Мою любовь узнала сцена



Если кто-то примет всерьёз этот рассказ, тот к группе войск «Стрелка» ни какого отношения не имеет... А заглавие рассказа имеет некоторую связь к созвучным строкам М.Ю.Лермонтова только в том, что мы оба носили погоны, служа Отечеству.

В нашем химическом училище, больше известном как группа войск «Стрелка», был замечательный начальник генерал Николай Семёнович Щербаков, по некоторым данным с псевдонимом «Рыжий». Ей-ей, не брешу! Стою дежурным по штабу, а тут престарелая тётка с тяпкой-мотыжкой врывается и кричит:

- Где этот Рыжий?...

Я, бедный сержант, к тому же ещё и младший... В смысле того, что младший сержант... Но курсант. Во! Блин! Кто там не был, тот хрен поймёт...Да я и сейчас растерялся бы, когда разъярённая седая и когда-то, быть может, рыжая тётка какого-то «Рыжего» кличет в штабе военного училища. Да и не простого, а высшего, инженерного, военного... Это я про штаб училища.

Тут полковник меня выручил, его сын у нас в роте учился, впрочем, у почти каждого курсанта имелся свой папа полкан, лишь у меня ефрейтор запаса батя был...

- Это жена начальника училища! Генеральша!

Да и хрена было орать. Цветы с бабушкой-генеральшей и прочим женсоветом мы посадили... Почти не в ущерб службе. Подумаешь, секретутки и полковники в дежурке штаба посидели чуток!

Это лишь эпизод, к рассказу моему имеющий лишь косвенное отношение...

Был у нас ещё начальник политотдела, который каждый понедельник на общеучилищном разводе орал в микрофон:

- За сколько юаней продался? Вы есть пособники империализма!

- Сколько доллАров получил, контра?

- У нас в училище две пропойские фамилии: Бражкин и Наливайко! Выйти из стоя! Семь суток ареста!

- Вы не курсанты! Вы есть группа войск «Стрелка»! - Вот и вернулись к началу рассказа...

Но, всё было бы так себе, однако вся Монастырка, она же и Стрелка, каждый понедельник опаздывала на работу. Так как в это утро, определяющее весь курс на предстоящую неделю, многотысячное население близлежащих улиц и переулков считало должным выслушать вдохновлённую речь начальника политотдела военного училища. Зря, что ли, полковник орёт в микрофон? Он же политику партии и правительства доводит до... И не только до курсантов... До всех советских людей!

Теперь я хочу рассказать, какая связь с начполитотдела, развлекающим по понедельникам Волгоградскую и Украинскую улицы и новый проспект города, с моим рассказом о чтецах. Дело в том, что курсант Шахматов, кой учился на пару лет старше, был штатным декламатором училища. А тут мы поступили учится... Опять для читателя будут «непонятки». Докладываю: ежегодно в нашем военном училище организовывали грандиозные по тем временам вечера иностранных языков.

Привлекли и меня. А я, как бы совсем не скромно, с ходу заявил:

- Читаю я значительно лучше Шахматова!

А Серёга Шахматов уже перестал быть курсантом, стало быть, окончил училище, лейтенантом стал! Но по специальности не пошёл, остался в училище политработником — помощником начальника политотдела по комсомольской работе... Бог ему судья, и решения Пленумов КПСС в помощь!

И, стало быть, во, эти слова про «стало быть» как ко мне врезались-то, дали мне читать четверостишия на русском языке, которые, по замыслу организаторов, должны были звучать между номерами на иностранных языках...

Но и, теперь уже лейтенант, а не курсант, Шахматов, тоже получил значительную часть прочтения.

А декламировал Шахматов, как мой старшина команды подавал:

- Р-равняй-СЬ! С-смирн-ОООО! - ну, и так далее, чисто по-военному: громко и чётко. Главное: о-о-очень громко!!!

Я же, стараясь донести поэтические эмоции Ваншенкина, Исаева, Рождественского и немного Вознесенского, пытался эти самые эмоции и настроения души слушателям передать... Но...

На репетициях я был выше всех, как мне казалось, перечисленных поэтов, при этом все прочие чтецы, типа Серёги-лейтенанта, вообще не котировались. А, когда состоялся вечер иностранных языков, мои коллеги-курсанты пели и плясали на всех известных языках планеты. Мне лишь надо было между номерами прочесть по-русски:

Я уходил тогда в поход
В суровые края,
Рукой взмахнула у ворот
Моя любимая.

Слова поэта Долмотовского легли мне на душу.

В кармане маленьком моём
Есть карточка твоя,
Так, значит, мы всегда вдвоём
,Моя любимая.

Мой конкурент, уже, как я говорил выше, лейтенант, чётко по-командирски, чеканил слова на иностранном языке. Английский и французский я плохо понимаю, а по-немецки так не говорят. Но!.. зато чётко и громко!

Чтоб все мечты мои сбылись
В походах и боях,
Издалека мне улыбнись,
Моя любимая.

Как бы простые слова мне достались. И на репетициях отточили до «не могу»... Однако случилось то, чего не могли предвидеть организаторы, да и я сам... На это мероприятие допустили гражданское население, в том числе девушек и невест курсантов. И, надо же, моя знакомая в последствии ставшая мне супругой, да и не отпускающая меня уже более четырёх десятилетий... Во! Болт с неправильной резьбой, как круто я читателя закрутил! Короче, моя будущая жена пробралась, надо же! Во второй ряд в клубе. На первом всёруководство и командование восседало, а то бы и она там бы была. И зыркает «моя любимая» глазищами! Аж мурашки ниже кожаного ремня. Сзади... Ну, вы поняли, где. И эти глазища убили на некоторое время во мне артиста-декломатора! Конечно же на время... Но на какое!!!

Читаю я строчки Долмотовского и сбиваюсь на каждом слове... Сам себе думаю, что лучше бы Егора Исаева декламировал:

- Вы думаете, павшие молчат?
Конечно, да - вы скажете. Неверно!
Они кричат, пока ещё стучат
Сердца живых и осязают нервы.
Они кричат не где-нибудь, а в нас.
За нас кричат. Особенно ночами,
Когда стоит бессонница у глаз
И прошлое толпится за плечами.


Но надо про «мою любимою», которую я лицезрю прямо пред собой во втором ряду, и читать такие строки, глядя ей в глаза я не готов... Я уже не на сцене клуба, а несколько дальше от этого сооружения, от этого училища. Да и вообще, не это же главное в жизни. В этот момент для нас двоих, естественно...


Спотыкаюсь и запинаюсь в каждой строке, на каждом слове сбиваюсь...


А Шахматов чётко отрапортовал, чтец чёткий, военный. А, главное, громкий, без заминок! Ну, очень громкий!


Проводил я «свою любимую» после вечера, и больше мне читать и декламировать в училище не доверяли...


Зато я женился и уже сорок с лишним лет детей и внуков учу стихи читать. Как я читал когда-то, а не как лейтенант Серёга Шахматов!!!


Прости, Серёга!...





Рейтинг работы: 9
Количество рецензий: 3
Количество сообщений: 6
Количество просмотров: 100
© 09.11.2018 Николай Талызин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2409311

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Александр Гиммельферб       16.11.2018   11:28:57
Отзыв:   положительный
Очень интересно!
Спасибо, Николай!
Николай Талызин       16.11.2018   11:45:22

Что же? Пошутить нельзя?
Дошутился... уже сорок второй год...
Птица Гала       15.11.2018   18:47:44
Отзыв:   положительный
Славный рассказ, Николай!
Николай Талызин       15.11.2018   20:51:35

Спасибо. Это маленькие шутки из прошлого... Воспоминания с улыбкой.
Ди.Вано       10.11.2018   15:03:11
Отзыв:   положительный
Спасибо, Николай.
Так как я отношения к Стрелке не имею..,читала серьёзно.
Живость повествования подталкивала.
А финал..
!!!!
Добра и радости в Ваш дом!!!
С уважением.
Николай Талызин       10.11.2018   15:30:23

Добрый день, Дина!
Маленькая сатирическая и юмористическая зарисовка посвящена моему товарищу. Конечно же и супруге: зря что ли годами ждала мужа, а дочь спрашивала: "Почему папа к нам в гости не ходит?.."
Благодарю Вас!
С уважением Николай.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1