МАЛОЛЕТКА отрывок из романа


МАЛОЛЕТКА отрывок из романа

Тюрьма давно ждала Сашку. Путь, на который стал он, вряд ли мог не привести его за решётку. Но судьба ли виновна в том? Может, и сам он где-то виновен? Ведь упорно отворачивался от другой дороги, по которой шагали гурьбой его сверстники – кто в училище, кто в школу. Их он, конечно, видел - чистенько одетых, откормленных и не обделённых лаской и заботой родителей. Но издевательство мамочки с ранних лет оглушило его душу ещё незрелую и принудило думать, что он на этой земле лишний. Участие добрых людей трогало его до слёз, но не спасало, а только напоминало о его непутёвой судьбе. Был он оглушён с детства суровостью жизни и, оглушённый, шёл уже как в тумане, не замечая выхода из тупика. Как ему очнуться? Как выйти на свет?
В карантинной камере было тридцать человек. Нары в два яруса, слабый свет от лампочки над дверью, унылые взгляды присутствующих, причём, каждый занят был только собой - предстоящим следствием, судом. Никто ни с кем не сходился, опасаясь «наседки». В душу старался никто ни к кому не лезть, но если нужно было кому выговориться, слушали внимательно и старались дать совет.
Сашкино внимание привлёк сокамерник, который не выпускал из рук старенькую гитару, бесподобно играя на ней и хрипловатым голосом напевая. Его слушали, грустя и почёсываясь, а иные вытирали слёзы. Одна песня понравилась всем особенно, и он исполнял её, отвечая на просьбу, по десять раз за сутки. Эта песня была о китайском болванчике. Сашка услышал её впервые. «О китайском болванчике, что качает своей головой, на затёртом диванчике я пою, омываясь слезой…» Печальная мелодия и хриплый голос обвораживали Сашку, как и остальных слушателей. Песня на время уводила всех из действительности, как бы разрушая тюремные стены.
Простуда дала о себе знать. Кашель, боль в груди привели Сашку в тюремную больницу. Разболелся он очень серьёзно, таблетки не сбивали температуру. Зато тюремный пожилой врач был добр к нему, и, выздоравливая, Сашка, попросил листок бумаги и написал стихотворение. Это был его первый стихотворный опыт.

«Лепило» - тощий Колечка -
В больничке врачевал.
Я там лежал на коечке,
И он меня спасал.

Носил свои таблеточки,
В зад толстый шприц вгонял,
И с лаской малолеточкой
Меня он называл.

Все дни, как сына, баловал
Седой старик меня.
Вовеки Колю старого
Не позабуду я.
Выздоровевшего Сашку отправили в камеру для малолеток. Десять подростков не дружелюбно встретили его. Один из них, долговязый, как видно, вожак, взяв бесцеремонно Сашку за подбородок, спросил:
- Кто, откуда и за что?
Сашка отдёрнул голову, в руках держа подушку, матрац, полотенце и кружку. Подростку его движение явно не понравилось. Он убрал руку, но хмыкнул и повернулся к пацанам. А Сашка прошёл и кинул матрац на свободные нары. Потом сел и, глянув на долговязого, сказал:
- Легавые надоели с допросами, и ты мозги клепаешь.
Долговязый опешил. Остальные прекратили игру в карты и посмотрели на новенького. А один, черноволосый и коренастый, спросил:
- Что сказал?
- Что слышал.
Сашка заметил, что в сторонке от этой сплочённой шайки сидят четверо, и их лица в процессе разговора светлели. Тут Сашкин матрац развернулся, и сокамерники не могли не увидеть ватные брюки, телогрейку и немало продуктов – то, что ему было передано тётушкой Анной.
- Чего с ним разговаривать! - встал коренастый и подошёл к новенькому.
Минуя Сашку, он потянул руку к передаче.
- Клешню-то убери, паскуда! - заорал Сашка на всю камеру, коренастый невольно отпрянул. - Только притронься… - А дальше послышался такой отменный мат, который присутствующие вряд ли слышали. - Домашняк долбанный, - заключил Сашка трёхэтажную брань. - Отпрянь, башку каблуком расшибу!
Он засучил рукава, и все увидели солидные наколки. Четверо подростков встали и подошли к Сашке, явно дав понять, что они будут на его стороне.
- Я вроде пошутить хотел, - буркнул коренастый, с презрением глянув на струсившего и примолкнувшего долговязого; переваливаясь, отошёл в сторону.
В атмосфере унылой камеры витала новость: смена власти. Один из примкнувших к Сашке – далеко не хилый пацан – вдруг ухватил долговязого за шиворот и, придавив его локтями к стене, заорал:
- Скидывай сапоги мои, падла!
И тот, не говоря ни слова, стал стягивать с ног хромовые сапоги. Четверо пацанов присели вокруг Сашки.
- За что сидишь? - один из пацанов обратился к нему.
- Подрезал одного, такого, как вон тот, - громко сказал Сашка, кивнув на долговязого.
- Чего ты на меня киваешь? - голос прорезался у скинутого с трона главаря. - На вора ты в законе замахнулся, поплатишься.
- Кому гонишь! - расхохотался Сашка. - Кто это узаконил малолетку? Воровские сходки обходятся без сопливых.
Так как бывшие шестёрки долговязого предпочли продолжить игру в карты, не прореагировав на выпад новичка, то диалог на этом закончился. Сашка тут же затеял пиршество, пригласив и союзников и бывших врагов. Долговязому он тоже протянул кусок колбасы с хлебом. Скорчив непонятную гримасу, тот еду принял.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 07.11.2018 марьин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2407444

Метки: марьин,
Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра











1