Апостолы ("Польский цикл")


АПОСТОЛЫ
Царство Польское, Люблинская губерния,
Холмский (Хелмский) уезд, 1865 г.*




По дрёме полуденной тихо восстав,
Заветною думою полон,
Томится в избушке отец Иосаф
Из церкви под городом Холмом.
Широкую бороду гладит рука,
Движенья размеренно-плавны.
В лице – бесконечные скорбь и тоска,
И сам он такой православный!
Печалится батя в домóвой тиши
О вере своих подопечных,
Грустит о спасении каждой души,
Считает заблудших овечек.
Не может его никакой разговор
Отвлечь от таких медитаций.
Ну разве что снова пехотный майор
Заскочит, решив отыграться.
Да вот он как раз, поглядите в окно:
Идёт сюда, пышет азартом.
Но только зачем? Ведь уж ясно давно:
С попом не дождёшься ты фарта.
И боле того, коли верить молве,
То пастырь мухлюет украдкой –
– Болтает народ, мол, тузы в рукаве
Лежат у него за подкладкой…
Однако приходится, батю кляня,
В сей дом, как и раньше, переться.
Майор-то в нужде! Он и третьего дня
Играл на казённые средства.
Зашёл – и с порога: «Ну как, иерей,
Готов ты забыть о печали?
Вот перстень. Поставлю, как тыщу рублей.
На днях из именья прислали». –
– «Хорошая вещь… А с ценою загнул.
Три сотни. От силы полтыщи.
Да что ты стоишь? Опускайся на стул!
Начнём! Я банкую, дружище».
Минута прошла – и задумчив майор.
На лбу раздувается жила.
Девятка, шестёрка и туз. Перебор.
Хотел по-другому, чудила!
Вернуть не вернул то, что брал под отчёт.
Осталось одно – застрелиться.
Но батюшка мысли такие сечёт:
«Не вздумай! Страстная седмица!
Когда намерéнья твои не чисты,
Мне хладным остаться негоже.
Ведь я-то страдаю поболе, чем ты.
Терзанья достойно ли множить?» –
– «Какие? Твои? Не пойму ни хрена.
С чего тебе горько на свете?
Откормлена харя, набита мошна…» –
– «Да счастье, дружок, не в монете.
До ручки довёл меня здешний народ,
Который безумно люблю я,
Кого повелел уж до Пасхи Синод
Вернуть на дорогу святую.
Что в Риме далёком забыли они?
Чем ересь их эта прельстила?
Ведь русские люди! Причём искони,
Считай, со времён Даниила.
Не русские? Ладно. Учёным видней.
Допустим, хохлы-галичане.
Но всё же не ляхи! Не польских корней
Тут вера была изначально!
Пытаюсь к их сердцу идти прямиком.
Вещаю толпе деревенской,
Мол, унию вам навязали силком
Баторий да Скарга-Павенский;
Без них, говорю, вы бы сами ни в жисть
Не сбились на эту дорогу.
Ещё и владыки свои продались,
И шляхта забыла про Бога;
Но пуще других, мол, виновна Литва,
Полячишек terra secunda,
Которая вас охраняла сперва,
Потом отдала Сигизмунду…
Избавлены, дескать, вы нами теперь
От богопротивнейшей скверны.
Покайтесь! Открыта вам истины дверь.
А царь – он такой милосердный!
Какие же речи я слышу в ответ?
Мы правды, мол, вашей не знаем.
А верим, как верили бабка и дед,
И церква нам эта – родная.
Мне дочь кузнеца по своей простоте
Сморозила, помню, такое!
Раз мы-де царю поклялись на кресте,
То веру оставьте в покое!..
Да нет, не оставим. Тут масса причин,
По коим сие невозможно.
Хотя бы такая: похабится чин,
Изгадили действо безбожно.
Священство забыло про наш Типикон,
Побрилось, надело сутаны.
В богатых церквях – пара-тройка икон!
Зато всюду лавки, органы…
Хожу, объясняю, каков наш обряд.
Но будто не слышат, поганцы:
Акафистов, ироды, петь не хотят,
Им любы «годзинки», «ружанцы».
Причём до сих пор за кого их «отцы»
Молитвенно Господа просят?
Они ж Александру клялись, подлецы!
А здравицы Пию возносят!
И что же, терпеть нам такой балаган?
Я действовать начал по-русски:
Донёс – и теперь их попишка Богдан
Сидит уж неделю в кутузке.
Ну, думаю, чада, лишившись попа,
Ко мне зашагают молиться.
Пришли они, как же!.. Вся дура-толпа
В костёл побежала! К латинцам!!!
Что делать – не знаю… Сегодня на сход
Вечор собираются люди,
Я выступлю там. Но скажу наперёд,
Особого толку не будет».
Хохочет майор: «Да кончай ты скулёж!
«Они-де заблудшие»… Враки!
Отребью не льсти! Для меня это сплошь
Поляки, поляки, поляки!
Зачем убеждать их путём болтовни,
Как юный Бова-королевич?
Один лишь язык понимают они,
Считал незабвенный Паскевич.
Тут явно без толку нормальная речь.
Я знаю, для их убежденья
Годны только пули, штыки да картечь –
– И вмиг состоится прозренье…
Ты вот что: к народу иди своему,
Начни толковать им о Боге.
Покуда болтаешь, как раз подыму
Своих молодцов по тревоге.
Покажется там батальон егерей,
Да шпагой махнут офицеры –
– Не то, что славяне, последний еврей
Запросится в русскую веру!
Начнут упираться – так им же беда:
Ведь наши стреляют нехудо.
Пошлю донесенье в Варшаву тогда,
Мол, бунт учинили, паскуды…
Что хмур? Говорю-то я дело, поди.
Давай, соглашайся, приятель!
Но ты мне тыщонку хотя бы ссуди!
Вот-вот попадусь на растрате».
«Не должно священнику, – рек Иосаф, –
– Подобное слушать витийство.
Пускай ты за веру, пусть даже ты прав,
Но я не причастен к убийствам.
Поэтому слов о пальбе не слыхал,
Намёков не понял. А коли
Толкать не могу на свершенье греха,
То… действуй по собственной воле!
Христу послужи, раз оно по плечу.
Спаси это стадо незрячих.
А я, так и быть, за тебя уплачу.
Закрою в полку недостачу».
Поповы слова, как надежды лучи,
Согрели вдруг душу солдата.
Майор, возбуждённый, немедля вскочил
И тут же собрался куда-то,
Ладонью расправил мундир на себе,
Затем, попрощавшись, отчалил.
А батюшка вновь остаётся в избе
Один со своею печалью…
И крестится поп на святые углы
Да молится: «Господи Боже!
Ведь это ж одни самодуры-хохлы!
Ты видел их наглые рожи?
Хотим возвернуть их на истинный путь.
Но что им Синода указки!
Солдатикам, видно, придётся пальнуть
Разок или два для острастки.
Молю об одном (и поставлю свечу!),
Чтоб только не всех постреляли.
Ведь если я меньше трёхсот охвачу,
Дождусь наградных-то едва ли!..»

___________________________________________________________
*Историческая справка
Холмщина (она же Подлесье, она же Русское Забужье) - историческая территория Галицко-Волынского княжества. Присоединившись к Литве ради спасения от татар, она оказалась заложницей её политических интересов. Ради согласия литовского дворянства на общее с Польшей государство великий князь Сигизмунд II Август подарил часть литовских земель, включая Холмщину, самому себе как польскому королю, коим являлся по совместительству. Он полагал, что ради пребывания с этими землями в общих границах литовцы поддержат идею межгосударственной унии. Оказавшись уже польской провинцией, Холмщина после заключения Брестской церковной унии 1589 г. подверглась наиболее яростному окатоличиванию и ополячиванию. По прошествии последующих 250 лет язык, на котором говорило местное население, уже больше напоминал польский, нежели древнерусский, а церковь от костёла отличалась только отсутствием латыни. Пришедшая туда после 1815 года Российская империя стала вести себя с местным населением, как слон в посудной лавке, навязывая ему давно забытые русские обряды и традиции  и называя всё это "освобождением". Если Александр I и Николай I с этим ещё не очень усердствовали, оставляя унию в неприкосновенности, то Александр II после польского восстания 1862-1863 гг. занял непримиримую позицию по возвращению населения Русского Забужья в лоно русских православных народов. Для решения вопроса активно применялись войска, по толпам нежелающих переходить в православие нередко открывали огонь. Однако жители оказали русской власти ожесточённое сопротивление. Часть их просто объявила себя поляками и перешла в "нормальный" латинский католицизм, другая же часть формально покорилась, но продолжала считать себя униатами. Униатская же епархия в Холме была насильственно упразднена "за отсутствием паствы". За последующие 50 лет в результате смешанных браков население ещё более полонизировалось и настолько возненавидело русские порядки, что когда в 1915 году из Польши ушла русская армия, жители радостно избивали попов и выкидывали из храмов всё, что напоминало православный обряд. Неудивительно, что при Пилсудском епархия была восстановлена уже не как униатская, а как римско-католическая, причём при полной поддержке жителей. В сегодняшнем Хелме уже ничто не напоминает древнерусский город Холм, а кафедральный храм зовётся не "Успенским собором", а "базиликой Пресвятой Девы Марии". 
 
Добавить / Изменить группы

Текст произведения: (*) (Переход на 1 строчку SHIFT + ENTER
Для корректной работы редактора рекомендуется установить последнюю версию браузера





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 08.11.2018 Алексей Пашковский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2408136

Рубрика произведения: Поэзия -> Исторические стихи











1