Седьмое ноября две тысячи восемнадцатый год


Седьмое ноября две тысячи восемнадцатый год...
Станции: «Марксистская», и «Таганская-колецевая»
Богом забытый, и обманутый властью народ...
Больше не ждёт обещанного демократами рая...
Отобрали сразу всё, что только отобрать смогли,
Ничего не выполнили из того, что ранее обещали...
Кроме зрелищ не дали: ни хлеба, ни земли,
Недра, заводы и фабрики… всё себе забрали.
Сегодня уже не скрываются ни жулики, ни воры,
Спокойно сидят во властных и думских кабинетах,
А напомнишь им, что-то правдивое из той поры..
Пришлют бандитов… при оружии и в эполетах...
Бывает, спокойно слушая выступление их главаря,
Злясь, рубанёшь с плеча матом ядрёно-отборным.
Где ты, где ты… Советского Союза сгоревшая заря...
Страна, преданная Ельциным… псом подзаборным.
Наш народ, напрочь оболваненный Голливудом..
Увидел фасад призрачной буржуазной жизни.
Рванул во все тяжкие… за мясным Фаст фудом,
Оказался ненужным ни там, ни у себя в отчизне..
Поверьте, земля пышнее цветёт после дождя,
Во всём: и мы, и природа… зависим от стихии.
Ограбленная страна, ждёт народного вождя...
Без него никогда не будет свободы в России...
Седьмое ноября две тысячи восемнадцатый год...
Станции: «Марксистская» и «Таганская-кольцевая»
Богом забытый… и обманутый властью народ...
Больше не ждёт обещанного демократами рая...





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 20
© 09.11.2018 Николай Дикарев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2408921

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская


Александр Попов       09.11.2018   09:21:46
Отзыв:   положительный
А было ведь раньше похуже.
Возьмем этак сто лет назад.
Голодный народ в лютой стуже,
Безграмотной дикости град.

Но как-то отбросили малость
Кровавый и мрачный кисель.
А нонче сомнение вкралось,
Ужели опять!!! Дребедень!









1