во мне нестерпимую боль. Я его ненавижу и считаю про себя, представляя в своем воображении дурацкие цифры. Потому что какие-то умные психологи во всех книжках и журналах советуют сдерживать свои эмоции именно так, а не громить мебель или ломать вещи. И вообще не совершать ничего такого, что может привести в ужас окружающих. А просто считать до десяти.
         - Нормального секса тебе, а мне – разнообразного, - насмехается надо мною монах.
         Мои кулаки сжаты. Я снова хочу его ударить или размазать этот сыр по его пошлым губам:
         - Ты просто слабак! И тебя уже нормальный секс не втыкает! Вот!
         - Пусть так.
         Смех по ту сторону экрана. Я это чувствую. И меня бесит мое собственное бессилие. Вонючий сыр расплавился, и его жижа стала меня в себя засасывать.
4. Давай подумаем, кто из нас композитор?
        Есть такая психотехника под названием «нога в дверях», когда агрессор, зная заранее, что при предъявлении основного требования к жертве сделать что-либо, чего тот последний никогда бы в жизни не сделал,потерпит фиаско, начинает обрабатывать свою жертву пойти на серию меньших уступок. И в этом случае вероятность того, что жертва выполнит основное требование, увеличивается в разы.
         Думаю, что монах виртуозно владеет этой техникой. По крайней мере, мне неоднократно приходилось наблюдать на его страницах нечто подобное. Но, как попалась сама, я заметила и поняла не сразу.Да, да, да. Иван, словно старый опытный рыбак любимую рыбу из повести Хемингуэя, медленно и уверенно тащил меня в свою книгу, раздирая ладони в кровь от того, что опомнившись, я вдруг своевольно потянула толстую леску на себя. Но, расскажу обо всем поподробнее:
         - Мне интересно читать нашу переписку. От тебя идет тепло. Я хотел бы тебя поддержать. Но самому туго и слова получаются пустыми. Ты пиши мне, просто пиши. Вдруг завтра нам станет капельку легче? Сегодня я тоже не понимаю, как мне жить и выживать. Сил нет ни на что. Совсем. Успокаиваю себя тем, что земной свой путь закончу все-таки в монастыре. Отдам квартиру монастырю и останусь там. А бесы везде. Им топор не нужен. Они душу грызут и сердце. И дальше ты знаешь сама. Бесы – это страсти, желания и мысли. Человечество во страстях живет. А противоположность любви – это страх. Где есть страх – там недостаток любви. Где есть любовь, страх уменьшается. Я – монах. Поэтому люди со всего света ищут у меня покоя. Это правда. И я обязан выслушивать. Печатаю одной рукой, в другой – телефон. И отказать не имею права. Они свою боль рассказывают, – Иванасловно прорвало.
         - Хочешь, я тебе историю расскажу, как меня Бог на руках вынес?
         - Да, напиши всё. А у тебя есть ватсап или вайбер?
         - У меня всё есть.
         Вечером я накидала в наш с ним чат немного своих воспоминаний. Особо не парилась. Не перечитывала и ошибок не исправляла. Было желание просто рассказать свою историю, чтобы ему стало максимально понятно, что и как произошло. Встреча с живым Богом – это вам не в магазин сходить! И не так-то просто рассказать об этом. Но к вечеру мой телефон уже пестрел его сообщениями и не отвеченными вызовами:
         - Это – бомба! То, что ты написала, это вообще! А ты публикуешься?
         - Я пишу заметки о том, о сем в журнале, когда мне невыносимо больно и не с кем поделиться. Своеобразный дневник. Всё время думала о том, что найдется парень, которого заинтересует моя жизнь и я сама, которому будет интересно со мной. У меня очень хороший муж. Но мы с ним разные. Ему трудно понять чего я от него хочу. Поэтому я пишу тексты в журнал в надежде, что отыщется кто-то, кто сможет меня понять.
         - Ты супер! Прочитал все на одном дыхании. Ты пишешь ярко, красочно! Хочу опубликовать! Разрешишь? Я отредактирую! Столько позитива! Ума, мудрости, женственности, красоты! И душевной и внешней! И столько в тебе надежд и жизни! – выпаливает залпом Иван, - правда я не богат, и жениться мне нельзя. Но как друга настоящего я тебя сберегу. Либо Бог тебя мне послал, либо сам черт! Я хочу ещё твоих историй. Пишешь ты захватывающе! Сколько женщин мучается от разных вопросов, которые у тебя были и разрешились.
         - Вовсе не разрешились, - робко парирую я ему, но он меня уже не слышит:
         - Только не сходи пока с ума. Нам ещё куча дел предстоит. Я физически тоже здоров, а с головой – увы. Или лучше мы с тобою вместе постепенно и с удовольствием с ума сойдем. Но не сразу. Я хочу увидеть весь твой мир! Спасибо тебе за доверие! Если вакансия твоего кладовщика ещё не занята, то я претендую! Тебе приятно? Бери меня! Оплата твоими рассказами! Согласна?
         - Как скажешь, согласна. Сама не буду этим заниматься. Мне это не нужно и не интересно. Делай, что хочешь. Если тебе нравится, то я дарю этот текст, - пожала я плечами, - найти и впустить кладовщика в свою жизнь гораздо интереснее, чем угождать чаяниям безликой толпы. Лови логин и пароль.
         - Хочу тебя, ёлки-палки…, ой, лучше воды попить…у меня тоже горячая кровь, только это никому не нужно, и приходится подавлять. Обожаю тебя! А раньше только твой текст. Ты – мечта любого понимающего в красоте мужика.
         - Ой! Не-не. Я сплю… меня тут нет. Ушла в сон.
         Иван лишил меня девственности. Деловито и без суеты взял то, что хотел. Ожидание было волнительным и судьбоносным. Не отрывая глаз с онлайн-счетчика, я увидела, как монах вошел в меня. Стало трудно дышать, сердце откликнулось и замерло на месте. Я отчетливо ощутила, как он медленно погрузился в мою душу, и мне ничего иного не оставалось делать, как вобрать его самого внутрь себя. Наши души слились воедино. Он совершал действия, а я наблюдала за ними через онлайн-аналитик и позволяла ему воплощать все свои желания и фантазии. Это был самый настоящий секс, с прелюдией и оргазмом. Иван был первым, и наверно единственным, кому я позволила зайти так далеко в святая святых.
        - Я хочу позвонить тебе! Зачем нам много писать, когда можно наслаждаться голосами друг друга? У тебя есть страницы в фейсбуке, одноклассниках, твиттере, инстаграмме?
         - Мда. Уверена уже, что зубы я о тебя сломаю и даже больше. Боюсь, что ты из тех, кто способен намотать мои волосы на свой кулак. Эй-ех! Знатная у нас с тобой намечается драка, сродни сексу с его многочисленными оргазмами, - утонула я в радужных мечтаниях.
        - Ты звони, когда тебе будет угодно. Ибо ты принцесса, а я твой рыцарь. Бедный преданный рыцарь, аки дон кихот. Печального образа. Ты очаровательная и очень опасная женщина. В тебя легко влюбиться до смерти.
5. А кто ты мне?
         Смотрю в окошко и размышляю о том, почему Иван для меня бывает настолько невыносим, что мне хочется с ним бесконечно ссориться?
         У меня есть друг, с которым я переписываюсь более пяти лет. С ним все легко и понятно. Однажды, расставив все акценты на том, что мы только друзья и не более, за все пять лет никогда не соскользнули за рамки дружеского общения. Даже когда обсуждали секс и другие интимные моменты, нам никогда не приходило в голову направить свою сексуальную энергию друг на друга. И наша переписка все время носит легкий и ненавязчивый характер.
         Почему в отношениях с Иваном у меня так не получается? Мы все время смешиваем и путаем деловое общение с личным, и я уже вообще не могу понять, что происходит между нами. То Иван стремится установить со мной отношения, то сразу их разрывает. Единственным ответом, который приходит в голову является соображение, что я Ивану очень нравлюсь, но он никогда не посмеет посягнуть забрать меня себе. У него никогда на это не хватит смелости, ответственности и окаянства. Поэтому все так и происходит. Одной рукою меня ласкает, а другой – отталкивает прочь:
         - Ну что же ты так уныло рассказываешь про себя?Когда моя мать вышла замуж за злобного урода, который меня терпеть не мог, я сначала снимал жилье, а потом в монастырь уехал жить. И полгода матери не писал. Теперь, когда отчим отдал богу душу, я вернулся в отчий дом. И мать во мне души не чает. И ничего меня дома не напрягает. Ни нелюбимая жена. Никто. А если бы жил с бабой противной, то это просто ужас. И плевать, что один. Зато терпеть чужого человека рядом не надо. Насиловать себя не надо. Никто теперь не пьет мою кровь и не контролирует мои действия. Нет любви – нечего ждать. Нечего и вместе жить. Я так живу. С замужними бабами не сплю. Никому не изменяю ни телом, ни даже в уме. Главное чужого и постороннего мне человека со мной рядом нет. И обязательств перед ним нет. Это очень приятно, правильно и хорошо. Вот ко мне в ноябре приедет подруга детства. Мы не виделись более сорока пяти лет. Она остановится у меня дома. И все ей будут рады. Перед этим приезжал ещё один мой друг писатель. И останавливался на три дня у меня дома. Тоже никто не был против. Я человек простой и гостеприимный. А к тебе могут приехать домой дорогие гости и остановиться на время? Или нужно испрашивать согласия мужа? Короче, моя позиция такова. Мне заморочки с нелюбимыми людьми не нужны. Я уже пробовал жить с нелюбимыми. И вспоминаю то время, как тоскливое, мрачное, тупое и фальшивое. Повторять это никак не хочется.
         - У меня все было. Любила. И готова была лететь, готова была все бросить, развестись. И в омут с головою бросалась. И мужу сказала, что люблю другого. Что теперь уж говорить? Больно было. Не хочу повторений. Лучше без любви, но с чувством долга, чем снова стоять на краю пропасти с мыслью о суициде. Если ты свое отлюбил, то к чему ты мне пишешь все эти инсинуации? Даже вникать не буду. Пиши продолжение повести сам. Я к тебе на работу не нанималась. Мне все это совершенно ни к чему. Я пишу тексты от избытка чувств. Это просто моя отдушина. А зарабатываю себе на хлеб другим делом. Я искала друга. А у нас с тобой одна сплошная лажа. И вообще нет никаких отношений. Ради чего писать-то? Найди другую барышню, которая напишет тебе, - высказываю я ему своё недовольство своим подвешенным в воздухе положением.
         - Кто тебе сказал, что я все свое отлюбил? Я в этом не уверен. Ну и живи со своим придуманным чувством долга! Можно подумать твоё чувство долга может заменить правду жизни. Не хочешь писать – не пиши. Я не настаиваю. Ты сама захотела, чтобы я прочитал твой дневник. И я не ищу никаких барышень, они меня сами находят. А я писал до тебя сам, и буду писать. Не хочешь публиковать свои тексты в моей редакции. Передумала. Да, пожалуйста. Варись в собственном соку. А я то, дурак, думал, что тебе легче и приятнее избавляться от осколков своего прошлого.
         - Публикуй что хочешь. Мои тексты были написаны не ради публикации. Мне любовь нужна. И только любовь может избавить меня от этих осколков прошлого! А я не заменю тебе твоей любимой. Я другая! И хоть ты мне очень нравишься, но это все только игры разума в интернете. Встречи у нас с тобой не будет. Так зачем все это? Не нужно смешивать личное с деловым. Взял и взял. Я тебе сказала, что подарила. Хочешь? Публикуй! Мне все равно. Но не мучай меня настоящим! У меня нет больше текстов. Взял, что хотел, – и ушел! И не капай мне на мозги, раз ничего больше тебя не интересует.
       - А тебе зачем встреча со мной?, - не унимается монах, - у нас другие отношения. Гораздо более интересные и доверительные, чем просто сексуальные. Для секса у меня женщины и поближе есть. Зачем смешивать наше с тобой совместное творчество и животную похоть? Только хоть эти женщины и согласны на секс, я очень разборчив. Мне мало симпатии обоюдной. Мне секс дорог как дополнение к настоящей человеческой любви. Одного секса мне давно мало.
         - Мне писать не о чем. Кто из нас писатель? Я – нет. Все, что у меня было – я тебе на раскрытой ладони отдала. И ничего взамен не прошу. И больше у меня ничего нет. Для того, чтобы был текст, нужно, чтобы что-то важное происходило в моей жизни. А искусственно что-то сочинять я не желаю! - воплю я ему в ответ.
         - Хорошо. Захочешь возобновить продолжение дневника – милости просим. А нет желания писать продолжение – отдыхай. Займись чем-нибудь другим. Надоел я тебе? И от меня отдохни. Найди себе другого покладистого слушателя. Или озабоченного мужичка. Все в твоих руках. И возможности есть всегда.
         - Если тебе баб хватает и секса и любви, зачем я тебе? Чтобы тексты тебе писать? Да не вопрос их написать-то. Только ведь все не могу тебе втолковать, что писать мне уже больше не о чем. Я пишу о своих переживаниях. Ты хочешь, чтобы я писала о тебе? Но я не умею любить на расстоянии. Мне нужно видеть человека рядом, прикасаться к нему, быть рядом. Готовить ему еду, стирать его обкаканные трусы и прочая. Не вопрос. Найду другого. Раз у нас все так пошло сложно и легкость общения исчезла. Появилась какая-то искусственность и надуманность.
         - И таблетки жрать перестань! И колоть в себя всякую хрень. Угробишь себя этой химией.
         - Не твое это дело. Имей своих избранных баб. А я в их числе никогда не буду! И тебя в моей постели не будет! Наслаждайся теми, кто рядом! Они, может, и половины твоих текстов не читали, а лайкают от нечего делать. А ты… Ай! Все! Делай что хочешь!
         - В сотый раз повторяю, тебя никто не неволит писать тексты. Ты по потребности своей от души пишешь. А не по моему заказу. Не хочешь, не пиши. Точка.
         - Вот и чудненько. Больше нам с тобою делить нечего. Разбежались на все четыре стороны.
         - Извини. Не мое, так не мое дело. Не навязывался никому никогда. Ты опять передернула. Неправду про меня сказала. Я к тебе в постель и не лез. Будет у тебя мужик настоящий, когда с фальшивым порвешь.
         - Ладно. Пошла я искать настоящего мужика. Пока.
         - Ты сегодня не в духе. Но моей вины в этом ведь нет? В чем моя вина? В том, что молюсь о тебе? Ежедневно? Думаю о тебе. В чем моя вина?
         - В том, что я влюбилась. Да пошел ты! Все! Задрал! Ищи свою любимую, а я ухожу. Не хочу занимать ничье место! Пусть другая ломает себе шею, карабкаясь на твой пьедестал.
         - Ой. Ты влюбилась. И в этом моя вина? Сама то поняла, что сказала? Никого я не ищу. Любви не ищут. Она сама находит.
        - Пошел вон!
        - Пошел… такая ты ещё интереснее. И живее. Вот теперь я пошел вон. Я - пся крев. А ты королева. Настроение подняла.
         - Ты дразнишь меня, а я хочу тебя любить. Но я не буду этого делать! Лучше сдохнуть!
         - Думаешь это лучше? Сомневаюсь
         - Сторожем, лазающим по помойкам, ты мне больше нравишься, чем этим долбанным литератором! Там ты хоть на человека похож, а как писатель – ты диавол во плоти!
         - Любишь ты крайности. Так я и твои тексты нашел на помойке твоего прошлого. Они мне показались замечательными и пригожими для публицикации. А тебе они совсем не нужны были. Для тебя они уже свою роль исполнили. А я разгляделих ценность для других, мучимых этими же вопросами. Разве это демонизм?
         - Я написала их в надежде, что когда-нибудь их прочитает мужчина, который поймет и полюбит меня
       - Я бы на твоем месте радовался, что признали твой талант, а ты меня обругала и прогнала. Но я не в обиде. Женщины непредсказуемы и непостоянны как погода. Я привык к этому.
         - Я отдала тебе прошлое, но ты сейчас наглым образом забираешь у меня мое настоящее и будущее. И теперь у меня одно желание – сдохнуть. Мне плевать какой у меня талант. Мне просто плохо. И эта боль никуда не уходит.
         - Это пройдет.
         - Ладно, давай развлекай своих баб исповедальным чтивом. А я пойду искать свою судьбу. И в твоих советах я не нуждаюсь. Сама справлюсь. Не хочу быть тебе ничем обязанной. Мы квиты.
         - Удачи, королева!
         - Не сомневайся. Еще и кастинг буду проводить на доступ к моему телу, и очередь будет.
         - Верю.
         - А мне плевать на то, что ты обо мне думаешь!
         - Нет, тебе не плевать.
         - Через месяц отболит и забуду. Все проходит.
         - Тебе сейчас хочется меня побольней укусить. Но кусаешь ты не меня, а себя. Через месяц? Круто! Лечишься быстро! Молодец! У меня годы уходили, пока боль утихала. Боль утихнет. Но меня ты уже никогда не забудешь. А кастинг на доступ к твоему телу это правильно. Это веселит и развлекает. Будешь делать больно другим, чтобы свою боль вылечить. Излюбленный женский метод!
         - Я вообще не делаю тебе больно. Я просто хочу уйти от болезненной ситуации. Я не хочу к тебе привыкать и влюбляться без права на взаимность. Я сейчас пытаюсь уйти от боли. Если бы у меня был шанс, то я кинула бы все ко всем чертям и полетела бы к тебе. А так. Прости. Лучше я без тебя сама как-нибудь справлюсь.
         - А что? Обязательно влюбляться? А дружить разве никак нельзя?- продолжает доставать меня Иван.
         - И мастурбировать с тобой по телефону? Прости. Я так не могу.
         - Но почему? Можешь любить кого-то другого. Спать с ним. А со мной дружить и общаться. Разве я плохой, глупый, скучный друг? Мне с тобою интересно и весело. Ты умеешь раскалывать мою скорлупу. Мне приятно с тобой общаться, когда ты не злая и истеричная. Меня любить нельзя. Верней, можно, но без секса. Любить как друга. А емёт тебя пусть кто-то другой. Разве это невозможно? Ты не дорожишь моей дружбой?
         - Поздно, Иван, пить боржоми. С друзьями виртом не занимаются, и по телефону не мастурбируют. Мы с тобой этот момент проморгали. Я не отделяю секс от любви. Может тебе и нравится проявление любви в покалеченном ограниченном виде. Но я сторонник целостности. Для меня «любить» - означает не только отдавать и заботиться, но и иметь! Не переживай. Живи своей жизнью. Занимайся сексом с кем хочешь, или не занимайся вовсе. Потом уйдешь в монастырь или будешь жить со своей любимой. Я не знаю. Я не пророк. Все.
         - Тебе видней. Больше напрашиваться в друзья не буду.
         - Будь счастлив!
         - Аминь!

***
         - Так вот ведь! Так в жизни не бывает, чтобы с двумя мужчинами, очень похожими между собой и внешне и по характеру, в моей жизни повторилась дважды точь-в-точь одна и та же история? Дурная повторяемость. Ведь, правда? Так не бывает? Ну, скажи мне, что я все придумала. Что это мне все снится. Что это все дурной сон. Я словно навечно застряла в каком-то бесконечном дне сурка, - жалуюсь я подруге по телефону.
        - Перестань. Он просто не твой человек. Ты не сделала нужного вывода с первого раза – иВсевышний дал тебе второй урок. Чтобы ты осознала и успокоилась.
         - А может, это я так управляю своей реальностью, что притягиваю в свою жизнь одно и то же? Есть же у меня дар предвидения, и дар чувствовать других людей. Почему бы мне совершенно случайно вдруг не узнать, что я ещё умею изменять реальность вокруг себя?

***
         Чёрт! Я не могу писать о нас, пока ты рядом. Ни о настоящем, ни о будущем. Потому что настоящее мною ещё не осознанно, а будущего у нас не существует. Всё, что я напишу о будущем, ляжет дешёвой выдумкой. Я не могу писать о тебе, пока ты рядом. Чтобы я написала что-то стоящее, нужно, чтобы ты стал моим прошлым.
         А мой дневник? Ты забрал всего лишь пустые сосуды, а масло из них вылил.Впрочем, особые ценители и проницательные искатели, конечно же, найдут на стенках этих черепков остатки драгоценной жидкости, без которой не сможет воспылать ни одна душеспасительная лампада. По косвенным признакам в описанных в моем дневнике событиях они, возможно, и восстановят понимание того содержания, которым были наполнены эти сосуды.
         Возможно, что читать и вникать в содержимое «масла» простому обывателю скучно и не интересно, и у каждого это «масло» за душой своё. Но все же. Описание пустых событий, пусть даже самых фантастических и невероятных, без наполнения их содержанием душевных терзаний, рассуждений, решений и выводов,никогда не поможет ответить читателю, почему произошло так или иначе, и что же делать дальше?
         Я купила все твои фантазии, словно кольца на каждый палец по одной книге. На серебряных крыльях сквозь белоснежные облака и ночные огни мироздания через пять тысяч километров улетело к тебе тепло моих рук и губ, упакованное бережно в посылку. Я подарила тебе историю жизни, написанную моею кровью и слезами в моём дневнике...
          А кто ты мне?..
6. Прозрачность
        Легко дарить истории своей жизни, когда все давно пережито, отболело и забыто. Просто потому что человек настоящего временине идентичен человеку из прошлого. Как говорится: древняя мимоидоша, быша вся нова. Что было, то прошло.
         Труднее публично рассказать о событиях, чувствах и переживаниях, которые накатываются и подминают тебя в данный момент. Публичная исповедь подобна смерти. Ты мужественно раскрываешь перед всеми душу, понимая при этом, что через мгновение в тебя камнями полетят жестокие слова осуждений, а еще через минут десять топчущиеся у твоего распятия зеваки равнодушно покинут лобное место.
         И ты останешься один на один со своею исповедью. И никто не поможет тебе. И тебе придется умереть. Духовно очерстветь и умереть, чтобы потом найти страстное удовольствие от бесстыдства душевного эксгибиционизма. Ибо Всевышним дано Таинство исповеди, и никакая публика, выслушав откровения глупца, не сможет заменить его грех Благодатью!
         Новомодное слово - «прозрачность».
         Не каждый человек способен стать прозрачным. И далеко не каждому прозрачность идет на пользу.
         Но есть исповедь ещё хуже публичной. Когда содержимое твоей души, поведанное на ушко другу, неожиданно становится достоянием оголтелой, разнузданной публики. Я прошла через этот ужас раскрытия. Я разделась, и ты выставил меня голую на юру.Предназначение? Нет! Это – проклятие! Проклятие, в котором я вынуждена идти в одиночку, потому что ты сам не отважился идти со мною в этот путь. Может сейчас настал твой час?
Ты настойчиво выискиваешь в людях признаки того, чего ты сам в себе боишься увидеть. Отсюда вытекает и твой непосредственный интерес к людям, которые умеют открывать свою душу и исповедовать её содержимое окружающим. Стать прозрачным -твоя мечта и твой самый потаённый страх!
Потому что ты знаешь, что эта прозрачность дает человеку неимоверную силу и свободу: он становится бесстрашным, ибо его уже ничем нельзя пронять.
Свобода появляется тогда, когда ты теряешь всякую надежду…
         И вроде как бы ты в своих книгах пытаешься это сделать, но всё же духу у тебя не хватает докопаться до своего дна. Тебя страшит сама мысль о том, что ты там в себе можешь обнаружить:
         - Твое хамство не было похожим на грубость. Да и не хамство это вообще. Ты так мало имеешь общего с моей разрушенной личностью, сумасшедшим писакой. В моей душе страх, паника, пустота и полное неприятие мира. Мое место в психиатрической больнице или в монастыре. Неужели это не видно по моим текстам? И вдруг ты! Очаровательная женщина. Моя душевная болезнь только усиливается. И даже странно, что я так откровенничаю с тобой. Я как-то сам стремлюсь к своей болезни. И ненавижу её. Двойственность моя. С детства мне нравились люди странные, с заболеваниями психики. Идиотов люди не любят. Презирают. А я их всегда любил. И общение со мной может стать для тебя опасным. Ты – индиго, ищущая своего кладовщика. А я сумасшедший психологический урод. Но если хочешь, то я буду присылать тебе книги, которые слушаю. И фильмы, которые мне очень нравятся. Я сам о себе ничего не знаю. Может у тебя лучше получится. Я вообще ничего не знаю. Ни о людях, ни о мире. Раньше думал, что что-то понимаю. Но теперь знаю, что ничего не знаю. И не узнаю. А мне этого уже как бы и не надо. Бог всё знает. И этого достаточно. А ты? Ты просто не можешь быть несчастливой. Для счастья у тебя все есть. Работа, семья, дети, красота, муж. Ты молода и очаровательна. А мой путь к психушке или монастырю. Я пытался, но не смог принять мир.
         Милый, любимый Ванюша! Тебе - 55, но ты по-прежнему все ещё остаешься мальчиком, воспитанным чуткими заботливыми женскими руками. Чем тебе может помочь другая женщина, если единственным светлым пятном в твоей жизни была настоящая армейская драка? Лишь в этой единственной драке и была заключена твоя реальная жизнь, отделяющая любовь от страха. И, пока тобою не принято окончательное решение вернуться в монастырь, все происходящее в твоей жизни будет грубой тупой подделкой, с которой ты не в состоянии справляться.
7. Мир крутится вокруг меня
         - Не вздумай меня бросать! Тебе же хуже станет! Все, кто меня бросал, умирали. Странная штука, но чистая правда! Сначала это был муж мамы, он меня ненавидел и умер в страшных муках, потом умерла тётка, которая мучила меня сильно, - в сердцах кричит мне монах.
         - Не переживай. Чаще всего мы платим по счетам за содеянное нами, но иногда расплачиваемся и за то, чего мы могли бы сделать, но не сделали, - чуть слышно шепчу я в ответ, - …так всегда все и происходит.
         Ты, казалось бы, только находишь друга, которого искал, и с которым тебе интересно и приятно. И тут – Бац! Этот друг обзаводится любимой или женится. И ты уже больше ему не нужен. Тебя уже к нему немыслимым образом ревнуют. И ты ревнуешь в ответ. И все отлично!
         Тот, кто хоть что-то понимает в любви и в хорошем сексе, относится к вирту и общению в социалках, как к дешевой мыльной опере по телевизору, или суррогатному кофе. Общение с писателем хоть и скрасило моё пребывание в сети. Но и только. Как хорошая ученица, я взяла от него все самое лучшее – то самое масло, которое обычно никто не берет.
         Мужчина ведь интересен совместным будущим. Вероятно, что я выжала из него максимум того, что за его душой водилось. И другого, достойного меня предложения, у него не нашлось. Я слишком яркая и самобытная, дабы влачиться в шлейфе многочисленных поклонниц за ним по пятам. Как ни печально расставаться, но настала пора уходить, ибо наши с ним отношения обозначились отработанным материалом.
         Уходя самостоятельно и без оглядки, ты чувствуешь себя великолепно. У тебя нет больше тех проблем, которые мучают других людей. Оставшись в отношениях, они изводят себя в бесконечном ожидании чуда. Ты же ощущаешь себя маленьким центром вселенной, способным на поступок. И этот поступок заключается в том, что ты больше не отнимаешь место у тех, кто стоит в очереди за тобой. Твоё решение вершит судьбы ожидающих. И мир крутится вокруг тебя…
         Да ладно. Все ведь отлично. У меня появился великолепный инструмент для общения с теми, кого я по старой своей привычке называю кусками электросвязи. Я им всем предлагаю прочесть обо мне повесть и найти места, в которых писателем описана не я, но другая женщина. Дерзнувший, конечно же, рискует отдать в карман писателя драгоценную денежку за душевнобольное чтиво, однако он моментально вырастает в моих глазах до размеров «интересного и нескучного собеседника». На худой конец, бонусом ему послужит возможность подрочить между страничек этой книги, чтобы потом, склеив их, выкинуть в мусорный ящик.

         И все же при воспоминании о монахе я почему-то чувствую себя лгуньей, но ведь и он тоже лжет! Симулянт, разыгрывающий трагикомедию своего бытия. Два сапога – пара. Какая прелесть!

        «Если можешь, помолись о мне немножко. Больше ничего не надо. И ещё иногда вспоминай. О мне. Это лучший подарок мне. Хоть иногда».





Рейтинг работы: 19
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 256
© 29.11.2018 Ангела Быстрая
Свидетельство о публикации: izba-2018-2426490

Рубрика произведения: Проза -> Эротика


Елена Ляпота       06.12.2018   23:18:45
Отзыв:   положительный
личность героя рассказа раздвоена ровно напополам - и нет ему покоя , в его эго есть два Я , одно Я притягивает к себе душевной силой , второе яростно отталкивает коварными поступками . Ложь и боль идут рука об руку , а радость если и получается то временная , страх обмана самого себя её разрушает. Где выход , похоже утерян самой личностью. Творец спасает ищущих свет и любовь здесь не видно поиска , все рассуждения описываемого героя направлены на дальнейшее разрушение самого себя. Жаль что в его жернова попадают его друзья и родные люди.....Спасибо автору за честность написания её Исповеди...
Александр Попов       03.12.2018   15:05:05
Отзыв:   положительный
Распахнутый халат,
Всего лишь естество.
Лукавый перепад
Не злобно и свежо.

Все просто, все как есть.
Натуры отраженье.
Порой бывает жесть
Влеченье есть влеченье.
Ангела Быстрая       03.12.2018   16:50:47

На самом деле - боль
Написана в отместку.
Дневник мой принял коль
Образность гротеска. )))
Александр Попов       03.12.2018   17:03:07

Гротеск конечно пар.
И сразу сорван клапан.
Подобен свету фар,
Сюжет не исцарапан.

Я понял, что болит.
И в этом есть причина,
Которая молчит.
Обида и кручина.
Ангела Быстрая       03.12.2018   17:37:56

Вы правы. Есть причина.
Виною писанины:
Писатель-дурачина
Со спонсором-мальвиной.








1