Судьбы пишутся... на Небесах!


Судьбы пишутся... на Небесах!
Судьбы пишутся... на Небесах!
Друзья!

Мы- звездные дети! И духом-душою, и телом своим тоже! (В нем тяжелые элементы, рождающиеся только в звездных топках).
В нас в час прихода запечатлеваются на всю оставшуюся жизнь тонкие энергии небесных светил. Благо, если это Солнце, Уран, Венера!..
Большинство выдающихся поэтов Востока и Запада знали, предчувствовали это!
«КОГДА ТЫ РИСКУЕШЬ ЖИЗНЬЮ СВОЕЙ РАДИ ЖЕЛАННОЙ ЧЕСТИ, НИЧЕМ ДОВОЛЬСТВОВАТЬСЯ НЕ СМЕЙ, ЧТО БЫЛО БЫ НИЖЕ СОЗВЕЗДИЙ».
А ниже только - наша старушка Земля! С ее страстями, заблуждениями, пороками, алчностью, злобой и т.д. Мало на ней сегодня искателей «желанной чести» и еще меньше-готовых ради этого расстаться с жизнью.
Очень многие из сильных мира сего довольствуются только тем, что …ниже созвездий!? Миллиардами «зеленьких» в зарубежном банке, сногсшибательной яхтой, роскошным дворцом на далеких Мальдивах или в «русской» Ницце.
Их дух «навечно» прикреплен к земной тверди, к ее благам!
Отрываться же от своих богатств олигархам будет неимоверно трудно и мучительно!
Даже в Мире Тонком они будут страдать, не в силах "отстегнуть" свое сознание от оставленной роскоши на земле.
Неведомо темным, что богатство и злато лишь пыль на подошвах шагающего через века бессмертного Божественного духа!
Мы же из Мира иного, Высшего!

Вл.Назаров


*******************

ЗВЁЗДНОЕ НЕБО ПОЭТОВ
ВОСТОКА И ЗАПАДА

«Космическое влечение лежит в основе всего Бытия».
Елена Рерих, «Космологические записи».

**********************

Во времена далёкого прошлого восприятие звёздного неба, вероятно, носило не столько эмоционально-поэтический, сколько познавательный характер, склонявший к философскому осмыслению мира. Несомненно, поэзия звёздного неба создавалась лучшими умами человечества, и зачинателями её явились поэты Древнего Востока.

«ГЛАЗАМИ СЕРДЦА…»

Строки, написанные арабским поэтом Абу-т-Тайиб-Мутанабби (973-1057 гг.) звучат, как наказ звёздопознавателям всех времён и народов:
«КОГДА ТЫ РИСКУЕШЬ ЖИЗНЬЮ СВОЕЙ РАДИ ЖЕЛАННОЙ ЧЕСТИ,
НИЧЕМ ДОВОЛЬСТВОВАТЬСЯ НЕ СМЕЙ, ЧТО БЫЛО БЫ НИЖЕ СОЗВЕЗДИЙ».
Как видим, тысячелетие назад попытки познания тайн звёздного неба считались «желанной честью», которая стоила того, чтобы «рискнуть жизнью». И рисковали! Преследовались, изгонялись, сидели в тюрьмах, всходили на костры, оберегая и лелея желанную честь, не отклоняясь от Богом данного пути.
Судя по стихотворениям арабского поэта Абу-аль-Алааль-Маари, хорошо известную астрологическую истину «СУДЬБЫ ПИШУТСЯ НА НЕБЕСАХ», ЛЮДИ ЗНАЛИ С НЕЗАПАМЯТНЫХ ВРЕМЁН:
«Взгляни на сонмы звёзд.
По мне узоры эти -
Судьбою над людьми раскинутые сети».
По мнению астрологов, «раскинутые сети» космопланетарных влияний, воздействующих на новорождённого, как раз и определяют будущий склад натуры и характера, а значит, в конечном счёте, и судьбу.
Как видим, поэты древности не были излишне наивны и беспечны. Понимали они и противоречивый, диалектический характер развития мира, знали о том, что движение планет «меняет суть» земной жизни:
«Быть может, в темноте меняет суть природы,
И обитает ночь, близ Солнца в час восхода».
Немало глубоких истин звёздопознания оставила потомкам и персидская поэзия. По мысли поэта Рудаки (860-941 гг.) познание звёзд - удел избранных, которым следует беречь высокое предназначение:
«ДЛЯ РАДОСТЕЙ НИЗМЕННЫХ ТЕЛА Я ДУХ ОСКОРБИТЬ БЫ НЕ МОГ.
ПОЗОРНО БЫТЬ ГУРТОПРАВОМ ТОМУ, КТО САНОМ ВЫСОК».
К тем же, у кого дух ослаб, но «божья искра» познания ещё до конца не угасла, Рудаки обращается с призывом: «Научись видеть сердцем!»
И хотя поэт обращается к современникам, его призыв хорошо бы услышать и тем, кто и в наши дни идёт дорогами познания мира:
«Сквозь оболочку мира глаз твой не видит жизни сокровенной,
Так научись глазами сердца глядеть на таинство вселенной».

Раб магических чисел
Какой из смертных не пожелал бы счастливой доли себе и своим близким? Но желаемое находят немногие …Человек бессилен пред судьбой и вынужден полагаться на милость Всевышнего.
И всё же имеются редкие счастливцы, настолько уверовавшие в благорасположенность Всевышнего, что не бояться заявлять о том прилюдно. Так, как это сделал Рудаки:
«Всевышней спас меня от горя, четыре качества мне дав:
Прославленное имя, разум, здоровье и весёлый нрав».
И невдомёк счастливцу Рудаки, что благами жизни он обязан «Всевышнему», имя которому «космопланетарная гармония Солнца, Меркурия, Сатурна и Юпитера», проявленная в час его рождения.
Великая страница в поэзии познания звёзд написана Омаром Хайямом (1048-1123 гг.), рубайаты которого открывают нам не только мир человека, увлеченного звёздными таинствами, а мир астролога:
«Управляется мир Четырьмя и Семью.
Раб магических чисел - смиряюсь и пью.
Все равно семь планет и четыре стихии
В грош не ставят свободную волю мою».

Так вот в чём причина прославления виночерпия и винопития Омара Хайяма! Звёзды «в грош не ставят его свободную волю», заставляют влачить жалкое существование «раба магических чисел».
В отличие от Рудаки, Хайям прочно уверился в том, что «воля небес» сильнее воли человека, что судьбу не исправишь. С чем согласны и современные астрологи, один из которых выразился так: «Будет так, как записано в гороскопе». То есть в согласии со звёздным раскладом момента рождения. В творчестве Омара Хайяма нашла отражение и другая важная тема, тема призыва к «молчанью уст»:
«Как жар-птица, как в сказочном замке княжна,
В сердце истина скрытно таиться должна.
И жемчужине, чтобы струиться сияньем,
Точно также глубокая тайна нужна».

И в самом деле, для чего астрологу «размыкать уста» перед невежественными, а главное, равнодушными людьми? Подобное поведение только дискредитирует и оскорбляет тайнознание, наносит ему непоправимый урон.
Хайям призывает полагаться не только на «земные науки», отражающие привычные причинно-следственные связи, но и обращаться к познанию «тайных» наук, в которых прослеживаются связи Земли и Космоса:
«Всё, что видим - видимость только одна.
Далеко от поверхности мира до дна.
Полагай несущественным явное в мире,
Ибо тайная сущность вещей не видна».

«Султан» звёздного неба
Поэт соглашается с невозможностью познания «внеземных» законов мироздания, но предполагает возможность объективного отражения этого мира в наблюдениях за проявлениями этого мира в земных условиях:
«Круг небес ослепляет нас блеском своим.
Ни конца, ни начала его мы не зрим.
Этот круг не доступен для логики нашей,
Меркой разума нашего неизмерим».

Невозможность познания законов Космоса приводит поэта к пессимистическому выводу:
«В поднебесье светил ослепительных тьма.
Помыкая тобою, блуждает сама».

Человек всецело зависит от власти звёздного неба, а посему:
«Над землёю сверкает небесный Телец.
Скрыл другого тельца под землёю творец.
Что ж мы видим на пастбище между тельцами?
Миллионы безмозглых ослов и овец».
До обидного мало радостных минут в человеческой жизни!
Как же сберечь, как сохранить драгоценные мгновенья жизни? О том ведал счастливец Саади, познавший в числе избранных блаженное «звёздных знаков совпаденье». И оставил совет живущим:
«Наблюдай всей душой кумира приход и уход.
Как движенье планет, как луны молодой нарастанье».
А мы добавим: «И верь звёздам! Восторженно и покорно слушай величественную песню ночного неба». Тем более, что не сами звёзды «виноваты» в человеческих горестях, а то изумительное «Нечто», что управляем ходом их движения, как о том размышлял индийский поэт Амир Хосров Дехлеви (1253-1325 гг.):
«Рок созвездья сочетает,
Не они, а рок - тиран.
Что же шлешь проклятье плахе,
Если суд вершит султан»?

А КОЛИ ТАК, ТО СТОИТ ЛИ ПРОКЛИНАТЬ СИЛЬНЫХ МИРА СЕГО ЗА НАШУ ЖИЗНЬ НЕЗАВИДНУЮ? ВЕДЬ ОНИ - ВСЕГО ЛИШЬ «ПЛАХА», А СУД НАД НАМИ «ВЕРШИТ СУЛТАН», «СУЛТАН» ЗВЁЗДНОГО НЕБА, У КОТОРОГО СВОИ ПЛАНЫ НАСЧЕТ КАЖДОГО ИЗ НАС.

«ХОДИТЬ ПРЕВЫШЕ ЗВЁЗД….»


Можно предположить, что самым первым поэтическим чувством человека было чувство восторга и ... страха перед «пылающей бездной». Безусловно, в восприятии обществом стихии звёзд огромную роль сыграло накопленное поколениями людей астрологическое знание, учение «астро логос» возникшее за 5-10 тысяч лет до нашей эры.
ПУТЬ ЗВЁЗДОПОЗНАВАНИЯ ДВИГАЛСЯ ПРИМЕРНО ПО СЛЕДУЮЩЕМУ МАРШРУТУ: ИНДИЯ, ЕГИПЕТ, ГРЕЦИЯ, ВАВИЛОН, РИМСКАЯ ИМПЕРИЯ, АРАБО-ИСПАНСКИЕ ГОСУДАРСТВА, СИРИЯ. И ДАЛЕЕ: ГЕРМАНИЯ, АНГЛИЯ, ФЛОРЕНЦИЯ, НИДЕРЛАНДЫ…
Известно, сколь глубоко отражена тема божественного в мифологическом творчестве народов Европы. Именно там, по существу, нашли «отражение» все планеты Солнечной системы.
Например, одна из античных камей изображает Юпитер, поражающей стрелами-молниями гигантов, что находится в полном соответствии с… астрологией, ибо Юпитер-управитель зодиакального знака «Стрелец». Что касается Сатурна, то его изображали на камеях богом земледелия, принимающим жертву, что также вполне «в русле» астрологии, поскольку в учении «о звёздах» Сатурн имеет славу планеты роковой, судьбоносной, требующей жертвоприношения.
ИЗВЕСТНА И АНТИЧНАЯ ЛАМПА, НА КОТОРОЙ ДРЕВНИЙ ХУДОЖНИК В ИЗОБРАЖЕНИИ НЕБА ОБРАТИЛСЯ К ОБРАЗУ УРАНА, ПЛАНЕТЕ ВЫСШЕГО КОСМИЧЕСКОГО СТАТУСА, А ГЕЛИОС-СОЛНЦЕ ИЗОБРАЗИЛ БОЖЕСТВОМ, РУКА КОТОРОГО СЖИМАЕТ РОГ ИЗОБИЛИЯ, СИМВОЛ ЖИВОТВОРНЫХ ЩЕДРОТ ДНЕВНОГО СВЕТИЛА. ВОИНСТВЕННЫЙ И КРОВОЖАДНЫЙ АРЕС-МАРС НЕ ЗРЯ ЧИСЛИТСЯ БОГОМ ВОЙНЫ. Отражено это и в мифологии, где Арей-Марс закован в цепи и охраняем великанами. Что ж, мифологическую репутацию Марса подтверждает и астрология, где Марс имеет репутацию планеты злотворной. ИНОЕ ДЕЛО АФРОДИТА-ВЕНЕРА! И В АСТРОЛОГИИ, И В МИФОЛОГИИ, КУДА БЫ НИ СТУПАЛА НОГА БОГИНИ ЛЮБВИ, ВСЮДУ У ЕЁ НОГ ВЫРАСТАЛИ ЦВЕТЫ, ЕЁ КРАСОТОЙ ПЛЕНЯЛИСЬ НЕ ТОЛЬКО ЛЮДИ, НО И ЗВЕРИ. ДАЖЕ БОГИ ОТДАВАЛИ ВЕНЕРЕ ДОЛЖНОЕ…
В астрологии, говоря о Венере, говорят о мире искусств и художеств. Любопытно, что и в жизни людей планета Венера убедительно демонстрирует «звёздный» характер. Так, рождённые в октябре под влиянием Венеры, так называемые люди психотипа «Весы» демонстрируют врождённые художественные способности.
Если выписать имена, составляющие золотой фонд мировой лирической поэзии, то вы увидите, что подавляющее большинство этих имён будет относиться к именно к людям психотипа «Весы». Словом, мировая мифология идёт рука об руку, шаг в шаг с мировой астрологической мыслью, что лишний раз доказывает пример Меркурия. Гермеса-Меркурия, посредника и «контактёра» между людьми и природой, людьми и богами, проводника и соглашателя, устроителя событий. Вот почему на одной из древних ваз Гермес-Меркурий изображён «ведущим душу в царство Плутона».

РИМЛЯНЕ И ГРЕКИ
Пожалуй, мы не ошибёмся, когда среди первых поэтов Запада, заглядевшихся на звёздные узоры ночного неба, назовём римлян и греков. Древний грек, поэт и земледелец ГЕСИОД, живший в VII-VII веках до н.э., автор поэм «Происхождение богов» и «Теогония». В сочинении «Работы и дни» Гесиод обнаруживает зависимость между видами сельхоз работ и фазами движения Луны.
Вероятно, поэт неплохо знал астрологию, если в поэме мог рассуждать о счастливых и несчастных днях для земледельца:
«Особенных в месяце два есть при растущей Луне дня превосходных для смертных свершений: день одиннадцатый и двенадцатый. Оба счастливы для собирания плодов и для стрижки овец густо рунных…»
Как видим, никакой лирики, сплошная проза жизни. И далее:
«Лишь на Востоке начнут восходить Атлантиды Плеяды, жать поспешай, а начнут заходить - за посев принимайся».
Словом, смотреть на звёзды - смотри, но не упускай из виду и землю-матушку. Поэт из города Дельф, раздумывая о божественном, в конце-концов, говорит о богах, как о планетах. Гесиод пишет: «Боги - источники жизни, начало всего сущего, хранители всех существ». И сегодня слова дельфийского поэта-оракула способны поразить воображение и вызвать душевный трепет: «В нём [Боге, - А.Х.] вмещается необъятное пламя громадной глубины. Это пламя всё производит. Всё переполнено Богом. Он всюду пребывает. Никто его не создал. Он вездесущ».
Идея всезнания и всемогущества Бога красной нитью проходит через гомеровскую «Одиссею». И вот тому примеры: «Одно нам Бог даёт, а другого лишает Бог, по воле своей и желанью: всё ведь он может» (Х/У, 444). У Гомера нет сомнений в том, что хорошему человеку сам Бог помогает: «Вижу, милый, что ты не худой человек, не ничтожный, если тебе молодому такому, сопутствуют Боги» (III, 375).
Древнеримский поэт ВИРГИЛИЙ (23 г. до н.э.), автор поэмы «Энеида», рассказывает, что после гибели Трои Эней отправился к неизвестной земле, где по велению оракула должен был основать город. Во сне к Энею явился некто, потребовавший от него исполнения судьбоносного назначения.
Как вы думаете, кто бы это мог быть?
Правильно, Меркурий, вестник Богов, связующее звено между земным и небесным. Показателен монолог тени отца Энея:
«Будут другие ковать живительную медь свершений
И движение неба вычертят тростью, и звёзд восходы точнее укажут
Твой же римлянин долг - полновластно народами править».
Флорентиец Данте Алигьери (род. в 1265 году) пошёл дальше Вергилия, поскольку в «Божественной комедии» указал на звёзды, как на первопричины формирования характеров:
«О пламенные звёзды, о родники высших сил,
которые взлелеял мой гений, будь он мал
или велик…»
Испанский поэт, врачеватель и алхимик Монтелье Арнольд из Виллановы (1281–1311) обессмертил себя созданием «Сорлеанского кодекса здоровья», в котором указал порядок медицинских процедур в зависимости от состояния звёздного неба:
«Март и сентябрь, и апрель для пускания крови пригодны.
Дни в них под знаком Луны и созвездию Гидры подвластны».
Правоту поэта-алхимика подтверждает и современное медицинская астрология, которая утверждает, что фазы Луны оказывают непосредственное влияние на состояние жидкости в организме, и, в первую очередь, конечно же, крови…
В творчестве Вильяма Шекспира (род. в 1564 г.) тема звёздного неба представлена настолько гармонично и всеобъемлюще, что трудно найти хотя бы одного главного героя, который так или иначе не упоминал о звёздах.
В «Ромео и Джульете» Шекспир поднимает тему творца:
«Предчувствует душа, что волей звёзд
началом несказанных бедствий
будет ночное это празднество…»

В «Двух веронцах» Шекспир упоминает о формировании звёздами тех или иных психотипов людей:

«Он родился под созвездием правды…»
В этой строке говорится о человеке, родившемся под знаком Стрелец, знаке правдолюбцев и правдоискателей. Герой «Цембелина» Постум родился под влиянием Юпитера, и этого вполне достаточно, чтобы не знать бед и несчастий, а вот герой Монсье («Конец - делу венец») имел несчастье родиться «под Марсом»… И что же? А то, рассуждает, Шекспир, что ему уготована неверная и рискованная судьба военного.
…В России одним из первых поэтов, воспевших звёздное сияние над головой, безусловно, был Михайло Ломоносов, допускавший… познаваемость Божественной истины.
Более того, Ломоносов считал, что мало познать замысел Всевышнего, его необходимо донести до людей:
«Устами движет Бог. Я с Ним начну вещать.
Я тайности свои и небеса отверзну.
Свидения ума священного открою.
Я дело стану петь несведомое прежним.
Ходить превыше звёзд меня влечёт охота.
И облаком нестись, презрев земную низость».
(1747)

Вот что пишет «корифей опыта», испытатель природы Михайло Ломоносов в «Письме о пользе стекла» куратору Московского университета И.И.Шувалову (1752 г.): «Наука только бы выиграла, коль точно знали бы мы небесные страны, движения планет, течение Луны».
Согласно Ломоносову, человек живёт в заблуждении и молится не тем богам, которым следовало бы молиться:
«Под видом ложным сих почтения богов
закрыт был звёздный мир чрез множество веков».

Мысль Ломоносова уходит к необходимости познания первооснов мироздания:
«Боясь падения неправой оной веры
вели всегдашно брань с наукой лицемеры,
дабы она, открыв величество небес,
и радость дивную неведомых чудес,
не показала всем, что непостижна сила
единого творца весь мир сей сотворила».

Более всего Ломоносов славит «презрителя зависти и варварства соперника». Кто же это? Тот, кто «в середину всех планет солнце положил, сугубое земле движение открыл». То есть, «восставший Коперник».
Один гений уходит и на смену ему приходит другой. Когда в России Михайло Ломоносов пытался «ходить превыше звёзд», в Германии родился Иоганн Вольфганг Гёте (1749-1832 гг.). Далеко не «сумрачный немецкий гений», а весёлый жизнелюбец, наделённый чувством юмора и одновременно научно-мистическим складом ума.
Гёте со знанием дела расписал планетарный «расклад» часа собственного рождения отметив, что «расположение звёзд благоприятствовало» его рождению. В «Первоглаголах. Учение орфиков» Гёте подчёркивает зависимость судьбы человека от звёздного влияния:
«Со дня, как звёзд могучих сочетанье
Закон дало младенцу в колыбели,
За мигом миг твоё существованье
Течёт по руслу к прирождённой цели.
Себя избегнуть - тщетное старанье…»

Но, воспевая «звёзд могучих сочетанье», Гёте приходит к парадоксальной идее о сходстве человека с некими высшими существам:
«Слава неизвестным, высшим с нами сходным существам».

КАК ВИДИМ, ГЁТЕ ДОПУСКАЛ РАЗУМНОСТЬ ВСЕЛЕННОЙ, А В ЧЕЛОВЕКЕ ВИДЕЛ РЕЗУЛЬТАТ РАЗВИТИЯ ОДНОЙ ИЗ ЕЁ МНОГОЧИСЛЕННЫХ СТОРОН.

Подводя итог сказанному, отметим , что поэты Востока и Запада по разному смотрели на звёздное небо, однако, безусловно признавали его Божественную природу.

О творческой «походке» Сергея Есенина и Николая Рубцова

«Исследовать поэзию Есенина с применением формального анализа невозможно. Тайна почти органической живой есенинской строки при всей её простоте остаётся не раскрытой».
А.И.Михайлов, критик.

Глядя в микрокосмос.

Астрологи уверяют, что натура и характер человека, а значит, и судьба, «закладываются» в момент рождения, в момент определённых «звёздных узоров» или планетарных сочетаний.
В ПЕРВЫЕ МИНУТЫ ЖИЗНИ КОСМОСОМ НЕЗРИМО ФОРМИРУЕТСЯ «ОСОБИНКА» ЧЕЛОВЕКА, ЕГО «ЛИЦА НЕ ОБЩЕЕ ВЫРАЖЕНИЕ». НАПРИМЕР, ОСОБЕННОСТИ ВНЕШНЕГО ВИДА, СОСТОЯНИЕ ЗДОРОВЬЯ, СИЛА ИНТЕЛЛЕКТА, ФИЗИЧЕСКИЙ И ДУХОВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ, ТВОРЧЕСКИЕ СПОСОБНОСТИ, СТЕПЕНЬ ВХОЖДЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ. СЛОВОМ, ГЛУБИННАЯ СУЩНОСТЬ ЛИЧНОСТИ.
В народном сознании это обстоятельство находит отражение в ряде пословиц и поговорок. Например: «Он счастливым родиться» или « Он родился в рубашке». Но отсюда же следует, что, зная особенности микрокосма человека, можно выявить «пружинку» его творческой индивидуальности. Если таковая, конечно, имеется. Когда речь идёт о поэте или писателе, то, по выражению С.Есенина, можно обнаружить его «словесную походку».
В космобиологии личности считается, что к планетам, формирующим поэтическое творчество, относятся Меркурий, Венера и Нептун. В какой-то степени, и Луна.
Особенности Меркурия определяют специфику мышления, интеллекта поэта. Вот почему один поэт способен создать эпическое произведение, многоплановую поэму. Другой поэт способен «замахнуться» на балладу, а третьего «хватает» всего лишь на лирические миниатюры. Луна формирует эмоциональный настрой поэта. Венера определяет особенности восприятия эстетизма и мира прекрасного. Нептун - специфику творческого воображения, полёта фантазии, без чего истинное творчество невозможно.
В микрокосме поэта Николая Рубцова обозначенные планеты стоят характерно, и, прежде всего, обращает на себя внимание гармоничный аспект Меркурия и Венеры. Это тот случай, когда поэт мыслит и воспринимает прекрасное в полной гармонии, когда одно не мешает другому. В этом случае поэт демонстрирует «ловкость языка, грациозность и прелесть выражений, творит легко, свободно, оригинально, даже виртуозно. Словом, чувствует в себе возможность гармонично сочетать мысль и чувство, способ их выражения. Вышеозначенную «органику» ощущал в себе и Николай Рубцов, отчего заметил: «И, конечно, есть резон, в том, что ты рождён поэтом, а другой жнецом рождён…».
И, действительно, «был резон», поскольку Н.Рубцов родился поэтом и никем иным быть не мог. Вот почему Н.Рубцов никогда не беспокоился о сохранности написанного, не придавал значения ведению дневника или пухлого архива. Поэт относился к собственному творчеству «спустя рукава», бесхозяйственно, многое написанное терял, забывал, не спешил перенести на бумагу, «держал в голове». Чувствовал в себе могучую поэтическую силу? Видимо, да. Почему к концу жизни и признавался, что когда умрёт, то вместе с ним погибнет ненаписанная книга стихов. Или даже несколько книг. Что и произошло на самом деле…
Иное дело, Сергей Есенин, который уверял, что если «не напишет за день четырёх хороших строк, то спать не может». О чём это говорит? О том, что стихотворчество С.Есенину давалось не столь «легко и просто», как Николаю Рубцову. Стихи великого национального поэта «не лились сами собой», за них следовало бороться. Есенин усаживал себя за стол, закрывал дверь и пока не добивался результата, не выходил из комнаты. И не терпел, когда в минуты творчества кто-либо мог помешать напряжённой работе. Не потому ли С.Есенин, в отличие от Н.Рубцова, дорожил каждой написанной строчкой, тщательно собирал и хранил всё написанное и опубликованное, живо интересовался тем, какое впечатление производят его стихи.
Итак, мы встречаемся с двумя противоположными стилями поэтической работы, двумя характерами поэтического творчества, мышления, восприятия прекрасного и воображения. НО У ПОЭТОВ ЕСТЬ И НЕЧТО ОБЩЕЕ В МИКРОКОСМЕ РОЖДЕНИЯ: ЭТО СТАБИЛЬНО БЛАГОТВОРНЫЕ СВЯЗИ СОЛНЦА И НЕПТУНА, ЗА КОТОРЫМИ СТОЯТ ИНТУИТИВНЫЕ СПОСОБНОСТИ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ПРИРОДЫ В ИСКУССТВЕ, МУЗЫКЕ, РЕЛИГИИ И МИСТИКЕ, ЛЮБОВЬ КО ВСЕМУ ЖИВОМУ. ИМЕННО ЭТО ОБЪЕДИНЯЕТ С.ЕСЕНИНА И Н.РУБЦОВА.
В рубцовской гармонии Меркурия и Венеры, помимо вышеназванного, космобиология усматривает тонкую восприимчивость к музыке, хорошие вокальные данные, умелое владение музыкальными инструментами. Николай Рубцов «по жизни» как раз и был человеком, в полной мере подтвердившим означенный тезис космобиологии.
ПО ВОСПОМИНАНИЯМ СОВРЕМЕННИКОВ ПОЭТ ИМЕЛ НЕ СИЛЬНЫЙ, НО ПРИЯТНЫЙ ГОЛОС, ЛЮБИЛ ПЕТЬ И ИГРАТЬ НА БАЯНЕ И ГИТАРЕ, ОТДАВАЯ ПРЕДПОЧТЕНИЕ НАРОДНОЙ И КЛАССИЧЕСКОЙ МУЗЫКЕ.
Но, говоря о творчестве Н.Рубцова, нельзя обойти двойственное, противоречивое влияние на микрокосм Плутона. С одной стороны, это было благотворное влияние, придававшее особую эмоциональность поэзии, склонявшее поэта к проявлению «высших форм любви». Вот почему Н.Рубцов был далёк от воплощения в творчестве «амуро-лировой охоты», от потребности «копаться» в любовных переживаниях, в сугубо интимных отношениях мужчины и женщины. Такого в поэзии Н.Рубцова вы не встретите. Увы, женщина, как таковая, не привлекала его внимания. ПОЭТ НАВСЕГДА ОСТАЛСЯ В ПАМЯТИ ЧИТАТЕЛЕЙ ПЕВЦОМ ЛЮБВИ К «ТИХОЙ РОДИНЕ», К РОДНОМУ КРАЮ, КО ВСЕМУ ЖИВОМУ, ВЕЧНОМУ И БЕСКОНЕЧНОМУ МИРУ ПРИРОДЫ.
своеобразен, причудлив поэтический мир н.рубцова! благодаря благотворному проявлению плутона, у поэта родился страстный призыв к современникам: «россия, русь! храни себя, храни!». этим же объясняется и откровенное признание: «с каждой избою и тучею, с громом готовым упасть, чувствую самую жгучую, самую смертную связь».
С другой стороны, в Плутоне рождения заключено губительное влияние на образ мышления поэта (оппозиция Меркурию), из-за чего в быту Н.Рубцов выражался подчас грубо и нетерпимо. Демонстрировал, особенно в отношении к женщинам, пренебрежение и высокомерие, вспышки агрессии, чему были свидетелями многие современники поэта. К тому же, Луна поэта оказалась «в плену» Урана, определив, помимо оригинальной творческой фантазии, подверженность странной и неожиданной смене настроений, непредсказуемость поведения. Финал , как известно, оказался печален. И поэт этот финал интуитивно предчувствовал: «И Венера над бедным прудом доведёт и меня до могилы». Напомню, что Венера в астрологии символизирует женское начало…

«Каким родился, таким и сгодился…».


Н.М.Рубцов родился 3 января 1936 года, унаследовав психотип зодиакального знака «Козерог», планету Сатурн и стихию «земля». Планета Сатурн, «холодная и далёкая», по мнению астрологов всегда бывает замешана в судьбоносных неприятностях. А стихия «земля»… она как раз и объясняет, почему для поэта Н.Рубцова, в отличие от С.Есенина, ближе и понятнее «земное», нежели «небесное».
ПРОДЕЛАЙТЕ НЕСЛОЖНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ. ВОЗЬМИТЕ ТОМИК СТИХОВ Н.РУБЦОВА И ВЫПИШИТЕ НАИБОЛЕЕ УПОТРЕБИТЕЛЬНЫЕ ПОЭТОМ СЛОВА. И ПОЛУЧИТЕ СЛЕДУЮЩИЙ РЕЗУЛЬТАТ: ДОРОГА, ПУСТЫНЯ, АВТОТРАССА, ПЕЙЗАЖ, БЕРЕГ, РЕКА, ПЕСОК, ГОРОД, ДЕРЕВНЯ, ЛЕС, ОГОРОД, ЦВЕТЫ, ХЛЕБ, ГОРНИЦА, ОСТРОВ, ИЗБА, СОСНА, СНЕГ, ПТИЦЫ…
Как видим, всё материальное, всё вещественное, всё «земное»… Как человек и поэт, Н.Рубцов «не отрывался от земли», крепко стоял на земле «обеими ногами». Не витал в облаках. Как и положено человеку-Козерогу, символично карабкался по крутым тропам жизни и судьбы. Карабкался одиноко и неприкаянно, неся на себе «крест» Сатурна.
А что же Сергей Есенин? Поэт родился 3 октября (нового стиля) 1895 года и унаследовал психотип зодиакального
знака «Весы», планету Венера, стихию «воздух».
Вывод прост и ясен: поэтический мир С.Есенина словно был соткан из воздуха, органично воспринял «воздушную» стихию. Не зря поэт писал: «Каждая собака в околотке знает мою лёгкую походку». Символика такова: характер С.Есенина находился в состоянии равновесия (как Весы). Это и было его нормальным житейским состоянием. Но как только Есенин-Весы начинал испытывать давление извне или изнутри, а это случалось нередко, то чаши символических весов начинали резко колебаться, отчего поэт долго не мог успокоиться… Бузил, неистовствовал, хулиганил и в жизни, и в поэзии.
С.Есенин писал «эфирную» поэзию, воображение зачастую поднимало до заоблачных высот.
ПРОДЕЛАВ АНАЛОГИЧНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ С ТОМИКОМ СТИХОВ С.ЕСЕНИНА , МЫ ОБНАРУЖИМ, ЧТО ПРЕДМЕТОМ ЕГО ПОЭЗИИ ЯВЛЯЛИСЬ: СВЕТ, ВЕТЕР, СТРАННИК, ТУЧА, ЗАРЯ, ДЫМ, ЛУНА, ГОЛУБЕНЬ, МЕСЯЦ, НЕБО, ТУМАН... ТО ЕСТЬ, ВСЁ ПОДВИЖНОЕ, ВСЁ ПЕРЕМЕНЧИВОЕ, ВСЁ НАДЗЕМНОЕ.
Вот почему поэтические «изыски» С.Есенина до предела наполнены родной «воздушной» стихией. Если «страж», то «заоблачный». Если «свет», то «вечерний». Если «воздух», то «прозрачный». Если «лунность», то «жидкая».
Никакой твёрди, тяжести, грубости, приземлённости в стихотворчестве С.Есенина мы не обнаружим. Зато обнаружим чёткую, ясную, пульсирующую мысль. Любопытно, что и сами книги С.Есенина в прижизненном издании мистическим образом оказываются окрашенными в цвета «воздуха». Книга «Радуница» вышла к читателю в «светло-жёлтой» обложке, «Голубень» и «Трёхрядница» - нежно-лимонного цвета. «Ключи Марии» приобрели оранжево-красный тон, цвета заката или зари. «Преображение» и вовсе «светло-голубое»!
Впрочем, возможно, что мистика здесь не причём, а всё решают бессознательно действующие «законы соответствия» внешнего вида, формы и содержания произведения.
К слову, вышедшие к читателю книги «земного» Н.Рубцова тяготеют к оттенкам тёмного, зелёного цвета…
Надо признаться, что, рассматривая космограмму рождения С.Есенина, мне не удалось обнаружить удовлетворительный механизм, ту «пружинку», что делает С.Есенина поэтом. У Н.Рубцова такой механизм выражен наглядно, а у С.Есенина представляется скрытым… Природа стихотворчества С.Есенина не лежит на поверхности, каковой она лежит на поверхности у Н.Рубцова. Эта природа сложна и противоречива, носит, глубинный, органичный характер.
Дело в том, что Меркурий поэта приморожен влиянием «холодного» Сатурна. Сатурн и Меркурий рождения находятся рядом, стоят в микрокосме «обнявшись». Подобный Меркурий более соответствует учёному или архитектору, нежели поэту. МЫСЛЬ ПОЭТА С.ЕСЕНИНА ТОЧНА, ДИСЦИПЛИНИРОВАНА, ВЫВЕРЕНА, НО ЕГО УМ И СЕРДЦЕ ТАКОВЫ, ЧТО ВСТУПАЮТ В КОНФЛИКТ В ВОПРОСАХ ФИЛОСОФИИ И РЕЛИГИИ. ЭТИМ МНОГОЕ ОБЪЯСНЯЕТСЯ В ЖИЗНИ И СУДЬБЕ С.ЕСЕНИНА. А ВОТ ВЕНЕРА ХОРОША! ОНА ГАРМОНИЧНА УРАНУ И ПРЕДПОЛАГАЕТ УМЕНИЕ ГОВОРИТЬ ПРИЯТНО НА ЭМОЦИОНАЛЬНОМ ЯЗЫКЕ. ИМЕННО ЗДЕСЬ РОЖДАЕТСЯ У С.ЕСЕНИНА ИНТЕРЕС К ИСКУССТВУ, ОСОБЕННАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ИЛИ МУЗЫКАЛЬНАЯ ОДАРЁННОСТЬ, ДЕЛА СВЯЗАННЫЕ С ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ. И… НЕОЖИДАННЫЕ ЖЕНИТЬБЫ! Но Венера конфликтует с Нептуном, порождая эмоциональные трудности, связанные с подсознанием и воображением, желание уйти в мир фантазии от грубой действительности, утопить проблемы в алкоголе… Однако и тут нет худа без добра: этот же проблемный аспект может давать и особое эстетическое восприятие, способности в искусстве.
Не этим ли объясняет стремление поэта, пришедшее в голову мысли-стихи сразу же перенести на бумагу? С.Есенин хорошо понимал, какую ценность представляет для читателя его поэзия, а потому справедливо боялся потерять хотя бы часть написанного, хотя бы одно стихотворение. По этой же причине, в отличие от Н.Рубцова, живо интересовался отзывами читателей и критиков о творчестве, тщательно собирал «вырезки» из газет и журналов. Поэту было любопытно, как именно воспринимаются читателем его стихи. И разгадку подобному поведению мы находим в особенности космобиологии рождения поэта.

Словесная «походка».

Итак, к какому же выводу мы пришли? Образ мышления и восприятия прекрасного выдающимися лирическими поэтами, а Н.Рубцов по праву считается поэтическим наследником С.Есенина, разительно не похожи, глубоко своеобразны, хотя, на первый взгляд, мир поэзии того и другого могут показаться близкими.
Сергей Есенин, исходя из особенности Меркурия, мыслил интенсивно, проницательно, ответственно, усердно, смотрел в корень и существо дела, высказывался строго и без снисхождения.
Внешне речь поэта С.Есенина не казалась красноречивой, поскольку мысль была напряжена и насыщена до предела. Она настойчиво звала слушателя к осмыслению сказанного, будила работу сознания, воображения. В этом же стиле были составлены «программные» документы поэта, его заявления и декларации, написана проза. ЭТО БЫЛИ СКОРЕЕ МЫСЛИ ПОЭТА-ФИЛОСОФА, НЕЖЕЛИ ПОЭТА-ЛИРИКА.
Вот почему С.Есенин дорожил внутренним содержанием, а не внешней формой сказанного и написанного. Возможно, Н.Рубцов ощущал в себе нехватку напряжения есенинской мысли, поскольку признавался: «Невозможно забыть ничего, что касается С.Есенина».
Культивируя глубину поэтической мысли, С.Есенин мог плодотворно работать только в условиях тишины и покоя, поскольку опирался на работу сознания и подсознания. В отличие от Н.Рубцова, опиравшегося, главным образом, на возникшее чувство, ощущение, которые и порождали мысль. Толчком к написанию стихотворения у С.Есенина , как правило, являлась мысль, затем приходило органичное мысли чувство.
Вполне вероятно, что тонко чувствовавший окружающий мир Н.Рубцов проявлял интуитивные, а может быть, даже и ясновидческие способности. Сумел же Н.Рубцов предсказать дату собственной смерти («Я умру в крещенские морозы»)! А вот С.Есенин оставался в неведении относительно «последних дней» жизни, «не видел» местом гибели Ленинград. Писал, что «видимо, Богом ему суждено помереть на московских улочках». Если Н.Рубцов был способен, «взбежав на холм и упав в траву, вдруг увидеть картины грозного раздора наяву», то С.Есенин, мучимый поэтической мыслью, никак не мог понять, «куда несёт нас рок событий».
И здесь важно отметить следующее: если чувствующий поэт Н.Рубцов к концу жизни был полон творческих планов, то мыслящий поэт С.Есенин к концу жизни вошёл в чёрную полосу творческого кризиса. Измученное катаклизмом Времени мышление С.Есенина было не в состоянии генерировать поэзию: «Я словно проржавевший желоб…»
Известно, что в последний год жизни С.Есенин предчувствовал приближение смерти, много говорил по этому поводу. Однако, на протяжении всего творчества, слепо воспевал Луну, не чуя от неё беды. Луну - истинную виновницу, подтолкнувшую поэта к самоубийству…
И лишь однажды, в момент прозрения, написал: «И луны часы деревянные прохрипят мой двенадцатый час». Тема влияния транзитной Луны на микрокосм поэта в роковую «ночь Англетера» - особая тема и заслуживает отдельного разговора.

«Орган, созданный природой…»


Итак, в отличие от музы Н.Рубцова, муза С.Есенина преимущественно опиралась на работу сознания, подсознания и воображения, нежели чувства, эмоции, а потому была многоплановой и сложной. СУЩЕСТВО ЕСЕНИНСКОЙ МУЗЫ БЫЛО ГЕНИАЛЬНО УГАДАНО М.ГОРЬКИМ: «ЕСЕНИН НЕ СТОЛЬКО ПОЭТ, СКОЛЬКО ОРГАН, СОЗДАННЫЙ ПРИРОДОЙ…»
Космобиология указывает, что основа творчества С.Есенина базируется на благотворных отношениях Венеры и Урана, Солнца и Нептуна, Луны и Юпитера и за которыми стоят особая эмоциональность, интуиция, мечтательность, сочувствие всему живому, альтруизм, тонкое восприятие искусства. Как мыслитель, С.Есенин проявлял интуицию не только в поэзии и в музыке, но и в вопросах миропонимания, в мистике, в религии, в отношении к Богу. Известно, сколь драматичным было восприятие поэтом Бога. Всецело верящий в Бога в детские и юные годы, С.Есенин потерял веру к концу жизни…
«Кто я, что я? Только лишь мечтатель…», - писал поэт, тем самым, невольно обнаруживая «нептунианский» источник вдохновения. От влияния Нептуна С.Есенин воспринял не только проблемы, но и способность тонким чутьём обнаруживать неискренних людей, насыщать воображение энергией паранормального. Отсюда же у С.Есенина происходили здоровые привычки в вопросах питания и гигиены, пристрастие в юные годы к вегетарианству, собственная философия жизни. Благодаря влиянию Нептуна на работу воображения, С.Есенин остро чувствовал атмосферу своего окружения, инстинктивно понимал, как надо себя вести и как действовать.
Факты? Их больше, чем достаточно. Это и судьбоносный отъезд юного поэта из глубинки в Москву. И настойчивое желание познакомиться с Александром Блоком, открывшим деревенскому поэту «зелёный свет» в мир искусства. И тонкое ощущение, понимание собственной натуры. Именно благодаря «работе» Нептуна, С.Есенин начинал как глубоко религиозный поэт, устремлённый к осмыслению бытия, выработке своего, не заёмного воззрения на мир. Вот почему С.Есенин высоко ценил и собственную индивидуальность, а так же индивидуальность других поэтов. В ПОЭТИЧЕСКОМ ЛЕКСИКОНЕ С.ЕСЕНИНА ВСТРЕЧАЮТСЯ СЛОВА «ТАЙНА», «ТАИНСТВЕННЫЙ». РУСЬ У ПОЭТА - «НАЧЕРТАТЕЛЬНИЦА», ЧАС - «ПОТАЁННЫЙ», РЕКИ - «ТАЙНОВОДНЫЕ». ТОЛЬКО ПОЭТ «ОТ НЕПТУНА» МОГ НАПИСАТЬ О РОДИНЕ: «НО ВСЯ ТЫ - СМИРНА И ЛИВАН, ВОЛХВОВ, ПОТАЙСТВЕННО ВОЛХВУЮЩИХ». И ПРОРОЧЕСКИ ВОСКЛИКНУТЬ, ОБРАЩАЯСЬ К БУДУЩЕМУ: «ЭЙ, РОССИЯНЕ! ЛОВЦЫ ВСЕЛЕННОЙ!».

Александр Херсонов.

************************

Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск.
18 марта 2017 года






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 09.11.2018 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2018-2408843

Рубрика произведения: Проза -> Статья











1