ПРОЕКТ "МЕЧ ИМЕННОЙ" ГЛАВЫ ДЛЯ БУДУЩЕГО УЧЕБНИКА. ПРОЛОГ ПОСТПОТОПЬЯ.


Еще одна проба с моей стороны  увязать в единое целое и системно изложить результирующую часть моих исследований по теме русско-славянского этноса. Доказательную базу придется оставить за бортом. Слишком объемный материал, даже с сокращениями.   Безжалостно отбросить лишнее и оставить только самое-самое. А что получится - увидим. Мне и самому интересно.

О ЕДИНОМ НОЕВОМ ЯЗЫКЕ ПОСТПОТОПНОГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
И РАЗДЕЛЕНИИ НОЕВЫХ ВНУКОВ
Мир Божий после Потопа и после литургии Ноя обновился, как мы видим в 11гл 1ст. : «И была вся Земля – речь едина и глас един у всех. На земле – мир, в человеках –благоволение». Читаем «речь едина и глас один», что не совпадает с Синодальным переводом, который контролировался так называемым Библейским обществом, гнездом масонов: «На Земле был один язык и одно наречие».
Рубежом непослушания стал Вавилон. Если до Вавилона была одна земля, то после Вавилона – другая. До Вавилона общение происходило на «едином языке» и общение с Богом происходило в единогласии. Когда же народы «рассеиваются», то происходит дробление не только племенное, но и языковое, говоря словами Писания «сыны Сима в племенах их по языкам их».
Интересно, что орган говорения (древнеевр. «лашон») можно перевести на русский как «лизун», а ведь помимо языка, в акте говорения участвуют и уста, точнее – губы. Так вот, видимо, в фонетическом довавилонском единстве языка большее участие принимали губы: «И была вся Земля (буквально) одна губа».
Именно единственное число а не губы. По еврейски «софа».
Не правда ли, это явно напоминает Софию, Премудрость Божию. Не только в Септуагинте, но и в греческом переводе это место также переводится как «губа-софа». Так что переводчики Септуагинты, в отличие от синодалов, очень точны. Но чем же отличается этот единый язык-софа от языков-лашонов рассеяния?
В третьей главе книги пророка Иезекииля есть удивительная фраза: « Я, говорит Господь, посылаю тебя говорить на языке(лизуне?). Но если бы Я послал тебя говорить на губе (софе), они бы тебя послушали».
Вдумаемся! Получается, что поствавилонский язык рассеяния уже не обладает той императивной силой, которой обладал единый язык-«софа». Более того, этот язык, на котором общались с Богом допотопные сыны Божии и который знали ангелы (по Григорию Амартолу это «сирский язык) обладает и в эпоху Иезекииля повелевающей силой, даже будучи и непонятым («они бы тебя послушали»).
Таким образом, можно предположить, что в некий критический момент единый язык губы- «софа» стал восприниматься на слух как непонятный речевой поток, производимый языками-лизунами. Это вполне понятно для иностранца, внезапно оказавшегося в чужой языковой среде. Для него такая речь – недифференцированный «глас», речевой поток хаотических фонем.
В психотерапии есть такое понятие глоссалии, как некой речевой патологии, когда человек произносит кем-то запрограммированную речь, не осознавая ее значение. Наподобие речи квакеров. Возможно, как глоссалию восприняли речь апостолов в день Пятидесятницы люди, окружившие апостолов после схождения на них Духа Святаго, Софии Премудрости Божией. При этом, это не было речью пьяных, это была та речь, логике которой невозможно было противостоять, что мы и заключаем из числа обращенных в первый же день Пятидесятницы. Ошеломляющие цифры. Это был особый дар Духа, на который обращает особое внимание апостол Павел. Речевой поток такой губы-софы не поддается разбивке на фонемо-семантические элементы, он одухотворен Духом и воспринимается не как слова а как некий Бог Звук, Единый Глас. Его можно также интерпретировать как Гармонично согласованный Губной Звук-Софа(София).
Таким образом можно, с уверенностью предположить, что в первые послепотопные годы вплоть до рассеяния в день Пентакостии богообщение было восстановлено и массовая речь в пределах Иерусалима была речью «софа».
В Первом послании к Коринфянам мы читаем «Кто говорит на незнакомом языке, не человекам говорит, но Богу». «Кто говорит на незнакомом языке, тайны говорит духом». Итак, общение с Богом в Духе – главный признак единого языка «софа». На этом языке говорят даже с теми, кто еще не уверовал и, хотя они еще в силах осмыслить этой речи, эта речь убеждает, как идущая не только к Богу, но и обратно, был бы только слух (имеющий уши да слышит).
Нарушение Богообщения приводит к полной утрате взаимопонимания между людьми, этот кризис нам хорошо известен как «революция» т.е. глобальное смешение – «вавилон». Такое отступничество от Бога перекрывает не только канал Богообщения, но и логическое осмысление обычной речи.
В Евангелии от Иоанна, 10 глава, мы читаем удивительный текст, описывающий столкновение Христа с иудеями. Буквально глазами видишь, как нарастает напряжение в диалоге Христа Бога с «оглохшими» фарисеями. Христос говорит ровным, мощным голосом, причем не на чужом а на арамейском языке, но Он говорит с теми, кто понимает отдельные слова и не в силах осознать и принять целостную речь.
Послушаем Господа, которого окружили фарисеи с горящими фанатизмом глазами: «Почему вы не разумеете речи Моей? Потому что вы не можете слышать слова Моего». И вот кульминация удивительной по драматизму столкновения с фарисеями речи Христа, когда в пятой главе, Он говорит об Отце тем, кто уже искали Его убить: «Вы голоса Его никогда не слышали». И далее приводится сравнение с овцами, т.е. с бессловесными тварями, лишенными логической формы мышления, но овцы воспринимают все же, пусть на эмоциональном уровне, «голос», отпечаток Личности Пастуха. Причем голос другого пастуха, даже слыша, они, не воспримут как эмоционально близкий, потому что этот голос чужой. А овцы знающие своего Пастуха, «за Ним идут, потому что они ведают глас Его».
Что же касается тех, кто слушает «их отца диавола», то, по Авдеенко, генетическим центром их допотопной цивилизации стала «земля Нод».
В четвертой главе Бытия мы читаем: «И исшел Каин от лица Божия и поселился в земле Нод против Эдема на Восток от Эдема».
Таким образом, идти против Эдема, значит идти на Восток а значит и против лица Божия. И здесь мы имеем понимание Востока как духовного явления. Волхвы пришли с востока, чтобы поклониться Христу, пришли на запад как паломники к Истине.
По принципу контроппозиции (Николай Мирликийский – Николай Антиохийский) Новозаветным волхвам, например, должны были противополагаться кто-то из Ветхозаветного времени и таким духовным их оппозитом стал народ пришедший от Востока в долину Сеннаар, т.е. опять же на восток, как это сделал Каин, с духовно-паломнической целью.
По какой-то причине, эти первые послепотопные паломники с лицом, обращенным к земле в Писании не имеют имен, кроме слова «они» во фразе «И бысть, когда странствовали они от Востока». Кто были эти безымянные «они», хотя еще и не «ошестеренные», еще без пластиковых карточек и чипов, неизвестно. Итак, некто «они», (как у Замятина «Мы») пришли с горы Арарат на Восток, в Сеннаар, где до них уже было царство Нимрода, существовавшее в течение нескольких поколений и поселились там как некая духовная община энтузиастов-«богоискателей», очень напоминавших общину «имяславцев наоборот». Или же это было подобие английских протестантов, оказавшихся в Северной Америке и долго сохранявших корпоративный дух, о чем сказано в Писании: « И сказал человек ближнему своему: приидите, сотворим».
И тут неважно что сотворим, главное – деловой пафос, комсомольский энтузиазм. Башню ли сотворим, кирпичи ли, имя ли, а может быть страну?
Разделение народов-языков, как мы помним, произошло при Фалеке, а это седьмое поколение от Ноя.
Нимрод – это четвертое поколение. Вавилон – лишь один из центров его царства. Так что Писание не говорит нам о том, что Нимрод был строителем Вавилона, или составителем проекта Вавилонской башни, напротив, оно говорит, что «он был пред лицем Господа».
Даже если он и был «человеком поля», т.е. звероловом, то все равно не градостроителем и не создателем башни.
Вряд ли человек, положивший начало идее царственности, мог быть богопротивым, да и сама Вавилонская башня в принципе несовместима с понятием царства, царской власти. Так что антинимродовская критика несостоятельна по факту.
По всей вероятности, именно этот пришлый народ «они», поселившийся в долине Сеннаар, уничтожил Нимродово царство или, по крайней мере, вытеснил его на север и после этого начал перестраивать Бабилон, исходя из принципиально иных, модульных градостроительных принципов, имеющих другие духовные основания. Таким основанием являлось принципиальное отвержение царства и священства.
Итак, кто же эти безымянные «они», отвергшие ЦАРСТВО и СВЯЩЕНСТВО, как основополагающие принципы БОГОБЫТИЯ, жизни в Боге? Это хамиты или, говоря бытовым языком, ХАМЫ.
ХАМИТИЗМ - ОТВЕРЖЕНИЕ СВЯЩЕНСТВА В ПЕРВОЙ ПОСЛЕПОТОПНОЙ ИДЕОЛОГИИ КАИНИТОВ
Утрата сыновства среди сынов Ноя началась с Хама и это было одновременно отрицанием священства. Семья Ноя, как некогда семья Адама и как впоследствии семья Авраама, являла собой вначале всю послепотопную Церковь, так что грех Хама против отца заключался в празднословии о священстве Церкви, говорит Е.А. Авдеенко. Такое празднословие, кстати, и в наше время является хамством. И вообще, отрицание священства как такового и пророков, в частности, – это и есть то самое нестерпимое духовное хамство протестантов, которое мы видим и в России уже, при этом не стоит забывать, что лютеранство есть полнота духовного хамства, осуществленная на деле.
Именно Хам а не Нимрод заложил духовные основы столпотворения в Вавилоне, поскольку энтузиазм его строителей немыслим без отрицания царства и священства и в Вавилоне человечество отреклось от Адамовой царственности и сыновности и вернулось в состояние Каина.
ОТКАЗ ОТ СВЯЩЕНСТВА
Человек, как священник Бога, утратил в лице Адама свое право переправлять энергии Благодати тварного мира в исходную точку – к Отцу всего сущего. Совокупность тварных энергий, и прежде всего, энергии времени, теперь устремилась по нисходящей. Энергия ДЖИ (G) стала у каинитов основой их цивилизации. Сфера времени была оторвана от сферы вечности и вот уже в послепотопное время безымянные «они»-хамиты возродили идею Каина ( а точнее его «вдохновителя») строить цивилизацию на Богобежных принципах.
ОТКАЗ ОТ ЦАРСТВА
Как Царь мироздания, призванный к работе в сфере тварных энергий, Адам имел царское достоинство, полученное от Царя царей. Специфика царственности заключалась в ее организаторской стороне, освященной Благодатью и воплощающей дела Божии в конкретных формах проявления господствования и властвования. Вождь не царь, хоть и попускается Богом для приобретения человеком негативного опыта через последующее понимания «на собственной шкуре» тупиковости Богобежного пути.
Как известно, Бог смотрит на помыслы человека, на мотивы его поступков. Так что Ной не о внешнем смысле поступка сына судил, а о его конечном смысловом результате. В самом деле, сто лет строил Ковчег, год провел в Ковчеге, принес жертвы. Господь благословил его семейство, то есть и сыновей и невесток, включая, кстати, и Хама. Так что и у Хама, как и у его братьев, будет родословие - «толдот», и вовсе не во гневе был проклят Ханаан. Надо сказать, что среди этнических хамитов будут и великие народы и подвижники горячей веры, но, все-таки, именно от Хамова сына грех продолжит свой уже послепотопный изъязвляющий как раковая опухоль плод, поскольку именно Хам положил начало Апостасии, отступничеству.
Впервые Писание без обиняков напрямую говорит о «родовом грехе», о том, что грехи родителей остаются на детях. « И сказал Ной: проклят Ханаан отрок. Раб будет братья своим». Так что Ной не нарушил Божьего благословения («и благословил Бог Ноя и сынов его») и не проклинал Хама, но поскольку Хам согрешил против своего сыновства, то и наказание он должен был принять через сына. И такое наказание, кстати, еще тяжелее для Хама как отца. При этом, важно помнить, что проклятие не коснулось других хамитов, да и сами слова Ноя, по-сути, являются предсказанием, констатацией еще не сбывшегося факта, а не проклятием.
Но именно с Ханаана началось рабство как институт, включая и подчиненное положение женщин.
При этом, как попущение Божие, в институте рабства была заложена и такая положительная сторона как достижение смирения, как высшего состояния духа.
10 гл 1 ст: «Вот родословные записи(толдот) сынов Ноя –Сима, Хама, Иафета. И были у них сыны после Потопа». В этом сводном списке Хам не потерял сыновство, в отличие от Каина, у него есть родословие.
Народы будущего рассеяния перечисляются как происшедшие от Сима, Хама и Иафета и таблица народов – составная часть откровения об истории человечества, данного Ною.
Очень важно для интересующихся темой имени Господня, что Бог Бытийного Откровения впервые именуется Богом Сима: «И сказал Ной: благословен Господь Бог Сима и будет Ханаан раб ему».
От Сима произойдут патриархи и пророки. С именем Яхве Бог откроется пророку Моисею. Но самое главное, что Сим означает «имя». И от этого «имени» произойдет Спаситель Иисус.
Благословен Яхве Элохим Сима, и впоследствии Элохим, как имя Божие, во множественном числе откроется именами Отца и Сына и Святого Духа.
В 27 стихе 9-й главы Бытия в словах «Да распространит Бог Иафета» Ной от себя тоже ничего не добавил. Почему? Не потому ли что ничего хорошего не предвидится, что вскоре будет Вавилон? Но он будет лишь после того как Бог распространит Иафета «и да вселится он в селениях Сима. И да будет Ханаан раб им».
Таким образм, еще ДО ВАВИЛОНСКОГО СТОЛПЛТВОРЕНИЯ произошло «распространение Иафета» и отсюда следует вывод, что далеко не все иафетиты приняли участие в проекте постпотопного Вавилона. Однако, были и те, кто согласился с идеей строительства богоотрицающей цивилизации ДЖИ.
Пророчество о вселении Иафета в селениях Симовых относится к дальним временам Иисуса Христа. Будущие язычники-иафетиты должны были вступить в церковь Христову и воспользоваться, говоря словами Иоанна Златоуста, всем, что было предназначено и уготовано для семитов-иудеев.
Благословением Сима и Иафета Ной предвозвестил призвание двух народов, их историческое предназначение, их кредо.
По времени, в потомках Сима это призвание реализуется после Вавилона в лице Авраама, а в потомках Иафета только во времена Христа.
Так было завершено благословение и следующее благословение Божие будет дано очень не скоро – лишь Аврааму. Но это будет уже суперблагословение, поскольку через праотца Авраама, потомка Сима, благословение получат все верующие народы и племена Земли.
После Потопа Ной прожил 350 лет и умер, когда Аврааму было 58 лет, а значит он был свидетелем строительства Вавилонской башни.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 10.11.2018 Александр Евгеньевич Ставцев ставцев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2410178

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1