Сто верст - не крюк


Варвара Тряхина рожать собралась. Не ко времени и не к месту. Ей врачи дату назначили на двадцать седьмое, а на календаре только двадцатое.

Может, ребенку стало тесно, или ему раньше захотелось увидеть белый свет, а, может, докторша ошиблась, кто разберет. Однако, приперло.

В деревне, где жили Тряхины, больницы не было. Оптимизация медицины ураганом пронеслась по всем неперспективным населенным пунктам от сел до починков. По тем же причинам не было акушерского пункта, и вообще никого, кто бы смог помочь при родах.

Еще хуже, что в деревне не было машины. Нет, вообще-то была одна, но как назло, что-то сломалось в двигателе еще неделю назад и, судя по водителю, который ушел в запой, ремонт еще не закончился.

С машинами всегда была беда. Когда умерла Авдотья, не на чем было везти тело в морг. А надо. Ее зять, отчаявшись вызывать машину из райцентра, завел старенький мотоцикл, вместе с женой расположили труп в коляске, накрыли клеенкой - так и покатили. На трассе их еще остановили сотрудники ДПС для проверки документов. Им пришлось долго объяснять ситуацию, в которую те никак не могли поверить. Пришлось снимать клеенку, чтобы удостоверились. Дэпээсников, как ветром сдуло. Та, еще, была поездка.

Муж Варвары вызвал Скорую из райцентра, объяснил ситуацию. Дескать, сами напортачили с прогнозами, сами и везите.

В райцентре Скорую тоже оптимизировали, сократив количество машин до необходимого минимума, исходя из фактического финансирования. Если проще - до одной единицы.

Но тут будущей матери повезло. Машина оказалась свободной. На Скорой долго жевали, прикидывая, или высылать машину, или оставить для более экстренного случая, но, услышав крики роженицы, послали бригаду.

Бригада приехала часа через два на, державшемся на честном слове, “УАЗике”. Женщина - фельдшер и санитар – молодой юнец с любопытными глазами.
Фельдшер осмотрела роженицу, хмыкнула, мол, чего вызывали, можно и подождать, но когда Варвара громко закричала: Мамочка! - решила все же отвезти ее в роддом.

Будущая мама с опаской села в машину.
- А доедем? – спросила она у водителя.
- Да, куда ж мы денемся? Не было случая, чтобы не доезжали.

О том, что часто возвращаться приходилось на буксире, водитель промолчал. Чего беременную зря беспокоить. Душевный попался мужик, понятливый.

- Вы только не гоните сильно, а то растрясете. Дороги у нас, сами знаете.
- Уж, я-то знаю, - согласился с ней водитель.

Муж поехал с Варварой, на всякий случай, вдруг в дороге начнет рожать? Хотя чем сможет помочь, муж не представлял.

Только выехали за околицу, как позвонили со станции. Вызов из соседней деревни Чумалово. Несчастный случай, перелом руки, производственная травма. Необходимо заехать и забрать пострадавшего.

Фельдшер усмехнулась:
- Перелом руки. Уже без врачей диагнозы ставят. Если такие грамотные, сами бы и лечили. Какой-нибудь ушиб или вывих.

Водитель почесал затылок:
- Откуда там производство? Была там раньше пилорама, да еще лет семь назад, как ее закрыли. Упал, наверное, по - пьяни или муху назойливую прихлопнул. Ну, поехали в Чумалово.

- А я? – робко спросила Варвара.
- А ты с нами, девонька.

Тут муж вступился:
- Вы что, с ума сошли? Она же скоро рожать начнет. Везите сначала нас в больницу, а потом езжайте хоть в Чумалово, хоть на Багамские острова.
- Эка, ты парень загнул, - водитель даже присвистнул. – Мы такую роскошь позволить не можем. А бензин? Да ты не боись, недолго это.
- Варвара, ты как?
- Держусь пока.
- Вот-вот, держись. Что еще остается? – водитель вывернул руль по направлению Чумалово.

Машину потряхивало на ухабах, Варвара иногда ойкала и прислушивалась к своему организму. Муж держал ее за руку, коря себя за бессилие в создавшемся положении.

По Чумалово долго петляли, выспрашивая про пострадавшего у редких жителей, чем вызвали необычайный ажиотаж. Как же, событие! Как пропустить? Все миром нашли беднягу в правлении. Зрелище было не для слабонервных: Мужчина лет сорока, бледный, открытый перелом, кость наружу, к руке, какими-то тряпками была привязана лопата. Рука и лопата лежали на столе.

- Что ж вы лопату к руке - то привязали, еще бы сосну вековую взяли. Неужели палки обыкновенной не нашлось? – фельдшер вступала в права хозяина положения.
- Что попалось под руку. Думали, чем быстрее, тем лучше.
- Что, медиков никого из вас нет?
- Был один, лечил всех травами. Умер в прошлом году.
- Сергей, - это она санитару, - неси шину.

Санитар от увиденного, был белее пострадавшего. Его мутило, тошнило и покачивало - не пообвыкся еще.

Фельдшер раскрыла сумку-чемодан.
- Сергей, на ватку с нашатырем, а то мне тебя еще откачивать.

Санитар осторожно вдохнул аммиак. Отпустило.
Шину наложили, укол поставили, пострадавшего усадили в машину, водитель незаметно, под шумок положил лопату в машину. Пригодится. Что еще? Да, надо ехать.
Тронулись, помолясь. Ехали молча.

Варвара смотрела на мужчину с забинтованной рукой и гадала: кому хуже, и чтобы с ним было, если бы они не заехали? В это суматохе забыла про себя и про будущего ребенка. Теперь, когда все осталось позади, плод снова дал о себе.
- Скоро уже приедем? – спросила она.
- Скоро, скоро, - пообещал водитель. Сейчас, на трассу выедем, я скорость прибавлю.
О том, что эта старая развалюха - машина, больше сорока километров в час не выдавала даже при попутном ветре под горку, водитель промолчал.
И опять звонок.

Варвара напряглась. Предчувствия ее не обманули.
Еще один вызов.

- Едем в Кулички, там ветеран войны с инфарктом, - скомандовала фельдшер.
Водитель присвистнул.
- Это же у черта лысого. Километров шестьдесят.
- А что делать? Ветеран войны, вдруг летальный исход, потом не отпишемся.
Мужчина со сломанной рукой подал голос:
- А как же я? Мне же гипс накладывать надо. Вдруг не так срастется?
- Не тебе ворчать, – перебила его фельдшер. – Вон, женщине рожать и то не ойкает.
- Ой, - опровергла ее слова Варвара.
- Да, что же это такое творится, - вскипел муж Варвары. – Что за отношение к больным?
- Вопросы не по адресу, скажите спасибо, что вообще куда-то везут.
Повисла гнетущая пауза.

С божьей помощью доехали до Куличков. Зашли по адресу. Больной лежал на диване, окутанный запахом валидола. Вокруг суетились родственники.

- Что так долго? Полдня ждем. Это просто издевательство над бывшим фронтовиком.
- Хорошо, что вообще приехали. Газет, что - ли не читаете.
- Какие, к черту, газеты, Почту пять лет назад закрыли.
- Теперь Скорую закрывают. Нормальный процесс.

Дедушке поставили укол (последняя ампула, если еще один сегодня такой, придется витамины ставить), дали таблетку под язык (последняя, вообще последняя на станции - передавали из смены в смену).

- Дедушка, в больницу поедем?
Дед попался с юмором.
- Может, сразу на кладбище? Что зря койку занимать? Как раз и машина есть.
- Сергей, тащи носилки, дедушку повезем.

Погрузили, потеснились, тронулись.
- Если можно, побыстрее. Ветерану срочно врач нужен, - фельдшер шоферу.
- Я тут объездную дорогу знаю. Можем срезать километров пятьдесят.

Срезали, ага, по нынешним дорогам. Застряли в луже, размером с высохший Арал, по самую ось. И все. Ни попутных, ни встречных, ни поперечных. Загорай, пока лужа не высохнет. Собирай грибы и ягоды, вон их сколько.

А рожать, а гипс, а инфаркт, а смену сдавать, в конце концов?
Да и вообще на станцию добраться надо, по возможности, без потерь.
Водитель принял командование на себя. А как иначе? Добавив басов в голосе, скомандовал:

- Муж и санитар, толкаете. Пойдем в раскачку, может, выберемся.

Не выбрались. Только грязью перепачкались. Благо бы была лечебная, а то, так простая, дорожная, ревматизм не лечит.

Далее пошло как в известной сказке. Матерясь, вылезла фельдшер, приложилась – без шансов. Однорукий пристроился с боку. С гримасой на лице, то ли от боли, то ли от натуги, здоровой рукой добавился к общей тяговой силе. Крепко лужа приняла в свои объятья автомобиль. Не хочет отпускать.

Водитель оглядел салон. А нет больше бойцов. Все вышли. Остались беременная и ветеран с инфарктом. Другой бы пошел вешаться на ближайшей осине, но мудрость и смекалка, которые не раз выручали в подобных ситуациях, дали шанс и на этот раз.

- Батя, машину водишь?
- На фронте шоферил. Газ и сцепление чувствую.
- Вот и хорошо. Садись за руль, по моей команде – газуй.
- А, я? – спросила Варвара.
- А тебе отдельный приказ: пока не рожать, погодить малость.

Водитель вышел из машины, открыл боковую дверцу, взял лопату (пригодился, пригодился инструмент). Полчаса кидал под колеса дерн, другие таскали валежник.
Подготовились, взялись дружно, поднатужились и ветеран не подвел, умело жал на газ. Раскачали, вытащили репку. Тьфу, ты, автомобиль. Дух перевели, покурили, грязь, как смогли, отскребли.
Сели по местам, посчитались по головам, не забыли ли кого, дальше тронулись.

Доехали к вечеру. Варвара родила сразу, без лишних хлопот для персонала. Деду умереть не дали – сразу в реанимацию. Мужику кость вправили и гипс наложили. Все живы и здоровы. И, слава богу. А больше и благодарить за происшедшее - некого.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 10.11.2018 Алексей Голдобин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2410340

Рубрика произведения: Проза -> Юмор











1