Сказки гномика Тонтика


Сказки гномика Тонтика

Давным-давно, вероятно, когда я был ещё маленьким, был у меня друг. Нет, не гномик Тонтик, другой. Звали его капитан Андрей. Однажды он появился из ковра, висевшего на стене, и с тех пор он посещал меня ежедневно. Но его никто кроме меня не видел, потому что капитан Андрей, чем-то похожий на Папайя из диснеевских мультфильмов, был невидимым для остальных людей. Капитан Андрей рассказывал мне много весёлых, волшебных историй, но я их всех забыл. Но однажды папа купил мне другого, искусственного «капитана Анд­рея». Голова у этого капитана была на пружине, а рот в настоящей бороде «морского волка» вечно почему-то сме­ялся, отчего казалось, что он выпивший. Глядя на этого «капитана», часто стал выпивать и мой капитан, а мне это не нравилось. Я его стал гнать и он ушёл. А через много-много лет ко мне пришёл гномик Тонтик. Мой новый друг тоже рассчитывал, что я маленький и, по­с­мотрев на меня и разочаровано почесав бороду, тоже чуть-чуть не ушёл, но я ему сказал:
– Постой! Не уходи! Я вырос, это правда. Но на Свете так много детей, которые никогда с тобой не встретят­ся и не услышат твоих замечательных сказок, неужели тебе их не жалко? А я мог бы их записать.
–Ты не записал ни одной сказки капитана Андрея! Тем более не запи­шешь мои.
–Тогда я маленьким был и компью­тера у меня не было, вручную писать для меня слишком долго, а капитан Ан­дрей спился.
–Я тоже «не сахар», постоянно ворчу, ною… Замучаешься ты со мной. А компьютер у тебя ещё не скоро будет.
–Да, но теперь я могу записывать, запоминать.
Гномик Тонтик почесал затылок и махнул рукой:
–А ладно, будь что будет! Слушай:

СТАРИЧОК И СВЕРЧОК
Посвящается моему соседу по даче – Михаилу Матвеичу.

Однажды тёплой, летней но­чью, когда на небе была полная луна, старик слез с кровати, взял свечку и, кряхтя, полез куда-то за печку. Вот уже несколько но­чей (а, может, и лет, точно не помню) старику хотелось найти сверчка и о чём-то очень важном спросить его. Старичок искал долго и упорно. Он уже совсем было от­чаялся и хотел повернуть обрат­но, но тут он увидел сверчка.

Сверчок был одет в концер­тный фрак, а в левой средней лапке держал скрипку, по которой водил смычком, что был в пра­вой верхней лапке. Старичок об­радовался встрече и наконец-то спросил:
И что ты всё сверчишь, сверчишь, людям спать не даёшь? Посмотри, все на Свете спят: и дети спят, и звери спят, и птицы спят… А ты всё сверчишь, свер­чишь…
Во-первых, я не сверчу, а исполняю Лунную сонату Бетхо­вена, – сказал сверчок. – А во-вто­рых… старик, много ли тебе оста­лось жить? Ты лучше посмотри, какая сегодня ночь! Какие яркие звёзды, как заливисто пели недав­но птицы! А лягушки будто бы не квакают, а что-то тихонько поют. Тебе поют, между прочим. Успокойся, старик, ложись и слу­шай, слушай…
Старичок задумчиво почесал свою седую бороду и поплёлся обратно.
А сверчок продолжил самое великолепное в мире исполнение Лунной сонаты Бетховена. А с неба светила яркая луна...

Как муравьишка войну начал


Опускался вечер, в лесу ста­новилось темнее и темнее с ка­ждой минутой. Маленькие муравьи торопились домой, в свой уютный муравейник. И маленький муравьишка Федя решил разузнать: а что же там такое? Федя сделал несколько шагов и вдруг споткнулся о ка­кой-то камешек и упал. В ином случае, может, этим всё и кончи­лось, но Федя упал на крылышко юной стрекозы, которая тоже ре­шила прогуляться перед сном. Ус­лышав вопль «Ой!» и почувство­вав, как что-то острое вонзается в её нежное крылышко, стрекоза резко взмыла вверх. Она взлетела так резко и внезапно, что задела листик. С этого листика упала капелька и попала на мирно ле­жащего, уже уснувшего, кролика. Кролик тоже не стал разбираться, что к чему, он просто вскочил и поскакал.
Между тем, солнце опускалось всё ниже и кролик скакал, почти не видя дороги. По пути он нат­кнулся на лошадь, которая мирно жевала травку. Почувствовав нео­жиданный удар в бок, лошадь решила, что на неё напали волки. Громко (как я) заржав, она во всю прыть поскакала куда глаза глядят. Вслед за ней сор­вался с места весь лошадиный табун в 100 голов!
Дело было на границе двух королевств. Увидев бешено мча­щихся куда-то среди ночи лоша­дей, пограничные войска и того, и другого королевства решили, что в соседнем королевстве нача­лись военные манёвры с целью напа­дения на них. Об этом неме­длен­но было доложено мирно спящим Их Величествам и оба короля спросонья подписали Указ о на­чале войны.
К утру лес горел, а от род­ного муравейника Феди осталось лишь пепелище. Война же, не­вольно начатая не в меру любо­пытным муравьём, продолжалась ещё 50 лет!

ХРАБРЫЙ ЗАЯЦ


На поляне густого леса жил-да-был один зайчишка-трусишка. Впрочем, как и все зайцы. Но в отличие от остальных зайцев этот заяц был к тому же умным. Он отлично понимал, почему зайцы – трусы. Ведь слабее и беззащитнее зайцев не было никого, бдитель­ность для них – единственный спо­соб выжить. Философ бы назвал трусость зайцев вполне осознан­ной. Кто знает, с какой стороны подкрадётся к ним опасность?

И вот однажды не в меру любопытный зайчишка, наевшись травки, увидел красивую бабочку и подумал: «Как же она летает? Птицы тоже летают, но они вы­соко, за ними не уследишь, а ба­бочка вполне могла бы отк­рыть секрет». И храбрый заяц стал следить за ней. Да-да, так же, как волк на охоте.
А в это время молодой се­рый волк выслеживал курочку, которая решила прогуляться в лесу вместе со своим петушком-воздыхателем, который постоянно хвастал перед ней своим героиз­мом. Действительно, когда легко­мысленная курочка уже забыла о второй причине своей прогулки по лесу, молодой петух не дре­мал: заметив крадущегося голод­ного волка, он притаился, но не с целью спрятаться и бросить на съедение бедную курочку, а что бы напасть на волка в самый неожиданный момент. Надо ж та­кому случиться, что вдруг из-за кустов выскочил ошалелый заяц, уже ничего не различая кроме бабочки! Петух понял, что заяц вот-вот налетит на ничего не по­дозревающего волка и свой налёт на него рассчитал так, что бы он произошёл одновременно с налё­том зайца. Когда заяц и петух налетели на волка с разных сто­рон, где-то на соседней поляне раздался выстрел охотника, кото­рый именно в это время подст­релил утку, упавшую клювом вниз на уже насмерть перепуган­ного волка.
Куда убежал волк – об этом история умалчивает. Но когда бе­зумно влюблённая курочка со своим петушком вернулась в свой курятник, на поляне остался только заяц. После того, как заяц пришёл в себя, он быстро оценил обстановку и присвоил себе все лавры от победы над волком. Но если вы подумали, что заяц заз­нался, то глубоко ошибаетесь. Ко­нечно, заяц задрал хвост, он даже сделал себе импровизированный трон из пня, про него тут же пошла слава зайки-зазнайки, но на самом деле, заяц просто знал себе и всему на Свете цену. Заяц приказал недавним (и будущим) врагам – медведям, лисам, волкам – соорудить себе трон, а сам пере­тащил в тайное место найденное ружьё, которое с испугу уронил охотник, увидевший, как прямо на него скачет волк, на нём сидит и кукарекает во всё горло петух, а над ними пролетает заяц. Это ружьё Храбрый Заяц (как он по­велел себя называть) заряжал па­тронами каждый раз, когда уст­раивал приём, сидя на троне. От курка к его задней лапе вела невидная никому нить, которую он дергал, если что-то из подно­шений ему не нравилось.
Казалось, что заячья тирания будет вечной. Звери уже стали подумывать о заговоре с целью свержения, ведь это – лес, а не че­ловеческий мир, никакой диктату­ре здесь не место, но однажды, когда звери по привычке пришли на поклон, Храброго Зайца на месте не оказалось. Вместо «тира­на» на троне лежала следующая за­писка:
«Уважаемые звери!
Храбрых зайцев не существу­ет в природе. Но я дос­таточно умён, что бы понять, что вы меня когда-нибудь разоблачите и съеди­те. А я этого не хочу! Я ухожу и забираю всё, что мне удалось собрать от вас, думаю, этого мне хватит на всю жизнь. Thankyou! »
Разьярённые звери, не ожидав­шие такого подвоха, бу­шевали долго, но было уже поздно. А заяц никуда не ушёл, он просто спрятался и жил в своё удоволь­ствие ещё долгие-долгие годы.

–Что-то у тебя сказочки какие-то мрачные, – сказал я.

–Какая жизнь, такие и сказанья, – вздохнул Тонтик.
–Не строй из себя жертву ельци­низма. Ты, как-никак, сказоч­ный герой, тебя наша жизнь не должна касаться.
–Любой сказочный персонаж глубо­ко переживает судьбу своих читателей и почитателей. А я всегда был особо впечатлительным.
–А дети при чём? Почему из-за тебя они должны довольство­ваться твоими «сказаниями»?
–По-моему, я тебе не говорил, что мои сказки – детские. Они больше взрос­лые, к твоему сведенью.
–Спасибо и на этом. Пойдём дальше?
Тонтик отхлебнул чай и продол­жил:

Басня про Голубую Стрекозу


Одному гражданину весьма не везло:

Ни в любви, ни в работе, ни в жизни.
Сто несчастий за день – не рекорд для него,
Рядовое явление, только всего.
Надоели однажды ему катаклизмы.
Он решил тогда Синюю Птицу поймать
И расставил, где мог только сети.
Он согласен, уж, был года три счастья ждать,
Только б Синюю Птицу однажды поймать!
Пусть кого-то другого несчастия метят!
Долго ждать бедолаге улов не пришлось:
Утром он не проспал на работу,
Для него и в автобусе место нашлось
(Почему-то его даже ждать не пришлось),
Стало меньше как будто и прочей заботы…
«Наконец-то, – решил гражданин, – повезло!»-
И помчался проверить он сети.
Счастье новое как окрыляло его,
Словно бы за плечами весь мир у него!
К вечеру он нашёл эти самые сети.
Только что это там? – он никак не поймёт:
Шестикрылая, мелкая мошка,
Что на Синюю Птицу никак не идёт.
Надо ж всё-таки так «обломиться»! Вот чёрт!
Пробежала, видать, снова чёрная кошка.
Он спросил, заикаясь с испугу:
– Ты кто?
– Не узнал? Я же – Синяя Птица!
Что, забыл, как сегодня тебе вдруг везло?
Раз поймал, так бери меня бедам назло,
Не позволь же удаче своей раствориться!
– Знаешь что, не крути мне мозги, стрекоза!
Что я, Синюю Птицу не знаю!
Или хочешь сказать, что подводят глаза?
– Что ж, – вздохнула она, – если я – стрекоза,
Не нужна я тебе, то сейчас же растаю. –
Больше нет стрекозы. И на утро его,
Опоздавшего вновь на работу,
Чуть не выпавшего из окна своего,
Задавило машиной. И нету его.
У него больше нет ни проблем, ни заботы.

Заработал ловец за удачей ненастье,

Обретя навсегда себе вечный покой.
Вывод прост: для того, кому счастье – не счастье,
Птица Синяя будет тому стрекозой.

–Так-с, только «мокрухи» мне не хватало, – сказал я. – Ты что, случайно не маньяк?

–Так этот тип сам себя убил, я-то тут при чём?
–Ага, сам сидел за рулём той «тачки», которая его же сбила.
–Не утрируй! Зачем надо было от­казываться от счастья?
–А может, это действительно не Синяя Птица? – предположил я. – Неужели человек не узнает своего счастья?

КТО ГЛАВНЕЕ?


Однажды утром заспорили как-то различные части будильни­ка о том, кто же из них глав­нее? А началось всё с того, что циферблат гордо заявил:

–В этих часах я самый глав­ный! Потому что человек всегда смотрит на меня.
–Смотрел бы человек на тебя, если бы не я, – сказала ча­совая стрелка. – Да без меня жизнь встанет, если так разоб­раться! Человек не просто интере­суется, который сейчас час, – он по мне весь свой распорядок строит!
–Похвальбишка! А кто тебя отсчитывает? – Я, минутная стрелка! И вообще, у человека гораздо больше дел, что уклады­ваются меньше, чем за час. Всё решают минуты.
–Да, а кто придумал послови­цу «Каждая секунда дорога»? Да ещё не забывайте, что всё-таки я отсчитываю минутный интервал. Да без меня вы – никто!
–Очень важные персоны! – съязвили цифры циферблата. – Да стоит нам уйти, на вас никто даже не глянет! Кому вы нужны без нас?
–Эй, наверху, – закричали вин­тики да гаечки, – мы бы попро­сили вас не задаваться! Кто вас всех движет? Без нас, скромных тружеников, вы – ржавый металло­лом!
–Только не я! – взревел зво­нок. – Без меня мы были бы обычными часами, которых даже заводить вовремя забывали бы.
И тут на звонок опустилась тяжёлая рука человека:
–Спокойно! Я здесь самый главный! – и без лишних слов встал, оделся и ушёл.

СОЛНЦЕ СПРЯТАЛОСЬ ЗА ТУЧИ


Однажды в лесу солнышко спряталось за тучи. Видимо, ре­шило согреться, всё-таки стояла зима. Всем зверям холодно, боль­шинство птиц улетело в дальние края – и солнцу, наверняка, было холодно! Сразу стало как-то тем­нее и неприятней, как будто нас­тала белая ночь, про которую рассказывал дедушка Мороз. Сам он, естественно, эту ночь тоже не видел, но ему про это рассказал непоседа – Умка, маленький белый медвежонок из мультфильма. Так вот, солнышко скрылось, сонные совы вышли из своих дупел по­гулять и тут же спрятали свои клювики в перья под крылышки, зайцы, напротив, забрались в свои норки, медвежата спросонья по­вернулись на другой бочок… Скучно в лесу. Ну, как у меня в голове, когда я сплю.

А под снегом, как всегда не­ожиданно, начало таять. Кап, кап, кап – и маленький мышонок прос­нулся. Он захотел узнать: а что же там такое капает? И почему? И вышел на поверхность.
–Ну, вот, всю сказку испор­тил, – облизнулся лисёнок.–
Зато вкусно!

–Ну, и о чём эта сказка? – спросил я.
–Да о том: не надо лезть, куда тебя не просят!
–Так ведь сказки-то как таковой нет! – возмутился я. – Ма­ленький мышонок хотел узнать, что там такое, вышел – и сказка кончилась. 
-У тебя все сказки та­кие?

–Почти, – отхлебнув чай, «скромно» ответил Тонтик. – Слушай дальше:

ЁЖИК НА БАЗАРЕ

Однажды лиса решила прой­тись по базару, кое-что прикупить на недавно украденные деньги. Это кое-что она купила и была собой очень довольна, но попутно рыжая плутовка заметила доволь­но странную картину: грустный ёжик продавал ёжиковые шубки. Естественно, вид голого ёжика, над которым висели 3 шубки из иго­лок, не мог не заинтересовать ли­сицу. Мысленно облизнувшись, лиса спросила:

–В чём дело, соседушка? Поче­му продаём последнюю ру­башку? Совсем дела плохи?
–И не говори, – вздохнул ёж. – Совсем невмоготу стало. Вот, ре­шил продать последнее, что было в нашей семье. Ну, вообще, хоть в гроб ложись! Может, купишь? От собак будет, чем защищаться, когда на кур пойдёшь…
–Идея-то хорошая, – ответила лиса, – но на это пока денег нет. Вон, заяц бежит, опять, верно, от волка. Ему всегда нечем защи­щаться, – ему и продай.
Сказано – сделано. Зайчишка и купил все шубки для своей семьи и тут же одну из них надел. Но лиса, как всегда, оказалась не так проста: она успела продумать всё, что будет дальше. Некоторое время спустя, когда счастливый заяц уже подбегал к своей норке, лиса его и поймала за длинные ушки, которые не влезали в ёжи­ковую шубку.
–И куда мы так спешим? – взмахнула хвостом лиса.
–Домой, – дрожа от испуга, ска­зал заяц. – Т-т-только ты меня не съешь, я колючий!
–Ты-то колючий, да ушки твои такие гладенькие, вкуснень­кие… Сами на язык просятся! А если за них ещё тряхнуть! – и с этими словами лиса одним взма­хом вытряхнула зайца из ёжико­вой шубки, да съела.
Затем по запаху зайца она вышла на след его норки, после чего разыскала норку голых ёжи­ков, которые ещё не научились прятаться.
На следующий день лиса сшила из двух ёжиковых шубок одну для себя, а с третьей пошла на базар:
Покупайте ёжикову шубку!

Бабочка


Однажды летом, напившись сладкого нектара, маленькая кра­сивая бабочка прилегла отдохнуть на березовый листик, что висел высоко-высоко, на самой верхушке дерева. Погода стояла изумитель­ная, лёгкий эфир мягко раскачи­вал берёзу, которой наверняка грезилось, что она – корабельная мачта… Ей уже слышались неко­гда забытые слова:

«Плывёт, плывёт кораблик
На запад, на восток.
Канаты – паутинки,
А парус – лепесток…»
Где-то она слышала эту пе­сенку? И когда?
Но вдруг, откуда ни возь­мись, налетел сильный ветер. Он и дул-то всего-ничего, просто эфирный ветерок уловил призрач­ный сон столетней берёзы и ему почудилось, что он – морской шторм. Надолго сил ему не хва­тило, ветер стих, но этого оказа­лось достаточно, что бы листочек, на котором спала бабочка, отор­вался и полетел. Берёза эта была самой высокой в лесу, а листочек был на самом-самом верху, поэто­му, оторвавшись от родного дере­ва, листочек долго-долго, медленно-медленно планировал над спокой­но дремлющим лесом. А бабочка всё спала и спала.
Когда же она проснулась, то оказалась на совсем неизвестной поляне. «– Где же это я? – подума­ла бабочка. – Куда ж я попала?» – Ведь на самом деле, бабочки жи­вут несколько недель, не больше, поэтому любое изменение окружа­ющей среды для них – стресс.
Однако, оглядевшись вокруг повнимательней, эта невольная пу­тешественница не просто успокои­лась, – она обрадовалась своей участи, потому что окружающие цветы выглядели намного красоч­нее и благоухали куда более ароматнее, чем на её поляне.
Как часто мы переживаем любое изменение, происходящее с нами, почти как трагедию. Но почти всегда оказывается, что со­седняя поляна может быть лучше (если имеешь крылья).

ДВЕ ЗВЕЗДЫ


Далеко-далеко от земли жили-были в дальнем космосе две за­кадычные подружки – звёздочки. Одна из них была большой-боль­шой, голубой и молодой, она поя­вилась на Свете каких-то нес­колько миллионов лет. Её соседка была намного старше голубой, красной и потому давно остыв­шей. Однако, как известно, голу­бые звёзды долго не живут, их срок – максимум два – три миллио­на лет. У обеих звёзд были по три – четыре планеты, а это - пред­мет особой гордости среди звёзд. В их огромном и непонятном для нас мире чем больше планет имеет та или иная звезда, тем её больше уважают другие звёзды. Почему? Да потому, что все в этом мире хотят жить даже пос­ле смерти, а лучший способ для этого – обзавестись потомством. У звёзд это – планеты, т. к. только на них, планетах, возможна жизнь. Однако дело в том, что голубая звезда ещё не успела заиметь нормальную цивилизацию ни на одной из своих планет, а у ста­рой красной звезды планет не могло быть, она была слишком холодна для этого.

Но одиножды случилось ма­ленькое чудо: на одной из мало­численных планет вдруг зажёгся огонёк. Ещё слабенький, крохот­ный, подверженный всем ветрам: космическим, планетарным катаст­рофам… Он был таким слабым, что всем окружающим её звёздам было ясно, что долго они не протянут, их дни сочтены, как и самой голубой звезды. Ведь ей осталось жить совсем немного, а малочисленным ещё людям предс­тояло стать полноценной цивили­зацией. Когда? Как? И зловредная со­седка – недоброжелательница об­радовалась: «Значит, и тебе не повезло! Много ли тебе осталось? И люди твои по­гибнут вместе с тобой! Ха-ха-ха!»
В ответ голубая звезда под­натужилась и неожиданно для всех выпустила мощнейшую струю своей голубой крови, в результате чего сбросила треть своего веса и продлила себе жизнь ещё на пару миллионов лет. Естественно, что люди той звезды тоже пост­радали, но выжили. Они стали сильнее и мудрее и уже через несколько тысяч лет они вышли в космос.
Выйти-то они вышли, но страшно возгордились своей мо­щью, стали кричать: «–-Мы можем всё!»… А голубая звезда только умилённо вздыхала: «–Люди!» «–Твои люди взорвут и себя, и тебя, и меня в покое не оста­вят»,– сказала ей на то соседка. Но в это время люди голубой звезды вывели на орбиту косми­ческое телескоп и после недолгого изучения открытого космоса узна­ли всю правду, всю свою уязви­мость и беззащитность в этом хрупком мире. Тогда довольно-таки скоро люди голубой звезды создали мощный космический флот и отправились исследовать дальние миры в поисках своего будущего пристанища. Люди долго искали подходящее место, так и не нашли ничего подходящего для себя, а время поджимало. И тогда было решено осваивать то, что есть, что ближе и доступнее.
Когда первый корабль отор­вался от планеты, голубая звезда взорвалась… Только несколько ко­раблей ещё стартовало с обитае­мой планеты – и мир людей был поглощён последним выдохом умершей звезды: «–ЛЮДИ! Я ЛЮБЛЮ ВАС!»
Так погиб их мир… Куда было им податься? Ну, конечно, туда, где ближе. Поэтому почти все корабли без промедления отп­равились к красной звезде. Тепла от неё никто не ждал, но её планеты вполне могли бы при­ютить несчастных людей. Красная звезда так и сделала. Когда пер­вый корабль вошёл в поле её зрения, красная звезда даже поте­плела от счастья: «–Люди, я лю­била вас!» Увы, это были её по­следние слова. Холодные красные звёзды живут долго, но умирают ещё дольше и мучительнее. В конце своей длинной-предлинной жизни красные звёзды не в си­лах даже говорить, а тут ещё люди куда-то исчезли… Объясня­лось всё просто: они ушли под землю, под почву новой планеты, но бедной красной звезде стало совсем скучно. Пять тысяч лет она чувствовала себя одинокой и потерянной, ей так хотелось тепла и любви… Только перед смертью она увидела слабенький огонёк на поверхности одной своей пла­неты. Это люди вышли наверх, им стало тесно внутри большой, доброй, но всё же планеты. И она выдохнула:
–Люди, я люблю вас! Про­щайте!
Так на небосклоне не стало ещё одной звезды. Но люди, поя­вившиеся на Свет благодаря го­лубой звезде и выжившие и ставшие сильными благодаря дру­гой, дали жизнь не одной циви­лизации, в том числе и нам, зем­лянам. Поэтому, глядя на звёзды, всегда помни: ОНИ НАС ЛЮБЯТ!

Можешь, ведь, когда хочешь! – воскликнул я.
–И на старуху на старуху бы­вает проруха,– сокру­шённо, будто извиняясь, сказал гномик Тонтик.
–Ах, так! Значит, ты планиро­вал кормить меня исключи­тельно всякой дрянью? Не выйдет!
–Кто ты такой, что б расска­зывать тебе хорошие сказки? Тебя же никто не слушает! Ты же – ноль без па­лочки!
–Я-то – человек, а ты кто?
–А я – Дарующий Сказки!
–Ух, ты! Ну, так даруй, а не обзывайся!

СКАЗКА СЕВЕРНОГО СИЯНИЯ

Однажды на солнце началась магнитная буря. Только на земле этого, как всегда, не заметили. Почему? Да потому, что неболь­шая голубая планета включила защитное магнитное поле, а это выражается лишь на крайнем-крайнем севере да на крайнем-крайнем юге, у полюсов в виде красивого, величавого сияния раз­ноцветных полос во всё небо. Однако если на крайнем юге кроме пингвинов никто никогда не жил, то возле великого Север­ного Ледовитого океана всегда жили люди, а с прошлого века там поселились полярники.

Ветер стих. Гордый олень, зад­рав к небу голову, заворожёно смотрел на небо. Белые медведи вовсе позабыли, что они – хищники и, как малые дети, с упоением катались по снегу… Так же радо­стно относились бы к этому чуду и полярники, если бы не одно «но»…
–Что-то я опять ничего не вижу, – пожаловалась кому-то спутниковая тарелка на крыше домика. – Ветер, вроде бы, стих… Или снова начался?
–Да нет, вроде, – ответил на это экран телевизора. – На улице погода по-прежнему хорошая. А вот на небе…
–Что на небе, что? – заворчал старый приёмник, – Опять сияние?
–Да, вздохнул экран.
–Сколько же это может про­должаться? – возмутился компью­тер.
–То-то мы себя плохо чувст­вуем, – сказали настенные часы.
Да, тяжко технике в это время. Зато красиво!
Но вот погасло самое краси­вое в мире зрелище. Поднялся ветер, похолодало… Загрустил олень, опустил рога. Встал белый медведь, удалился прочь. Последние люди разошлись по домам. Это кончилась магнитная буря. Только техника повеселела, ведь люди вернулись к обычным делам, т. е. к ним, приёмникам, приборам, компьютерам… Но кому всё это нужно после северного сияния?

ВЕСЁЛЫЙ БЕГЕМОТИК


Жил весёлый бегемотик.

Жил да поживал.
В городе, что на болоте,
Весело скакал.

Солнце светит, лето греет,

Песенка звучит.
Бегемотик веселее
И быстрей бежит.

Зайцы весело смеются:

«–Пузо, прокати!»–
Белочки над ним несутся:
«–Ну-ка, догони!»–

Бегемот всё дальше скачет,

Как футбольный мяч.
Бегемот хохочет, значит
Не горюй, не плачь!

Ах, зачем вы глупо врёте

Нам про полноту?
Наш весёлый бегемотик
Всем нам лучший друг!

Что же будет, коль не станет

Хохота его?
Пусть толстяк вас не обманет,
Главное – ДОБРО!!!

Страус


По берегу Нила бежал страус. Он бежал и бежал, всё вперёд и вперёд и нигде не ос­танавливался. Посте­пенно зверей стало интересовать, а куда, собст­венно го­воря, он бежит?

–Эй, страус! – крикнул проплы­вающий по реке кроко­дил, раск­рыв свою страшную пасть, – куда бе­жишь?!
–Вперёд! – не задумываясь, отве­тил страус.
–А зачем? – спросила обезьян­ка, сидевшая на высо­кой пальме. – Что там, впереди, есть?
–Понятия не имею, – ответил на бегу страус.
–М-м-му, тогда к чему так спешить? – спросила анти­лопа гну. – Здесь какая сочная трава, засухи ещё нет. Жуй – не хочу!
–А там трава может быть ещё лучше! – ответил страус. – И вообще, надоели вы мне!
–Но Нил скоро кончится, – ска­зал мудрый слон. – А что там дальше? – никто не знает.
–Вот и узнаем, – ответил страус, – что там, за поворо­том. Мне сегодня приснилось, что Земля – круглая! Вот и узнаем, правда это или нет?
–Ты, брат, совсем с ума со­шёл! – всплеснул крыль­ями аист-марабу. – Да это каждый знает. Все люди только об этом гово­рят, как будто нет у них других тем разговора. Зачем для этого надо бежать?
А страус бежал и бежал. На­верно, он действительно потерял голову, но в результате он добе­жал до каир­ского порта, вбежал на какой-то корабль и заснул. А проснулся он уже когда корабль причалил к берегам Австралии, где и нашёл своё счастье.
А по берегу Нила бежал уже другой страус.

–Ну, и о чём эта сказка? – спросил я Тонтика.

–Как о чём? – сказал Тонтик. – О том, что не каждое бестолко­вое действие обязательно приводит к столь же бестолковому результату.
–Козёл! – буркнул я. – И это для детей?
–Не козёл, а страус!

СЕРАЯ ТУЧА


Однажды осенью серая тучка решила прогуляться по небоскло­ну. Маленькая серая тучка обра­зовалась ещё летом, в далёких южных странах, а потому она на­ивно полагала, что осенью в се­верных странах так же прекрас­но, как и весной или летом. Ведь сколько раз она слышала от прилетающих северных ветров сказки о том, как прекрасна при­рода севера! Тогда серая тучка обуздала ближайший южный вете­рок и помчалась на север.

Но, долетев до моего города, ветерок неожиданно начал таять, успев лишь проворчать:
–Фу, как же здесь холодно! Сейчас растаю!
Мечта серой тучки сбылась. Но, зависнув над холодным, пе­чальным городом, она увидела только уныние. Грустные люди понуро брели туда-сюда по тём­ным, бессолнечным улочкам. Недо­вольные чем-то машины уныло двигались по серому городу.
–Люди, почему вы печальны? – спросила серая тучка.
Люди её, естественно, не по­няли, но какая-то собачка прола­яла:
–Да потому, что солнца нет! На дворе и так осень, вот-вот зима грянет, а ты закрыла пос­леднюю радость – солнце. Фу, хо­лодно, зайду-ка я лучше в подъ­езд, погреюсь.
Собачка ушла, а серая тучка стала плакать. От этого с неба пошёл дождик. День стал ещё скучнее и пасмурнее. От мрачного настроения тучка стала расти и пухнуть, на земле стало ещё пас­мурнее и грустнее. Маленький дождик превратился в затяжной дождь, а маленькая серая тучка стала огромной, грузной дождли­вой тучей.
Скоро придёт зима…

СКАЗКА БЕЛОЙ ЛУНЫ

Однажды летней ночью, когда огромная полная луна залила своим светом весь лес, баба Яга вышла на крыльцо и тихо села на ступеньку. Она вздохнула, оперлась локтем о подбородок и уставилась на луну. Далёкие звёздочки посмеивались над ней: «Вот гордячка! Думает, если она может освещать волшебный лес и всю землю, значит, она сильнее нас. А мы просто очень далеко». А баба Яга жалела луну и тихо вздыхала.
Любопытный лягушонок из болота увидел это странное зрелище и очень удивился: «О чём это баба Яга так переживает?»
–Что ты так вздыхаешь? – прискакав к ней, спросил лягушонок.
–Луна удаляется от Земли, – печально ответила баба Яга.
Лягушонок недоумённо взглянул на большую белую луну.
–Но я ничего не замечаю. Она как висела, так и висит на месте.
–Естественно, ты не заметишь! – ответила баба Яга. – Она удаляется очень медленно. Я живу на Свете миллионы лет, я пережила эпоху динозавров, но даже я этого не знала, пока не посмотрела спутниковое телевидение, – она бросила косой взгляд в сторону недавно установленной «тарелки» на крыше. – Эх, зачем только я купила её!
–Ква! – не унимался любопытный лягушонок. – А что тут такого? Ну, улетит, подумаешь! И без неё проживём! В моём болоте никакой луны и никакого солнца никогда не было, живём же!
–Это кажется так, – вздохнула баба Яга. – На самом деле, она миллиарды лет сохраняла на Земле относительно спокойный климат.
–Что? – не понял маленький лягушонок.
–Да погоду хорошую.
–По-твоему, грозы, грады, ураганы, землетрясения – это хорошая погода?
Дурачок, ты, мой дурачок! – вздохнула баба Яга. – Без луны такая погода станет обычным, ежедневным делом! И пруд твой высохнет, и цветок, что ты вчера посадил, завянет, и леса превратятся в пустыни.
–Что же делать?
–Жить по совести, – снова тяжело вздохнула баба Яга. – Только если всем другим легко будет это сделать, то нам с Кощеем это ох, как трудно! Ведь мы с ним целую вечность гадили другим, думая, что так будет всегда… Кстати, вон он идёт.
Из леса появился понурый Кощей. Он тоже видел эту передачу и тихо плёля к бабе Яге.
Грехи замаливать перед луной.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 32
© 07.11.2018 Валентин Шентала
Свидетельство о публикации: izba-2018-2407953

Рубрика произведения: Проза -> Сказка



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1