ТО ЕСТЬ МЫ БЬЕМ ПОД ДЫХ АМЕРИКАНЦАМ!?


ТО ЕСТЬ МЫ БЬЕМ ПОД ДЫХ АМЕРИКАНЦАМ!?
ТО ЕСТЬ МЫ БЬЕМ ПОД ДЫХ АМЕРИКАНЦАМ!?
Космическая индустрия России слишком зависима от иностранных комплектующих. Доля импортной электроники в российских спутниках связи достигает 70 процентов. Такие цифры обнародовал замглавы Россвязи Игорь Чурсин.
Удручающие цифры были озвучены на конференции Satellite Russia. Чиновник заявил о том, что проблемы с комплектующими, в частности, наблюдаются при разработке спутников связи «Экспресс-80» и «Экспресс-103». Их запуск намечен на 2019 год — но, вполне возможно, что дату придется сдвинуть из-за антироссийских санкций.
Чурсин утверждает, что определенный прогресс в разработке собственной электроники присутствует, но процесс импортозамещения может растянуться на года. «Сейчас [... ] российские компании, которые производят спутники, на 70 процентов зависят от электронно-компонентной базы иностранного производства. Процесс этот сложный и долгий по времени, но с каждым годом до 10 процентов мы производим импортозамещение на комплектующие российского производства. Но все равно высокая зависимость складывается в определенные трудности», — сказал Чурсин.
А ведь еще 4 года назад прогнозы выглядели куда оптимистичней. Андрей Зверев, в то время генеральный директор ОАО «Росэлектроника», заявлял, что на рубеже 2017-2018 годов до 90% всех электронных компонентов для российских спутников будут отечественными, а сам запуск «нашего родного российского спутника» произойдет в 2019 году. Были начаты соответствующие работы совместно с Роскосмосом.
«Тема очень важная, потому что космос — это наша безопасность. Если мы проиграем в космосе — нам это будет достаточно неприятно», — сказал Зверев. Сейчас Зверев уже не работает в «Росэлектронике», а как видно из доклада Чурсина, доля российских компонентов все еще не превышает 30%.
…Но, по примеру Китая, Россия сможет производить товары без разрешения правообладателей в США. Председатель комитета Госдумы по законодательству назвал эту меру ударом «под дых американцам».Такая норма содержится во внесенном в Госдуму законопроекте, который предусматривает ответные меры на американские санкции.
К мерам воздействия на США и поддерживающие их в антироссийских действиях страны предлагается отнести «исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении товаров по перечню, определенному правительством РФ, правообладателями которых являются граждане США и иных иностранных государств, организации, находящиеся под юрисдикцией США и иных иностранных государств, а также организации, в капитале которых прямо или косвенно, в том числе, через третьих лиц (преобладающее участие более 25% в капитале) участвуют организации, находящиеся под юрисдикцией США и иных иностранных государств».
Первый заместитель председателя комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов пояснил «Интерфаксу», что речь идет о том, что эта норма фактически означает, что «МЫ СМОЖЕМ САМИ ПРОИЗВОДИТЬ ТУ ПРОДУКЦИЮ, ЕСЛИ МЫ ОБЛАДАЕМ ТЕХНОЛОГИЕЙ, БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВООБЛАДАТЕЛЯ».
«ТО ЕСТЬ МЫ БЬЕМ ПОД ДЫХ АМЕРИКАНЦАМ, ПОСКОЛЬКУ ВСЕ УСПЕХИ И, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ДОМИНИРОВАНИЕ АНГЛО-САКСОНСКОГО, ЗАПАДНОГО МИРА ОБЕСПЕЧИВАЕТСЯ ИМЕННО ПРАВОМ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, И МЫ НАНОСИМ УДАР ПО ЭТОМУ ПРАВУ», — сказал Емельянов.
Ранее в пятницу стало известно, что главы всех четырех фракций Госдумы, а также председатель нижней палаты парламента Вячеслав Володин внесли законопроект об ответных мерах на объявленные 6 апреля антироссийские санкции со стороны США.
Документ предусматривает, в частности, ограничения на поставку в Россию товаров и услуг американского происхождения (сельхозпродукции, сырья и продовольствия, лекарств, IT-технологий), а ТАКЖЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ ИЛИ ПРИОСТАНОВКУ СОТРУДНИЧЕСТВА С США И ПОДДЕРЖИВАЮЩИМИ ИХ СТРАНАМИ В АТОМНОЙ ОТРАСЛИ, АВИАСТРОЕНИИ, РАКЕТНО-ДВИГАТЕЛЬНОЙ ОТРАСЛИ.
…Между тем, российская система система ГЛОНАСС временно перестала предоставлять потребителям корректирующую информацию через спутниковый канал связи из-за неполадок «электропитания на пункте размещения комплекса закладки и контроля».
Об этом сообщает сайт Российской системы дифференциальной коррекции и мониторинга (СДКМ).СДКМ является специальным дополнением к ГЛОНАСС. В систему входят три спутника системы «Луч» и сеть наземных размещенных в России и за рубежом станций приема и передачи информации. СДКМ круглосуточно мониторит состояние спутников ГЛОНАСС и корректирует их работу, передает информацию потребителям. Точность позиционирования ГЛОНАСС в Москве без использования СДКМ составляет 3,1 м, а с ней — в десять раз выше.
В орбитальную группировку ГЛОНАСС входят 25 спутников, 23 из которых используются по назначению, один находится на испытании, а один — на техобслуживании.

ГЛОНАСС — спутниковая навигационная система, разработанной в России изначально в военных целях. В гражданской сфере она также широко применяется в контроле передвижения транспорта и мониторинге инфраструктуры. За развитие системы отвечает государственная корпорация Роскосмос, напоминает телеканал «360».
…Изначально…в военных целях!? Значит, вражеские секретымы уже не сможем распознать с планировавшейся точностью позиционирования- 30 сантиметров!? Хотя…вряд ли у американцев есть такие… «нанообъекты»!?
Вл.Назаров
ТЕМНА ВОДА ВО ОБЛАЦЕХ ВОЗДУШНЫХ.
Чего ждать от новой программы Роскосмоса?
«Зато мы делаем ракеты!» Кажется, что этой цитатой современная российская космонавтика пытается отвечать практически на все задаваемые вопросы. А их накопилось уже очень и очень много.
И вот новому вице-премьеру, курирующему оборонно-промышленный комплекс, Юрию Борисову, до недавнего времени занимавшему пост заместителя министра обороны России, придется на них отвечать.
Беспокойное хозяйство
А что творится в российской космонавтике сейчас? Судя по официальным новостям, всё прекрасно и удивительно, покорение космоса идет по плану, Федеральная космическая программа выполняется, а мировое лидерство России неоспоримо. Однако если почитать независимых журналистов, то впору бежать за цветами на гроб «Роскосмоса» уже сейчас. Почему получается такой лаг в оценках?
Все дело в том, что государственная корпорация по космической деятельности «Роскосмос» уже давно занимает дуалистичную позицию, сидя сразу на двух стульях. По форме и факту это государственная корпорация со всеми полагающимися атрибутами: получаем деньги от государства, решаем поставленные задачи, проводим госполитику в космической отрасли. С другой стороны, «Роскосмос» — это главный представитель России на коммерческом космическом рынке. Правда, здесь никакие реалии не работают — нужно быть быстрее, умнее и дешевле конкурентов.
И вот борьбу за коммерческий космос «Роскосмос» к настоящему времени проиграл практически в ноль. Увы, это не слова, к сожалению, это исключительно цифры. «Роскосмос» имеет менее одного процента от общего мирового космического рынка. Единственная ниша, где мы чувствовали себя способными дать бой, — рынок пусковых космических услуг. И здесь мы за последние годы тоже утратили лидерство. За последние два года доля России в коммерческих пусках не превышает 20% и имеет все тенденции к дальнейшему снижению.
Реагируя на эти данные, представители «Роскосмоса» сразу же вспоминают, что они госкорпорация, у них есть Федеральная космическая программа, а бизнесом они занимаются так, постольку-поскольку. И возразить на это сложно: «Роскосмос» жестко держится за нажитое, и ожидать, что в ближайшее время появится серьезная частная российская коммерческая компания, просто наивно. Вот и непонятно, как оценивать перспективы «Роскосмоса» по гамбургскому счету — как госкорпорации или как коммерческого проекта. Попробуем взглянуть на проблему с разных сторон.
Тропою ФКП.
В феврале 2016 года была принята Федеральная космическая программа, которая и должна стать определяющей для российской космонавтики на ближайшие годы. И если с ее числовой частью всё более-менее понятно, то с остальным — не очень. По деньгам всё просто — сначала предлагалось выделить 2,5 трлн рублей, затем после ряда сокращений остановились на 1,5 трлн рублей на ближайшие десять лет. Впрочем, пересмотреть могут как вверх так и вниз. Тут дело такое, ситуация не самая радужная, и если в бюджете потребуется заткнуть пару дыр, сделать это за счет космоса вполне себе вариант. Гораздо интереснее текстовая часть ФКП. Вряд ли ее писал человек, совсем незнакомый с целеполаганием. Скорее, ее специально создавали с прицелом на изменение целей в зависимости от результатов, а не наоборот. В ней нет четких количеств, наименований и дат. Зато спустя десять лет легко будет отчитываться: стояла задача нарастить до «требуемого количества», вот мы и нарастили — в данный момент требуется ноль таких спутников.
Поэтому выполнить ФКП «Роскосмос» в части прикладных космических аппаратов, скорее всего, сможет, а значит как госкорпорация будет полезен государству. Вот и на презентации спутниковых сервисов, проведенной «Роскосмосом» 22 мая 2018 года, все проекты очень четко ориентированы на внутреннего пользователя, то есть на другие госкорпорации.
При этом они подменяют (ну или импортозамещают) уже существующие и действующие проекты других стран. Например «Наша Россия» — сервис, автоматически отслеживающий исполнение федеральных контрактов по строительству больших объектов. Он сразу нацелен на единственного пользователя в лице государства. Стоит ли говорить, что подобные проекты не имеют никакого экспортного потенциала. Таким образом, «Роскосмос» сознательно ставит своей целью наращивание прикладных космических аппаратов ДЗЗ (дистанционного зондирования земли). Собственно, скорее всего, это и станет основной задачей и работой на ближайшие годы.
Бедная наука.
Есть в Федеральной космической программе и наука. И даже почему-то именно в этом пункте прописано количество запускаемых космических аппаратов. Во имя науки за ближайшие десять (вернее, уже восемь) лет должны запустить десять миссий. Увы, но, скорее всего, этот пункт выполнен не будет. Может быть, что-то запустят, что-то перенесут. Пока же у России есть всего один чисто научный спутник «Спектр-Р», три научно-технологических спутника «МиР» и два «АИСТа». Тут всё будет делаться по остаточному принципу. Лунные же проекты, скорее всего, сейчас начнут безбожно откладывать, благо повод для этого есть. Мы ждем сразу две ракеты — «Союз-5» в разработке, затем еще много лет можно ждать сверхтяжелую ракету. «Ангара» же переезжает в Омск, что тоже требует времени. Вот и получится, что для прикладных проектов носители и финансы найдутся, а научные — как-нибудь потом.

Потому, потому что мы пилоты.
Что будет с пилотируемой космонавтикой — пока неизвестно, и сценариев тут несколько. Во многом ситуация будет зависеть от того, насколько быстро американцы смогут перейти на новые пилотируемые корабли Dragon V2 от SpaceX и Starliner от Boeing. Делают их уже долго, и ставить на то, что это событие произойдет в следующем году, вряд ли стоит. Если у американцев свои «батуты» готовы не будут, то наша пилотируемая космонавтика будет продолжать развиваться, как раньше.
А вот если американцы перейдут на свое и свернут финансирование (более $500 млн в год), то всё будет зависеть от состояния бюджета. В худшем из вариантов Россия постепенно начнет сворачивать свою пилотируемую программу, постарается спихнуть МКС коммерческим компаниям и убедит население, что в нынешней ситуации изучение космоса — это прерогатива андроида Федора и других космических аппаратов. Свою же пилотируемую космонавтику мы начнем потихоньку уменьшать — денег она не приносит, а гордостью за успехи сыт не будешь.
Коммерция.
С этой частью программы у нас совсем плохо. В ближайшее время ожидается всплеск количества запусков, связанный с началом реализации британской коммерческой программы OneWeb по выводу спутников связи на орбиту. Предполагается, что часть из них запустит Россия, контракты уже подписаны. Спутников по плану много, и эти запуски в настоящее время — самая большая надежда «Роскосмоса».
В остальном же прорывов не предвидится. Шансов, что Россия начнет делать коммерческие космические аппараты и попробует откусить часть этого рынка, просто нет. Для этого нет ключевых вещей: элементной базы, квалифицированных рук, площадей и техпроцессов, способных обеспечить конкурентные цены. На рынок спутниковой связи надежды еще меньше.
Остаются запуски, откуда Россию продолжат потихоньку выдавливать. Против нас играет и логистика, и заключение пусковых контрактов во время заказа спутника. Дело тут не только и не столько в цене. Если нам удастся сохранить нынешние 20%, это будет чудом.
Закатав рукава.
Вот и получается, что одновременно успеть всё и привести в порядок всё шансов просто нет. Чем-то явно придется жертвовать. А после новостей о том, что на базе «Роскосмоса» создадут холдинг, который объединит в своем составе ряд других направлений по ракетной тематике, таких как концерн ВКО «Алмаз-Антей» и концерн «Тактическое ракетное вооружение», всё становится предельно понятным. Буквально за пять лет наша космическая отрасль начнет плавное и необратимое движение в военную сторону.
Соответственно, и «Роскосмос» станет корпорацией, занимающейся запуском военных и прикладных спутников ДЗЗ. Всё остальное либо потихоньку отцепят, либо продолжат двигать «на минимальных оборотах». Для всех других вариантов нужен чудо-управленец, сильная команда и переформатирование всех целей с четким указанием их приоритета и требуемых сроков исполнения.
Увы, но другого космоса у нас просто нет.
*******************
НА СНИМКЕ: в полетепервый спутник Земли — «ПС-1» («Простейший Спутник-1»); запуск состоялся 4 октября 1957 года с 5-го научно-исследовательского полигона Министерства обороны СССР «Тюра-Там», впоследствии получившего название «Байконур».
Ссайта: Hi-Tech Mail.Ru
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров.
Нефтеюганск
12 июня 2018 года.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 29.11.2018 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2018-2425742

Рубрика произведения: Проза -> Статья











1