Азия - континент будущего. Поездка в Монголию.



Монголия, древняя и прекрасная

Путевые заметки.


…Из Иркутска в Улан-Батор ехали на поезде. На вокзал нас провожал Толя, мой брат. Он только день назад вернулся из большого похода по Окинской долине в Бурятии и рассказывал интересные вещи.
«Однажды переправлялись на квадрациклах через реку ночью. Река холодная и бурная с крупными булыжниками на дне. Посередине реки я влез на большой камень, торчащий из воды, и мой «квадрик» заглох. Я сидел и решал, что мне дальше делать. Ногами такую реку не перейти, но и сидеть ночь среди потока тоже удовольствие небольшое… Автоматически крутнул ключ зажигания и мой «квадрик» завелся. Я чуть не перекрестился в благодарность и тихонько стал сдавать назад, чтобы слезть с валуна. И мне это удалось!
Дальше обошлось без неожиданностей».

Брат привёз нас на вокзал, проводил до поезда, помог занести чемоданы и забросить их на верхнюю полку. Мы поблагодарили его, тепло попрощались и через несколько минут поезд тронулся…
В купе нашими попутчиками были пара из Швейцарии. Мы познакомились и узнали, что они тоже едут в Улан-Батор на несколько дней, а потом направятся в Китай.
Это обычный маршрут европейских туристов, для которых проехать по Транссибирской магистрали иногда становится воплощением давней мечты!
К Слюдянке подъехали уже в темноте и Байкала так по настоящему и не рассмотрели…
Рано утром миновали Улан-Удэ и проснулись только, подъезжая к Наушкам. Тут уже пейзажи были не российские. Кругом стояли зелёные холмы и совсем не было лесов. Вдоль железной дороги расположились редкие поселения: неопрятные, неухоженные, с кучами мусора в самых неожиданных местах.
Первое время это неприятно поражает, - потом привыкаешь.
Су - моя жена – Сюзи - объяснила этот непорядок тем, что раньше кочевники жили в мире, где все отходы были органического происхождения и потому, быстро перерабатывались, уничтожались самой природой. Поэтому никого не волновало, что кто-то бросает мусор где попало.
А сейчас, стеклянные и пластиковые бутылки, разного рода полиэтиленовые мешки и пакетики лежат в импровизированных «мусорках» десятилетиями и накапливаясь, становятся неприятной деталью ландшафта!
Ещё, вдоль железнодорожного полотна, очень много битого стекла и, видимо, это тоже следствие продвижения цивилизации в Азию.

…В Наушках остановились на три часа. Нас высадили и поезд куда-то ушел, а мы маялись на жаре или сидели в тесном зале ожидания. Туалеты здесь платные. Хотя двери в них не закрываются и они не очень чистые.
Но чиновники в Монголии, как впрочем и в России, мало думают о нуждах людей, хотя постоянно ставят перед государством цель, сделать туризм статьёй дохода…
Потом поезд вернулся и мы вселившись на свои места,
через некоторое время въехали в Монголию, прошли досмотр и проверку документов…
Остановились на первой монгольской станции – город Сухбаатар. Первое впечатление – совсем нет привычных провинциальных лачуг. Наверное потому, что сразу из юрт люди переезжали в кирпичные дома. Увидели и первые юрты на другом берегу реки Селенги и это была уже коренная Монголия!
Прошлись немного вдоль посёлка, увидели несколько банков, бойких монголов, предлагающих обменять валюту, пьяных, которые, шатаясь, бродили по улицам. Такого даже в России сегодня не увидишь…
Когда тронулись, начался дождь и в Улан-Батор приехали под дождём. Вот тут, в пригородах, как раз много деревянных лачуг и юрт, часто без туалетов на участке. Это привычное для кочевников дело - собаки все съедят.
Сошли с поезда и с трудом добрались до выхода – чемоданы тяжёлые, лестницы высокие. Но, конечно, ни о каких лифтах и речи не могло быть - это вам не Япония и даже не Англия!
На вокзале, нас встретила хозяйка нашей квартиры, с маленьким ребёнком на руках. Она сносно говорила по-английски и поздоровавшись, мы все сели в «Тойоту» хозяйки и лихо развернувшись, она на скорости устремилась в город.
А для меня, женщина моноголка небрежно ведущая машину – это примета больших перемен произошедших в стране, ещё недавних кочевников!
Город вокруг вполне современный, потому что в центре никаких юрт не видно. Потом я убедился, что юрты есть, но только в пригородах или на задворках больших зданий.
Квартира была в восьмиэтажном здании с лифтом, ванной-душем и просторной комнатой, в которую нас и поселили.
Встречала нас мама хозяйки и её брат. Им тоже было любопытно посмотреть на англичан, говорящих между собой по-русски…
Устроившись и помывшись под душем, мы с нетерпением вышли в город – дождь к тому времени кончился. Стояли на остановке автобуса, когда девушка – монголка, говорящая по-английски, остановила машину и пригласила нас в салон – она ехала в такси, как и мы, на площадь Чингисхана. Когда приехали, девушка заплатила за машину, не позволив это сделать нам и мы ей были искренне благодарны за помощь и великодушие.
…Нас поразили размеры этой площади и мы обошли её по периметру. В центре стояла конная статуя Сухэ Батора, монгольского революционера, основателя современной Монголии.
На фасаде большого здания правительства в центре, лицом к широкой и высокой лестнице, была поставлена большая скульптура сидящего на троне, Чингисхана.
А по бокам, слева и справа от него, были крупные изваяния монгольских воинов в полном вооружении и на конях. Всё это выглядит значительно и на ступенях лестниц, ведущих к скульптурам, постоянно фотографируются туристы и монголы из провинции, иногда целыми семьями.
Чингисхан – большой национальный герой и идеологический вождь современной Монголии!
…Меня давно мучает вопрос - как мог небольшой монгольский народ объединить под своей властью половину тогдашнего мира, включая сильные государства, такие как древний Китай и империя Хорезм шаха?!
Существует несколько теорий, объясняющих этот факт истории.
По теории Льва Гумилёва, степные кочевники много лет копили внутри себя силу исторического взрыва, названного историком «пассионарностью». В какой-то момент такая энергия переполняет пространства мира и начинаются великие завоевания или великие переселения народов…
По другим теориям, личность, рождённая долгой историей человечества, возглавив никому неизвестные племена, врывается в мир и на волне этой пассионарности, завоевывает страны и народы, о которых долгое время даже не слышали.
Нечто подобное случилось и в небольшом монгольском племени, где родился и вырос герой монгольского народа Темучин, в последствии получивший имя Чингисхана.
Чингисхан был не только великим полководцем и бесстрашным воином, но и талантливым организатором и законодателем. Именно он принёс народам древней Монголии собрание законов – Ясу и тем самым установил закон и единство его исполнения во всей империи.
История знает и других великих полководцев, которые оставили после себя сборники новых законов. Наполеон, например, подготовил кодекс законов, многими из которых Европа пользуется и по сию пору. А При Сталине создали конституцию, благодаря которой Советский Союз выжил в великой войне и победил, казалось, непобедимого Гитлера!
Империя Чингизидов, на какое-то время, стала пространством, на котором все неукоснительно исполняли законы Ясы и, благодаря этому, на громадных территориях от Чёрного моря и русских лесов до побережья Тихого океана установился невиданный доселе порядок!
По свидетельству историков, торговые караваны в то время могли передвигаться по империи без охраны, а гонцы могли доставить вести с берегов Черного моря в ставку хана за семь дней.
Была создана система почтовых станций, связывающая громадную империю в единое пространство.
Ямские станции, много позже, позаимствовала у монголов и Россия...
Чингисхан в сегодняшних учебниках истории изображается как кровожадный и жестокий завоеватель. Но совсем недавно я стал понимать, что он был ещё и объединителем!
Конечно, нельзя отрицать жестокости с которой монгольские воины покоряли страны, государства и захватывали города. Однако жестокими были и законы внутренней жизни монголов, на чём держалась не только дисциплина в войсках, но и порядок в обыденной жизни.
Именно дисциплиной и самопожертвованием отличались воины Чингисхана от тех войск, которые им противостояли и поэтому, они побеждали в битвах с численно превосходящими армиями противника!
Отсюда можно сделать далеко идущие выводы. Жестокость, как средство воспитания дисциплины и ответственности, помогает сплотить народы и направляет их в будущее.
Пример из современности: на Олимпиаде в Рио российские гандболистки неожиданно выиграли золотые медали под руководством очень жесткого тренера Трефилова. На тренировках и особенно в напряжённых играх, Трефилов, чуть ли не охрип от крика и ругани в адрес женщин-игроков. Но в обычной жизни он добрый и даже весёлый человек.
За это его и любят девушки, ценят за самоотдачу и перехлёстывающие все границы эмоции!

…К таланту полководца и законодателя в характере Чингисхана прибавлялись и организационные способности. Им, Монголия была поделена на своеобразные базы снабжения, которые и помогали войскам в далёких походах, не только все новыми и новыми воинами, а воевать, по законам Ясы, должны были все монголы мужского пола с четырнадцати до семидесяти лет, но и лошадьми, продуктами питания и всем необходимым для ведения боевых действий вдали от родины.
Монгольская конница была просто, но эффективно организована – разделена на десятки, сотни и тысячи, во главе которых стояли командиры, ответственные и храбрые. Титулы и родственные связи мало что значили в таком войске и по служебной лестнице стремительно поднимались прежде всего, храбрые и самоотверженные воины.
Чингисхан, завоевывая все новые и новые страны и народы, брал из их опыта и умения воевать самое лучшее. Поэтому, наряду с простыми воинами, в его войске были техники, инженеры, строители, которые использовали свои знания на пользу монгольского войска…
Сегодня, под великим именем Чингисхана монголы снова объединились и строят новую современную жизнь, отодвинув в сторону наследие революционного героя Сухе-Батора!

Но продолжим рассказ о современной Монголии.
На другой стороне площади Чингисхана, в череде небольших улиц, стоят высотки и выделяется своей причудливой формой голубая, застеклённая громадина, похожая на книжку – «Блю Скай» - это офисные здания, часто с иностранными названиями на английском языке, которые придают городу вполне современный вид!
Обойдя площадь по периметру, мы вышли на центральную улицу монгольской столицы и найдя банкомат, взяли несколько тысяч тугриков и зашли пообедать в кафе.
Улан Батор напоминает Иркутск, но выше и «столичнее». Машины, в основном, японские, много «Тойот». Позже мы увидели такие «Тойоты» в самых «медвежьих»» углах страны, около юрт, одиноко стоящих в безбрежной степи…
В Улан-Баторе есть несколько приятных уголков. Например, сквер Битлов, где стоит памятная стела, посвящённая членам этого ансамбля. Окрестности тоже хороши - там тихо и зелено, а неподалеку расположено российское посольство…
Но есть и места грязные, шумные – то что в России называют «шанхайями»! Это окрестности рынка, где всегда толпится народ, что-то продают и покупают. А напротив склон холма с лачугами и кривыми глинистыми улицами, по которым и в сухую погоду пройти трудно!
В районах «новостроек» тоже царит небольшой хаос. В одном месте садят молодые деревца, а в другом, на только что положенный асфальт, заезжают трактора, пусть и колёсные, и разламывают только что сделанное. Это сочетание в городе старых привычек и бедных построек, с центром, где стоят офисы крупных западных фирм показывает, что Монголия – страна развивающаяся.
Невольно вспомнились слова из программы Монгольской народно-революционной партии, написанной к выборам 2016 года, в которой говорится, что через десять лет и после вложений в экономику страны шестидесяти миллиардов долларов инвестиций, Монголия может войти в тридцатку развитых стран мира!
Кажется, эти мечты несбыточны и одно из препятствий – кочевой образ жизни и характер монгольского народа. За десять лет его национальный характер и кочевые традиции вряд ли удастся поменять!
Монголия часто напоминает мне Бурятию, только там все говорят по-русски. И все-таки, трудно отделаться от мысли, что мы находимся в России, хотя по-русски монголы почти все уже разучились говорить – забыли школьные уроки во времена помощи Союза дружественной Монголии!
Сейчас в школе английский язык учат шесть лет и потому интенсивно идёт американизация молодёжи, такая американизация в России приходилась на девяностые годы.
В образовательной системе Монголии, русский язык как и память о русской, советской помощи постепенно стирается. И снова, как уже было недавно в Восточной Европе с бывшими союзниками из стран Варшавского договора, Россия остаётся в стороне и это повторение произошедшего, показывает, что катастрофа развала Союза никого ничему не научила! Чтобы не допустить увеличения враждебности по отношению к России, надо и в Монголии объединять работу российских политиков с русским бизнесом в продвижении образа России, как старшего партнёра и друга!
…Ещё раз хочу отметить, что жизнь в Монголии достаточно дорогая. Например, билеты в музей стоят восемь тысяч тугриков, а это более трёх фунтов, что и в Англии сумма приличная. На мой взгляд – это очевидная ошибка властей, которые сами себя загоняют в тупик, пытаясь зарабатывать на бедных людях. Это дорога в сторону государственного банкротства!
В России, как кажется, жизнь раза в два дешевле и то, люди ворчат на дороговизну!
…К иностранцам, особенно к американцам и англичанам, монголы относятся с почтительной завистью, хотя и норовят иногда нажиться на их наивности.
И тут, как и в России в беспорядочные девяностые, очень много банков, то-есть учреждений, «спекулирующих» деньгами – это тоже показатель анархии в экономике и финансах. А промышленность, даже та, что была до контрреволюции, стагнирует – в городах и посёлках много руин бывших заводов, фабрик, комбинатов… Торговля и отчасти туризм приносят сегодня основной доход населению.
И конечно, в Монголии необходимо развивать туризм, потому что эта страна привлекает многих путешественников. Только надо следить, чтобы повышение цен на тур услуги не превышали допустимых норм…
…Зашли в центральный универмаг – семь этажей с открытым пространством - «колодцем» внутри, где сверху виден первый этаж! Товары иностранных фирм самые современные, но дорогие для Монголии – скорее всего рассчитан этот универсам на иностранных туристов.
Есть банкоматы, но в них очереди – значит люди деньги имеют. Улицы после дождя залиты озёрами воды – видимо водосливы при проектировании не предусмотрены. Обычные для развивающихся стран ошибки ппоектировщиков.
Уже вечером вернулись домой и поужинали, разговаривая с братом хозяйки Дайчи о Чингисхане и монгольских завоеваниях. Он работает в большом спортивном зале и неплохо говорит по-английски…
Ночью в городе непрерывно воют и лают собаки. Их лай мешает спать! Бездомных собак много и живут они в теплотрассах. Там они спариваются и рожают новых щенят. И неконтролируемое величение диких собак, та же проблем, что в Российских городах.
Лет десяь назад гуляя по Москве, на газоне у стен Кремля видел стаю диких собак, лежащих на газоне, как у себя дома. Такого невозможно увидеть в странах Западной Европы или в Америки. Но в России, где деревенские нравы соседствуют с современной городской жизнью, дикие собаки и в больших городах – это отличительная российская деталь быта!
В Лондоне диких собак нет ни в центре, ни на окраинах - только лисы, которых в городе много тысяч. Их можно видеть в сумерках прямо на опустевших улицах. Рассказывают, что одна лиса каким –то образом, даже пробралась в Парламент!

…В Монголии готовятся к выборам в парламент и потому, на улицах встречаем отряды молодых людей с флагами и в униформе, а по домам в каждую квартиру активисты разносят листовки. Наверное за эту ходьбу под флагами и с музыкой им платят деньги. Но и на улицах развешаны портреты кандидатов от разных партий. Похоже, что приказано денег не жалеть! Позже, нечто подобное избирательной кампании видели и в деревнях, и в маленьких городках…
Спали на новом месте беспокойно и наутро проснулись рано. Приняли душ, позавтракали и отправились в город…
Улан-Батор стоит в большой долине и по краям видны высокие холмы со склонами, поросшими травой. За рекой, на склоневидны какие-то громадные надписи и символ Монголии.
Центр монгольской столицы заполнен современными высотками, на фоне которых крыши-пагоды дацана Лувсан, в который мы пошли с утра, смотрятся интересно. В музее дацана, много фигур из буддистского пантеона и страшные маски, сделанные из папье-маше. Этим буддизм отличается от христианства. В дацан-музее показаны фигуры и оружие злодеев – демонов, которые охраняют праведников и пугают грешников! Много страшных масок, которые могут с непривычки присниться в кошмарных снах. Но Будды: Кашьяпа, Шакьямуни и Майтрейя позолочены и симпатичны.
Даже через стены дацана видны современные высотки и это сочетание старины и модерна вызывают интересные ассоциации!
В киоске дацана, купили игральные кости из овечьих суставов. Будем дома развлекаться, вспоминая это путешествие.
В кафе, рядом с музеем, встретили монголку Ольгу, которая жила в Москве в посольстве – отец был дипломатом, а сейчас его дочь - активист партии социалистической направленности. Она говорила, что её партия единственная, которая выступает за восстановление отношений с Россией.
Ольга оставила нам программу партии, в которой на китайский манер говорится о «девяти городах счастья», которые построят в Монголии, если партия победит…
Вечером гуляли по площади Чингисхана, где установлена сцена и монгольский ди-джей, надрывая голосовые связки, что-то кричал по-английски. Толпа подростков отвечала ему свистом и криками. Ди-джей, во всю мощь динамиков, гонял американские шлягеры, подростки веселились и были довольны тем, что приобщаются к современной «культуре»!
А мы пошли на выступление фольклорного ансамбля «Тумен», хотя билеты стоили очень дорого. Вместе с нами в небольшом зале сидели иностранцы, в том числе много американцев, приехавших на автобусах издалека, чтобы посмотреть и послушать монгольские танцы и песни! Послушали и горловое пение, чем известна народная музыка Монголии. Это производит впечатление, потому что непонятен механизм произведения такого звука. Туристы, глядя и слушая певцов и танцоров ансамбля, аплодировали, но среди зрителей совсем не было монголов. Равнодушие монгольской молодёжи к своей культуре и преклонение перед культурой западной, наводит на размышления!

Восемнадцатое июня – поехали в Гандан – монастырь. До революции этот монастырь состоял из десяти дацанов и пятисот монахов. Интересно, что в те времена количество монахов мужчин доходило почти до половины мужского населения Монголии. Становится понятным, почему после революции, монастыри разогнали и заставили монахов работать. Такое «гонение» на монастыри периодически происходили по всему миру, в том числе в Англии, во времена Генриха Восьмого, и в России, после Революции!
Но сегодня, религии реабилитированы и в Монголии, в монастыре Гандан около девятисот монахов.
Мы ходили по монастырю, заходили в дацаны, слушали службу, а потом уходя, зашли в вегетарианский ресторан и пообедали в тишине под монгольскую тихую музыку, окружённые красивыми стилизванными интерьерами!
Монастырь Гандан расположен на холме и к нему ведёт аллея из небольших деревьев. Надо отметить, что парков в Улан-Баторе почти нет и вообще деревья здесь, особенно на равнине – редкость. Всюду холмистая степь и потому пастбищ для скота хватает.
С окружающих долину холмов, как и с холма, на котором стоит Гандан, виден город с небоскрёбами в центре и новостройками по окраинам. Монголия строится, как и её столица и есть надежа, что через несколько лет страна обретёт действительно уютный и благоустроенный вид.
А здесь, монголы – буддисты ходят по храмам и крутят цилиндры кармы. Тут суеверия шаманистов, смыкаются с желаниями людей иметь в жизни покровителей – существ высших и потому способных совершать чудеса. А монахи, это часто бездельники, выбравшие жизнь без риска действий и забот о хлебе насущном…
Четыре колледжа стоят рядом с главным храмом. В больших залах, где-нибудь с краю, сидят монахи и о чём-то весело беседуют. Глядя на них – весёлых и довольных жизнью, невольно начинаешь понимать значение слов: «Религия – это опиум для народа!»
Интересно, что большой Будда, поставленный в храме Гандан восьмым Богды-ханом, в надежде излечить слепоту – следствие заболевания сифилисом.
Не удивляет, что в Тибете и в Монголии в конце девятнадцатого века, буддистские монастыри стали прибежищем для тысяч и тысяч молодых мужчин, а число дацанов в небольшой Монголии, перевалило за тысячу. В маленьком по количеству людей народе, эти тысячи и тысячи «молитвенников» показывают стремление людей избавится от труда и тем самым, не помогать развитию страны.
Я понимаю действия Генриха Восьмого в Англии, революционеров во Франции и в России, которые разогнали монахов и разрушили монастыри, чтобы пополнить в стране приток молодых сильных рабочих рук, в строительство новой жизни.
Примитивному оправданию раздувания религиозного «штата» тем, что - они молятся за благосостояние страны и людей - трудно поверить беспристрастному уму.
В этом смысле, можно увидеть плоды «добрых дел» у протестантов в странах Западной Европы и в Америке, во времена Реформации уничтоживших много суеверий и дополнений к учению Иисуса из Назарета. А вот молитвы, кажется никого ещё не сделали богаче, добрее и счастливей...
Человеческий ум лукав и потому, чтобы оправдать устранение от тяжёлой работы на благо общества, человек оправдывает своё бездействие разными благими причинами и намерениями!
…После Гандана были в краеведческом музее. Картины восьмого-девятого веков уже вполне реалистичны и мастеровиты и в них можно увидеть не схему, как часто бывает с древними иконами в средневековой Европе или в России, а внятный «рассказ» - эпизод из реальной жизни. Лица и характеры узнаваемы и, сравнивая эту живопись с аналогичным периодом в Европе, понимаешь, что развитие изобразительных искусств в восточной Азии и в частности в Китае – опережало средневековую живопись.
В первом разделе музея увидели «оленьи» камни, возрастом в две-три тысячи лет.
Потом следовал зал с экспозицией искусства вдохновлённого буддизмом и дальше уже следовали экспозиции показывающие современную жизнь Монголии. На стендах фотографии и документы времён недавней борьбы за независимость, форма цириков и фото командиров монгольской народной армии, участвовавшей в войне против японских захватчиков.
Здесь присутствует и современность – экспозиция, рассказывающая о недавней смене социальной системы и приходе к власти прозападного правительства.
Некоторые монголы утверждают, что Монголия долгое время была полуколонией России. Но очевидно, что это не так – Россия помогала развивать промышленность и потому в стране построены были многие промышленные заводы и фабрики, предприятия по добыче полезных ископаемых!
Интересно, что ориентироваться в Улан-Баторе и в Монголии вообще, нам помогал путеводитель на английском языке, в котором есть не только описания городов и климатических зон, но и адреса и время работы музеев, а также ресторанов и кафе.
Мы, например, сходили в новый приличный ресторан, в котором попробовали настоящую монгольскую еду. Боюсь, что подобного путеводителя на русском языке, пока нет. А ведь Монголия, может быть интересна россиянам и не только тем, кто интересуется древней историей России…

…Наконец наступил день, когда мы выехали в Терелдж – район Монголии, известный своими замечательными видами, а так же конной статуей Чингисхана, возвышающейся на несколько десятков метров над степными просторами высотой.
Чингихан блестя серебом алюминия, стоит здесь, как некий символ былой силы и славы, что объединяет монголов и заставляет их помнить свою славную историю!
В основании статуи музей в нескольких уровнях, и к подножию статуи ведёт лестница. Слева от входа на степной лужайке, отряд монгольской конницы – скульптурная композиция, размерами в человеческий рост. Включив воображение, можно представить себе реальную жизнь этих бесстрашных и беспощадных воинов!

Мы однялись на смотровую площадку в голове лошади и увидели степь, пологие мягкие холмы, спускающиеся в долину, по которой восемьсот лет назад скакали свирепые воины – кочевники, готовясь завоевать полмира, под водительством своего вождя, Чингисхана!
…В музее посмотрели портреты Чингизидов – сыновей, внуков и военачальников Чингисхана. У подножия лестницы, рядом со стоянкой машин, монгол предлагал нам сфотографироваться с ручным орлом, который выглядел усталым и недовольным…

Из Улан-Батора, на машине на свою туристическую станцию, нас вез голландец Берт, который женат на монголке и давно живёт в Монголии, имея свой туристический бизнес.
Заказ на несколько дней в Терелдже, жена сделала ещё из Лондона, потому что имя Берта встретила в путеводителе по Монголии.
После остановки у статуи Чингисхана, мы поехали дальше и вскоре въехали в долину, в которой скалы самой причудливой формы вылезали из земли желто-коричневыми гранитными «пузырями». В одном месте, неподалеку от дороги, нас встречала стая кровожадных динозавров. Ведь Терелдж – это место где миллионы лет назад жили динозавры!
Можно поверить, что они живые, потому что сделаны очень похоже. Если, не зная, выйти в сумерках или ночью к этому месту, можно по–настоящему испугаться или подумать, что сошёл с ума! «Картинка» с динозаврами, пасущимся среди такой дикой местности действительно устрашающая!
…Ехали на внедорожнике Берта и, ближе к турбазе, пришлось переезжать глубокие и широкие речки. Берт газовал, фонтаны воды поднимались перед кабиной и мы немножко пугались, каждый раз ожидая, что наша «Тойота» заглохнет посередине реки.
Но все обошлось и вскоре мы приехали на место, которое оказалось небольшим поселением, состоящим из нескольких деревянных домиков и окружающих их войлочных юрт. Обедали в юрте с деревянной крышей, а обед готовила жена Берта и её родственницы. Бизнес вполне успешный и потому, Берт может отправить своих детей, когда они вырастут, учиться в Европу…
Вся семья, хорошо говорит по-английски и потому мы с ними общались как с жителями Швеции или Голландии.
После обеда, узнав у хозяев дорогу, пошли к реке погулять. Места красивейшие и за рекой на сопках, леса полные зверем: оленями, горными козами и даже медведями! Но с нашей стороны растилается степная долина и слева на горизонте сопки с пологими просторными травянистыми склонами.
По всей долине тут и там видны стада коров, лошадей и, конечно, овец с козами. Количество домашних животных, ведущих здесь полудикий образ жизни, поражает. Этим Монголия отличается от всех стран, в которых мы побывали!
Пройдя вдоль разлившейся от недавних дождей реки, мы снова вышли в долину и навстречу нам попало стадо овец голов в двести-триста, которое направлялось из степи на водопой к реке…
Перед ужином познакомились с четой голландцев, которые жили здесь уже несколько дней. Он все больше молчал, а она была всем недовольна и рвалась скорее отсюда уехать. Она жаловалась, что в юрте холодно, что всю ночь лают собаки и не дают спать.
А мне подумалось, что если так себя настраивать и видеть вокруг только плохое и неудобное для тела, тогда не стоило ехать так далеко…
Первую ночь в монгольской юрте спали неровно, потому что громко, а иногда яростно, лаяли собаки. Вот они то, сторожа нашего «кочевья» не спали и слышали все, что вокруг происходит…
Какое-то время свозь сон слышал надрывное мычание коровы – то ли она рожала, то ли её медведь утаскивал за реку. Собаки злобно лаяли и казалось, что вот-вот они загонят медведя к нам на «базу»!
Забыл сказать, что здесь нет электричества и многие монголы держат рядом с юртами солнечные батареи, хотя бы для того, чтобы слушать радио и заряжать мобильники.
Таким образом, мы живём как на необитаемом острове и связи с внешним миром почти не имеем. Это тоже одна из особенностей поездки по Монголии. Хотя рядом с турбазой идёт линия электропередач от которой вполне можно запитаться. Но ведь это лишние расходы и потом, традиции кочевой жизни не позволяют наслаждаться благами цивилизации.
Ведь так можно избаловаться и потянет в город. А кто будет в степи жить?!
- А как там с туалетами? – может спросить дотошный читатель. Туалеты здесь деревянные, но Берт поставил сливные бачки и рядом несколько тяжелых фляг с речной водой. Избалованные цивилизацией европейцы удовлетворены, а для монголов этот вопрос никогда не был проблемой – степь большая!
…Утром, после завтрака с кашей и кофе, пошли гулять в сторону холмов. Степь расстилалась вокруг и так легко дышалось в этом просторе и так далеко были видны стада лошадей и овец, вольно пасущихся в этой необъятной степи!
Нас охватил невольный восторг, вызванный этим приобщением к дикой и свободной жизни вокруг!
Ещё идя по долине, видели несколько кучек камней и торчащие из земли давние метки, тоже из плоских камней закопанных в землю. Может быть здесь раньше было святое место для шаманистов?
Невольно на ум приходили фантазии о том, что может быть в этих местах побывал и сам великий Чингисхан. А от топота копыт его могучей конницы содрогались окрестные холмы и леса!
…Поднялись на травянистые крутые склоны зигзагами и вид вокруг открылся замечательный – безмерные пространства степи, ограниченные с одной стороны рекой, расстилались перед нами во всем своем величии. Воздух был прозрачен и свеж, захотелось сесть на скакуна и нестись по степи все дальше и дальше!
Возвращаясь к базе, видели несколько объеденных хищными птицами скелетов, и среди короткой, съеденной скотом травы, выбеленные солнцем кости попадались очень часто…
Новыми постояльцами в нашем лагере были молодые испанцы. Они всем восхищались и были очень довольны, что приехали сюда. Один из них говорил по-русски и какое-то время работал в Москве…

Назавтра, после дождливой ночи, когда собак не было слышно, мы уже по хорошей погоде, поехали на телеге, запряжённой быком в языческое святилище, расположенное за рекой. Испанцы вслед за нами ехали на лошадях. Такие поездки входили в программу развлечений у Берта.
Медлительный бык, спокойно, несмотря на высокую воду в реке, перевёз нас на другую сторону, а нам пришлось поджимать ноги, чтобы их не замочить. Вскоре, мы увидели большое дерево, обвешанное лентами материи и окружённое изгородью. Это и было святое место для монголов. Они совмещают шаманизм с буддизмом и потому, бывают счастливы и довольны жизнью, вдвойне!
Испанцы были возбуждены поездкой, но шаманистское святилище их не впечатлило…
В этот день снова был дождь и мы растопили печку в юрте. Стало совсем уже уютно. Лежали на кроватях и слушали стук дождя по покатой крыше…
Разговаривали о том, как голландец Берт попал сюда. Он сам говорил, что живёт здесь уже больше двадцати лет и имеет прибыльный бизнес. А его жена закончила университет, факультет японского языка, но предпочла помогать мужу в его работе. У них трое детей и старший собирается ехать в Голландию, поступать там в университет…
В Голландии Кана – так зовут жену Берта, - была десять лет назад и там ей не понравилось. И потом, здешняя степь – это её дом и уезжать отсюда она никуда не собирается!
Под вечер, когда дождь перестал, мы пошли гулять и поднялись на ближайший склон. В небольшом распадке, среди принесённых ливневой водой гальки, вдруг нашли несколько бронзовых подсвечников, которые обычно стоят на алтаре в буддистских храмах. Как они оказались в этом распадке - остаётся только гадать! Может быть, во времена гонений на буддистские монастыри, их спрятали где-то в этом месте, а вода размыла клад и принесла эти бронзовые подсвечники к подножию холма…
Эти подсвечники, сегодня стоят на моём письменном столе в Лондоне и я, глядя на них, вспоминаю волшебные дни нашего монгольского путешествия…
…На другой день мы пошли вдоль реки вверх по течению. Река от дождей вздулась и затопила все переходы и мостики через протоки, перекрыващающие пути к большому мосту в деревню Терелдж. Видели мальчишек, играющих в футбол просто в степи, неподалеку от домов. В каникулы им здесь просто нечего делать, конечно, если не считать помощи взрослым по хозяйству. А хозяйства тут у многих большие и приходится каждый день доить десятки коров, а иногда и кобылиц, чтобы потом из этого молока делать кумыс.
Я попробовал свежий кумыс и он мне очень понравился, может быть потому, что в душе я тоже кочевник!
В эти дни, в степи время рождения нового потомства: в бесчисленных стадах домашнего скота часто можно видеть телят, жеребят, ягнят которые с блеянием, мычание и тонким ржанием гоняются за матерями, которые как и люди беспокоятся о своих «детках».
Наблюдая за стадами лошадей, можно видеть умильные сцены дружбы – одна лошадка облизывает голову или шею другой и смотрится это совсем как человеческие нежности. Но иногда, полудикие жеребцы возбуждаются, страшно кричат друг на друга и норовят подраться. Особенно когда встречаются вожаки двух независимых табунов. Драки между ними бывают страшные и после укусов за шею, проигравшие в этих боях, часто погибают!

…Последняя ночь была холодной и мы растопили печку. Под утро я встал в туалет и увидел, что над сумеречной ещё степью поднимается весёлая заря, предвещая хороший светлый день. Вставали к завтраку с неохотой, но еда была хороша: творог домашнего изготовления, сыры тоже сделанные здесь и яйца с беконом и свежими помидорами
После завтрака мы уезжали, и у пешеходного моста, с другой стороны реки, нас ждал Берт на своем внедорожнике. До моста нас довезли тоже на машине, а по мосту, под лёгким дождичком, мы перешли реку и попали в Терелдж, где и ждал нас Берт на своей «Тойоте».

…Возвратились в Улан-Батор быстро и, простившись с Бертом, направились в знакомую уже квартиру…
Назавтра решили подняться на Зайсан – холм, стоящий на краю города. На нем установлен памятник советско-монгольской дружбы и стела в честь участия монгольских цириков в войне против милитаристской Японии.
Поднимались туда по лестнице, состоящей из шестисот ступенек и поднявшись, увидели далеко внизу долину реки и город. Улан-Батор выглядит вполне современно, по столичному, хотя раньше был малозаметным центром буддизма и заштатным городком, но со временем превратился в столицу Монголии, в современный город с почти полуторамиллионным населением.
Полюбовавшись на монгольскую столицу и окрестности речной долины, спустились вниз и попали в туристический центр, состоящий из гостиниц, ресторанов и кафе. Зайдя в один из ресторанов, поужинали, сидя на тенистой террасе, откуда открывался вид на многометровую статую Будды, стоящую лицом к центру города и как бы благословляющую столицу Монголии!

…Назавтра мы уезжали в большое семидневное путешествие по пустыне Гоби на машине с водителем!
Утром, когда все уже было готово, созвонились с нашим «гайдом» по имени Гонбатор и он заехал за нами на своей «Делике» - микроавтобусе, почти к самому крыльцу.
Он помог нам погрузить чемоданы в машину и мы тронулись. Гонбатор – весёлый и общительный монгол, говорил по-английски бегло и потому сразу завёл беседу с Су. Но, позже выяснилось, что и русский он знает довольно хорошо…
Ему сорок два года и он занимается турбизнесом уже тринадцать лет. Жена и старший сын ему в этом помогают. Но туристов по Гоби он возит один. Он родился в Каракоруме, закончил школу и поступил в университет на исторический факультет и языки. Поэтому, он говорит и пишет на английском без проблем!
На окраине города, выехав на приличное асфальтированное шоссе, мы помчались вперед, уже представляя себе необъятные просторы Гоби, второй в мире по величине пустыни после Сахары.
В пригородах монгольской столицы, расположены промышленные предприятия и выглядело это как пригород где-нибудь в Европе или в Америке.
По пути заехали в банк и Гонбатор положил на свой счёт деньги, которые мы заплатили ему за поездку - Су заранее их приготовила. Стоила эта поездка довольно дорого, но оплата включала в себя и аренду будущих ночёвок и приготовление Гонбатором еды в путешествии и прочие услуги.
На одной из остановок наш гайд закупил много воды в больших полиэтиленовых флягах и сложил все в салоне, за нашими спинами…
Первая наша остановка была уже в степи, где Гонбатор взялся готовить обед - у него в машине была газовая печка китайского производства, набор посуды и даже бумажные салфетки. Я такую печь видел впервые, хотя в своих палаточных путешествиях мы используем газовую плиту, но с отдельно стоящим баллоном.
Было около трёх часов по полудни, когда Гонбатор закончил делать обед в тени заднего борта «Делики». И обед получился на славу, с горячим блюдом и вкусным чаем… После обеда, сидя на складных стульях в тени машины попивая чаёк и разговаривали.
Гонбатор был хорошим собеседником и мы обсуждали темы истории Монголии, говорили о личности Чингисхана. Потом я стал расспрашивать его о его работе проводником и водителем в таких путешествиях. Горнбатор, берёт в дорогу около сорока литров бутилированной воды и готовит еду и питьё. За год бывает у него около семидесяти путешествующих иностранцев и бизнес приносит вполне приемлемый доход, на который он содержит и свою турбазу в Каракоруме и новый дом для семьи состоящей из жены и четверых детей. С женой, он вовремя нашей поездки, часто связывался по мобильнику и давал ей какие-то указания…

Гуляя по степи, разминая ноги после многочасового сидения в машине, мы обменивались впечатлениями: степь в это время года великолепна - веет лёгкий ветерок и совсем не жарко. Ароматы в степи разные: то это полынные запахи, напоминающие мне о походах в Крыму, а то – это запахи дикого лука, которые невольно пробуждают аппетит и воспоминания о жареной картошечке!
Одним словом, красота да и только. И потом, это же настоящая свобода, хочешь – поезжай направо, хочешь – налево. Это ведь ровная как стол степь, где кустики и, тем более деревья, редко можно встретить и в человеческих поселениях. Тут идеальное место для жизни номадов-воинов и теперь мне стало понятно, как пассионарии в лице монголов-кочевников, поднялись многотысячными армиями и устремились на завоевание всего мира.
Степные просторы и свобода создают предпосылки к разного рода военным экспериментам!
Только нужен был Объединитель, и он не заставил себя ждать!
В таких процессах роль личности трудно переоценить. Если уместно такое сравнение, то Чингисхана можно сравнивать и с Александром Македонским, а в новые времена с лидерами победивших революций: с Наполеоном во Франции, и Сталиным в Советской России. Тема сама по себе интересная, но требует отдельной статьи или даже книги…
Гонбатор, как я уже говорил, давно занимается турбизнесом и, имея турбазу из нескольких юрт, ведёт это семейное дело в Каракоруме. После университета поработал в конторе, но ему это не понравилось и он решил стать свободным и завёл своё дело.
Жена и старший сын управляются на «базе», а он сам, летом возит таких любителей поездок, как мы в Гоби, и на этом уже «собаку съел» - всюду у него друзья, знакомые или родственники. Он человек весёлый и разговорчивый и это помогает в путешествиях.
Развитие такого вида туризма в Монголии – дело перспективное и выгодное. Нечто подобное хотелось бы увидеть и в России, особенно в Сибири, где множество интереснейших «диких» мест, где чудеса природы сочетаются с интересными этнографическими фактами. Например, я объездил всю Сибирь, но однажды, попав в Окинскую долину в Бурятии, был потрясён сочетанием дикой красивейшей горной природы и традиционного бурятского быта.
О Байкале и освоении его туристических богатств и говорить не приходится – это очевидная «жемчужина» туризма, которая ещё ждёт своего открытия и для азиатов, и для европейцев для и путешественников с других континентов…

Чем дальше мы уезжали от Улан-Батора, тем чаще встречались нам юрты, стоящие в степи. После ста километров пути степь выровнялась и предстала плоской равниной, покрытой травами, а холмы отступили к горизонту.
…После обеда, сели в «Делику» – я на переднее сидение, рядом с водителем, а Су на заднее сидение, за водителем и помчались по асфальтированному шоссе со скоростью сто километров в час. Это одно из немногих в Монголии шоссе с асфальтовым покрытием. Машин было немного и мы ехали вполне свободно…
Проехав за день более двухсот километров, заметили, что цвет степи из зелёного постепенно превращался в жёлтый. Иначе говоря – мы въезжали в Гоби!
Пока ехали, я напряженно всматривался в необъятную степь вокруг, лежащую по сторонам дороги и вдруг задумался о русском национальном характере. Наверное, татаро-монгольское иго наложило свой отпечаток на то, что сегодня называют ментальностью…
От кочевников, русским досталась смелость и воля к свободе; от земледельцев, в которых превратились со временем восточные славяне – трудолюбие и терпение. А нежелание загадывать и выстраивать будущее по плану, пришло с тех времён, когда жизни русичей во многом определяли военные победы или поражения!
…Остановились под вечер на заправке в одной из редких деревень. Тут уже настоящая глубинка началась. Мужчины ходят в дели, -длинных одеждах, вроде халата, застегтвающихся слева и ездят по делам на китайских мотоциклах.
Наверное у европейцев невольно возникает вопрос: - Вообще, как они тут живут.? Кругом степь, солнце, жара и ни одного деревца…
Спросил Гонбатора, как монголы выбирают место для стоянки. Ведь у каждой семьи есть домашний скот, а ему надо кормиться.
Оказывается, земли под стоянку распределяют местные власти. Одно место выделяют семейству бесплатно, а второе или третье, собственники платят проценты от стоимости земли в данном районе.
Интересно, что много молодых монголов, в отличии от российской глубинки, едут из города в степи и заводят скот. Оказывается это не только выгодно, но и позволяет зарабатывать приличные деньги. А юрта, это не дом, тем более каменный - собрать и перевезти её с места на место не составляет труда.
Постановка такого «дома» на новом месте занимает несколько часов.
Интересное наблюдение: здесь земля занимает половину пространства – вторая половина – это небо: Бог поделил пространство пополам. Верхнюю часть отдал звёздам и солнцу с луной, а нижнюю часть – землю, отдал людям!
Этот белый стих появился у меня в голове невольно и наверное был реакцией на увиденное вокруг…

(Продолжение следует)


Лето 2016 года. Лондон. Владимир Кабаков



Остальные произведения автора можно посмотреть на сайте: www.russian-albion.com
или на страницах журнала “Что есть Истина?»: http://istina.russian-albion.com/ru/jurnal/ Писать на почту: russianalbion@narod.ru или info@russian-albion





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 07.11.2018 Владимир Кабаков
Свидетельство о публикации: izba-2018-2407330

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика











1