НЕРВЫ ПЛАНЕТЫ - 12


НЕРВЫ ПЛАНЕТЫ - 12
ХII. Последняя истина

Остроумов немного понимал по-английски, и незаметно для солдата прислушался к тому, о чём шептался цэрэушник с собеседником. Его насторожила та чья-то умоляющая фраза, которую, дважды повторил встревоженный уоррент-офицер*: «Save us please! For goodness sake!»** В остальном смысл достаточно длинного и сбивчивого разговора ускользал от профессора. Понятно было одно: случилось нечто экстраординарное и не слишком приятное для американцев.

Кингсдолл что-то приказал уоррент-офицеру, послышался удаляющийся стук ботинок. А цэрэушник вернулся очень недовольный. Со злым прищуром глянул на Остроумова:
– Да-а, сэр, ваша уникальная установка не достанется никому.

– Что случилось?

– На острове землетрясение. Погибли наши парни, уничтожена сейсмоустановка. Правда, теперь почти всё успокоилось, и радует лишь то, что пока молчит вулкан. Не исключено, что всё это устроено благодаря русским специалистам. Но есть ещё одно непонятное обстоятельство. Она касается непосредственно вас, Виталий Игоревич.

«Надо потянуть время, – решил Остроумов. – Как выясню обстановку, так и буду действовать».

– Спрашивайте, – махнул он ладонью.

– Под водой вдоль всего побережья острова, – начал Кингсдолл. – происходит странное свечение не то водорослей, не то каких-то микроорганизмов. От них, как установили электронщики, поступают сильные электрические импульсы. Вы можете прояснить ситуацию?

Услышав это, профессор с обречённой меланхолией заключил: «Пожалуй, отсюда я уже не вырвусь. Прощай, милая жёнушка, прощай, кофе с корицей по вечерам. Прощай, моя родина. Мы сами накликали это безумие. И этот смертельный паззл должен был когда-нибудь сложиться…»

– Вспоминаю недавний разговор с одним хорошим знакомым, – начал Остроумов издалека. – Он касался того, что в организме всё должно складываться гармонично. Если же часть клеток выходит из-под его контроля, то… Вы понимаете? Это – рак! И тогда любой организм всегда начинает бороться с болезнью. А в данном случае мы как раз являемся раковыми клетками.

– Нет, это вы – русские – виноваты в том, что произошло!

– Вы можете ненавидеть русских или китайцев также, как они вас. Но, согласитесь, для Земли всё равно, кто издевается над ней. А вы тоже внесли свою лепту! Конрад Лоренц сказал, что, если причинить боль организму, это обязательно вызовет у него обратную агрессию, и она будет направлена на любой попадающийся рядом предмет.

– Сэр, философствовать при таком экстриме смешно!

– Разумеется, Кингсдолл! Но это положение имеет прямое отношение к нашим делам. Свечение в воде вызывают особый вид древних бактерий. Если моя теория верна, они являются аналогом нервных волокон планеты, которые протянулись в океане на сотни миль. Благодаря электроимпульсам колонии микроорганизмов передают информацию друг другу, в том числе об опасности. А знаете, какова главная аксиома для живой материи? Спасти себя! Видимо, вместе взятые существа вырабатывают мощный ток, и возникло сильнейшее электромагнитное поле. Им просто больно от того, что мы совершили! Поле, в свою очередь, напрямую воздействовало на вулкан – не зря из его глотки рвутся языки молний.

– Весьма сомнительно.

– Сомнительно? Думаете, можно постоянно третировать природу, не опасаясь, что у неё не выдержат нервы? Если – чёрт возьми! – через ваши гениталии, – воскликнул в порыве Остроумов, – пропустить электроток, как вы отреагируете?

Кингсдолл заколебался: «В словах этого полусумасшедшего проскальзывает доля правды». Приняв решение, он бросил:
– Надо срочно сниматься с якоря.

Внезапно вдалеке от крейсера послышался дичайший треск, будто порвали гигантскую материю. Спустя несколько секунд, раздался сильнейший удар по левому борту, как если бы в него стукнул кулаком колосс. Кровавое зарево проникло через иллюминатор каюты, и от чудовищного грохота стало ясно, что взорвался вулкан.

– Very late! – мрачно процедил по-английски Остроумов. – Runt will never run away from Giant***. Не ст`оит делать выбор, когда мы уже сделали его, – добавил он по-русски.

Кингсдолл побелел и мигом исчез в проёме двери.

Остроумов обмер, глянув в иллюминатор. На фоне вечернего неба отчётливо выделялся абрис вулкана с оранжево-жёлтым ореолом. Из боковых стенок кратера взметались снопы иглоподобного огня, и медленно, будто в замедленной съёмке, падали во тьму раскалённые ошмётки лавы. А ещё выше рос и рос султан белесо-голубого дыма, достигнув уже не менее трёхсот метров.

«Пожалуй, мне тоже пора на выход…» – безнадёжно съюморил учёный. Его горло напрочь пересохло. Он выскочил из каюты и совершенно интуитивно помчался вверх по железным переходам и лестницам.

* Морской офицер ВМС США.
** Спасите нас, пожалуйста! Ради Бога! (англ.)
*** Слишком поздно! Коротышка никогда не убежит от гиганта (англ.)
*****

Спустя три минуты Остроумов очутился на полубаке. В нос ударил горячий серный смрад. Кругом ошалело метались матросы. От страха они совсем потеряли разум, не реагируя на истеричные команды отдельных офицеров. Дышать было практически невозможно, и профессор неосознанно полез в карман брюк, откуда достал носовой платок, быстро прижал его к лицу. В висках вместе с пульсирующей кровью билась удручающая мысль: «Почти как в кино: наша миссия невыполнима».

В это мгновение люди ощутили, как «Саратога» с потусторонним стоном приподнялась, как на горбу исполинского зверя. Затем всё также ощутили, будто – нет, не земля! – океан стал уходить из-под ног… Судно падало в водную яму. Со всех сторон послышались вопли отчаяния и глухой стук тел о металл. Крейсер всё больше оседал вниз и вдруг стукнулся днищем о землю! Все, ещё крепко стоявшие, рухнули на палубу.

Расширенными от ужаса глазами учёный увидел, как совсем недалеко на сигнальной рее повис Кингсдолл – она проткнула его насквозь; видимо, при падении он напоролся на стеньгу. Кровь из его раны лилась широким ручьём, и человек в последнем издыхании хватал воздух ртом.
Невероятно, но корабль опустился на морское дно! Ещё пять минут назад здесь простиралась вода высотой не менее шестидесяти футов. Океан отступил перед поднявшейся земной волной, и развернулось фантасмагорическое явление: копошащиеся в темноте морские обитатели, шлёпающиеся рыба, сгустки водорослей…

Спустя минут десять начался быстрый прилив, и судно зашевелилось. У всех мелькнула надежда, что крейсер вот-вот закачается на волнах. И тогда спасение будет близко!

И вдруг раздался второй взрыв. Чудовищная сила разорвала верх кратера, и оттуда с громким фырканьем рванул каскад огненных брызг. В образовавшуюся щель стремительно полилась жёлто-алая река пламени. Это волны лавы кинулись вниз на извечного врага – морскую воду. Ещё несколько минут, и две стихии в бешенстве сцепились – вода забурлила, а лава зашипела сотнями змей. Раскалённые куски породы выглядели противоестественно среди кипящего прибоя.

Но это было не самым ужасным. Поражённый Остроумов узрил, как с вершины острова вырвалась клубящаяся смесь дыма, газов и пепла. Ему даже показалось, что в этих клубах он увидел какую-то отвратительную харю.

А по склону уже мчался со скоростью экспресса пирокластический поток. Адской лавине, не ведающей преград, хватило десятка секунд, чтобы достичь берега.

И вздыбился вал грязной пены, безумными конями помчавшись к «Саратоге». Ядовитые клубы накрыли корабль, людей обдало невыносимым жаром, и закипевшие мозги вмиг взорвались в черепных коробках.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 09.11.2018 владимир лукашук
Свидетельство о публикации: izba-2018-2409523

Метки: военные_эксперименты, землетрясения, катастрофа, разведка, шпионаж, спецподразделения,
Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература











1