Часть третья.


Никакого Джона Ву. Никаких погонь и перестрелок. Ничего такого, лишь разочарование и уныние.
Три месяца к ряду я работала в 17-ом участке полиции, выполняя рутинную работы простого клерка. Как правило, это было копание в архиве, где надо было рассортировать по датам/местам/хозяевам разные вещи и улики, которые были оставлены в отделе за ненадобностью после закрытия какого-либо дела. Работа эта была монотонная, скучная и проходила в полном одиночестве. Иногда я находила пару клевых вещей вроде старинных часов, красивого охотничьего ножа или кассетного плеера. Проблема была в том, что хоть эти вещи и были по сути бесхозными, к моему глубокому сожалению, забрать себе их я не могла. Помимо сортировки улик, иногда мне доверяли работать с важными документами. Это, наверно, можно было бы считать продвижением по службе, однако, "работа с документами" была в точности такой же как и с вещами - сортировка.
Впрочем, не вся моя работа, которую так любезно предоставил мне Кэмпбелл, проходила в четырех стенах и окружении бумажек и барахла. Иногда меня выводили погулять на места преступлений, чтобы я набиралась опыта как полицейский. Вместе другими офицерами, новичками вроде меня, мы патрулировали улицы, отгоняли зевак, подготавливали рабочую зону для работников медицинской экспертизы, а бывало и расспрашивали прохожих о том, кто что видел. Частенько, я сталкивалась на патрулях с моей академической подругой Кейт. Ее участь оказалась не такой "офисной" как моя, на что я могла лишь позавидовать ей. Как-то я поинтересовалась, как дела у Лорен, и Кейт ответила что та увлеченно постигает азы судмедэкспертизы у самого первоклассного эксперта города.
—Какая везучая.— сказала тогда я с каплей сарказма, хотя на самом деле была очень рада за Лорен. Если ей и правда нравится мир, в который она окунулась, значит ей действительно повезло.
Несмотря на то, что Аарон смог определить меня только в Отдел по поиску пропавших людей, а не в Отдел убийств, порой мы пересекались с ним на местах преступлений. Тогда, по возможности, я принималась ходить за ним "хвостиком", чтобы получше посмотреть как работает детектив-следователь. Аарон прекрасно помнил, что я намерена пробиться в Отдел убийств- это предоставит мне возможность заниматься делом об убийстве семьи, а потому особо не возражал. Он объяснял мне все тонкости допроса свидетелей, а я как губка впитывала. Эти навыки были необычайно полезны для меня, я слушала и запоминала каждое слово, каждую деталь с неподдельной заинтересованностью, и когда мне выпадал шанс поработать с Кэмпбеллом вместе, я включалась в процесс с полной отдачей.
Жила я у Аарона. Когда он забрал меня в мой последний день в академии, то тут же предложил пожить у него на какое-то время. Я с радостью согласилась, предупредив что в этот раз я не собираюсь от него сбегать. Аарон тогда рассмеялся, но все же показался мне настороженным- видимо, некоторая тень сомнения в моей перемене терзала старика. Я уверила его, что действительно многому научилась в академии, что многое осознала и теперь Рэйвен Уильямс, что была вечно пьяной или обкуренной, больше нет. На ее место взошла другая Рэйвен Уильямс- исправившаяся, целеустремленная, обновленная версия. Рэйвен Уильямс 1.2, если так можно выразиться.

Шанс показать себя выпал мне, когда в очередной скучный день, не наводненный трупами на улицах, я торчала в Отделе по пропаже людей и разбиралась с очередной кипой документов. Было время обеда, так что никого в офисе, кроме меня не было— те из детективов, что не вернулись со своих расследований, ушли перекусить. Саймон Эдвардс, капитан нашего участка, тоже не сидел на месте, в своем стеклянном кабинете. Ему пришлось уехать на еженедельное совещание в главное управление, где все руководители отделов полиции отчитывались перед вышестоящим начальством по выполнению плана раскрываемости преступлений. Так что, когда звякнули двери лифта четвертого этажа и из него вышел патрульный полицейский в сопровождении женщины с красными глазами от слез, я оказалась единственной мишенью в их поле зрения.
—Мэм, — кивнул мне офицер, хотя я даже до "миссис" еще не дотягивалась, —Могу я увидеться с кем-нибудь из детективов?
—Это вряд ли.— ответила я, поворачиваясь к своей не разобранной коробке с документацией, — Кроме меня здесь сейчас никого нет.
Я оторвалась от своего занятия, и наконец подняла глаза на посетителей. Плачущая женщина заинтриговала меня, и мне стало интересно что, привело ее в это место. По странным неписанным правилам, новичкам в Отделе запрещено было принимать посетителей, но с другой стороны никого на месте действительно не было, а я в свою очередь все же считалась полицейским, и даже сейчас на мне была точно такая же темно-синяя форма как на этом мэмкающем дылде-офицере. Подчиняясь порыву, я задала самый разумный вопрос, который мог возникнуть в данной ситуации:
—Может я могу вам чем-то помочь?
—Вы?— удивился офицер. Он явно хотел добавить что-то еще, но увидев мой возмущенный взгляд из-под бровей, решил держать свой язык за зубами. Подумал долю секунды, патрульный, посмотрев на свою спутницу, произнес:
—Что ж, пожалуй можете помочь. Эта женщина говорит что ее дочь пропала и она очень волнуется за нее.- женщина, едва сдерживающая рыдания, прижимая рот платком, быстро закивала головой,- Она встретила меня и я пообещал ей, что она поговорит с детективом из вашего Отдела. Но поскольку никого здесь нет...
—Я приму ее.— твердо и настойчиво произнесла я, не давая офицеру еще чего-нибудь ляпнуть в мой адрес. Но правила есть правила, поэтому добавила:— Я опрошу ее, а затем, когда детективы вернуться, передам им сведения и оставлю все контакты.
—Спасибо.—почти шепотом вымолвила женщина, я ответила ей самой обнадеживающей улыбкой, на которую была способна. Офицер что-то буркнул, согласившись со мной, заверил женщину что здесь ей помогут, а потом, еще раз кивнув, поспешил удалиться по своим патрульным делам. Когда он ушел, я взяла ручку и блокнот, валявшиеся на одном из столов и проводила свою гостью в зал для посетителей.
—Итак, — начала я, после того как мы уселись в креслах друг напротив друга, —Я офицер Рэйвен Уильямс. Уверяю вас, я постараюсь помочь вам всем, чем только смогу. — женщина снова закивала головой, затем, чтобы наконец успокоиться и взять себя в руки, выпила стакан воды, заранее поданный ей мною. Я смотрела на ее волнение с напускным спокойствием, но внутри меня саму трясло от страха первого допроса. Глядя как та пьет, я подумала как бы мне самой не понадобился такой же стакан, только с чем-нибудь покрепче воды.
—Представьтесь, пожалуйста, и расскажите сколько лет вашей дочери и подробнее о том, что произошло.—я продолжила, то есть, начала, допрос, отыскав чистую страницу в блокноте.
—Мое имя Маргарет Мичем. — назвалась женщина, — Моей дочери, Анне — 17. Пропала она сутки назад.
—Как это произошло?— женщина непонимающе уставилась на меня, и мне пришлось пояснить, —Она убежала из дома или пошла куда-то и не вернулась?
—Да, именно!- воскликнула Маргарет, — Анна ушла на тренировку по спортивным танцам. Репетиции заканчивались поздно, и если моя девочка не приходила домой, то звонила сообщить что останется ночевать у одной из девочек из команды.
—Как я понимаю, в этот раз она снова не пришла домой, но не позвонила вам?— спросила я, Маргарет утвердительно кивнула, — Миссис Мичем, почему вы обратились в полицию спустя сутки?
—Я решила подождать ее возвращения. Подумала, может ее телефон разрядился или она могла забыть его дома. Но и после школы, Анна так и не вернулась. Я обошла всех ее знакомых, но никто после тренировки не видел Анну. Тогда я уже начала искать ее по улицам, и в конце концов решила обратиться к вам.
Повисла тишина, я немного задумалась над словами Маргарет Мичем, понимая, что, наверно, сделала бы точно также. После этой молниеносной мысли, я возобновила опрос:
—У Анны были недоброжелатели? Может завистницы? Брошенный ею парень? Может, вы часто ссорились с дочерью, а в последнее время особенно? Все-таки, семнадцать лет- это такой возраст, когда все переживается максимально остро. — уж кто-кто, а я знаю об этом очень много, подумалось мне.
—Нет, нет, что вы.— Маргарет помахала рукой,- Анна у меня тихая девочка, отзывчивая и чуткая; не отличница, но и учится неплохо; занимается танцами чисто ради удовольствия, а не чтобы хватать звезды с неба. А парень? Насколько я знаю, кавалера у неё не было. У моей девочки нет врагов.
—А у вас?— спросила я глядя женщине прямо в глаза, —Расскажите о своей работе, о работе мужа? Мог кто-то похитить вашу дочь из-за вашей работы?
—Я обычный флорист, какие у меня могут быть враги? — резко ответила та, да так, что я вдруг почувствовала себя дурой, спрашивающей у всех подряд кто нагадил мимо унитаза, — А мой муж погиб в автокатастрофе, когда Анна была совсем маленькой.
Мой опрос зашел в тупик и дальше я уже вряд ли смогу продвинуться. Единственное что мне оставалось сделать, это попросить Маргарет Мичем написать свой домашний адрес и номер телефона, а также составить список всех своих ближайших знакомых, особенно тех, кто в последнее время пересекался с Анной, а также, самое главное, указать имена всех подруг дочери и адрес ее школы. Если у девочки и были какие-то потаенные секреты от матери, то искать их, в первую очередь, стоит именно у близкого круга девушки. Я так загорелась нашей беседой с матерью пропавшей Анны, что оборвала себя на мысли что не я буду вести дело. Капитан не даст соплячке играющей в копа вести настоящее детективное расследование, как бы соплячка этого не хотела. Придется, как и положено, передать результаты беседы капитану, чтобы тот поручил дело кому-то опытнее меня.
Пока Маргарет Мичем писала то, о чем я ее попросила, я повернула голову в сторону офиса, и мое сердце похолодело- на меня смотрело несколько пар глаз, принадлежащих детективам, которые хищно наблюдали за этой сценой, и капитану Эдвардсу, неожиданно рано вернувшемуся с совещания, в частности. Мне предстоял весьма интересный разговор...
Капитан Эдвардс захлопнул дверь своего кабинета не успела я зайти внутрь. Мельком взглянув на него, мне так и не удалось понять что предстоит выслушать в свой адрес, хотя знала что вариант тут лишь один. Выволочка. Но лицо капитана выражало абсолютное спокойствие, будто ему было плевать на то что его новенький подчиненный только что нарушил правила. Саймон Эдвардс был отличным копом уже 30 лет, своими силами дослужившийся до своей должности. Я безгранично уважала его, но его спокойствие искренне пугало меня, заставляя ощущать себя нашкодившей собакой. За мной такого обычно не водилось, даже когда случались неприятности в академии, но теперь, стоя перед своим боссом, Мне очень хотелось виновато опустить глаза в пол. Я знала что не должна чувствовать себя виноватой, но этот психологический прием каменного лица выбивал меня из колеи. Готова поклясться, будь у меня хвост, я бы им повиляла.
Эдвардс прошел к своему столу, медленно опустился в кресло и жестом попросил сделать меня тоже самое. Я смиренно села на стульчик для посетителей, не сводя глаз с шефа.
—Итак, офицер Уильямс, — серьезным тоном произнес капитан, — Давайте-ка проясним увиденную мной ситуацию...
—Сэр, я просто...— оправдания едва не посыпались само собой, я прокляла себя за не прикушенный язык.
—Не перебивай, пожалуйста. — капитан убедился что я замолкла, а затем продолжил:— Скажите, офицер Уильямс, почему вы разговаривали с этой женщиной?
—Все просто, сэр: никого в участке, кроме меня, не было. Эта женщина пришла заявить о пропаже дочери, — тараторя ответ, я не заметила как потихоньку, стала приподниматься с кресла, — Я знаю, сэр, я нарушила правила, но я лишь хотела помочь ей! Я просто опросила ее, собрала информацию о жизни Маргарет и Анны Мичем, их контакты. Я собиралась все это передать кому-нибудь из детективов.
—Сядьте, пожалуйста, обратно, Рэйвен. — изумленно сказал Эдвардс, во все глаза глядя на меня. — Успокойтесь, я не собираюсь вас ругать или делать вам выговор.
—Нет?- опешила я, и капитан, добродушно улыбнувшись, кивнул в ответ.
—Нет. На самом деле, это дурацкое правило касательно приема граждан новичками мне самому никогда не нравилось. Оно было придумано детективами ради забавы. — я почувствовала как голос его смягчился, а меня тут же обдало волной облегчения. Видя, что я перестала дрожать, тот продолжил: — Они почему-то считают, что это смешно. Я же считаю, что именно свежая кровь должна заниматься непосредственно преступлениями, тем самым набираясь неоценимым опытом и мудростью полицейского. Скажите, Рэйвен, — это правда, что вы хотели назначения в Отдел Убийств?
—Да, сэр. — сухо ответила я, ощущая как внутри вновь что-то сжимается.
—А почему именно туда?
—Из-за смерти моей семьи, сэр. Мой отец работал в том отделе, но он погиб вместе с мамой и сестрой. Дело было закрыто из-за недостаточности улик, их гибель признали случайностью. Я в это не верю. Неизвестный убил их, и я намерена поймать его и навсегда засадить в самую суровую тюрьму, которую только смогу найти.
—Ваши слова звучат уверенно. — произнес капитан, — Я вижу огонь в ваших глазах, офицер. Месть — сильное чувство, разрушительное. И поэтому я прошу тебя не руководствоваться этим. Это недопустимо, может ослепить тебя, мешать работе. Как полицейский, ты не должна иметь на это права. "Мстителям" вроде тебя здесь не место. Важно помнить, что полиция в первую очередь — символ закона и справедливости.
—Мой отец говорил также.- впервые за весь разговор я улыбнулась,- И так говорит детектив Кэмпбелл.
—Да, я знаком с Аароном — это он попросил назначить вас в мой отдел вместо Отдела Убийств.
—Чего? — улыбка сползла с моего лица также мгновенно, как и появилась, а голос обрел такой тон, словно я снова стала девчонкой с улиц.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 28.11.2018 Юджин Рэнд
Свидетельство о публикации: izba-2018-2425505

Метки: Проза, Роман, Детектив, Триллер, Девушка-протагонист,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив











1