"Падлушка", "Энциклопедия Сиониста", ч.11


"Падлушка", "Энциклопедия Сиониста", ч.11
Третья, заключительная статья о русском студенте Николае Блинове, погибшем при защите евреев во время погрома в Житомире.

«Лучше бы «Падлушка» и Лена Хайфиц так не носились с этим Блиновым. Получилось с точностью до наоборот…»
К.Сазонов

Благодарю единомышленницу за предоставленные материалы:

http://berkovich-zametki.com/2010/Zametki/Nomer11/Laskin1.php

Откроем очередную главу «Энциклопедии Сиониста» от всем известного «Падлушки» и подведем итоги по столь любимому им и другими сионистами студенту Николаю Блинову.

В книге по ссылке в главе 12-й как раз о его жене Елизавете, в девичестве Калиновской.

Посмотрите фотографии польской еврейки. Вопрос о «русском» Блинове можно снимать с повестки дня. Изучили и фотографию дочери, Ирины Медведевой - Томашевской и круг её общения. Кому интересно, можно посмотреть в той же «Вики». От себя добавлю, что в числе её учителей в основном одна синагога.

Там же найдете информацию об Анском, Каляеве, Халтурине и Азефе. Что только подтверждает моё собственное расследование.

Сразу скажу, что в женитьбе Блинова на еврейке с моей точки зрения нет ничего плохого. Только дети его являются евреями и изменился вектор сознания самого Николая. Елизавета была очень умной женщиной и даже пыталась вытащить его из той самой Женевской лаборатории, где он занимался изготовлением бомб под руководством Евно Азефа. И эта попытка могла стоить ей жизни. Но Каляев отказался её убивать по приказу Азефа. Елизавета стала заложницей. И Блинов остался работать на одну из самых известных «JD»-боевых организаций. Почему именно «JD» и никак иначе, объясню в следующей статье.

Николай Блинов и появился в Житомире живым лишь по одной причине - выкупил жизнь Елизаветы ценой своей дальнейшей работы. Иначе и быть не может. Он знал в лицо многих, знал тактику действий и технику изготовления взрывных устройств. Азеф тех, кто решил завязать, отпускал только на «тот свет».

Если кто-то сомневается, наберите поиском «Боевая организация эсеров». Один круг их жертв чего только стоит! Там же Вы найдете ответ на вопрос, почему Каляев не стал убивать Елизавету. В другой ситуации он не стал бросать бомбу в Великого князя Сергея Александровича, так как в карете с ним находились жена и дети. Азеф бы нашел на голову Елизаветы другого исполнителя, не из русских, если бы Блинов не согласился работать дальше.

Исходя из того, что я выяснил по Гомельскому погрому, ставлю на карту всю свою репутацию - Блинов на деньги сионистов из Швейцарии занимался подготовкой и обучением незаконных вооруженных «JD»-формирований, причем не только на практическом, но и высочайшем теоретическом уровне.

Из банды отморозков Евно Азефа, размещенной в Женеве, в Житомир вернулся профессиональный террорист с навыками изготовления не только взрывных устройств и конспирации, но и прекрасно разбиравшийся в организации массовых беспорядков и управлении группами боевиков, включая вооруженное противодействие войскам, полиции и жандармерии.

Вот почему он стал первым из числа этой когорты, кого русские националисты убрали до начала декабрьского вооруженного восстания.

Если бы его не «убрали», пусть и с опозданием, но в целом почти вовремя, мы бы увидели в Житомире и окрестностях не только теракты в отношении представителей органов власти и управления, но и погромы коренного славянского населения совсем иного организационного уровня. И евреев с другой стороны на алтарь положили бы немало.

В 12-й главе Вы, при желании, найдете между строк эти вещи…

Теперь понятно, откуда «контрольный» удар штыком в лицо?

Вот по поводу кого с восторгом носятся «Падлушки» и Леночки Хайфиц и кого сейчас "поднимают на щит в качестве знамени!"

И ещё один нюанс. В самом начале ссылки рассказывается о полицейском ротмистре Иване Блинове. Почитайте, очень интересно… Какой контрразведывательный момент Вы увидите в 9-й главе?

Полицейский поехал поездом в Елисаветград за несколько сотен километров, чтобы поблагодарить казенного раввина Владимира Темкина за помощь семье погибшего брата. Что здесь такого, спросите Вы? Да ничего - отвечу я. Только спустя определенный период времени раввин Темкин станет первым президентом Всемирного конгресса сионистов… А путь из Житомира в Елисаветград лежит через знаменитую Умань.

И написал книгу о Блинове не кто-нибудь, а внук московского раввина, ближайшей связи Любавичского ребе Шнеерсона.

Как много еврейского и хасидского переплелось в Блинове… И это ещё не всё.

В Елисаветграде родился Радомысльский Герш Аронович, он же Григорий Зиновьев, одна из ключевых фигур Евреонала, вождь Коминтерна, автор термина «социал-фашизм» и первый переводчик книги Гитлера и Гесса «Майн кампф» в России. Именно с переименования Елисаветграда в Зиновьевск родилось с подачи Зиновьева такое явление как «Культ Личности». А Вы думали, во всем виноват Сталин?

В следующей главе «Энциклопедии Сиониста» более подробно поговорим о боевой организации Евно Азефа, где служил изготовителем бомб студент Николай Блинов.

И на закуску небольшой отрывок из первоисточника.

Вот что пишет член боевой организации эсеров, участница покушений на московского обер-полицмейстера генерала Д.Ф. Трепова, киевского губернатора Н.В. Клейгельса, метнувшая бомбу в черниговского губернатора А.А. Хвостова знаменитая еврейская террористка Маня Школьник. Почитайте, чтобы уловить колорит эпохи «бедных, несчастных и гонимых». Возможно, обнаружите некоторые интересные вещи по линии контрразведки.

«Жизнь бывшей террористки»:

«Сначала я была одна в женском отделении, так как все другие политические женщины находились в мужском корпусе. Там содержались уже многие товарищи: Леон Гольдман, один из активных деятелей с.-д. партии. В его доме найдена была тайная типография «Искры». Вместе с ним были арестованы его жена, Маня Гольдман, Феня Корсунская, жившая у них под видом прислуги, и Гриша Элькин. Там же находилась Нина Глоба, арестованная по делу Кишиневской демонстрации, как одна из организаторов ее; она также привлекалась по делу о сношениях с киевской группой «Искры».

Я недолго оставалась одна. Скоро начались аресты, и ко мне в камеру посадили еще двух женщин: Жёнго Годлевскую и Розу Розенблюм.
Пришла пасха 1903 года — вторая в тюрьме.

На второй день ее необычные звуки достигли до нашего слуха. То громче, то тише, они, казалось, проникали в нашу камеру со всех сторон. Надзиратель стал все чаще пробегать мимо нашей двери. Мы все встревожились: что может это означать? Мы спросили у надзирателя. Он смотрел на нас несколько мгновений и затем прошептал:

— Приказано убивать жидов, вот что это значит.

Кровь бросилась мне в голову при этих словах. Я осталась стоять у двери, не будучи в силах сделать ни шагу.

Странное зрелище предстало нашим глазам, когда нас вывели на прогулку. Весь двор тюрьмы был покрыт перьями, которые ветер занес из города. Это были перья из еврейских подушек и перин, разорванных погромщиками.

Два дня и две ночи продолжалось избиение евреев, и их отчаянные вопли слышались в нашей тюрьме. Только на третий день начали арестовывать громил.

Спустя некоторое время к нам в тюрьму привезли Давида Ройтерштерна. У него нашли мои письма и арестовали где-то в Польше, где он находился на военной службе. Эти письма послужили самой серьезной уликой против меня, так как в них я самым определенным образом высказывала свои взгляды на царизм и обсуждала меры борьбы против него.

Через несколько дней меня вызвали на допрос. Жандармский полковник встретил меня с торжествующим видом.

— Признаете ли вы эти письма, — при этом он вынул связку моих писем к тов. Ройтерштерну, — найденные у рядового Ройтерштерна и написанные по-еврейски, вашими?

— Я отказываюсь от показаний, — ответила я. Полковник тогда сказал:

— Предварительное следствие по вашему делу закончено, и по распоряжению его высокопревосходительства, министра внутренних дел Плеве, вы будете преданы суду.

Допрос был окончен, и меня отвели в мою камеру. После этого допроса для меня стало ясно, что меня нескоро выпустят.

Весть о том, что Гольдманы, Корсунская, Гриша Элькин, Шпайзман и я будем преданы суду, дошла до товарищей на воле. Этот поворот от практиковавшейся долгое время системы административной ссылки вызвал большой интерес среди либеральных кругов России. Несколько известных адвокатов — Маклаков, Кальманович, Ратнер и другие — написали прокурору, предлагая выступить в качестве наших защитников.

Все свидетели дали благоприятные показания, кроме официального переводчика моих еврейских писем, местного раввина. Он утверждал, что одно из моих выражений гласило: «Я не успокоюсь до тех пор, пока не пролью крови вампира», хотя другой, неофициальный, переводчик говорил, что это выражение значит: «Я не успокоюсь до тех пор, пока не прольется кровь вампиров». Раввин утверждал, что спорное выражение было написано ясно и правильно и что он перевел его точно».

Вот, пожалуй и всё по Блинову. Изучение всех обстоятельств по существу вопроса не только позволило углубленно рассмотреть  деятельность боевой организации эсеров, но и выйти на более интересные вещи, начиная от Декларации Бальфура и заканчивая созданием государства Эрец Исраэль в Палестине в 1920 году (а Вы думали, 1947 год?).





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 43
© 08.11.2018 Константин Сазонов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2408472

Рубрика произведения: Проза -> История


Нина Орлова       08.11.2018   15:21:58
Отзыв:   положительный
Костя, отличное, исторически выверенное заключение по Блинову!))
Тебе удалось многое прочесть между строк в предлагаемых тобой читателям для ознакомления книгах.
И Блинова стало по-настоящему жалко: не надо было ему впутываться в политику. Интересна деятельность самого Азефа.
Надеюсь, что ты продолжишь!))
Константин Сазонов       08.11.2018   17:27:30

Привет, милая Нина! Спасибо за отзыв! Блинов не в политику полез, а в терроризм! Дальше будет не менее интересно. Пришлось даже за Савинкова засесть. «Падлушку» жалеть не будем? Снова по морде?









1