Об аланском позитиве, пирогах и пиве... (2)


начало https://www.chitalnya.ru/work/2421274/


Коренные жители этих мест – осетины (аланы) были крещены в христианство гораздо позже – в Х веке.
Церковь стоит высоко на горке (Осетинской горке), к ней восхожу (именно так!- пусть и высокопарно) по каменной лестнице.
И небо становится ближе...
Вокруг церкви похоронены все знаменитые осетины.
В атеистические времена вполне светских, но заслуженных, хоронили именно здесь…
Среди могил, на останках ушедших в землю навсегда, в обволакивающей нежности прозрачного воздуха открывается изумительный панорамный вид на город – и на высотки, и на покатые красные крыши малоэтажек…
Стою на кладбище и свысока поглядываю на верхушки деревьев…


И Богоматерь, и святые на иконах, уроженцы этих мест – художники-иконописцы видят их с осетинскими чертами лица…




До принятия христианства аланы (осетины) – единственные, прямое родство которых с сарматами научно доказано, - были настоящими жестокими воинами, элите с детства бинтовали головы, чтобы отличались от соплеменников яйцеголовостью…

Домашний очаг - чтимое место.
Надочажная цепь священна.
Если незнакомец входил в дом и хватался за неё, то становился защищённым покровительством хозяина дома.
«Чтоб на твоей надочажной цепи собака повисела» - было страшным оскорблением, ведущим к вражде.
Сорвать цепь – кровная месть на многие поколения…
Кровная месть видится своеобразным желанием сильных эмоций, уравновешиванием, противоположностью изначально доброго отношения…
Очень эмоциональный народ.
Люди излучают позитив, здороваются – обнимут человека. Прощаются – тоже.



Мою хозяйку во дворе пятиэтажного дома все знают, когда выходим из подъезда, гуляющие дети непременно подбегают, чтобы с ней поздороваться, каждый должен до неё дотронуться, приобнять.
Я стою молчаливо в сторонке и думаю, как здесь быть с ребёнком, который моими московскими наставлениями усвоил, что погладить, дотронуться могут только самые близкие люди, если кто-то другой, то непременно нужно сказать родителям, пожаловаться взрослым…

Контрасты нынешней жизни в небольшом городе видятся остро, от одного полюса до другого – рукой подать.
Новоделы соседствуют с трущобами, а большинство жителей изо всех сил при нехватке средств умудряется поддерживать уровень жизни…

Заглядываю в болтающуюся неприкаянно калитку на плотном, крашеном заборе.
Нищебродский грязный двор…
А на другой стороне дома, выходящей на улицу, на ладном, игрушечном крылечке мирно сидят за столиком женщины.

- Добрый день! Извините, я третий день в вашем городе… А вход в этот большой дом через Ваше крыльцо?

- Ооо! Добрый день! – с восторгом отвечает мне большая, колоритная дама с носом-клювом породистого попугая. – Я Вам сейчас про этот дом всё расскажу. Я грузинка-осетинка, зовите меня Розой. – И, видя моё недоумение, добавляет: - Можно Роза Харитоновна, так меня все русские на работе звали.

- Этот дом принадлежал до революции одному хозяину, двор тоже был его, половина засажена садом и огородом, а во второй половине он держал свиней. Там же и подвалы были с коптильнями, там и мясо хранил…
После войны сюда заселили десять семей, так и живем до сих пор…
Народ сменился, из старых осталась одна я...
Каждый в свою клетушку сделал отдельный вход, у нас вот прорублено так, как видишь, и крыльцо пристроено.
Все остальные ходят через калитку, там общий вход и у каждого ещё отдельный.
Нагородили, чтоб коммунальной квартиры не было.
Пойдём, покажу, как я живу!

Роза отодвигает плотную штору на дверном проёме, и мы сразу попадаем на маленькую кухню, где всё впритирку – плита, раковина, столик. На столике ждёт помывки пара чашек с кофейной гущей.

- Это мы с подружкой кофейничали на крылечке. Хочешь, тебе сейчас сварю?

- Нет, что Вы, спасибо, - вежливо отказываюсь я.

- Я варю божественный кофе! – Роза игриво встряхивает крашеной чёрной гривой, глаза её молодо блестят. Она от души хочет меня угостить кофе…

Кофе у Розы действительно божественный.
Она мелет зёрна на ручной кофемолке дважды, потом в турке карамелизует сахар до коричневого с дымком (ах, ах, а мы покупаем карамелизованный, «Милфорд» и прочие фирмы об этом позаботились).
Заливает холодной водой, которая поначалу отчаянно шипит, чутко следит за пенкой, которая подняться должна трижды…
Угощают меня на том самом крылечке, за маленьким столиком с видом на улицу…
Кофе - густой, как ликер, и не сладкий, а карамельно-сладкий в меру…


Продумано обустроена относительно большая, но единственная комната с высоким потолком, со старинной изразцовой печью, которую сейчас топят газом.
Топят всего три месяца в году (дорого!).
Входишь в комнату – сразу обеденный стол, к нему развернутый лицом ко входу диван.
Это – зона столовой, в кухне не то, что поесть, а приготовить тесновато, и чай пить, и обедать приходится здесь.
А за диваном - спальня…

- Вот так мы живём-доживаем, в тесноте, но места всем гостям хватает… Мы не такие, как вы, москвичи. Если у меня много гостей, то я всех размещу, а сама на кухне на полу лягу, - говорит Роза с затаённой обидой на москвичей.

Москвичи действительно не такие, у нас жизнь другая, не можем мы так…
На это много причин – и сумасшедший ритм жизни, и огромное количество людей в городе, и работа, и расстояния…

Роза с удовольствием вспоминает, как она работала в советском санатории и как здорово жили раньше…
Прощаемся мы с ней словно давным-давно знакомы…
Я, уже привыкшая к местным объятиям, с удовольствием обнимаю эту прожившую нелёгкую жизнь, мягкую, похожую на обмякшую тряпичную куклу, женщину…


продолжение https://www.chitalnya.ru/work/2423688/





Рейтинг работы: 15
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 8
Количество просмотров: 52
© 24.11.2018 Марина М.
Свидетельство о публикации: izba-2018-2421968

Рубрика произведения: Проза -> Очерк


Лев Фадеев       26.11.2018   20:53:58
Отзыв:   положительный
Марина, вы молодчина! Обожаю такие работы. Сразу видно неравнодушного и наблюдательного человека.
Сейчас едут в поезде и ни кто в окно не посмотрит. Что там! Все в телефонах сидят. Скукота.
А здесь всё по настоящему, по живому.
Марина М.       26.11.2018   21:16:03

Вот он, Городовой :-)))

Лев Фадеев       26.11.2018   22:09:56

Класс!!! Люблю русский дух. Порадовала.
Марина М.       26.11.2018   21:05:51

Спасибо душевное, Лев! Город удивил...
Совсем недавно на центральной улице поставили городового - охраняет покой, на удачу надо пузо погладить.
Пока оно не замусоленное :-)))
Все за шашку хватаются :-))
Петр Трапезников       25.11.2018   19:15:48
Отзыв:   положительный
Когда мы жили в Казрети (Грузия) поселок был многонациональным. Армян -8%, русских 12%, греков 14%, Азербайджанцы 16%,
осетины 6 %, грузин примерно 40%.
И вот что заметил еще в те времена - у кавказских народов уважительное отношение к старшим и особенно к женщинам.
Вот именно привыкаешь к этим к местным объятиям. И особенно эти объятия привиты среди женщин при встречах..
Сегодня день Матерей ...Вас Марина, с Днем Матери!


Марина М.       25.11.2018   22:34:15

Спасибо большое за поздравления!
А на Кавказе действительно вежливость очень привита и важна.
И к объятиям привыкаешь очень быстро, поначалу и в Москве так готова была со всеми здороваться...
Борис Аксюзов       25.11.2018   13:31:34
Отзыв:   положительный
Все это родное и узнаваемое. Точно в таком дворе я вырос и жил в точно такой же клетушке..
Каждый год, приезжая во Владикавказ я иду в Осетинскую церковь поклониться праху Тхапсаева. Это для всех он великий актер, а для меня просто человек, который сказал мне, мальчишке, у которого на глазах немцы расстреляли отца; "Я не знаю, кем ты станешь, но уверен, что никогда не будешь подлецом".
Марина М.       25.11.2018   22:24:50

Спасибо!
Тхапсаева могилу тоже видела, да...
У Вас удивительное личное воспоминание о Человеке...
На этом кладбище какое-то смешение чувств - и преклонение перед усопшими, и чувствуешь - жизнь продолжается...
Могилы очень ухоженные, все...

Долгие лета - Вам, в здравии, в хорошей форме!!!

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1