У окна


У окна

 
 
 
                         У  окна...    

  

          (одна маленькая история)

  

              Мальчик сидел у окна.
         Мальчик сидел здесь давно.
        Можно сказать,  очень  давно.

  Мальчик смотрел на подступивший к самой дороге лес.
Деревья казались ему великанами, умными и спокойными.
Спокойными, как и он сам.
Эти великаны стояли у дороги неподвижно, лишь изредка покачивая длинными голыми руками – ветвями. Словно иногда вспоминали о нём.
Вот и сейчас, это дерево, слева, дружелюбно помахало ему рукой.

 Мальчик улыбнулся, приподнял худенькую руку и легонько взмахнул в ответ.
Он подумал, что, когда вырастет, станет похож на это стройное деревцо.
Мальчик смотрел не только на деревья. Он разглядывал разноцветные авто, что проносились по асфальту новой трассы, и троллейбусы.
На троллейбусы ему нравилось смотреть почти так же, как на лес.

Потому что в окнах плывших мимо «домов на колёсах» он видел людей.

Люди ехали на работу или – вечером, когда зажигались яркие уличные фонари – возвращались к себе домой…
Мальчик прекрасно понимал, конечно же, троллейбусы не были настоящими домами.
Лишь окна были чуть-чуть похожи.

…Люди возвращались к себе домой, в тёплые, уютные квартиры.
Домашний очаг. Мальчику почему-то нравилось это слово – очаг!..
От очага веяло теплом и добротой. По крайней мере, ему так казалось.
Он вообще любил уютные красивые слова.
Он видел за ними большие картины. Картины жизни. Почти как в музее. Когда-то мама с папой возили его в музей.

Мальчик вспомнил, что картины в массивных золочёных рамах с красивыми узорами показались ему тогда очень похожими на окна. Словно каждая картина – окно в иной мир, удивительный, таинственный мир.
Иногда картины были похожи на вечерние окна.
На те окна, в которых по вечерам зажигали свет.

В них замирали разные люди. Молчаливые, далёкие, с лицами красивыми – и не очень. Но глаза почти у всех были удивительно красивы.
Они тоже раскрывали рты, словно говорили о чём-то, смеялись или плакали, радовались или грустили. Но их слова мальчик не мог слышать.
Он сам додумывал, о чём говорят эти люди. Он фантазировал, придумывая целые истории об этих людях. Обязательно – со счастливым концом. Как в сказках, которые когда-то рассказывала бабушка, а потом читала мама.
Иногда человек на картине казался ему похожим на него самого. Потому что ничего не говорил, только думал о чём-то.
О чём?
Мальчик не знал, но догадывался.
И придумывал мысли для таких людей на картинах.
И они словно бы начинали жить своей жизнью – благодаря, конечно, помощи мальчика.
Эти мысли всегда были добрыми.
Хотя, как правило, грустными.

Мальчик не был, как может показаться, очень уж грустным. Он умел радоваться. Например, когда прилетали синички.
Одна маленькая синица всегда садилась на подоконник – точнее, с той стороны, на карниз – и два-три раза легонько стучала по стеклу своим крошечным клювиком, таким курносым и весёлым.
Она так здоровалась и, казалось мальчику, желает ему доброго дня.
Иногда синичка, подлетая, словно зависала у окна, и хитро поглядывала на мальчика блестящими чёрными глазками-бусинками.

Зимой мама с папой иногда открывали форточку и подвешивали на длинной нитке маленький кусочек сала. Тогда мальчик мог видеть прямо напротив себя, как птицы прилетают завтракать.
Так они, случалось, вкусно завтракали вместе. Мальчик – с этой стороны окна, гречневой кашей с горячим молоком, а синички – с той стороны, предложенным угощением.
    В такие минуты они напоминали далёких тропических птичек под названием «колибри».
Впрочем, наш мальчик читал, что один вид колибри есть даже в Канаде – канадские колибри прилетают в северные места после холодной зимы. Когда отступают морозы и расцветают первые цветы.
Но, поскольку цветов ещё мало, те колибри часто пьют на лету берёзовый или кленовый сок из веток, сломанных зимней вьюгой.

Время текло медленно и мало что менялось. Пожалуй, синички реже прилетали весной и летом. Весной они принимались искать насекомых, которые выползали из укромных укрытий при первых лучах солнца.
Синицы искали их среди ветвей низкорослых кустарников, прямо над тёмной, оттаявшей накануне землёй. Здесь быстрее исчезал снег – наверное, потому что было теплее, чем на высоких деревьях.
А люди в троллейбусах почти не менялись. Разве что зимой на них появлялись большие тёплые шапки, пальто и шубы.
Сейчас в самом разгаре зима – и мальчик видел в окнах проплывающих мимо фрегатов-троллейбусов множество таких шапок и шуб. Настолько много, что иногда он даже не успевал рассмотреть лица, хотя троллейбусы двигались важно и медленно.

Мальчик вздохнул. Скоро суббота… – завтра!
Ему, если честно, уже надоело ждать. Но – что поделаешь. Почти всегда серые зимние дни тянулись медленно – гораздо медленнее, чем эти полосатые как матрацы троллейбусы.
Летом время шло значительно быстрее.
Потому что начиналось время отпусков – и его часто вывозили на природу.
А сейчас приходилось ждать, ждать, ждать…

По воскресеньям (у родственников лишь один выходной в неделю) его везли в город или – если он просил – в лес.
Там, в лесу, где среди могучих спокойных деревьев дышалось особенно легко, полной грудью, мальчик чувствовал себя замечательно!.. Он словно заново рождался на свет!..
В такие дни мальчик был счастлив!

Сейчас он почему-то вздохнул…
В общем, он каждый день умел быть счастливым.
Ведь рядом с ним на столе – его лучшие друзья – любимые книги.
Он может в любую секунду отправиться с детьми из этих книг на поиски их отца, капитана Гранта. Или на берег Таинственного острова. Или по тропе отважного Зверобоя легко шагать вместе с честным охотником под сенью изумрудного лесного шатра в сторону канадских озёр...
Мальчик развернул инвалидное кресло и протянул руку.
Взял со стола книгу, открыл её на розовой закладке – он сам сплёл её прошлой зимой из пушистых нитей.
Другой мальчик, по имени Джек или, в других Территориях, по имени Джейсон, в эту минуту заставил поезд сдвинуться с места и катит по блестящим рельсам на Запад, через Проклятые Земли, чтобы найти загадочный Талисман. Джек понятия не имеет, как выглядит волшебный Талисман – но он точно знает, что Талисман поможет спасти его умирающую мать…

А наш мальчик уже там, рядом с Джеком-Джейсоном, он должен помочь ему разыскать на западном побережье – наверное, в Чёрном Отеле – таинственный Талисман, центр всех миров...

Теперь зимние минуты растаяли – время словно перестало существовать!

Мальчик сидел у окна и читал книгу…

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 08.11.2018 Андрей Рябоконь
Свидетельство о публикации: izba-2018-2408623

Метки: мальчик, окно, Зверобой, Стивен Кинг, инвалидное кресло, талисман, книга,
Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1