Глупцов слепыми делают дары Гл 23


Лучше всех или завоевание Палестины. Исход, Гл 23

"Пробить людского равнодушия броню
Вас призываю сущностью духовной,
Я беззаконников вовек не извиню
И не прощу, не будь Я Иегова!

Не лжесвидетельствуйте, люди! Пастухи,
Пустому слуху не давайте ходу
И не протягивайте вы своей руки
Обману беззаконника в угоду.

Свидетель, в пользу преступления не будь
Ты очевидцем и своей поддержкой
Добру не навреди, что видел - позабудь.
Возможны в правосудии издержки.

Не следуй множеству, добро творить во зло,
И тяжбы не суди не сепаратно,
Не подражай толпе, глупа она зело,
Решений с ней не принимай превратных.

Ты к нищим прояви особый свой подход,
Бедняге не благоприятствуй в тяжбе.
Всё, что присудится, он всё одно пропьёт,
А может статься, обопьётся даже.

Будь с неприятелем умнее и хитрей,
Сквозь ненависть смотри на перспективу,
Вола, осла его найдёшь - кнутом не бей,
Веди к нему заблудшую скотину.

Осёл врага упал под ношею своей,
А ты с утра не приложился даже -
Не пей! Врагу на помощь поспеши скорей
И вместе с ним развьючивай поклажу».

(Христос чуть позже эту тему разовьёт,
А здесь мы подошли к её истокам:
По правой кто щеке слегка вас саданёт -
Вы левую ему подставьте щёку.

Не соблюдаю я Великого поста
И не болят отхлёстанные щёки,
Но принимаю я учение Христа
И уважаю я его истоки.)

Вернёмся к нищим. «Если этот нищий ваш,
Его словам в суде не удивляйся,
Превратно не суди его и прочих тяжб,
От всякой лжи поспешно удаляйся.

Не умерщвляй невинного, пусть невзначай,
И не усердствуй с наказаньем шибко,
Из тёмной комнаты рубильник не включай,
Возможна ведь судебная ошибка...»

(Все доказательства невинности собрав,
Срок апелляции когда продлили,
Верховный Суд решил: расстрелянный был прав
И дело с облегченьем прекратили.)

«Даров не принимайте! Ибо те дары
Слепыми сделают с рожденья зрячих,
Зрачки покроют катарактой до поры
И суть всех правых дел переиначат».

(В Союзе Правых Сил и без даров слепцов
Случилось быть, везде глупцов в избытке.
Нахапал там даров от правых сил Немцов
Вот и ослеп, хоть парень очень прыткий.

Подслеповатая с ним вместе молодёжь
По дискотекам дурочку ломает.
Но на мякине молодёжь не проведёшь,
Дары она прекрасно принимает.

Слепцам на стадион, чьё имя легион,
Везут фуфло с оранжевой помойки.
Дары Пандоры им суют со всех сторон,
Они берут и слепнут потихоньку.

Заплатят если - парни в Ленина пальнут,
Мол, что разлёгся непорочной девой.
При власти правые к кормушке справа льнут
Пока их «Наши» не подвинут слева.

Принципиальны все, но только до поры...)
Мы ж к мысли возвратимся предыдущей:
Глупцов слепыми быстро сделают дары -
Так Иегова нам поведал Сущий.

«Пришельца, Мой завет таков, не обижать!
В чужом краю что на душе пришельца?
Какие кошки там скребут - не вам ли знать?
Вас Фараон имел за отщепенцев,

Когда семиты своей шумною толпой
Вдоль по Египту шастали беспутно…
(Прости мне, пушкинист, проступок глупый мой,
Евреев я с цыганами попутал.

Мне больно за пассаж, постыден мысли сбой,
Но не случайно всплыли параллели -
Цыгане с кочевой подобною судьбой
Для Геббельса такие же евреи.)

Шесть лет в полях свой хлеб усердно сей и жни,
А на седьмой ты дай земле свободу,
Чтобы питались в этот год на ней одни
Убогие из твоего народа.

И с виноградником ты также поступай,
С маслинами, плодов их не жалея.
Когда без видимых причин толпа тупа,
Голодная толпа вдвойне тупее.

Закончат нищие на той земле свой пир,
Съедят остатки полевые звери.
Убыток невелик - разломанный сортир,
Но дом твой в целости по крайней мере».

(В законе Иеговы мне от вас не скрыть
Двойной смысл глубины его огромной -
Не столько хочет Он голодных накормить,
Как отвратить еврейские погромы.

Пока речь не идёт про тех, кто «лучше всех»,
Пока один народ другой не ущемляет,
Не социальный, а этнический аспект
Простят жрецам все прочие земляне.

Премудрости житейской столько в Книге книг,
Невыдуманной, истинно исконной,
Что хватит на любых дебилов и тупых,
Но не на тех, кто пишет нам законы.

Гляжу в рабочий кабинет через века
Всех власть имущих, рыжих и не рыжих.
Среди Налоговых, ГК и УПК
Я к сожаленью Библии не вижу.

И если Путин - очень редкий экземпляр,
Его бы в Красную занёс я книгу -
Читает Библию, как говорит ПИАР,
Другие ж точно в Книге видят фигу.)

«Шесть дней трудись, не покладая своих рук
На поле, в мастерской, крутись в рутине
Чиновных дел, а в день седьмой повесь сюртук,
Сам отдохни, и дай покой скотине.

Как вол, неделю вкалывал ты, нет - осёл.
Настало время отдохнуть всем вместе.
Пастух в сей день твои стада пусть не пасёт,
Жених не пристаёт к своей невесте.

Пусть сын рабы твоей и пришлец, что зашёл
На огонёк иль погостить у наших,
Потешат чресла праздно, вмажут хорошо
И носа не суют порога дальше.

Всё соблюдайте так. Не приведи Господь
Услышать Мне богов упоминанье
Иных. Не большевик, но к участи господ
Приговорю толпе на растерзанье

Неисправимых. Лично буду Я честить
Заблудших не в ту степь в вопросах веры».
(Веротерпимость не в ходу и не в чести
У всех богов единственных и первых.

В спор богословский, кто главней, я не вступлю,
Лишь прикоснусь к истокам вечной тайны
О Триединстве. Постигаю однолюб,
Что Троица Святая не случайна.

Не мне, глупцу, судить об истинном Творце,
Критиковать Талмуд, его основы.
И с выраженьем беспристрастья на лице
Я вникну в то, что скажет Иегова:

«В году три раза ты исправно празднуй Мне,
Ешь пресный хлеб в дни месяца Авива.
Семь дней опресноков достаточно вполне
Не жировать, но выглядеть счастливым.

В сей месяц двинув вас на новое жильё
С Египта выходил Я вместе с вами.
И не являйся ты перед лицо Моё
С пустыми от безделия руками.

Собрав в амбар плоды нелёгкого труда
И поощрив ударников работу,
Свой урожай как праздник жатвы наблюдай,
Гуляй и веселись хоть до икоты.

Приятен будет Мне счастливый пьяный лик».
(Среди друзей я не встречал иного.
Застольям нашим я привык благоволить,
А здесь карт-бланш даёт сам Иегова.)

«Три раза в год агнца Мне в жертву вознеси,
Пол мужеский яви пред лице Бога,
В день песнопения за весь народ проси.
Я дам на всех, всем выйдет понемногу.

Не изливай ты на квасное жертвы кровь,
Постись, говей, не думай о скоромном,
К концу опресноков ягнёнка приготовь
И жертвенник держи в тот день зажжённым.

Готовь лишь столько, сколько за ночь может съесть
Твоё семейство. До утра не должно
Хранить остатки, ибо есть у нас болезнь,
Когда рулон бумаги не поможет».

(В день Конституции, по нашему считать,
Какой-то там желудочной заразе
Не даст Лужков наш лучший праздник обокрасть
И слабым тазом всё испортить разом.)

«В дом Иеговы первые своей земли
Плоды ты принеси...» (Мне ж не понятно,
Где этот дом и как в него попасть могли
Семиты, чтобы выбраться обратно.

А может быть, имел в те древние года
Священник свой приход, скотину в поле.
Как к Богу лучшее несли к нему тогда.
Но это мои домыслы, не боле.)

«Козленка в молоке от матери его
Ты не вари! (Здесь мистика, пожалуй),
От возмущенья дабы это молоко
Не вспенилось и прочь не убежало.

Приговорив на жертву молодых козлов,
Не оскорбляй всех прочих в лучших чувствах
И, как бы ни был ты продвинут и суров,
Над памятью погибших не кощунствуй!

Где безутешна в причитаниях вдова,
Ты не красуйся с фотоаппаратом.
Тем более, что мать убитого жива,
И подрастают новые козлята.

Ростки отмщения пробьют непрочный наст,
Их с молоком униженный впитает.
А Мне в попытках осчастливить лучших вас
Козлов упёртых без того хватает.

Вот, посылаю Ангела перед тобой
Хранить тебя в пути, вести в то место,
Что приготовил я в долине голубой
Вод Иордана в зелени чудесной.

Будь осторожен ты в присутствии его
И слушай гласа, не упорствуй против,
Иначе на глупцов натасканный конвой
Тебя прикладом пнёт на повороте.

Горят глаза Его на недругов огнём.
Уполномочен Он для подвига благого
Всё потому, что моё Имя будет в Нём,
А имя Моё, милый, Иегова.

Врагом твоих врагов Я буду, поражу,
Град ниспошлю на головы и плечи.
Твоя задача исполнять, что Я скажу,
Как женщине мужчине не перечить.

Противником твоих противников не раз
Я выступлю с мечом на поле брани
С условием, что глас Мой Ангел лишь подаст,
Ты - враз под козырёк без препираний.

Мой Ангел за собой Израиль поведёт
К Хеттеям, к Ферезеям, к Аморреям,
Иевусеев всех, Евеев перебьёт,
Лишь по созвучию они евреи.

Не поклоняйся их богам и не служи
Ты им ни в чём, делам не подражай их,
Но истреби вконец, над пропастью во ржи
Столкни их вниз копьём, копытом, ржаньем.

Иноплеменников прочь сокрушив столпы,
Служите Иегове (словно Резник
Тому, кто платит). К вам Я обращу стопы,
Хлеб освящу и отвращу болезни.

Бесплодных на земле твоей не будет впредь,
Не будет в ней рождающих до срока».
(Но можно сразу после родов умереть,
Когда роддом останется без тока.)

«И дней число твоих Я сделаю полней...»
(Здесь Иегова благости потрафил.
А по тому, как Он старался для людей,
Могу сказать, что не служил в Минздраве

Чиновником, где клерк спешит набить карман
И соревнуется в украсть уменье...
В больницах сельских обязать бы задарма
Пахать их всех, храм здравоохраненья

Не дать спалить им, Герострата перекрыв,
Не дать плодить им жуликов как сами,
С запорами от чёрной пребывать икры
И с красными от коньяка носами.)

Здесь Иеговой было всё предрешено -
Народа средний возраст не убудет.
Тогда как голоданье лечит от тошнот,
Переедание, напротив, губит.

«Пошлю Я ужас пред тобой, любой народ
Я устрашу, к кому бы ты ни придешь
Права качать. Прочь убежит он от ворот,
Едва услышит за окошком идиш.

К версте обычной в беге добавляя гак,
Помчится прочь он с криком "Помогите!"
И будет ему мнится, что любой ишак,
Его встречает фразой на иврите.

Тыл всех врагов твоих к тебе Я обращу,
Дабы не видел ты их лиц агоний.
Всех гончих псов своих за недругом пущу,
Что хочешь делай с ним, когда догонишь.

Пошлю Я шершней пред тобою. Страшный вид
Вооружения в руках евреев
Погонит как коров, но всех не истребит
Евеев, Хананеев и Хеттеев.

Не выгоню всех Я за календарный год,
А буду вытеснять мало помалу,
Иначе на поля пустые зверь придёт
Сжирать ниспосланную с неба манну.

Народы выселять не буду с кондачка,
Насилья с беспределом не приемлю.
Я, добрый, подожду размножишься пока
И сам наследуешь святую землю.

Достигнет нормы на один квадратный метр
Число семитов - всяк иной породы
Подастся прочь в бега, пока в своём уме
Не станет жить, где правят антиподы.

Твои пределы без линейки проведу
До моря Филистимского впрямую
От моря Чёрмного. Лишь транспортир найду,
Таких границ тогда понарисую,

Земли обетованной, что они дойдут
До вод реки великой, где прохлада.
А жителям земли, что не уйдут по льду,
Картошку заменю на авокадо.

Не заключай союза с ними, их богов
Дабы мой нюх не уловил и духа.
Стелю я мягко, но когда зело суров,
Без лишних слов могу отвесить в ухо.

Жить не должны они в своей, то есть твоей
Земле, чтобы не впал ты, греховодник,
В грех супротив Меня, что всех богов сильней,
Не усомнился, кто из нас верховней.

Моим доверием вам нужно дорожить.
Вы ж сущие в вопросах веры дети,
Когда начнёте вы иным богам служить,
Служение сие вам станет сетью.

Имеющий извлечь вас из своих силков
Беспомощностью вашей насладится...»
Но что за браконьер свой вытащит улов,
В главе изложенной о том не говорится.

В вопросах веры часто, следует признать,
Иной сектант неверия опасней.
Но с мест насиженных всех иноверцев гнать -
Здесь с Иеговою я не согласен.

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Исход, Гл. 23 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 426
© 17.11.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-242481

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1