Алиса и море


         Одни считают, что место рождения – это судьба, другие, что рулетка. Наверное, правы и те, и другие.
         Если кому-то пришлось появиться на свет в чуме на краю тундры, это однозначно судьба. Да чего там тундра, таких мест в России, забытых богом и людьми, где за прошедшие сутки ты родился один одинешенек, считать не пересчитать.
         Родиться в столице или крупном городе – это уже рулетка. И не важно, родители или дедушка с бабушкой однажды поиграли с барабаном и оказались во всей этой кутерьме. Большой город – это почти всегда скопление огромного количества людей, желающий вытащить свой счастливый билет. В таких местах, как правило, новорожденные ежесуточно появляются десятками, с двухзначными «инвентарными» номерами.
         Алисе выпал самый крупный выигрыш – роддом в курортной столице всего Черноморского побережья Кавказа, в паре кварталов от одноименной с городом речки. Как и положено при таком случайном стечении обстоятельств, палата тоже оказалась отдельной. И на бирке из зеленой клеенки, скорее по привычке аккуратно привязанной к пухленькой ручке, сразу было написано ее имя.

         За много лет до описываемых событий судьба преподнесла отцу Алисы заветный выигрыш: после окончания краевого сельскохозяйственного института выпускник факультета плодоовощеводства и виноградарства был распределен в Главторг курортной столицы.
         - Да ты не волнуйся, - наставлял отца Алисы новый начальник. – Пивные ларьки и автоматы газировки – это тебе не универсам с их ассортиментом. Народ у нас квалифицированный, с многолетним опытом работы. Бывают, конечно, небольшие перегибы, да как без них. Давай-ка ты для начала займись дисциплиной. Вот очередная жалоба, как по заказу для тебя, сегодня передали из Торгинспекции.
         Ухмыльнувшись, начальник еще раз посмотрел на изрядно помятый листок в клеточку.
         - Да, специалист… Налить кружками пять литров пива в трехлитровую банку, да чтобы еще место осталось – это высший пилотаж…

         Отец Алисы быстро вошел в курс дела и спустя пять лет уже сам рассылал жалобы трудящихся с грозными резолюциями «Принять меры!», «Дать ответ в трехдневный срок» и тому подобное.

         К тому времени, когда закономерно отец Алисы перешел на работу в городской исполком, появилась и ее будущая мама, эстонка из расположенного недалеко горного села.
         И вот чем не рулетка? В любом случае, назвать такое судьбой – просто посмеяться над ней.
         Когда Алиса появилась на свет, ее отец занимал весьма себе просторный кабинет в здании исполкома. Росла дочь, двигался по служебной лестнице отец, и не было во всем этом никакой закономерности, чего-то предначертанного судьбой, лишь сплошная лотерея.

*****

         Никита был из тех, кому судьбой выпало родиться далеко от моря. Небольшое озеро, да и то почти заросшее камышом, отдаленно напоминало увиденные на картинках бескрайние морские просторы и тем более бушующий океан. Но стоило ему на небольшом плотике оказаться на середине озера, как сердце начинало шептать о своей непонятно откуда взявшейся влюбленности в морские просторы.
         Огромное, синее, с бесконечными пляжами и бурунами волн, он увидел лишь в семь лет. Увидел и понял окончательно: только оно, бескрайнее море, его единственная любовь и мечта.

         Этот раз для Никиты был пятой поездкой на юг. Лишь только прозвучала команда пристегнуть ремни и самолет начал снижение, Никита с замиранием сердца прильнул к иллюминатору. По прошлый полетам он точно знал, что минут через десять самолет завалится на левое крыло, резко меняя курс и внизу откроется бесконечная синева моря.
         - Мама, мама! Море, смотри, море! Море, море! – блестя глазами, словно маленький мальчик, тихо прошептал Никита.
         - Да, да, море. Смотри, не вывались наружу, - улыбаясь и радуясь вместе с сыном, ответила она.
         Пара минут и уже позади осталась кромка берега. Прогромыхав по бетонной полосе, самолет порычал двигателями и понемногу стал сбавлять скорость, а еще через несколько минут плавно подрулил к зданию аэропорта.
         К нынешней поездке на море старый друг отца подарил Никите настоящий армейский бинокль. Между ныряниями, устроившись на краю волнолома, он рассматривал морскую даль, будто капитал на мостике своего корабля. Волны с шумом врезались в бетонное сооружение и иллюзия морского плавания была стопроцентной.

*****

         Сидя у бассейна с морской водой, Алиса и ее подруга-сверстница наслаждались прохладой тенистых платанов. Будто стражники, толстые стволы выстроились по границе участка, а густые кроны закрывали сверху двухэтажный дом с садом, бассейн и кучу всяких построек. Вокруг стояла тишина, разбавленная еле слышным шумом моря и шелестом листьев.

         К тому времени отец Алисы, проверенный номенклатурный работник, располагался на верхнем этаже мэрии курортной столицы. Жизнь удалась практически во всем.
         Лет десять назад несколько городских чиновников, как официальная власть, и граждане «в авторитете», как власть фактическая, заключили соглашение: курорт должен быть местом тишины и покоя. И как залог будущего взаимопонимания, практически на самом берегу моря, был организовать санаторий из десяти коттеджей. Разумеется, каждой «санаторной» доле полагался сад, бассейн, отдельный въезд с гаражом. Само собой, вся эта идиллия располагала собственным пирсом, соединенным коротеньким каналом с морем. Ну а чтобы граждане не беспокоили обитателей частного оздоровительно учреждения, предусмотрительно одна из «бригад», бывшая в недалеком прошлом просто «пехотой» одного авторитетного товарища, была одета на манер заокеанских полицейских, расставлена по периметру и на ключевых постах.

         - И чем сегодня займемся? – не открывая глаза, спросила Алиса подругу.
         - Можем сходить на пляж… Хотя все уже разошлись… На такой жаре только ненормальный будет сидеть…
         - Мне в этой резервации откровенно осточертело. Вон видела, сколько камер напихали? Оно, конечно, хорошо, что посторонние не болтаются под заборами…
         - Слушай, а давай подкатим к пляжу на гидроцикле? Чего они без дела стоят…
         - Скажешь тоже, вон видела какой на причале сидит? Этот ключи не даст, инструкция…
         - Да ладно, давай попробуем. Неужели таким симпатичным девушкам откажет? Видела, как косится на нас? Ну чего, давай.
         - Да бесполезно, - поправляя шляпку, без всякой надежды ответила Алиса. – Разве что постебаться над служивым…

         Воодушевленная внезапно появившемся занятием, подруга Алисы набросила легкий халат, предусмотрительно застегнула только пару верхних пуговиц, развернула козырек бейсболки назад и решительно зашагала в сторону пирса. Понимая, что без номинальной «хозяйки» охранник даже разговаривать не станет с подругой, Алиса нехотя пошла следом.
         - Господин начальник порта, мы прокатимся? Парочку кружков…, - как бы между прочим спросила подруга, изображая при этом полное безразличие.
        - Извините девочки, мне потом холку так намылят… Вам развлекуха, а меня взашей выгонят. А человек маленький: есть инструкция, а в ней черным по белому список тех, кому можно давать ключи. Вы пока не доросли. Только без обид…
         - Да чего там, - изображая понимание, ответила Алиса. – Тяжело, когда сплошь правила и никаких тебе исключений. Мы все понимаем. Извини, нам совсем не хочется тебя подставлять…

          В части концентрации, особенно когда нужно найти решение, Алиса была точной копией своего отца.
         «Решение есть всегда, - любил повторять он, – вот только одни способны его найти, а другие нет. В целом все в жизни, как в курятнике. Кто умеет заставить шевелиться свой мозг, сидят на верхней жердочке, кто нет – на нижней. Со всеми отсюда вытекающими».

         Прислонившись к небольшой будочке охранника, Алиса внимательно осмотрела импровизированный пост.
         - Уютненько тут у тебя… А ты чего чай в такую жару пьешь? Вроде по виду не каракалпак какой, чтобы в ватном халате ходить по жаре, да еще горячий чаек попивать… Угости, если уж ключи нельзя, - не дожидаясь ответа, Алиса открыла термос.
         Увидев, как побледнел охранник, она поняла, что на верном пути. Еле слышно, совсем чуть-чуть, из термоса пахнуло чем-то явно с градусами.
         - Да нет, это я от простуды лечусь, настой такой…
         - Володя, да ты не волнуйся так, мы же свои. Я же тебя не первый год знаю, да и отец о тебе всегда хорошо отзывается, мол добросовестный парень, надежный, всегда на службе как с иголочки…

         Переменившись в лице, охранник понял, что влип. Хорошо зная «доброту» владельцев коттеджей, а еще больше их домочадцев, Владимир не нашел ничего лучшего, как с ходу «упасть к ногам».
         - Девчонки, Алисочка, не губите, что хотите для вас…, если кто будет приставать или еще чего…, только скажите, голову сверну…
         - Вова, да я знаю, - присев на причал, куда-то в сторону ответила Алиса. – От кого нас тут защищать? Мы дома, да и в городе как у Христа за пазухой…
         Посмотрев рассеяно в воду, добавила:
         - А ключи вот нельзя…
         - Да как я дам? Они же все считанные! – вытирая испарину, оправдывался охранник.
         - Так они и сейчас не все на месте. Одного вон нет…, - продолжала давить Алиса.
         - На сервис с утра забрали…
         - А могли забрать два? – помогая найти охраннику выход из гиблой ситуации, Алиса повернулась к нему, прищурившись от солнца. – Спросят – а у тебя в журнале отмечено два, а к утру будешь сдавать смену, а скорее всего и к вечеру, все будут на месте. Ведь так все просто…
         Поднявшись с причала, Алиса поняла, что дело сделано.
         - Можно вот тот, красненький, специально по цвету для симпатичных девушек… Всего пару кружков…
         - Алисочка, ну если только парочку…, - обреченно выдохнул Владимир. «Надо же как спалился», - уже про себя подумал он.

*****

         - Никита, шапку одень…, - то ли для порядка, то ли просто так, мама приподнялась с лежака и посмотрела на сына. – Слышишь?
         - Она утонула…
         - Когда ты уже научишься отвечать по существу. Шапка – без рук и ног, а если точнее – предмет неодушевленный. В отличии от хозяина, который ту самую шапку утопил…
         - Мамочка, ну ты же сама знаешь правильный ответ. Пойду, попробую нырнуть. В море варианта всегда два: или ее прибьет к берегу, или унесет в открытое море…
         - Ну ты уж попробуй договориться с ним… Мне уже надоело постоянно покупать новые шлепанцы, шапочки… Я не миллионерша…
         - Стереги бинокль, - засунув в сумку свою самую ценную вещь, Никита с разбегу плюхнулся в набегающую волну.

         Увы, море редко отдает «ценные» вещи, да еще доставшиеся без особых хлопот. Мусор и прочую ерунду, плавающую на поверхности – это всегда пожалуйста. Помелькав пятками минут пять, Никита вернулся на берег.
         - Как успехи? – из-под широкой шляпы спросила мама.
         - Вариант номер два. И поглотила ея пучина морская…
         - Кто бы сомневался…
         - Я на пирс…
         - Смотри не долго. На обед опоздаем…

         Сегодня на море, недалеко от берега, разворачивался настоящий парад парусов. Пару часов назад небольшая группа начинающих яхтсменов начала свою тренировку. Следуя командам тренера, расположившегося на катере, новоиспеченные мореходы ходили по большой дуге, меняя курсы. Уставившись в бинокль, Никита завороженного следил за небольшими суденышками, упорно воюющими с ветром. Меняя галсы, выписывая хитрые зигзаги, вопреки здравому смыслу небольшие парусные суденышки настойчиво шли против ветра. Увлекшись упорством яхтсменов, Никита не сразу заметил за кучей небольших парусов, естественных для моря, стремительно мчащийся красный гидроцикл. Будто две эпохи, два образа жизни, две стихии встретились на море: естественная, ловко овладевшая силой ветра и искусственная, громко рычащая и выбрасывающая сзади себя подобие взъерошенного хвоста из брызг и струй воды. Когда чудо инженерной мысли направилось в сторону берега, Никита с удивлением для себя заметил, что навстречу ему мчится загорелая девчушка-старшеклассница, примерно его возраста. Светлые волосы развевались на ветру, а лицо было полно счастья, восторга и еще кучи эмоций, не передаваемых словами.
         «Как дочка бабы яги на метле», - неожиданно почему-то промелькнуло в голове у Никиты, настолько все увиденное в бинокль было далеко от той действительности, в которой жил он. Кадры по телевизору и картинки в журнале ни в какое сравнение не шли с тем, как все это выглядело в реальности.

*****

         Увидев, что за ней наблюдают, Алиса заложила пару резких виражей. Гидроцикл, словно обученный жеребец, послушно выполнял команды своего наездника. Ему вообще казалось, что сегодня повезло вырваться на морской простор без человека, насколько легка была Алиса. Лишь только когда маленькая рука выкручивала до упора ручку газа, иллюзия самостоятельности исчезала сама собой: он был всего лишь машиной, ловко управляемой девчонкой.

         «Уговорив» охранника, Алиса с подругой минут за пять примчались к заветному месту пляжа, где обычно проводили время приятели и просто сверстники. Увы, лишь пяток знакомых смогли оценить их краснобокое заморское чудо. Сделав пару кругов перед восторженно наблюдающими курортника, Алиса высадила подругу на разбитом волноломе и помчалась в сторону дома.
         Но как не хотелось возвращать такую игрушку, да еще так легко доставшуюся!
         «Охранник? Да ну, это его проблемы. Вообще надо будет обо всем рассказать отцу. Такой человек им точно не нужен», - рассуждала Алиса, нарезая круг за кругом вдоль берега. На море ли, на городской автостраде – они одинаковы везде, откровенно влюбленные в свои дорогущие игрушки. И Алиса не была исключением, хорошо понимающая, кто она в этом городе и чья она дочь. Это ее море, и она будет гонять столько, сколько захочет!

         Вдруг все стихло. Будто и не было рева спрятанного где-то внутри табуна лошадей, шума ветра в ушах, летящих после резкий разворотов брызг. Скользнув на поверхности моря с десяток метров, гидроцикл остановился, покачиваясь на небольших волнах. Пару раз повернув ключ, Алиса услышала лишь безнадежно стонущих стартер. Резвый конь в мгновение превратился в тихое и неподвижное создание. Лишь красные бока со свежими еще каплями морской воды напоминали о былой прыти.

         Алиса на мгновение испугалась, как и положено выросшей на всем готовом, ничего не соображающей в технике. Привыкшая, что для любого, самого невероятного случая в жизни есть специальный человек, она и представить не могла, что может быть по другому. Завороженная быстрой ездой, Алиса только сейчас поняла, что берег – это лишь полоска земли, оставшейся где-то вдалеке, с еле различимыми фигурками людей.
         «Телефон…», - обрадованно открыв небольшой багажный ящичек, Алиса тут же вспомнила, что уезжала всего на несколько кругов…
         Идя на пирс, она, уверенная в бесполезности затеи с гидроциклом, телефон оставила у бассейна…
         - Ей, люди! Помогите!.., - прокричала было она, но тут же поняла, что ее голос просто растворился в пространстве, отделявшей ее от берега.
         Как назло, полуденная жара разогнала все яхты и катера. Тонкая кромка берега и еще более узкая линия горизонта – вот и все, что могла увидеть она.  Алиса с ужасом представила себя, затерявшейся между жизнью берега и бесконечностью моря.

*****

         Никита с восторгом наблюдай за девчонкой на краснобоком гидроцикле. Казалось, что бесконечным виражам и стремительным броскам по морской глади не будет конца. Да, это было действительно завораживающее зрелище! Он и не думал, что в реальности небольшое суденышко, если вообще так его можно было назвать, способно на такие чудеса маневренности. Как-то незаметно для себя Никита почувствовал, что безумно завидует незнакомой девчонке. Даже виденные много раз дорогие автомобили не вызывали в нем такого восхищения. Вообще, все передвигающееся по суше мало увлекало его. Катера, яхты, ну и конечно большие суды – это совсем другое дело. Ну а гидроцикл, почти летящий над поверхностью воды, это было вообще что-то космическое.

         Захваченный своими размышлениями, Никита не заметил, что девчонка снова стала стремительно удаляться от берега. Так уже было несколько раз: будто мчась на встречу с горизонтом и в очередной раз поняв, что он в принципе недосягаем, гидроцикл делал широкий вираж и снова устремлялся к берегу. На этот раз все произошедшее немного расстроило Никиту: гидроцикл остановился вдали от берега.
        В бинокль было хорошо видно, как девчонка попыталась пару раз завести своего шустрого «коня» и что-то крикнула. Посмотрев вокруг, Никита никого не заметил. Поняв, что «представление» на какое-то время остановилось, он пошел в сторону мамы, которая уже пару раз звала его.

         Собрав вещи, Никита уже на набережной достал бинокль и посмотрел вдаль. Красный гидроцикл, еще больше удалившийся от берега за это время, все так же качался на небольших волнах.

         Спустя пару часов жара загнала все отдыхающих в номера с кондиционерами и в спасительную тень. Читая книгу, Никита не переставал думать о девчонке в море.
         «Ерунда, - думал он. - Скорее всего, ее уже заметили или она просто позвонила по телефону. Попробуй потеряться с таким гидроциклом – максимум через час родители всех поставят на уши. Они точно хозяева в этой жизни…»
         - Мама, а можно я сбегаю на море?
         - Никитушка, жара такая… Купаться на таком солнцепеке…
         - Нет, я только на набережную и назад, на полчаса, не больше.
         - Хорошо, только полчаса.

         Через десять минут он уже стоял на берегу и вглядывался в однообразную картину моря. Бесконечная голубая поверхность и редкие небольшие волны – вот и все, что увидел Никита. Просмотрев в одном направлении, он методично стал осматривать море в обратную сторону, будто чувствуя, что что-то обязательно должно там быть.
         «Не может быть…, - растерянно подумал он. – Этого просто не может быть…»
         Вдалеке, превратившись в еле заметно пятнышко, плавал забытый всеми гидроцикл...

         Поздно ночью, проснувшись с каким-то непонятным чувством, Никита вышел на небольшой балкон. За высокими деревьями угадывалось море. Он на секунду представил себе, как там, в полном одиночестве, вдали от людей, белокурая девчушка ждет помощи.
        - Так не должно быть…, - еле слышно пробормотал он…
        - Чего там шепчешься? Никита, чего не спишь? – сквозь сон спросила мама.
        Вернувшись в постель, он тихо спросил:
        - Мам, а если сейчас в море человек и его никто не спасает, это правильно? Разве так может быть, что некому его спасти?
        - Мне кажется, ты слишком много смотришь в свой бинокль, - все также сонно ответила мама. – Все спокойно спят… А на море… На море все пойдут утром…
        - А может позвонить? Может в полицию?

          От слова «полиция» мама проснулась и села на кровать. Зная, что ее сын никогда не был выдумщиком, она никак не могла понять смысл его слов.
         - И вот откуда ты это взял?
         За несколько минут Никита рассказал ей о своих сегодняшних наблюдениях.
         - Думаешь, она все там же?..
         - Мне кажется, что ее просто уносит течением все дальше в море… С каждый часом, с каждой минутой…
         - Ну не знаю… В случае чего, так засмеют ведь…
         - Был бы жив папа, он бы не раздумывал… Ни сколько… Как тогда, на пожаре, когда ему никто не помог…
         - Ну хорошо, хорошо…, - окончательно проснулась мама. – Черт с ними, пусть смеются, переживем… - Бормотала мама, перелистывая небольшой телефонный справочник. – Алло, это полиция…

*****

         Солнце медленно пряталось за линию горизонта. Казалось, что оно просто ныряло в море, как одинокий вечерний купальщик.
         Алисе было не до красот заката: вот уже четыре часа она качалась на небольших волнах, вдали от берега. Страх, охвативший ее, когда заглох гидроцикл, постепенно прошел. Теперь казалось, что прошла и надежда. Вообще, наступила какая-то прострация, перемешанная с постоянным вопросом «Как так может быть?». Не просто с человеком, а именно с ней. С той, кого с утра до вечера все чуть ли не на руках носили. Той, за кем без остановки следили все, кому только не лень: когда ушла, когда пришла, где была, что поела, с кем гуляла и так до бесконечности. И что? Ее нет дома уже больше, наверное, пяти часов и никому дела нет?
         «Да, ситуация обхохочешься… Хотя сама ведь говорила, что уже взрослая, отстаньте от меня…», - рассуждала Алиса, болтая ногой в воде.
         «Я что, в речке?» - подумала она, рассматривая, как ногу омывает еле-еле заметное течение и тут же быстро выдернула ногу из воды.
         Догадка, внезапно возникшая в голове, потрясла: проклятое море уносило ее все дальше и дальше от берега.
         Много раз слышавшая детские страшилки, что мол нельзя заплывать далеко, потому что течение унесет в море и всякое такое, вызывавшее лишь улыбку, сейчас оказалось чистой правдой. Которую ей выпало проверить на себе…
        - Мама…, - тихо сказала Алиса и слезы потекли из ее глаз. – Помогите, хоть кто-нибудь…

*****

         Отец Алисы, вернувшись домой со службы, нашел дом пустым. Лишь домработница, как беспокойная пчелка, без устали кружила по комнатам.
         - Анна, а где Алиса, - выйдя из душа, громко спросил он у домработницы.
         - Весь день была с подругой у бассейна, а после обеда я даже не заметила, как они ушли. В городе, наверное, или на пляже…
         - Зачем ей пляж, у нее под окнами бассейн с морской водой…

         Набрав номер ее мобильника, в ответ он услышал лишь длинные гудки.
         Когда день стал клониться к закату, отец заволновался. Оказалось, что он совсем не знает ее друзей. Присев к телефону, он снял и тут же положил трубку на место. Не придумал ничего лучшего, он набрал номер дежурного мэрии. Не дождавшись ответа, тут же сбросил звонок.

         Прогуливаясь по саду, он зашел в гараж. Скутер и велосипед стояли на месте. Обойдя бассейн, он нашел телефон Алисы, валяющимся среди полотенец, заблокированный от посторонних глаз. Вернувшись в дом, он набрал дежурного городского отдела полиции. Представившись, он почувствовал, как вытянулся дежурный.
         - Слушай, старлей, у тебя нет неопознанных…, - и тут же запнулся, испугавшись своего вопроса. – Я в смысле, все спокойно?.. Ну да, пока, служи….

         Быстро наступившая темнота еще больше расстроила родителей, молча сидевших в беседке. Такое было в первый раз. Оказалось, что бесконечно контролируя жизнь дочери, они ничего о ее жизни не знают.
         - Да ладно тебе накручивать себя, - пытаясь разрядить обстановку, наигранно спокойно начала мама. – Она уже взрослая девчонка. Давно пора перестать за ней по пятам ходить. Меня в ее возрасте домой до полуночи было не загнать…
         Увидев удивленные взгляд мужа, она добавила:
         - Хотя в нашем селе тогда и идти то было некуда… Если только мед воровать, вместо сникерсов нынешних… Да с горами аукаться…

         Не успела она договорить, как зазвонил телефон. Быстро схватив мобильник, отец раздраженно бросил звонившему:
         - Слушайте, у меня без вас проблем хватает. Мне какое дело, что кто-то плавает в море. На то оно и море, чтобы плавать. Слушай, старший лейтенант, звони своему начальству…
         Стоя с трубкой, отец Алисы стал бледнеть, невпопад отвечая лишь «Да…», «Да…». Выключив телефон и не говоря жене не слова, отец Алисы выбежал из беседки и быстрым шагом пошел в сторону пирса.
        Заметив идущего, Владимир медленно поднялся со стула и на ватных ногах вышел навстречу. Не говоря ни слова, отец Алисы прошел до конца пирса, развернулся, и медленно проходя мимо охранника, с железом в голосе процедил сквозь зубы:
         - Утоплю, если это она… На куски порву…

*****

         Через час полицейский катер тихонько вошел в канал, ведущей к пирсу, с краснобоким гидроциклом на буксире.
         Укутанная в одеяло, Алиса только и смогла произнести, попав в объятия мамы:
         - Мамочка, я так испугалась… Прости меня…

         Узнавшая по пути домой, каким образом всем стало известно о ней, она всю дорогу думала о мальчишке с биноклем, мельком увиденном на пляже. О котором она тут же забыла, как забывала о других, ненужных ей в этой жизни. «Не достойных ее внимания», - как всегда была уверена она. Всех тех, кто родился там, где велела им судьба.
         - Папа, давай поедем в тот санаторий, ну откуда позвонили. Пожалуйста, дай мне первый раз в жизни сделать правильно…
         - Да…, да милая. Но ведь поздно, все уже спят…
         - Я извинюсь… Я только скажу, что со мной все хорошо… Я должна сказать спасибо, обязательно должна…

*****

         Сидя в холле небольшого санатория, Алиса и Никита не знали, что говорить друг другу.
         Девчонка, не привыкшая до этого быть благодарной и он, уверенный, что так должен поступать каждый нормальный человек.
         - Можно с тобой увидеться завтра? – пряча глаза, спросила Алиса. – Кроме моря в свой бинокль, ты, наверное, ничего больше и не видел за эти дни. Хочешь, съездим в горы, к моей бабушке? Ты был в горах? – уже осмелев и повернувшись к Никите, спросила она.
         - Тебе, наверное, будет скучно со мной… Я самый обычный… Вот бинокль только хороший, все видит…
         - Ну так договорились? – уже совсем осмелев, бойко спросила Алиса.

*****

          Когда все эта ночная суета улеглась, Никита вернулся в номер и спокойно уснул. Так, как засыпает человек, сделавшись все правильно, до самого конца.

         Теперь он знал точно, что будет капитаном. Который однажды, услышав тревожных голос вахтенного помощника «Человек за бортом!» и три длинных сигнала, спокойно отдаст команды «Стоп машина. Малый назад. Спустить шлюпку по правому борту». Немного подумав, добавит по судовой связи: «Доктор, приготовьте место для нашего пассажира…»





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 08.11.2018 Тимофей Зубцов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2408776

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1